Глав: 5 | Статей: 55
Оглавление
Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Легкий танк «Рено» FT-17

Легкий танк «Рено» FT-17

В июне 1916 г. Этьен во главе специальной миссии отправился в Англию для ознакомления с британскими работами над «сухопутными кораблями». По возвращении в июле Этьену поручили лично заняться формированием танковых частей на основе создававшихся в это время средних танков «Шнейдер» и «Сен-Шамон». Но планы «отца танков» (как его позже назвали во Франции) были шире, чем у военного руководства. Танки «Шнейдер» и «Сен-Шамон» ни по своим возможностям, ни по назначению полковника уже не удовлетворяли. А планируя взаимодействие различных типов танков, он пришел к выводу, что средние французские танки как артиллерии сопровождения, и тем более тяжелые британские, которым отводилась роль «пехотного тарана», необходимо дополнить многочисленными легкими боевыми машинами для непосредственного сопровождения пехоты и действия в ее боевых порядках. По сути, это было техническим развитием уже применявшегося тактического приема. К тому времени французская армия отработала тактику «подвижного пехотного огня» — во время атаки непосредственно в цепях пехоты двигались расчеты ручных пулеметов, прижимающие огнем противника к земле и подавляющие его огневые точки, снижая потери атакующих от пулеметов и минометов противника. Роль «бронированного застрельщика» и должен был принять на себя легкий танк.



Первый деревянный макет легкого танка, представленный Луи Рено в октябре 1916 г. При грубости макета видна уже найденная «классическая» схема компоновки.


Луи Рено перед деревянным макетом легкого танка FT, декабрь 1916 г.


Прототип танка «Рено» FT с литой башней со сферическим «куполом» и литой верхней лобовой деталью корпуса. Бийанкур, весна 1917 г.

Помимо тактических идея легкого танка имела и немаловажные производственно-экономические и эксплуатационные обоснования. Затянувшаяся разработка первых средних танков показала, с каким трудом французская промышленность изыскивает материалы, мощности и рабочую силу для выполнения таких заказов, а машина грозила оказаться сложной в эксплуатации и транспортировке. Двигателей большой мощности также было мало. Ситуация с личным составом была еще неясна — ресурс живой силы пожирало сражение под Верденом. Принятие легких машин с упрощенной конструкцией, автомобильным двигателем и небольшой численностью экипажа обещало решение этих проблем и массовый выпуск нового боевого средства.

И тогда же в июле в отеле «Клариж» состоялась встреча Этьена с известным конструктором и промышленником Луи или Людовиком Рено (Louis Renault). Фирма «Рено», основанная в 1898 г. под названием «Братья Рено» (Renault Freres), успела стать одной из ведущих в авто- и моторостроении с филиалами за рубежом, а сам Луи Рено зарекомендовал себя как прекрасный конструктор. После истории «Марнского такси» 6–8 сентября 1914 г., когда 600 парижских такси «Рено» AG 1910 перебросили к линии фронта у р. Марна более 5 тыс. солдат одной пехотной бригады и тем, по мнению французов, помогли «спасти Париж» от германского наступления, Рено стал почти национальным героем и сотрудничал с военным ведомством весьма успешно. Тем более что спешная моторизация французских тылов давала фирме много работы.



Легкий танк «Рено» FT из первой серийной партии (шасси с номерами «66 XXX») — пулеметный (Char Mitrailleuse 8 mm), с литой конической башней и цилиндрическим колпаком. Вид слева.


Пушечный легкий танк «Рено» FT преодолевает ров. Хорошо видны крепление «хвоста» танка и приподнятая крыша моторно-трансмиссионного отделения.

Это была не первая встреча артиллериста и конструктора, которым суждено будет сыграть выдающуюся роль в истории танкостроения. Еще в декабре 1915 г. Этьен обращался к Рено за помощью в разработке задуманного им «сухопутного броненосца». Но тогда Рено, как мы помним, отказался. Теперь Этьен убеждал Рено взяться за проектирование легкого танка. Работы над танками уже шли на официальном уровне, Этьен пообещал первый заказ на 150 машин, и практичный Рено принялся за работу над «бронированным футляром для мотора и двух человек». Первый деревянный макет «пулеметной машины» (char mitrailleur) Рено подготовил уже к октябрю 1916 г. Взяв за прототип разрабатывавшийся «Шнейдер-Лe Крезо» средний танк СА-2, фирма «Рено» рассчитывала построить танк проектной массой до 6 т с упругой подвеской ходовой части, вооружение ограничивалось пулеметом, максимальная скорость достигала 9,6 км/ч.

