Глав: 72 | Статей: 91
Оглавление
Книга состоит их четырех разделов. В первом раскрываются основные принципы построения и работы зенитных ракетных комплексов, что позволяет лучше понять материал последующих разделов, которые посвящены переносным, подвижным, буксируемым и стационарным комплексам. В книге описываются наиболее распространенные образцы зенитного ракетного оружия, их модификации и развитие. Особое внимание уделяется опыту боевого применения в войнах и военных конфликтах последнего времени.

Прим. OCR: К сожалению это лучший найденный вариант скана.

С-25 (Беркут»

С-25 (Беркут»

(РОССИЯ)


В конце 40-х и начале 50-х годов Советский Союз начал осуществлять одну из наиболее сложных и дорогостоящих программ на начальном этапе «холодной» войны, которая уступала только программе разработки ядерного оружия. В условиях угрозы со стороны стратегических бомбардировочных сил США и Великобритании И. В. Сталин распорядился о создании ракетной системы ПВО, управляемой с помощью радиолокационной сети, для отражения возможных массированных воздушных атак на Москву. За московской системой в 1955 г. последовала вторая программа, имевшая целью защиту Ленинграда.

После окончания второй мировой войны Советский Союз приступил к программе использования захваченных военных немецких технологий. Особый интерес был проявлен к радиолокационной технологии и противосамолетным ракетам.

После предварительного изучения многих типов германских ракет было решено остановиться на ракетах типа «Schmetterling» и «Wasserfall». На их базе специалистами НИИ-88 были разработаны ракеты Р-101 и Р-105, испытания которых начались в 1948 г. Однако оба типа ракет проявили недостаточную боевую эффективность, а советской программе были свойственны те же проблемы, что и Германии: чрезмерная концентрация внимания на конструкции ракеты и недостаточное, внимание более критическим технологическим проблемам, связанным с радиолокационной системой и системой управления (наведения). Одновременно другие советские КБ, усиленные немецкими инженерами, исследовали ключевые технологии. В частности, в НИИ-885 (г. Монино Московской области) была разработана полуактивная радиолокационная ГСН для зенитных ракет, в которой использовался для подсветки цели радар SCR-584, полученный по «лендлизу».

В августе 1950 г. задача разработки московской системы ПВО, базирующейся на зенитных ракетах, была возложена на московское СБ-1. Главными конструкторами системы были назначены С. Берия (сын Л. Берия) - известный в стране радиоспециалист и П. Куксенко, ранее репрессированный. Система получила наименование «Беркут» (по начальным буквам фамилий разработчиков).

Стратегическая система ПВО «Беркут» (SA-1 «Guild» по классификации США/НАТО) предназначалась для обороны Москвы от воздушных налетов, в которых могло участвовать до 1000 бомбардировщиков. В соответствии с тактико-техническими требованиями необходимо было разработать Центр управления, который обеспечивал бы нацеливание ракет на 20 бомбардировщиков, совершающих полет на скорости до 1200 км/ч на дальностях до 35 км и на высотах от 3 до 25 км. Работы по системе «Беркут» были распределены между несколькими специальными КБ.

ОКБ-301, возглавляемое С. Лавочкиным, была поручена разработка ассоциированной ракеты В-300 (заводской индекс «205»). В ней широко использовались германские технологии, но она отличалась от предыдущей системы Р-101.

Ракета В-300 была одноступенчатой, выполненной по аэродинамической схеме «утка»: воздушные рули размещались в носовой части корпуса в двух взаимно перпендикулярных плоскостях впереди двух крыльев, установленных в тех же плоскостях на средней части корпуса. Цилиндрический корпус диаметром 650 мм расчленялся на 7 отсеков. В хвостовом устанавливался четырехкамерный ЖРД Ш9-29 с вытесни- тельной системой подачи, развивавший тягу 9000 кг. На специальной ферме в хвостовой части корпуса крепились газовые рули. Стартовая масса ракеты - 3500 кг. Старт ЗУР производился вертикально со специального пускового стола.

