Глав: 5 | Статей: 55
Оглавление
Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

От древних веков до Нового времени

От древних веков до Нового времени

История военной техники древности и Средних веков достаточно сложна и многообразна, поэтому ограничимся отдельными примерами.

Танки создавались для штурма и «взлома» сильно развившихся оборонительных линий. Так что поиски прототипов вполне обоснованно начинают со штурмовых машин, применявшихся в крепостной войне, — осадных башен, таранов и т. п.

Осадные башни, подводимые к стенам города на катках (колесах), использовали разные народы в разные периоды времени — для обстрела обороняющихся с высоты, перехода на стены по перекидным мосткам, подвода к стене тарана, прикрытия солдат, идущих на штурм. Карфагеняне, например, применили шесть больших осадных башен при осаде греческого города Селинунта на Сицилии в 409 г. до н. э.

Пожалуй, самая знаменитая осадная башня (гелеопола) была выстроена по приказу македонского полководца Деметрия I Полиоркета («осаждающего города») при осаде Родоса в 305–304 гг. до н. э. Это было, по свидетельству Диодора, девятиэтажное сооружение высотой 44,5 м и шириной в основании 22 м. Передняя и боковые стенки башни для защиты от зажигательных стрел были обшиты железными листами. На каждом этаже находились метательные машины, внизу — тяжелые камнеметы, вверху — легкие стрелометы, причем амбразуры снабжались механически открываемыми ставнями из шкур с шерстяной прослойкой, пять верхних этажей имели галереи для улучшения защиты. Башня передвигалась на восьми колесах, окованных железом. Для ее передвижения требовалось более 1000 человек. После неудачи осады и ухода осаждавших башня осталась на Родосе, и средства от продажи ее и других осадных машин родосцы пустили на строительство одного из семи чудес света — 30-метровой бронзовой статуи Гелиоса («Колосса Родосского»).

Осадные башни обычно просто толкались людьми, находившимися в ее нижней части внутри и снаружи. Но сохранились изображения башен, приводившихся в движение с помощью установленного на нижней площадке большого ворота, от которого вращение передавалось колесам передней и задней осей механической передачей — тросами. Башни обычно обшивали досками; для защиты от зажигательных снарядов — самой большой опасности для них — использовали невыделанные шкуры, обмазку глиной, для защиты от снарядов ударного действия, кроме шкур, могли служить циновки, мешки со смоченной уксусом мякиной, сети из сырого мха или водорослей. Защита из железных листов была редкой — железо в древние времена стоило дорого.

Осадные (штурмовые) башни, тараны и другие осадные машины были достаточно громоздкими сооружениями и, конечно, не отличались «проходимостью», поэтому для их продвижения сооружались гати, настилы. Армия Александра Македонского при осаде в 332 г. до н. э. крепости Тир, расположенной на острове, смогла даже провести башни и тараны по специально сооруженной дамбе.

На ассирийских барельефах Ашшурнасирпала II (IX в. до н. э.) можно увидеть таран, установленный в защищенной повозке на шести колесах, причем в передней части повозки имеется высокая башенка с бойницами для лучников.



Изображение ассирийского тарана времен Ашшурнасирпала II (IX в. до н. э.). Таран установлен в штурмовой башне со стрелковой площадкой.

Греки и римляне для подвода таранов и других приспособлений к стенам крепости, подхода штурмующих, засыпания рвов под обстрелом со стен крепости сооружали защищенные повозки на колесах — «черепахи» (не путать с построением «черепаха», использовавшимся римской пехотой), «винеи». В ходе Пелопоннесской войны (431–404 гг. до н. э.) при осаде Самоса афиняне пользовались передвижными защитными крышами. «Черепахи» были сложнее — их крыши, боковые и передние стены покрывали досками, циновками, кожами, сшитыми вдвое, между которыми прокладывали морские водоросли или мякину, — такая «броня» защищала от стрел, камней, отчасти — от зажигательных снарядов. Интересные конструкции таранных «черепах» строили инженеры Диад и Харий, служившие при войске Александра Македонского. Одна из таких «черепах» длиной около 17,7, шириной 13,3 и высотой 7,1 м передвигалась на шести деревянных колесах с железными шинами, имела двускатную крышу, посередине которой возвышалась четырехъярусная башня, на верхнем этаже которой помещались небольшие стрелометные метательные машины, в нижних запасены баки с водой на случай пожара. Таран подвешивался внутри сооружения, а все сооружение покрывалось «броней» из сырых невыделанных кож. Таким образом, кроме «ударного действия» сооружение обладало еще и защищенностью и метательным вооружением. Еще один прототип «танков».