Этьен был доволен проектом, но убедить начальника автомобильной службы генерала Леона Муре, от которого зависела выдача Рено заказа, не удалось. Муре был явным сторонником «больших» танков. Рено и Этьен, ставший к тому времени бригадным генералом и командующим «штурмовой артиллерией», обратились к главнокомандующему маршалу Жоффру, старому другу Этьена, с предложением о постройке танков массой около 4 т в количестве до 1000 штук. В письме главнокомандующему от 27 ноября 1916 г. Этьен изложил основные особенности проектируемого танка: «Я считаю возможным построить очень легкий танк… Благодаря своей относительной мощности и расположению гусениц на колесах довольно большого диаметра, выдающихся вперед за шасси, пулеметный танк сможет проходить по очень тяжелой почве». После раскрытия секрета танков англичанами на Сомме главным их противником стала артиллерия, и небольшие, применяющиеся к местности машины, действующие в большем количестве, имели больше шансов на успех и выживание на поле боя, чем средние или тяжелые. К достоинствам танка относилась и возможность быстрой переброски по обычным дорогам на тяжелых 7-тонных грузовиках (как уже перевозилась артиллерия) — даже небольшой британский опыт боевого применения танков уже вывел проблему их оперативной подвижности в число основных.

Надо отметить, что вопросами оснащения танковых сил во Франции уже занялись несколько инстанций — едва дело пообещало успех, как многие устремились им управлять. В ноябре 1916 г. дело перешло в ведение Министерства вооружения («военного снабжения»), где действовал депутат Албер Тома, уже видевший себя создателем «штурмовой артиллерии». Жоффр, согласившись с доводами Этьена и необходимостью заказа 1000 машин, уже 30 ноября 1916 г. направил Тома соответствующее письмо, но тот ответил только 12 декабря, сопроводив свое согласие на постройку прототипа целым рядом оговорок. В результате требования были сформулированы в марте 1917 г. Как уже указывалось, руководитель вице-секретариата изобретений Ж. Бретон — также из депутатов парламента — организовал Консультативный комитет по специальной артиллерии. Этьен, как командующий «штурмовой артиллерией», официально был прикомандирован к главнокомандующему, но все вопросы организации и оснащения новых частей продолжал курировать вице-секретариат артиллерии. И в полезности новой разработки приходилось убеждать все эти инстанции.



Схема компоновки танка «Рено» FT-17 — из раннего французского наставления.


Танк «Рено» FT-17 с клепаной восьмигранной башней в пушечном варианте.

Рено и Серре продолжали работать над проектом, не дожидаясь одобрения. 30 декабря 1916 г. Рено сам представил доработанный полномасштабный деревянный макет танка Консультативному комитету. Новинка не понравилась как раз тем, что ее создатели считали главными достоинствами. Возражения генерала Муре включали, например, слишком большое смещение назад центра тяжести и небольшой вес танка — ведь это снижало его способность «затаптывать препятствия» (ударное действие). Другой член Комитета указал на плохую вентиляцию (эта проблема первых танков была уже хорошо знакома). Один армейский офицер назвал танк «изящной игрушкой», не более. Менее чем за год до этого лорд Китченер так же обозвал опытный «Большой Вилли», но танк Рено, надо сказать, действительно оказался первым с элегантным дизайном. Пулеметное вооружение сочли недостаточным, критиковали малые размеры, из-за которых танк якобы не сможет переходить через рвы и окопы. Однако семью голосами против трех Комитет поддержал проект и согласился на заказ первой партии в 100 машин.

Первый прототип пулеметного танка был готов в конце января 1917 г. и прошел испытания на заводе Рено в Бийанкуре (предместье Парижа, департамент Сены). Этьен, понимая, что бюрократические проволочки и «политические обстоятельства» могут легко погубить проект, торопился испытать прототип в Шамплиэ (здесь с декабря 1916 г. действовал учебный лагерь «штурмовой артиллерии»), дабы успеть исправить его недочеты до официальных испытаний в апреле. Опасения Этьена были обоснованны. Замена 26 декабря Жоффра на посту главнокомандующего генералом Нивелем лишила Этьена высокой поддержки.

В письме главнокомандующему Нивелю от 15 марта 1917 г. Этьен предлагал иметь в составе «штурмовой артиллерии» 600 «улучшенных» средних танков, 150 тяжелых танков и 3000 легких. Однако Нивель, сам вышедший из артиллерийских офицеров, был приверженцем «классических» ее форм и считал более важным заказ тракторов для тяжелой артиллерии. Действительно, быстрое развитие французской тяжелой артиллерии требовало больше механических тягачей, а легкий танк мало отвечал новой концепции французского командования: «Артиллерия захватывает, пехота занимает». Против легкого танка продолжал выступать и генерал Муре.

А. Тома, ставший министром вооружения, разделял взгляд Нивеля и, опасаясь перерасхода средств и отвлечения промышленных мощностей, сообщил Рено, что приоритет отдается заказу тягачей, а не танков. Тем не менее Этьену и Рено удалось убедить членов Консультативного комитета не только не отказываться от заказа, но и увеличить его — 22 февраля заказ фирме увеличили до 150 машин.



Конструкция ходовой части танка с упругой подвеской, запатентованная Луи Рено во Франции в 1920 г. (заявка на патент подана в мае 1917 г.).


Продольные разрезы (в вертикальной и горизонтальной плоскостях) легкого танка «Рено» FT-17 (вариант Char Mitrailler 8 mm): 1 — гусеница, 2 — педали, 3 — рычаги переключения скоростей, 4 — рычаг поворота, 5 — пулемет, 6 — башня (литая), 7 — съемная пусковая рукоятка, 8 — топливный бак, 9 — бортовой фрикцион, 10 — вентилятор, 11— маховик, 12 — радиатор, 13 — двигатель, 14 — упорный подшипник коленчатого вала двигателя, 15 — откидной хвост, 16 — опорный каток.

