Глав: 5 | Статей: 55
Оглавление
Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Франция

Появление «штурмовой артиллерии»

Приписывать «отцовство» танка и тем более создание танковых сил какому-либо одному лицу было бы, мягко говоря, некорректно. Но первые французские танки и танковые силы действительно появились на свет благодаря энергии и упорству одного человека — полковника, впоследствии генерала Жана-Батиста Этьена (Jean-Baptiste Estienne, 1860–1936). Осенью 1914 г. Этьен, служивший начальником штаба 22-го артиллерийского полка, начал прорабатывать мысль о боевой машине, способной продвигаться вместе с пехотой по полю боя. К тому времени, надо отметить, Этьен, отличный математик, был известен как один из инициаторов применения во французской армии стрельбы с закрытых позиций, в связи с чем им был разработан ряд артиллерийских приборов, проведены работы по внедрению телефона для управления огнем батарей, как артиллерист, он стал одним из организаторов французской авиации (использовавшейся для корректировки артиллерийского огня). Также он слыл большим энтузиастом внедрения мотора в армию.



Среди изобретений Ж.-Б. Этьена было и приспособление для прицельной стрельбы из ружья или винтовки без упора приклада в плечо (патент Этьена от 1903 г.).


Испытания во французской армии трактора «Холт» с двигателем в 45 л. с. на способность преодолевать рвы 21 февраля 1916 г. (трактор дополнительно нагружен).

Мощь огня германской артиллерии и пулеметов, о которые разбился «наступательный дух» французской пехоты в первые же месяцы войны, установившийся вскоре позиционный фронт заставили Этьена задуматься о способе продвигать 75-мм полевые пушки вместе с пехотой по полю боя и через траншеи для прорыва обороны противника на всю глубину. В августе 1915 г. он присутствовал на испытаниях американского гусеничного трактора «Холт» в заболоченных районах Соммы. Высокая проходимость и сила тяги трактора натолкнули его на мысль создать боевую машину на его шасси. 23 августа он написал: «Господа! Победа в этой войне достанется тому из двух противников, кто первым сможет поставить 75-мм пушку на машину, способную пройти по любой местности» (позже он решил, что достаточны будут и малокалиберные пушки). Конечно, во французской армии Этьен не был ни единственным, ни первым. Поиск способов «безопасно» довести пехоту с легкими средствами поддержки до первых линий вражеских окопов, приводя к молчанию оживающие пулеметы противника, велся многими и не только во Франции. Достаточно вспомнить бесчисленные проекты колесных щитов на целые подразделения с пулеметами, минометами и саперами с ножницами для резки проволоки, известные французские пехотные щиты в виде коробчатого сооружения на двух колесах, внутри которого солдат мог передвигаться по полю, отталкиваясь коленями от земли, и вести огонь через две имеющиеся бойницы. Пытались создать и бронированные машины для прорыва заграждений — пример тому испытывавшийся в 1915 г. бронированный трактор «Бретон-Прето» (Ю.Л. Бретон и Ю. Прето) на колесах с широким ободом, оснащенный большой пилой для разрезания проволочных заграждений. Вообще в 1915 г. испытали несколько моделей бронированных тракторов и автомобилей с ведущими колесами большого диаметра на широких стальных ободьях (Турмэ-Лаффли, Фитц, Арчер). В январе 1916 г. испытывался «самоходный мост для перехода через траншеи» на специально построенном колесном шасси «Делано-Бельвиль». Занятно выглядела предложенная уже в 1914 г. «машина, переступающая окопы, инженера Буаро» (Луи Буаро был специалистом в области рельсового транспорта), в которой единственная «гусеница» шириной около 2 м состояла из шести больших жестких рам с широкими «шпалами» на внешней стороне и «рельсами» — на внутренней. По такому пути должна была катиться кабина машины, выстилая его перед собой (все та же старая идея «возимой с собой» железной дороги). В ноябре 1915 г. и августе 1916 г. испытывали второй вариант машины Буаро уже с закрытым корпусом. В том же ноябре 1915 г. испытывалось управляемое по проводам гусеничное шасси Поля Обрио и Густава Габе по типу «Холта», но с электроприводом и вспомогательной качающейся гусеницей для преодоления вертикальных препятствий (почти в то же время Обрио и Габе предложили два варианта боевых бронированных машин на шасси такой схемы, но эти проекты остались на бумаге). Как видим, шли активные поиски хоть какого-либо средства продвинуть по полю боя вооружение или средства преодоления заграждений.