Витрувий описывает весьма грозную таранную «черепаху», построенную Гегетором Византийским опять же при осаде Родоса — сооружение длиной 18,6, шириной 12,4 и высотой 10,6 м передвигалось на восьми деревянных колесах диаметром 2 м с железными шинами и состояло из нижней части и возвышавшейся в середине башни. В нижней части, защищенной спереди и сзади стенками из досок и сырых кож, а сверху — двускатной крышей из досок, располагались люди, двигавшие черепаху и действовавшие с помощью тросов длинным тяжелым тараном. Сам таран на тросах был подвешен на блоках на башне выше нижнего отделения. Наверху же башни имелось две площадки — на нижней размещались метательные орудия, на верхней — воины-дозорные.

Осадные машины применялись обычно в комплексе с другими средствами. Так, при осаде Юлием Цезарем в 52 г. до н. э. галльского города Авакира по наклонной насыпи к стенам города под прикрытием огня метательных машин были подведены осадные башни, которые, в свою очередь, прикрыли возведение крытых галерей из переносных щитов и продвижение по галерее к стенам крепости пехоты. Отдаленный прототип тактики штурма позиций танками и пехотой в Первой мировой войне под прикрытием огня артиллерии — да простит читатель столь смелые аналогии.

Среди более «подвижных» прототипов танков можно найти близкий аналог в древних колесницах и еще более близкий — в боевых слонах.

В самом деле, боевые слоны сочетают «самоходность», «вездеходность» (природа позволяет этому гиганту ходить даже по болоту), защищенность (толстая кожа плюс частичный «доспех»), вооружение (стрелки и копейщики в «башне»), ударную силу. Кстати, именно на боевых слонов прошлого ссылались многие изобретатели первых вездеходных боевых машин, а первые танки даже именовали «механическим боевым слоном». Правда, в основном упоминали боевых слонов эпирского царя Пирра или карфагенского полководца Ганнибала — видимо, потому, что древние авторы оставили описания того потрясающего впечатления, которое они произвели на римлян в ходе соответственно Пирровой (280–275 гг. до н. э.) и Второй Пунической (218–202 гг. до н. э.) войн. Однако боевые слоны упоминаются еще в документах древних государств Индии, позже — Ассирии. Если поначалу использовали только устрашающее действие и ударную силу бегущих и ревущих слонов, то со временем их превратили в действительно «боевые машины» — на спине слона крепилась башенка на трех-четырех бойцов (лучники и метатели дротиков), перед которой на шее слона сидел вожатый, тело слона закрывали панцирем. Кроме «постоянных экипажей», слоны получили и свою организацию — в подразделениях боевых слонов даже были свои вожаки.



Карфагеняне атакуют римлян в битве при Замме (202 г. до н. э.). В этой битве римлянам удалось обратить боевых слонов карфагенян в бегство.

Известно, что боевые слоны весьма ценились правителями и полководцами — бывший сподвижник Александра Македонского царь Сирии Селевк Никатор по мирному договору с правителем Индии Чандрагуптой Маурья получил 500 боевых слонов в обмен на три провинции (это, конечно, не «Престол мой за коня!», но тоже немало). Воздействие боевых слонов на противника было столь велико, что царь Македонии Персей в ходе Третьей Македонской войны с Римом (171–168 гг. до н. э.), не имея боевых слонов, не только сформировал специальное подразделение для борьбы со слонами, имевшимися у римлян, но и приказал соорудить деревянные макеты слонов, толкаемые изнутри людьми.

Случались и сражения с массовым столкновением боевых слонов — так, в 217 г. до н. э. в сражении у г. Газа индийские слоны армии сирийцев столкнулись в ожесточенной схватке с африканскими слонами египетского войска. С начала нашей эры боевые слоны уходят с полей сражений. Персы, правда, пытались применить слонов в 359 г. н. э. наравне со штурмовыми машинами при осаде крепости Амиды, оборонявшейся римлянами. Впрочем, в целом на военной службе слоны остаются еще долго — на рубеже XIX и XX веков они еще таскали тяжелые пушки в британских войсках в Индии (видна связь боевых средств с тягачами и специальными машинами).