Испытания 9 апреля завершились успехом, и Комитет, учтя мнение вице-секретариата изобретений, 10 апреля поддержал план Этьена заказать 1000 машин, а уже 13 апреля приоритет танкам отдал и Нивель. В мае общий заказ на 1150 танков утвердили. Официальные испытания легкого танка «Рено» прошли в Марли 21–22 апреля 1917 г. Танк показал явное превосходство над моделями «Шнейдер» и «Сен-Шамон».

Но уже неделю спустя министр вооружения Тома на основании доклада командира учебного центра Марли (где в это время проходили начальное обучение и сколачивание первые подразделения средних танков) снова попытался притормозить выдачу заказа. Среди приводимых им замечаний — необходимость увеличить внутренний объем, разместить в башне вместе с пулеметчиком и его помощника, увеличить возимый боекомплект до 10 000 патронов. При этом не учитывалось, что роли помощника пулеметчика и подносчика боеприпасов будет играть сам танк. На самом деле одноместная башня имела другой недостаток, выявившийся много позже — одному человеку приходилось решать задачи наблюдения, выбора целей, наведения оружия, стрельбы и управления работой водителя.

Неудача применения танков «Шнейдер» и «Сен-Шамон» у Берри-о-Бак в ходе наступления на Шмен-да-Дам 16 апреля 1917 г. породила новые сомнения командования, Этьен же убедился в необходимости массированного применения танков (о чем с самого начала говорили пионеры применения танков и в Великобритании, и во Франции). И когда Тома с миссией отправился в Россию (дабы убедить пришедшее к власти Временное правительство воевать «активнее» во имя интересов Франции), Этьен провел еще несколько испытаний-демонстраций специально для офицеров «штурмовой артиллерии». Эти испытания убедили даже генерала Муре.

Фронтовые офицеры требовали придать частям танки в большом количестве, менять проект было поздно, да и главнокомандующий Нивель склонился в пользу заказа в первую очередь легких боевых машин. Этьен предложил 500 танков из 1150 заказанных вооружить 8-мм пулеметом, а 650 — 37-мм пушкой без существенной переделки башни. Введение легких короткоствольных 37-мм пушек в цепи пехоты также вошло в практику, и легкий танк выглядел для них отличным носителем. Затем Этьен предложил увеличить заказ до 2500 танков, включив в него так называемые «радиотанки» в качестве машин управления и связи между танками, пехотой и артиллерией. По мнению Этьена, «радиотанком» должен был быть каждый десятый «Рено».



Проекции легкого танка «Рено» FT-17 в пушечном варианте (Char Canon 37 mm) с литой башней.


Проекции легкого танка «Рено» FT-17 в пулеметном варианте (Char Mitrailler 8 mm) с клепаной восьмигранной башней.

1 мая после полного провала наступления союзников и серии мятежей в армии Нивеля сменил генерал Петэн, воспринявший идею танков лучше, хотя и не слишком доверявший энтузиазму Этьена и его единомышленников. 20 июня Петэн увеличил заказ с 1150 до 3500 легких танков, причем потребовал их поставки к марту 1918 г. и расширил заказ на средние танки. Заметим, что параллельно проект легкого танка разрабатывала фирма «Пежо» (с установкой одновременно 37-мм пушки и пулемета в неподвижной рубке, а двигателя — в передней части корпуса).

Легкий танк получил официальное название «Char leger Renault FT modele 1917», сокращенное до «Рено» FT-17. Индекс FT дала сама фирма, о его расшифровке в литературе существует ряд версий — например, fabile tonnage («легкий вес»), franchisseur de tranchees («преодолевающий траншеи»). Но дело, кажется, обстоит проще. Фирма «Рено», выполнявшая различные заказы военного ведомства, использовала двухбуквенные индексы для обозначения групп продукции: AG — легковые автомобили, EG — артиллерийские тягачи, FU — тяжелые (7-тонные) грузовики-транспортеры и т. п. В этом ряду FT выглядит вполне логично.

Стоимость одного легкого танка «Рено» оценивалась в 44 000 франков, для сравнения: одного среднего танка «Шнейдер» — в 58 000 франков, «Сен-Шамон» — 94 000 франков.



Вид на установку 37-мм пушки через открытый люк-лаз в башне «Рено» FT.


Пушечный танк «Рено» FT с конической башней типа «омнибус». Открыты посадочные и смотровой люк водителя (механика-водителя).