Но именно Этьен не только вовремя и правильно понял назначение будущей боевой машины, но и детально обосновал принципы ее боевого применения, к тому же проявил незаурядную настойчивость в «пробивании» нового оружия среди высшего командования. Прежняя служба, исследовательские и практические работы обеспечивали Этьену, как и Суинтону в Великобритании, определенный авторитет и связи в среде французского военного руководства.

В подробной докладной записке от 1 декабря Этьен излагает основные характеристики «сухопутного броненосца» (a cuirasse terrestre): масса 12 т, длина 4, высота 1,6 м и ширина 2,6 м, экипаж 4 человека, толщина брони 15–20 мм, вооружение —37-мм пушка для борьбы с защищенными пулеметными точками и два пулемета для самообороны, двигатель в 80 л.с. должен сообщать «броненосцу» скорость хода 3–9 км/ч. «Броненосец» должен был преодолевать рвы шириной до 2 м, тянуть за собой (при угле подъема до 20°) бронеприцеп массой 7 т с 20 пехотинцами — так, пока еще чисто теоретически, зарождалась пара «танк — бронетранспортер». Применение «броненосца» основывалось на внезапности и массировании с плотностью одна машина на 100 м фронта атаки, атаку предполагалось начинать на рассвете без артиллерийской подготовки с задачей захватить две первые линии окопов и обеспечить продвижение пехоты. При этом Этьен предлагал сразу пустить в дело такое количество «броненосцев», которое было бы достаточно для поддержки 20 000 пехотинцев, чтобы в ходе первой же операции прорвать германскую оборону на широком фронте и на большую глубину. По той же причине он считал необходимым для «броненосца» запас хода не менее 40 км.



Испытание пилы Бретона на тракторе «Прето-Байак», 1915 г.

Тут подоспели другие эксперименты. 9 декабря в Суане на изрытых окопами местах недавних боев испытали трактор модели «Бэби» фирмы «Холт» с 45-сильным двигателем, оснащенный макетом бронекорпуса из обычного котельного железа. Трактор показал хорошую проходимость по слабому грунту, но не смог преодолеть стандартный германский окоп из-за малой длины гусеничного хода. Этьен, присутствовавший при испытаниях вместе с генералом Ф. Петэном, пришел к выводу о необходимости удлинения шасси.

12 декабря в Шантильи Этьен лично доложил свои предложения генералу для поручений Ж. Жанен, а 24 января 1916 г. в письме главнокомандующему генералу Ж. Жоффру уточнил предполагаемые требования к будущей машине и принципы ее применения — по две машины на пехотную роту, движение впереди пехоты под прикрытием темноты или тумана. Авторитет и энтузиазм полковника помогли преодолеть сомнения и недоверие генералитета, заручиться поддержкой Жоффра.

За технической помощью Этьен обратился от имени Жоффра к известному конструктору и владельцу автомобилестроительной фирмы Л. Рено, уже активно сотрудничавшему с военным министерством. Однако тот, загруженный текущими заказами и, видимо, не желая рисковать в новом и неясном деле, отказался, сославшись на отсутствие опыта в разработке гусеничных машин. Этьен вспомнил, что подобным опытом располагает один из крупнейших производителей вооружения концерн «Шнейдер-Лe Крезо». Компания «Шнейдер» была старейшим и едва ли не крупнейшим поставщиком военного ведомства Франции, ее заводы в Крезо, Гавре, Шалоне выпускали различные артиллерийские системы (французская полевая артиллерия была вооружена в основном орудиями «Шнейдер»), снаряды, стрелковое оружие, двигатели, локомотивы, подъемные краны, железный и стальной прокат, включая катаную броню — цементированную, специальную. Еще в январе 1915 г. там под руководством главного конструктора Эжена Брийе (Brillie) гусеничный «Бэби Холт» переделали в артиллерийский тягач, и эта работа весьма заинтересовала военное министерство. С мая 1915 г. Брийе вместе с Ж.-Л. Бретоном пытался приспособить «Бэби Холт» под носитель той же пилы для разрезания проволочных заграждений, что и в колесном «Бретон-Прето». Опираясь на указания Генерального штаба от 20 декабря 1915 г., Этьен встретился с Брийе и ознакомил его с тактико-техническими требованиями к будущей боевой машине (носившими, понятно, пока самый общий характер).