Боевые колесницы не отличались проходимостью боевых слонов, могли действовать только на ровной открытой местности, но были подвижнее и «управляемее». Полагают, что боевые колесницы появились еще у шумеров в III тысячелетии до нашей эры (на шумерском «Штандарте из Ура» XXVI в. до н. э. изображены повозки в сражении), но, возможно, громоздкие четырехколесные повозки в войске играли больше транспортную роль. Считается, что грузовые повозки превратились в боевые в XXV–XXIV вв. до н. э. Но в действительно грозное оружие боевые колесницы превращаются, начиная с XVIII в. до н. э.



Боевые колесницы в боевом порядке египетского войска.

Решающим шагом стало появление наборного колеса, надеваемого ступицей на ось, снижающую трение. Появилась возможность развивать на двухколесной повозке, нагруженной «экипажем» и вооружением, высокую скорость без опасения, что она просто развалится на ходу.

Где-то в XIV в. до н. э. боевые колесницы стали делать в Египте. Прототипом послужили двухосные боевые колесницы гиксосов — сообщества кочевых азиатских племен, в XVII в. до н. э. захвативших власть в Нижнем Египте и затем подчинивших часть Верхнего Египта. В борьбе с гиксосами египтяне перенимали элементы их военного дела, включая колесницы, однако существенно их усовершенствовали. Легкие безрессорные двухколесные колесницы египтян запрягались двумя лошадьми и несли «экипаж» из двух человек — возницы и лучника (наборный лук сыграл немалую роль в успехе боевых колесниц), причем доспех имел только лучник.

Тактика колесниц была разнообразной — они могли начинать сражение, подкреплять первоначальный удар легкой пехоты по фронту, наносить удар во фланг противника или использоваться для довершения его разгрома и преследования. Интересны такие особенности египетских колесниц, как усиленные колеса сравнительно большого диаметра, длинная ось, обеспечивавшая устойчивость при резких поворотах (т. е. улучшение «тактической подвижности»), разборная конструкция, позволявшая переносить колесницы по частям на большие расстояния («оперативная подвижность»), и возможность замены неисправных деталей (ремонтопригодность). Существовали целые «парки» боевых колесниц, содержавшиеся на регулярной основе — а это стоило недешево. Чего стоили фураж для лошадей и затраты на квалифицированных мастеров.

Противники египтян хетты имели еще более легкие колесницы, но несла такая колесница трех человек — возницу, лучника и щитоносца, прикрывавшего их обоих. Хеттские колесницы начинали атаку, разбивая строй противника, совершали рейды по его тылам, наносили удар по противнику еще на подходе его к полю боя.

Первой «документированной» битвой с применением боевых колесниц с обеих сторон стала битва при Кадеше в 1312 или 1296 г. до н. э. между египетскими войсками Рамзеса II и хеттскими Муваттала.

Библия и археологические исследования свидетельствуют о сражениях в XIII–XII вв. до н. э. древних израильтян с «железными колесницами» Ханаанского царства (считается, что и египтяне еще в XVI в. до н. э. получали из Сирии ханаанские колесницы).

В IX–VII вв. до н. э. складываются способы применения боевых колесниц в Ассирии. В ассирийской армии времен Тигратпалассара III (744–727 гг. до н. э.) боевые колесницы были самым привилегированным родом войск. Колесница запрягалась 2–4 лошадьми, несла возницу и лучника, которых защищали доспехом из металлических пластин и шлемами, иногда им придавали двух щитоносцев.



Персидская «серпоносная» колесница времен Артаксеркса II (IV в. до н. э., реконструкция). Обратим внимание на защитный доспех возничего и лошадей.

Ассирийские колесницы оказали существенное влияние на боевые колесницы древнего государства Урарту (территория нынешней Армении) — по крайней мере в IX–VIII вв. до н. э. они участвовали в походах урартов. Причем доспехом с бронзовыми или железными пластинами могли защищать не только воинов на колесницах, но и колесничных коней.

В Древней Греции гомеровской, классической, эллинистической эпох боевые колесницы также находили применение.

Большое развитие боевые колесницы получили в Персии уже в VI в. до н. э. благодаря в основном реформам Кира II. Персидская колесница запрягалась двумя лошадьми, «экипаж» составляли возница, два копьеметальщика со щитами, защитой снабжались и колесничные кони. Царь Дарий III в сражении с войском Александра Македонского при Гавгамелах в 331 г. до н. э. располагал 200 боевыми колесницами с длинными ножами или серпами (косами) на концах оси или ниже оси. Кстати, именно «серпоносные» колесницы древности впоследствии привлекали наибольшее внимание тех, кто в эпоху Возрождения и позже предлагал возродить применение боевых колесниц.