Программа реорганизации «штурмовой артиллерии», представленная ее командующим генералом Этьеном 12 июня 1917 г., включала формирование 36 рот легких танков и одну группу-депо для них. Предполагалось, что завод фирмы «Рено» в Бийанкуре сможет выпустить к сентябрю 750 танков; однако эта программа сразу была сорвана по ряду производственных причин, одной из которых стала нехватка брони. Броневые листы пришлось заказать в Англии, так как французские заводы смогли начать производство брони для нового танка только с октября 1917 года. «Рено», по расчетам, могла поставить 700 танков только к маю 1918 г. Но Главное командование планировало иметь готовые роты легких танков для весеннего наступления и в конце июля 1917 г. просило министра вооружения принять срочные меры по скорейшему обеспечению их производства. Рено не мог выполнить таких заказов в одиночку и в конце концов согласился отказаться от исключительного права на ряд патентов, содержавшихся в конструкции, дабы министерство могло передать исполнение части заказа другим фирмам. После замены 12 сентября А. Тома на посту министра вооружения Л. Лyшером министерство активнее включилось в реализацию заказа на легкие танки и в начале октября 1917 г. приняло решение привлечь другие фирмы. В результате 16 октября были выданы заказы: «Рено» — на 700 танков (в дополнение к 1150 разных модификаций, заказанным ранее), «Берлие» (Berliet) — на 800, «Шнейдер» (точнее, принадлежавший Шнейдеру завод SOMUA) — на 600, «Делоне-Бельвиль» (Delaunay-Bellville) — на 280. Всего это должно было дать 3530 танков «Рено» FT нескольких модификаций.

SOMUA («Шнейдер») делала танки целиком у себя, «Рено» получала бронелисты от других производителей, «Берлие» и «Делоне-Бельвиль» получали с других заводов бронелисты и ряд других комплектующих. Заказ на бронелисты распределился между заводами в Крезо, Сен-Шамон, «Имфи», «Поль Жиро».

«Рено» смогла выпустить первые серийные машины только в сентябре 1917 г. Одну из них сразу отправили в уже вступившие в войну США — еще летом США согласились построить 1200 «Рено» для французской армии и такое же количество для Армии США с заменой французского двигателя на американский, литой башни — клепаной, пересчетом метрических размеров в дюймовые. Всего до конца 1917 г. фирма «Рено» смогла построить только 84 танка.

Тогда же, в сентябре, командующий «штурмовой артиллерией» определил главным парком легких танков лагерь в Шамплиэ. На конец ноября в лагере Шамплиэ, превратившемся в главную базу «штурмовой артиллерии», имелось только 29 предсерийных пулеметных «Рено» с железным корпусом для обучения экипажей, к концу года — 83, в феврале 1918 г. — 108 танков «Рено» без вооружения — все считались учебными. К началу апреля произведено 453 танка, из которых боеготовых было 43, 122 не имели вооружения, 248 находились в Шале-Медон в ожидании приемных испытаний.

1 декабря 1917 г. заказ увеличили до 3100 танков FT с башней типа «омнибус» (1950 пушечных и 1150 пулеметных), 700 танков BS с 75-мм орудием и 200 «радиотанков» TSF. В январе 1918 г. снабжение «штурмовой артиллерии» перешло в ведение военного министерства, создана особая вице-дирекция «штурмовой артиллерии», позволившая централизовать решение ряда вопросов. 17 февраля 1918 г. военный министр увеличил заказ до 4000 машин и распорядился о производстве их во Франции. Шасси распределялись следующим образом: 1000 пулеметных, 1830 пушечных танков «Рено» с 37-мм пушкой, 200 «радиотанков» TSF, 600 танков BS с 75-мм пушкой и еще 370 шасси для других целей (другой вариант того же плана — 2000 пушечных, 1100 пулеметных танков, 300 «радиотанков» и 600 танков с 75-мм пушкой). В мае 1918 г. «Берлие» получила заказ еще на 225 танков, «Делано-Бельвиль» в мае — июне — еще на 110 танков. Впоследствии заказ увеличивали еще несколько раз, и к октябрю 1918 г. он достиг 7820 танков в одной Франции.

Боевые танки «Рено» начала подавать в армию только в марте 1918 г. (да и из них вооружены были только пулеметные), остальные французские фирмы — только в середине того же года. С целью ускорить подачу танков в войска министр вооружения распорядился отправлять их с заводов непосредственно в лагерь Шамплиэ, где сформировали отдел парка центра снабжения автомобильной службы. Это оказалось нелишним, поскольку многие танки пришлось пересматривать и доводить уже в Шамплиэ. Так, срочно доставленные на грузовиках в ночь с 23 на 24 марта тридцать 37-мм пушек с установками были поставлены в танки силами отдела.

В связи с началом германского наступления в марте 1918 г. вице-директор «штурмовой артиллерии» 4 апреля просил министра вооружения максимально ускорить оснащение легкими танками девяти сформированных и девяти формирующихся рот. Однако и к 1 мая из 216 сданных танков боеспособными были только 60.

Особенности танков «Рено» FT разных производителей, а также соотношение общих цифр выпуска танков и заказа видно из таблицы на октябрь 1918 г.:


Всего к моменту перемирия 11 ноября 1918 г. построено 3177 танков «Рено» FT, из них самой фирмой «Рено» — 1950, или 61,4 % от общего количества. Радиотанков «Рено» TSF изготовили всего 188. После войны «Рено» собрала еще 570 танков, так что общий выпуск танков во Франции превысил 3800 штук всех модификаций. Таким образом, «Рено» FT, появившись уже в 1917 г., несмотря на большие задержки с выполнением, стал не только конструктивно и «идеологически» лучшим, но и самым массовым танком Первой мировой войны. А как мы увидим из дальнейшего — и самым «долгослужащим».