РЛС Б-200 обеспечивала сопровождение как цели, так и ракеты, и выдавала на ракету команды управления. Антенные системы РЛС Б-200 осуществляли сканирование пространства в азимутальной и угломестной плоскостях. РЛС измеряла три координаты, необходимые для формирования команд управления ракетой. Ракета была оснащена неконтактным взрывателем, который срабатывал на конечной фазе перехвата, система не имела возможности подрыва по команде. Осколочно-фугасная боевая часть Е-600 должна была поражать самолет противника с расстояния до 75 м.


Испытательные пуски ракет В-300 начались в июне 1951 г., т. е. менее чем через год после начала программы. В течение года на ракетном полигоне Капустин Яр было запущено около 50 указанных ракет. Начальные пуски были связаны главным образом с аэродинамическими и компонентными испытаниями, поскольку РЛС Б-200 не была доставлена на полигон Капустин Яр до конца 1952 г. Испытания системы в полном составе начались в мае 1953 г., когда бомбардировщик Ту-4 был сбит ракетой В-300 на высоте 7 км. Выбор типа цели был не случаен, самолет Ту-4 был копией американского Б-29, сбросившего атомные "бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Уточняющие серийные образцы ракет были испытаны в 1954 г., включая одновременный перехват 20 целей.

После смерти И. В. Сталина в руководстве программы «Беркут» произошли значительные изменения. СБ-1 было выведено из подчинения КГБ, Л. Берия был арестован, С. Берия снят с работы, а СБ-1 переименовано в КБ-1 Министерства сельскохозяйственного машиностроения. Главный конструктор НИИ-108 А. Расплетин был переведен в КБ-1 и возглавил программу «Беркут», которая была переименована в программу С-25.


Под названием С-25 «Беркут» система была принята на вооружение и начато ее серийное производство и развертывание. Наиболее дорогостоящим элементом системы были пусковые позиции и необходимая дорожная сеть. Было решено создать вокруг Москвы два кольца ракетных полков: одно кольцо на расстоянии 85-90 км от центра города для нанесения решающего удара против бомбардировщиков, а другое - на расстоянии 45-50 км для уничтожения бомбардировщиков, прорвавшихся через первое кольцо. С целью обеспечения доступа к пусковым позициям были построены две кольцевые дороги. По оценкам американской разведки, на строительство этих дорог и пусковых позиций в 1953-1955 гг. было израсходовано годовое производство бетона.

Строительство началось летом 1953 г. и закончилось в 1958 г. На внутреннем кольце были развернуты 22 зенитных полка, а на внешнем - 34, т. е. всего 56 полков. Каждая пусковая позиция состояла из четырех функциональных секций-зон: пусковой, радиолокационной, административно-жилищно-технической и энергетической трансформаторной подстанции. На территории пусковой зоны площадью более 140 га имелась развитая сеть подъездных путей и 60 пусковых установок. На расстоянии примерно 1,5 км в бункере размещался командный пункт, занимающий территорию примерно 20 га. На территории пункта находилась РЛС В-200, включающая азимутальную РЛС и высотомер. В бункере была развернута основная БЭСМ и 20 постов управления. Каждый полк имел в своем составе около 30 офицеров и 450 рядовых. На каждом объекте находилось по три ракеты с- ядерной боевой частью, имеющей тротиловый эквивалент около 20 кт. Такая ракета могла уничтожать все цели, находящиеся в радиусе 1 км от точки подрыва и должна была применяться в случае массированных налетов с применением носителей ядерного оружия.

Конфигурация позиции позволяла полку поражать 20 целей одновременно. По-видимому, на первом этапе каждый полк мог обстреливать 20 целей 20 ракетами В-300. После усовершенствования системы обстрел мог вестись тремя ракетами по одной цели, что значительно увеличило вероятность поражения.