В IV–III вв. до н. э. двухконные боевые колесницы использовали в бою кельты. Юлий Цезарь описывал применение боевых колесниц кельтами в Британии (I в. до н. э.): «Сначала их гонят кругом по всем направлениям и стреляют… Пробравшись в промежутки между эскадронами, британцы соскакивают с колесниц и сражаются пешими. Тем временем возницы мало-помалу выходят из линии боя и ставят колесницы так, чтобы бойцы… могли легко отступить к своим. Таким образом… достигается подвижность конницы в соединении с устойчивостью пехоты». Это уже далекий прообраз боевых машин пехоты.

Интересна тактика применения боевых колесниц, сложившаяся в Древнем Китае. Двухколесные повозки, появившиеся здесь в первой половине второго тысячелетия до н. э., вскоре превратились в средство наступательного боя. «Сто колесниц разбивают десять тысяч человек, — говорилось в одном из китайских военных трактатов, — сто всадников обращают в бегство тысячу человек». Боевые колесницы составляли самостоятельную часть войска, со временем им стали придавать особые группы пехоты, а средством поддержки и снабжения такого отряда стала тяжелая четырехколесная повозка. В результате сформировалась тактическая единица, включающая: боевую колесницу с четверной запряжкой и тремя воинами (возница, лучник и копейщик) в доспехах, 72 пехотинца (три группы, действовавшие по бокам и сзади колесницы), тяжелую транспортную повозку. Пять таких отрядов составляли низшее подразделение боевых колесниц в китайском войске VI–V вв. до н. э. Подразделения боевых колесниц и их «штатная» пехота совместно продвигались на поле боя, наносили удар по противнику, пехота прикрывала колесницы, которые прорывали боевые порядки врага, пехота на флангах охватывала противника. Колесницы использовались и для преследования, и контратак.

Считается, что и появление конницы связано с колесницами. Во всяком случае, считается, что зародилась она в той же Ассирии в X в. до н. э. Сохранились изображения кавалеристов, сидящих на лошади вдвоем — один держит поводья, другой стреляет из лука, — та же тактика колесницы, но без повозки. Затем всадник стал также и лучником, копейщиком или воином с мечом. В VI–V вв. до н. э. у иранских народов появилась порода лошадей, способная нести воинов в тяжелых доспехах. Развитие конницы сделало боевые колесницы попросту ненужными. Однако в ряде мест они еще долго сохранялись на вооружении. Одно из свидетельств тому — история… шахмат. Индийский прототип мудрой игры, именуемый чатуранга и сформировавшийся где-то в конце VI в. н. э., по сути, моделировал сражение войск, составленных из четырех родов оружия — пехоты (падати), конницы (ашва), боевых колесниц (ратха) и слонов (хасти). Правда, в арабском «потомке» чатуранга и предшественнике шахмат — шатрандже — боевая колесница сменилась образом мифической птицы Рух (на Руси фигуру назвали «ладья»), а вот боевые слоны «дожили» в шахматах до наших дней.



Даже в конце XIX века изобретатели еще пытались вернуться к «персидской игре» с колесницами. В 1898 г. А. Джонсон и Э. Нельсон в США запатентовали «орудие войны» в виде повозки, запрягаемой четырьмя лошадьми, с комплектом «штыков» и тесаков, движущихся и качающихся при движении повозки.


Защитный доспех конного воина в сочетании с одним из ранних европейских вариантов ручного огнестрельного оружия — петриналью. Около 1460 г.


На картине изображен эпизод средневековой европейской осады крепости: с помощью защищенных повозок — «кошек» — осаждающие готовят для штурмовой башни («бельфрей») проход через ров. «Кошки» могли использоваться и для того, чтобы подвести стрелков под стены крепости.

Разумеется, в разговоре о предыстории танков упоминают и закованных в латы средневековых европейских рыцарей. При этом имеют в виду обычно позднее Средневековье, когда стальной пластинчатый панцирь укрывал рыцаря и его коня. Возрождение пластинчатого стального доспеха началось в Европе где-то в XIII в. н. э. В XIV–XV вв. формируется «полный» доспех, закрывающий все тело.