Несколько «Рено» FT французы на завершающем этапе войны передали англичанам (как бы в порядке обмена на тяжелые Mk V* — ведь сами французы до конца войны не приняли своего тяжелого танка), которые использовали их в качестве машин управления.

Перейдем к описанию устройства танка «Рено» FT-17. Танк имел четыре варианта: пулеметный (Char Mitrailleuse 8 mm), пушечный (Char Canon 37 mm), танк управления или «радиотанк» (Char signal TSF) и танк огневой поддержки (Char Canon 75 mm BS) с 75-мм гаубицей «Шнейдер».

Схема компоновки «Рено» FT с задним расположением моторно-трансмиссионного отделения (МТО) и ведущих колес, передним отделения управления и средним боевого отделения с установкой вооружения во вращающейся башне до сих пор остается классической (хотя повсеместное признание эта схема получила отнюдь не сразу). Рено не первым поставил башню на бронемашины — вращающиеся башни с пулеметным, пушечным или смешанным вооружением тогда уже широко применялись на бронеавтомобилях, да и англичане пытались поставить башню на прототип своего танка еще в 1915 г. Но Рено стал первым, кому удалось создать действующий танк с вращающейся башней. Реализованная в танке «Рено» схема компоновки обеспечивала водителю (механику-водителю) лучший обзор, вооружению — круговой обстрел, всему экипажу — лучшие условия обитаемости, изолированно от нагретого двигателя, гарантировала от заволакивания поля обзора дымом из выхлопной трубы, уменьшала опасность для экипажа при возникновении пожара в МТО, давала лучшее распределение веса по длине танка с точки зрения проходимости. В то же время двигатель и ведущие колеса оказывались лучше защищены от вывода из строя огнем противника.



Установка 37-мм пушки в башне танка «Рено» FT.


Органы управления танка «Рено» FT: 1–2 — защелка стопора тормозной педали, 3, 7 — трос стопора, 5 — левый рулевой рычаг, 6, 58 — тормозная педаль, 8 — правый рулевой рычаг, 10 — педаль акселератора, 11 — тяга, 12 — поводок, 13, 14 — рукоятка и барабан стопора тормоза, 15 — рычаг поворота, 17 — рычаг, 19 — рычаг сцепления, 20 — подшипник, 21 — вертикальная ось, 22, 23 — рычаг, 25, 26 — конус сцепления, 27 — нажимная шайба, 28 — тормозной барабан, 29 — коробка, 30, 31 — тормозная лента, 36 — шарнир, 37 — тормозная тяга, 38 — ось рычага, 39 — феродо, 41, 42, 43 — тяги, 49 — трос управления акселератором.

Водитель сидел в передней части корпуса по оси машины на установленном на днище откидном сиденье. Стрелок (он же командир машины) располагался в башне стоя или полусидя в брезентовой петле, позже установили небольшое регулируемое по высоте сиденье. Для входа и выхода экипажа служил лобовой люк с трехстворчатой крышкой, а в задней части башни слева выполнили аварийный люк-лаз с двустворчатой крышкой. Все крышки люков крепились на внешних петлях. Верхняя створка лобового люка со смотровой щелью на марше откидывалась вверх, образуя окно механика-водителя. В бою механик-водитель вел наблюдение через три открытые смотровые щели в верхней створке и в скулах корпуса. Обитаемый объем отгораживался от МТО стальной перегородкой с двумя зарешеченными отверстиями для циркуляции воздуха — отверстия снабжались откидными заслонками для защиты экипажа в случае пожара двигателя.

Корпус «Рено» FT был несущим элементом и представлял собой каркас из уголков и фасонных деталей, к которым на заклепках крепились броневые листы и детали ходовой части — несущий корпус также стал «классикой» танкостроения. Прототип танка имел литую лобовую часть корпуса, но сложность с получением броневых отливок нужного профиля и с нужной точностью заставили сделать корпус полностью клепаным из прямых листов. Толщина вертикальных листов корпуса составляла 16 мм, наклонных листов — 8 мм, крыши и днища — 6 мм. Наклонная установка бронелистов увеличивала бронестойкость корпуса.



Преодоление танком «Рено» FT широкого рва с опорой на хвост.


Схема коробки передач, запатентованная Луи Рено в 1918 г.


Узлы ходовой части танка «Рено» FT: 1 — поддерживающий ролик, 2 — пружина буфера, 3 — направляющее колесо, 4 — вилка натяжного устройства, 5 — гайка натяжного устройства, 6 — винт натяжного устройства, 7 — передний балансир, 8 — серьга рессоры, 9 — задний балансир, 10 — рессора, 11 — тележка, 12 — опорный каток, 13 — ведущее колесо, 14 — ось ведущего колеса.

Далеко не сразу удалось решить вопрос с башней. Прототип «Рено» FT имел литую башню со сферическим наблюдательным «куполом», выполненным заодно с крышей башни. «Купол» уже в первых серийных танках пришлось заменить цилиндрическим колпаком с пятью смотровыми щелями и грибовидной откидывающейся крышкой. Кроме упрощения изготовления это еще и улучшило вентиляцию. Смотровые щели выполнялись также в створках башенного люка, а в клепаных башнях — и в передних скулах, хотя здесь от них было больше вреда, чем пользы. Пришлось далее упрощать и саму башню. «Рено» по собственной инициативе оснастила первые 100 машин восьмигранной клепаной башней. Испытания показали ее полную пригодность, причем оказалось, что пушку и пулемет можно устанавливать в одинаковые башни с соответствующими изменениями установки.