В дополнение к пусковым позициям 56 полков были построены шесть оборонных зон вдоль внутренней кольцевой дороги. Позиции системы С-25 поддерживались большим количеством РЛС системы ПВО страны, которые обеспечивали раннее предупреждение и первоначальную информацию по целям. Специально для этих целей НИИ-224 была разработана обзорная РЛС А-100, но могли использоваться и другие РЛС дальнего обнаружения. Развертывание системы С-25 совпало с существенным ростом радиолокационной сети ПВО, в частности, в период 1950-1955 гг. производство радиолокационных средств увеличилось в четыре раза.

Серийное производство системы С-25 началось в 1954 г. К 1959 г. было произведено всего примерно 32 тысячи ракет В-300. Это в 20 раз превышало масштабы строительства баллистических ракет за тот же период.

Впервые ЗУР В-300 открыто показали на параде 7 ноября 1960 г.

Система С-25 по масштабам и времени строительства была примерно сравнима с американской системой Nike-Ajax. В США было произведено 16 тысяч ракет и развернуто 40 дивизионов, в СССР - 32 тысячи и развернуто 56 полков. Первый дивизион системы Nike-Ajax был развернут недалеко от Вашингтона в декабре 1953 г., несколько раньше, чем в Московском округе ПВО. Большие масштабы производства и развертывания системы С-25 в СССР частично объясняются более простой системой наведения, обеспечивающей перехват одной цели тремя ракетами для достижения приемлемого уровня поражения. Технические параметры обеих систем были примерно одинаковыми, дальность действительного поражения составляла 40-45 км. Однако ракета В-300 была в три раза тяжелее американской, частично из-за большей массы боеголовки, но главным образом - из-за использования менее эффективной одноступенчатой конструкции в отличие от двухступенчатой ракеты системы Nike-Ajax. В обоих случаях эти системы были быстро заменены более сложными: Nike-Hercules в США и С-75 «Двина» в СССР.

Как и многие первые ракетные системы оружия, система С-25, которую Н. С. Хрущев называл «московский частокол», имела очевидные недостатки еще на стадии развертывания. Средства системы были равномерно распределены по периферии Москвы без усиления наиболее вероятных направлений нападения (Северного и Западного). Недостаточная плотность огня могла не предотвратить прорыва превосходящих сил или оборона могла быть прорвана еще до подхода основных сил бомбардировочной авиации. Хотя система никогда не использовалась в боевом режиме, нет оснований считать, что С-25 была хорошо защищена от средств РЭБ. В то время как авиация США и Великобритании получила значительный боевой опыт использования средств РЭБ во время второй мировой войны и в Корее, в СССР они были в зачаточном состоянии.



ЗУР В-300 на параде 7 ноября 1960г.

Это обусловливало слабую защиту системы С-25 от электронного подавления и других методов РЭБ. Выбор фиксированной конфигурации боевых позиций ограничивал развитие системы и ее усовершенствование. Огромные командные бункеры, приспособленные для размещения на них антенной системы РАС Б-200, ограничивали азимутальные возможности станции. Система С-25 могла поражать дозвуковые цели, летящие со скоростью до 1000 км/ч, хотя на. вооружении появились бомбардировщики со сверхзвуковой скоростью. И наконец, в середине 50-х годов в США и СССР были разработаны ракеты, запускаемые вне зоны поражения ПВО: американская AGM-28F «Hound Dog» и советская Х-20 (AS-3 «Kangaroo»). Они представляли угрозу, поскольку имели значительно меньшую отражающую РЛ-поверхность и могли запускаться за пределами зоны поражения системы С-25. Недостатки и большая стоимость системы С-25 стали причиной отказа от развертывания ее вокруг Ленинграда.

Система С-25 состояла на вооружении почти 30 лет, хотя ее эффективность продолжала падать. В 80-х годах на смену ей пришла система С-300П (SA-10 «Grumble»).

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.182. Запросов К БД/Cache: 0 / 0