Неудивительно появление уже в XX в. изображений рыцарских доспехов на эмблемах танковых войск разных стран. Ничего не поделаешь с «европоцентризмом». А ведь защиту всадника из железных или бронзовых чешуек с большим шлемом и воротником вместе с защитой груди и боков коня можно увидеть и у персидской тяжелой кавалерии в IV в. до н. э., у парфян в I в. до н. э. Идея «бронирования» боевого коня наряду с воином, как считают, пришла в Европу с Востока — от монголов. Так, пластинчатый доспех для всадника и коня виден у императорской гвардии киданей в монгольской империи Ляо (X–XI вв. н. э.). Защитный доспех с металлическими пластинами для всадника и коня имели и монгольские тяжеловооруженные воины в XIII–XIV вв. В Европе уже в XIII в. защищают рыцарского коня кольчужной попоной и железным наголовьем. В это же время в связи с развитием холодного рубяще-колющего и метательного оружия утяжеляется защита рыцаря. Доспех совершенствуется настолько, что он уже не нуждается в большом щите, увеличивается шлем. И в XV–XVI вв. рыцаря и его коня уже почти полностью укрывали пластинчатые доспехи, а рыцарь уже, по сути, сидит внутри доспеха, управляя своим защищенным «транспортом» и разнообразным оружием. Интересна и технологическая сторона изготовления пластинчатых доспехов. В большинстве своем пластины для них изготовлены ковкой, но в XVI в. уже используется прокатка, различные части изготавливали штамповкой. Для защиты наиболее ответственных и опасных участков использовали более толстые пластины (дифференцирование толщины «брони»), прибегали к поверхностной закалке, придавали деталям нагрудников и шлемов выпуклую форму, усиливали гребнями. Кроме самого доспеха защиту давали, конечно, и строи, в которых рыцари вступали в бой. Немалую роль в развитии доспеха играла необходимость защиты не только от холодного оружия ближнего боя (меча, копья, булавы, цепа), но и от метательного (арбалеты со стальными стрелами, английские длинные луки). Соревнование с таким оружием доспех еще выдерживал.

Первоначально доспех пытался противостоять и пока еще весьма несовершенному в XIV–XVI вв. огнестрельному оружию. Крупные пластины германского «максимилиановского» доспеха первой трети XVI в. имели задачей в том числе противостоять пулям ручного оружия. Но уже в XVII в. доспех переходит предел веса, за которым в нем уже не остается смысла. К XVIII в. огнестрельное оружие, казалось, положило конец доспеху, сохранив разве что каски и — в тяжелой кавалерии — кирасы, и то для защиты от сохраняющегося холодного оружия. Правда, попытки разработки «кирас, которые могли защищать от ружейных выстрелов», и носимых щитов продолжались, но не давали положительных результатов.



Еще один эпизод — воины атакуют стену крепости по штурмовому мостку, перекинутому со штурмовой башни под прикрытием лучников на верхней площадке башни.

Средние века интересны для нашей темы не только развитием доспехов для всадника и лошади. В эпоху Средневековья для штурма крепостей вновь стали использовать осадные машины. Что касается осадных башен, то они применялись еще в VI в. н. э., но затем доброе полтысячелетие не упоминаются. И только в XI в., в эпоху Крестовых походов, когда подотставшие европейцы сталкиваются с ближневосточной техникой и фортификацией, осадные башни вновь выходят на сцену и становятся популярны в XII в. Так, Ричард Львиное Сердце для осады Акры специально привез в 1191 г. осадные башни с Сицилии и Кипра. В Средние века осадные башни не достигали таких размеров, как те, что описаны для античных времен. Обычно это были 3—5-этажные сооружения, зато с большим количеством колес. Башня, построенная викингами при осаде Парижа (885–886 гг.), двигалась на 16 колесах. Средневековые осадные башни часто несли таран и перекидной (штурмовой) мостик. Упоминаются штурмовые башни и «черепахи», с помощью которых к стенам крепости подводили сифоны, метавшие «греческий огонь» — прообраз огнеметных танков. Во время осады замка Кенилворт в Центральной Англии в 1266 г. на одной осадной башне размещалось 200 лучников и 11 катапульт. Интересна также «камнеметная башня», описанная в китайском средневековом трактате «У цзин цзунъяо», — на четырех колесах размещалось высокое сооружение с укрепленным наверху большим камнеметом, при этом расчет камнемета и снаряды располагаются на высоко расположенной площадке, защищенной со всех сторон щитами, видимо, из толстой бычьей кожи. Натяжение камнемета производилось воротом, надетым на заднюю ось, — можно увидеть здесь прототип штурмовой самоходной артиллерийской установки.