Место водителя (механика-водителя) танка «Рено» FT. Видны рычаги управления, широкий ремень, служивший спинкой сиденья, на заднем плане — ременная петля, использовавшаяся как сиденье башенным стрелком.


Сгнившее деревянное направляющее колесо танка «Рено» FT.


Французский патент Луи Рено от 1920 г. на приспособление для «автоматического» натяжения гусеничной цепи за счет подпружиненного крепления обоймы с поддерживающими роликами (заявка на патент подана в апреле 1917 г.).

Правда, разработка установки пушки потребовала немало времени, и пушечный «Рено» прошел испытания 10–17 июля 1917 г. «Универсальная» башня, приспособленная для установки пушки или пулемета, пошла в серию и получила название «омнибус» (omnibus по латыни — «для всех»). Башня диаметром 1,07 м устанавливалась на шаровой погон, для ее опоры на бортах корпуса приклепывались короткие скобы.

Третий, и последний, вариант башни имел все же коническую форму, которую Рено предполагал изначально, надеясь на ее лучшую бронестойкость. Теоретически это было так, но качество катаной плоской брони было тогда выше, чем литой или кованой, так что восьмигранная башня демонстрировала лучшую стойкость против бронебойных пуль, чем коническая литая. Эта башня изготавливалась фирмой «Поль Жиро» (Acieries Paul Girod, Ugine) клепкой из литых и кованых деталей. Производство ее установили уже в 1918 г. Ее ставили в основном на танки производства самой «Рено», но «Поль Жиро» поставляла такие башни и другим производителям. Танки с литыми коническими башнями появились в 1918 г., из-за чего их иногда именуют FT-18, хотя в остальном это были все те же FT-17 (далее, во избежание путаницы, будет использоваться обозначение «Рено» FT). Толщина броневых листов клепаной башни составляла 16 мм, литая башня имела толщину брони до 22 мм. В целом «Рено» FT давал экипажу неплохую по тем временам защиту.

37-мм танковая пушка SA18 «Гочкис» («Пюто»), как и пехотная М1е 1916 TR, была выполнена на основе старой морской. Танковая пушка имела длину ствола 21 калибр, нарезной части — 15 калибров, полуавтоматический вертикальный клиновый затвор, пружинные противооткатные устройства, литой кожух люльки, пистолетную рукоятку управления, телескопический прицел. Для установки в башню пушка крепилась в полусферическом щите, который своими горизонтальными цапфами опирался в гнезда поворотного вертикального щита. Такая «цилиндрическая» установка допускала диапазон углов возвышения орудия от —20 до +35°. Стрельба из пушки велась унитарными выстрелами с чугунной (435 г) или стальной (560 г) осколочной гранатой, снаряженными мелинитом, бронебойным снарядом (510 г).



Погрузка танка «Рено» FT на прицеп трактора «Латиль» (Финская армия, 1924 г.).


Пушечный танк «Рено» FT в Музее Армии в Париже. Башня — литая, фирмы «Поль Жиро».

Начальные скорости снарядов — соответственно 402, 367 и 390 м/с. Дальность стрельбы — до 2400 м, однако видимость из танка позволяла стрелять не далее 800 м. Бронебойный снаряд мог пробивать 12-мм броню на дальности до 500 м. Для самообороны вблизи танка служил картечный выстрел, действительный на дальности до 75—100 м. Боевая скорострельность — до 10 выстр./ мин. Трубка телескопического прицела защищалась стальным кожухом. Стрелок с помощью наплечников усилием плеч и спины поворачивал башню, производя грубую наводку, после чего с помощью плечевого упора пушки доворачивал ее на цель. Аналогично производилась наводка и в пулеметном варианте танка, угол возвышения пулемета составлял от -20 до + 35°.

В отличие от англичан, выбравших в конце концов танковый пулемет на основе ручного «Гочкис» модели 1909 г., французы ставили в пулеметные «Рено» FT 17/18 тело своего «длинного» 8-мм станкового пулемета «Гочкис» модели 1914 г. (М1е1914 Hotchkiss), использовавшегося в пехоте. Пулемет имел автоматику на основе отвода пороховых газов, темп стрельбы 600 выстр./мин, питание из жестких лент (обойм), органами управления служили пистолетная рукоятка и рукоятка на затыльнике пулемета. Размеры пулемета затрудняли действия стрелка в башне, а установка коробки с жесткими лентами, сцепленными по несколько штук, составила большую проблему. Изготовлено 2100 пулеметных танков.



Еще один пушечный «Рено» FT — музейный экспонат. На фото хорошо видны детали устройства крыши корпуса и колпака башни.


Проекции «радиотанка» FT-17 (Char TSF), мачта убрана, антенна не натянута.

Боекомплект выстрелов к пушке (20 осколочных, 25 бронебойных и 12 картечных) или патронов (4800 патронов — 50 лент по 96 патронов) размещался на днище и на стенках боевого отделения.