Еще один вариант трактора «Бретон-Прето» с механической пилой, 1915 г. Обратим внимание на широкие обода колес трактора и щиты перед ними.


Британский патент Ю. Бретона 1915 г. на механическую пилу для проделывания проходов в проволочных заграждениях.


Проект гусеничной бронированной боевой машины с использованием ходовой части типа «Холт», предложенный в октябре 1916 г. П. Обрио и Г. Габе (французский патент выдан в 1921 г.).

К 22 декабря проект был готов в общих чертах, а уже 31 января 1916 г. Жоффр, пересылая предложения Этьена статс-секретарю военного министерства, потребовал заказа на 400 подобных машин. Третье бюро штаба главнокомандующего разработало собственный проект их боевого применения. Стоит отметить, что французы подошли к заказу новых и еще не проверенных машин решительнее британцев и сразу подключили к делу крупнейшую металлургическую и машиностроительную компанию. Очевидно, сказался тот факт, что боевые действия шли непосредственно на территории Франции, часть страны была занята германской армией, а тупик позиционной войны был виден непосредственно, и в этих условиях новое средство борьбы вызывало более живой интерес не только боевых командиров, но и руководства.

В феврале 1916 г. в Венсене успешно испытали опытные экземпляры будущего танка. 25 февраля «Шнейдер» получила заказ на 400 машин с поставкой первых 100 к 25 августа и окончанием поставок до 25 ноября 1916 г. Стоимость одной машины оценивалась в 56 000 франков. Сразу же вступили в действие законы государственной бюрократической машины.



Другой проект боевой машины, предложенный П. Обрио и Г. Габе в том же октябре 1916 г., выглядел более причудливо. Хотя можно заметить желание совместить более сильное вооружение (2 орудия в башнях и 4 пулемета в корпусе) с проходимостью и маневренностью (поворотные гусеничные тележки, вспомогательные гусеницы для преодоления препятствий).


Испытания шасси «бронированного трактора» фирмы «Шнейдер».

Государственный секретариат артиллерии и начальник армейского управления моторизации сочли себя обойденными в важном вопросе заказа нового оружия, непосредственно их касающегося. Они обратились к другой крупной фирме — обществу «Форж э Асиери де ля Марин» в г. Сен-Шамон («Compagnie des Forges et Acieries de la Marine et Homecourt a Saint Chamond», FAMH), бывшую, кстати, вторым после «Шнейдер» поставщиком различных сортов брони. Здесь разработкой боевой машины занялся известный артиллерийский конструктор полковник Эмиль Римайо (Rimailho). Этьена, отбывшего в это время в III корпус под Верден, просто проигнорировали. Через два месяца проект был готов, и 27 апреля 1916 г. вице-секретарь артиллерии (эту должность исполнял честолюбивый депутат парламента Альбер Тома) сообщил главнокомандующему о проекте «бронетрактора», имеющего якобы серьезные преимущества перед «Шнейдером» благодаря установке длинноствольной пушки и четырех пулеметов вместо двух. В результате FAMH тоже получил заказ на 400 машин.

Первое официальное название французские танки получили опять же из соображений секретности — «артиллерийские трактора». Для новых частей приняли название «l’artillerie d’assaut» — «штурмовая артиллерия» — или «l’artillerie speciale», «артиллерия специального назначения», что в принципе соответствовало отводимой им изначально роли. Французы разворачивали работу над танками несколько позже британцев и ставили перед машинами несколько иные задачи. Британские тяжелые танки рассчитывались прежде всего на содействие пехотной атаке первых линий неприятельских окопов, прикрытых проволочными заграждениями. Но к 1916 г. на Западном фронте не только усилились средства позиционной обороны (траншейная артиллерия, бетонированные убежища, более густая сеть заграждений), но и определились новые черты в тактике оборонительного боя. Основные усилия обороны переносились на вторую позицию, в результате пехота, даже прорвавшая при мощной поддержке артиллерии первую позицию противника, оказывалась перед более сильной второй позицией, где было значительно больше не пораженных и не подавленных огневых средств и где своя артиллерия уже не могла оказать эффективной поддержки. Пехоте требовалась артиллерия сопровождения, и новые боевые машины, «перемещающие» по полю боя вслед за пехотой защищенное броней орудие, могли брать на себя эту задачу. То есть французские средние танки рождались, по сути, как самоходные артиллерийские установки сопровождения пехоты, и название «штурмовая артиллерия» было для них вполне уместно.