По-прежнему использовали подвижные прикрытия, которые именовались теперь «крыса», «мышь», «ласка», но наиболее известное название — «кошка», причем в них чаще стали размещать стрелков. Еще одним типом подвижной осадной машины была «самбука» — «черепаха» с подъемной защищенной галереей для подъема штурмующих на высоту крепостной стены. Византийцы в битве с норманнами у Янина в 1084 г. применили подобие щитоносных повозок с копьями.

Огнестрельное оружие, появившееся уже в XIV в., далеко не сразу привело к отказу как от доспехов, так и от старых осадных машин. Его даже сделали их принадлежностью. Здесь можно увидеть и фантазии, и реальные машины. Так, в трактате «О военной науке» от 1555 г. изображена фантастическая штурмовая башня в форме дракона, причем «огнедышащего» — с несколькими пушками. А вот реальная 13-метровая осадная башня, построенная дьяком Иваном Выродковым для войск Ивана Грозного, штурмовавших Казань в 1552 г., несла 10 крупнокалиберных пушек и 50 более легких гаковниц, передвигалась на катках. Кстати, именно подвижные осадные башни и получили в русском языке название «турусы на колесах» («разводить турусы на колесах», «попускать турусы» — все от латинского taurus, «башня»). Вероятно, последним применением штурмовых башен была осада турками Мальты в 1565 г.



Проект фантастической штурмовой башни в виде дракона, вооруженной огнестрельными орудиями, из трактата Вальтурио, 1472 г. Противника намеревались одолеть не только орудиями, но и «устрашающим дизайном».

К концу XVI в. огнестрельное оружие развилось уже достаточно, чтобы кардинально изменить облик крепостной войны. Равным образом оно прекратило использование и больших передвижных щитов на колесах («мантелетов» или «мантлетов») — эти щиты также имеют древнюю историю и применялись еще в античные времена (например, римские «плутеи»). Правда, предложения об их возрождении иногда делались, и довольно экстравагантные. Так, в 1701 г. русский дворцовый крестьянин С. Чумич подал в Преображенский приказ предложение большого «подвижного бруствера», под прикрытием которого с противником могли бы сближаться фузилеры и артиллеристы. В 1724 г. Д. Юрьев, грек по происхождению, предложил русской армии более простой вариант — «тур» (короб, наполненный мягким материалом или землей) на поворотном колесе, толкаемый солдатом перед собой на манер тачки.

Интересно взглянуть и на способы борьбы с указанными боевыми средствами. Для борьбы с боевыми слонами римляне, например, кидали им под ноги горящие ветки, облитые смолой, подкидывали на их пути утыканные гвоздями доски. При встрече с колесницами македонская или, скажем, та же римская пехота расступалась и поражала лошадей и колесничих сбоку и сзади, используя луки или пращи. В борьбе с осадными машинами в ходе обороны крепостей можно выделить пассивные и активные средства. Пассивные заключались в лишении машин подвижности — в частности, подкопы под гати и настилы, что можно считать весьма отдаленными прототипом противотанковых мин (ведь само слово «мина» производят от французского mine — «рудник», «подкоп»). Родосцы обезвредили упомянутую башню Деметрия, вылив перед ней большое количество воды, грязи и экскрементов, в результате башня, по описанию Витрувия, завязла. Да и рвы вокруг крепостных стен призваны были не позволить противнику подвести осадные башни и тараны. Активные средства включали вылазки для разрушения осадных машин, разбивание осадных башен таранами, установленными на крепостной стене, метание в них зажигательных снарядов, камней, обстрел метательными машинами. С развитием огнестрельного оружия такие активные средства и положили конец использованию осадных машин. Так, во время упомянутой осады Мальты в 1565 г. ее защитники одну из турецких осадных башен уничтожили выстрелом цепным ядром, а вторую захватили во время вылазки и использовали против осаждающих. В том же XVI в. в крепостной войне в Европе осаждающие применяли передвижные «кошки», вооруженные небольшими орудиями (Kanonenwagen), из которых можно было обстреливать осаждаемых с небольшой дальности.



Китайская «камнеметная башня» по изображению из средневекового китайского трактата — баллиста установлена на закрытой щитами площадке наверху подвижной башни, имеется натяжной ворот для баллисты.

Оглавление книги


Генерация: 0.130. Запросов К БД/Cache: 0 / 0