Четырехцилиндровый рядный карбюраторный двигатель «Рено» (Renault 18CV) устанавливался по оси машины, имел диаметр цилиндров 95 мм, ход поршня 160 мм, карбюратор типа «Зенит», зажигание от магнето, регулятор числа оборотов, запускался заводной ручкой изнутри или снаружи (с кормы) машины. Охлаждение — термосифонное. При 800 оборотах в минуту двигатель развивал мощность 20 л.с., при 1000 об/мин — 27 л.с., при 1500 об/мин — 39 л.с. Топливный бак размещался впереди двигателя у перегородки. Подача бензина производилась насосом с мембраной или пульсатором, а на больших уклонах потреблялся бензин из дополнительного бачка. Жидкостное охлаждение выполнялось по термосифонной схеме, трубчатый радиатор обдувался вентилятором, обеспечивавшим также вентиляцию обитаемого объема. На прототипе имелись бортовые жалюзи в задней части корпуса охлаждения, но серийные танки их утратили. Воздух засасывался через продольную щель в крыше моторно-трансмиссионного отделения, прикрытую приподнятой бронекрышей. Выхлопная труба с глушителем выводилась с правого борта. Бронекрыша и верхние наклонные листы откидывались на петлях вперед, так что доступ к двигателю был достаточно удобен. Показатель расхода топлива — 0,43 км/л. Запас топлива допускал время движения танка 8 часов, доливать же воду в радиатор приходилось значительно чаще.

Вращающий момент двигателя через коническое сцепление передавался на механическую коробку передач с надвижными шестернями, дававшую четыре скорости вперед и одну назад: I скорость и скорость задним ходом — 1–1,52 км/ч, II скорость — 2,05— 3,1 км/ч, III — 3,36—5,04 км/ч, IV — 5,2–7,8 км/ч. Механизмами поворота служили конические бортовые фрикционы (что также оказалось довольно удачным выбором), управлявшиеся через коленчатый и качающийся рычаги. Управление осуществлялось отключением соответствующей гусеницы и ее торможением с помощью ленточного тормоза. Стальная лента тормоза покрывалась ферродо или кожей. «Рено» был наиболее «поворотливым» среди первых танков — он мог легко разворачиваться на месте вокруг вертикальной оси. Водитель пользовался двумя рычагами поворота, рычагом управления коробки передач, педалями газа, сцепления и ножного тормоза, рукоятками акселератора и тормоза.



Радиотанк «Рено» TSF с поднятой мачтой и готовой к установке антенной.


Прототип «артиллерийского танка» BS с установкой 75-мм орудия в корпусе и размещением водителя в рубке в средней части корпуса.

Если ходовая часть средних французских танков «Шнейдер» и «Сен-Шамон» (как и германского A7V, кстати) представляла собой модификацию американского трактора «Холт», то у легкого «Рено» она была выполнена более оригинально, хотя влияние «Холт» видно и здесь. Ходовая часть с блокированной пружинной подвеской включала на один борт 4 тележки — одна с тремя, остальные с двумя опорными катками. Опорные катки — малого диаметра, сдвоенные, с внутренними ребордами. Тележки попарно соединялись шарниром с балансиром, который сам шарнирно подвешивался к полуэллиптической листовой рессоре. Концы рессоры подвешивались к продольной двутавровой балке, крепившейся на борту корпуса. Из-за малого динамического хода катков и отсутствия амортизаторов такую подвеску иногда называют «полужесткой». Верхняя ветвь гусеницы лежала на шести сдвоенных поддерживающих роликах, собранных в длинной обойме, задний конец которой крепился на шарнире, а передний подрессоривался винтовой пружиной — так должно было «автоматически» обеспечиваться постоянство натяжения гусеницы. Одинарное ведущее колесо заднего расположения захватывало гусеницу за шарнир траков. Одинарное направляющее колесо крепилось на передней части продольной балки в вилке с винтовым механизмом регулировки натяжения гусеничной цепи. На многих машинах для уменьшения шума и веса, а также удешевления направляющее колесо изготавливалось из дерева со стальным каркасом и ободом — единственный случай в истории танкостроения (вариант «Рено» FT-18 с таким направляющим колесом стоит в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке). В литом траке гусеницы выделялась подушка (башмак) шириной 324 мм с грунтозацепом и два рельса. Траки соединялись пальцами, фиксировавшимися шайбами и втулками с чеками.



«Артиллерийский» танк «Рено» BS с 75-мм гаубицей «Шнейдер».


Серийный танк «Рено» BS (Char Canon 75 mm BS) с установкой 75-мм гаубицы типа S «Шнейдер» в восьмигранной рубке, 1918 г. Машина несет трехцветную (желто-коричнево-зеленую) камуфляжную окраску, на балке ходовой части виден заводской номер шасси.

Шарнир трака изнутри прикрывался отгибом подушки. Ширина колеи гусеничного хода — 1,4 м.