Командующим «штурмовой артиллерией» 30 сентября 1916 г. назначили Этьена, официально прикомандировав его к главнокомандующему. 17 октября Этьен получил звание бригадного генерала. Развивая первоначальную идею, Этьен со своими новыми сотрудниками разработал тактику действий, основанную на разделении задач между эшелонами танков. Первый эшелон прорывает оборону противника и действует вне непосредственной связи с пехотой, подавляя огневые точки в глубине пехотной полосы обороны второй эшелон непосредственно поддерживает пехоту, действуя в ее боевом порядке. После прорыва первой полосы обороны, танки вместе с пехотным десантом на специальных транспортерах продвигаются до артиллерийских позиций противника. Но реализовать эти планы французам не довелось — только в августе 1918 г. нечто подобное попробовал осуществить… британский Танковый корпус. Французские танки практически повсеместно действовали только как средство сопровождения пехоты.



Э. Брийе был известен рядом своих работ по автомобильной технике. Здесь показана запатентованная им в 1909 г. схема трехосного автомобиля с одной ведущей и двумя поворотными парами колес.

Летом 1916 г. Этьен и Бретон направляются в Великобританию, надеясь убедить союзников не использовать готовые танки на фронте, пока французы не подготовят свои, чтобы нанести согласованные удары, — эту просьбу британское командование проигнорировало так же, как требования собственных «танкистов» не пускать танки в дело, пока их не удастся накопить в достаточном количестве.

В ноябре 1916 г. оснащение танковых сил техникой перешло в ведение Министерства вооружения («военного снабжения», здесь действовал тот же А. Тома). Руководитель вице-секретариата изобретений депутат парламента Ж. Бретон поспешил организовать Консультативный комитет по специальной артиллерии под своим председательством и с участием как специалистов, так и депутатов — почуяв успешное начинание, на нем пытались нажить не только финансовый, но и политический капитал. Куда полезнее оказалась впоследствии практическая работа дефектной комиссии, подававшей свои заключения в комитет.

Стоит отметить, что французская военная промышленность и без того работала с большим напряжением. 1915 год стал годом спешной мобилизации промышленности (чего накануне войны государственное и военное руководство не ожидало ни в одной стране) и столь же спешного строительства новых заводов и производств, возвращения с фронта в цеха мобилизованных в начале войны квалифицированных рабочих. В начале войны был потерян северо-восточный район железорудной и металлургической промышленности, на долю которого приходилось 64 % производства чугуна, 58 % сырой стали и 54 % готовых стальных изделий. Для восполнения этих потерь уже в июле 1915 г. во внутренних районах Франции пущено 20 новых доменных печей, вскоре вступило в строй еще 20 печей. Но даже в 1918 г. выплавка чугуна составила во Франции лишь четверть, а производство стали — треть от довоенного уровня. Ввиду недостаточности собственного производства Франция была вынуждена ввозить значительное количество железных изделий. Так что нормирование металлов — тем более броневых и специальных сталей — было весьма жестким. Велика была загрузка металлообрабатывающего оборудования на действующих заводах.

За 1916 г. успели собрать только по 50 танков «Шнейдер» и «Сен-Шамон». На 31 марта 1917 г. французы располагали уже 208 танками «Шнейдер» и 48 «Сен-Шамон», хотя боеготовыми были всего 160 из них.



Танк «Сен-Шамон» с первым опытным вариантом бронекорпуса с защитой ходовой части, цилиндрическими смотровыми куполами в передней и задней частях и с 75-мм пушкой L12T.R. на испытаниях.

Оглавление книги


Генерация: 0.124. Запросов К БД/Cache: 2 / 0