Для форсирования рвов танк оборудовали съемным «хвостом». «Хвост» крепился на корме двумя стальными осями с засовами, на марше поворачивался вокруг верхней оси и забрасывался на крышу МТО, но мог оставаться и в «боевом» положении — в этом случае на «хвост» крепили полезный груз (обычно — личные укладки экипажа), иногда даже сажали кого-либо из технических подразделений или пехотинцев. При преодолении широкого рва «хвост» упирался в его передний скат, пока центр тяжести танка не достигал противоположного края. Длина танка с «хвостом» достигала 4,96 м. Впоследствии под влиянием «Рено» FT подобными «хвостами» оборудовали многие сравнительно тихоходные танки сопровождения пехоты. Низкое удельное давление на грунт, не превышавшее 0,6 кг/см2, обеспечивало хорошую проходимость, танк преодолевал короткие подъемы до 45° и 1,8-метровые рвы, а вынесение оси направляющего колеса вперед-вверх и его большой диаметр способствовали преодолению вертикальных препятствий, позволяли танку выбираться из больших воронок. Спереди и сзади на корпусе танка имелись буксирные крюки, в комплект танка включали трос и буксирные цепи, которые обычно подвешивали вдоль хвоста танка. На бортах МТО крепили коробки с ЗИП. Большое значение придавалось «таранному» действию танков: вопреки первоначальному скепсису, «Рено» опрокидывал дерево или деревянный столб диаметром до 250 мм, железный столб диаметром 50 мм. «Затаптывание» проволочных заборов «Рено» FT производили обычно попарно, двигаясь в 50—100 м друг от друга, чтобы надежно повалить колья проволочного забора.

К недостаткам «Рено» можно отнести высокое расположение центра тяжести — танк легко опрокидывался при боковом крене, на резких поворотах и даже на небольших контрэскарпах. Однако при меньших размерах «Рено» имел лучшую проходимость, чем средние французские танки, перекрывал одинаковые с ними рвы, на вертикальные препятствия взбирался лучше, а его более легкое вооружение обеспечивало большую эффективность за счет вращающейся башни. В то же время небольшие размеры делали «Рено» намного эффективнее средних и тяжелых танков на пересеченной и лесистой местности. Кроме того, «Рено» оказался сравнительно простым и дешевым в производстве. В результате он стал основной машиной французских танковых сил и наилучшим образом продемонстрировал перспективность танков.

Однако малые скорость и запас хода требовали специального транспорта для переброски танков к передовой по обычным дорогам. Первоначально для этого планировали использовать 7-тонные грузовые автомобили (их специально заказали в 1917 г.), но уже в июле 1918 г. танки успешно перебрасывались в боеготовом состоянии стандартными двухосными 5-тонными грузовиками «Пирс-Эрроу» с усиленными рамой и кузовом — перегруз автомобиль выдерживал вполне сносно. Погрузку и выгрузку танк мог производить своим ходом по приставной деревянной аппарели.



Опытная САУ на шасси «Сен-Шамон» с открытой установкой 194-мм пушки G.P.F., начало 1919 г.


Опытные самоходные артиллерийские установки на шасси «Сен-Шамон» — 280-мм мортира, 220-мм короткоствольная гаубица, 194-мм пушка, 1919 г.

Готовую модель «радиотанка» Рено смог представить только 10 декабря 1917 г. «Рено» TSF (расшифровывается как Telegraphie Sans Fit — «беспроволочный телеграф») имел неподвижную прямоугольную рубку, в которой размещались коротковолновая радиостанция «Эроте» (Eroter) и три члена экипажа — водитель, наблюдатель и радист. Проволочная антенна натягивалась между выдвижной мачтой на рубке и рамкой на конце «хвоста». Дальность радиосвязи достигала 80 км. Масса «радиотанка» — 7 т, толщина брони — 16—8 мм, высота — 2,5 м, скорость и запас хода одинаковы с базовой машиной. В каждой танковой бригаде «радиотанки» находились в ведении специального офицера службы связи и использовались в интересах как танковых подразделений, так и пехотных дивизий, с которыми они взаимодействовали.

Французские и британские «радиотанки» не стоит смешивать с последующей радиофикацией боевых машин — танковым радиостанциям, способным обеспечить связь как на стоянке, так и в движении, не требующим для своего размещения в машине отказа от вооружения, еще только предстояло появиться. «Рено» TSF представляли собой специальные машины управления. Войска не слишком любили их за ненадежность радиостанции, быстро терявшей настройку или выходившей из строя после тряски в движущейся машине, а также необходимости сворачивания и разворачивания высокой и хрупкой антенны. К концу войны только три полка получили машины TSF. Изготовлено 188 единиц. Поэтому в качестве командирских использовались и обычные «Рено» FT, с которых иногда снимали вооружение, оставляя амбразуру башни открытой, — получался подвижный наблюдательный пункт.

Задание на «Рено» BS Этьен сформулировал еще в июле 1917 г. В это время остро стоял вопрос о придании пехоте батарей орудий сопровождения, и легкое 75-мм орудие на гусеничном шасси с бронезащитой казалось удачным решением. Этьен предлагал безбашенную схему с установкой орудия в корпусе (весьма точно предугаданный прообраз германских «штурмовых орудий» начала Второй мировой войны). Такой вариант был построен в опытном порядке.

Но в результате 75-мм гаубицу «Шнейдер» (Schneider тип S) установили в увеличенной не вращающейся восьмигранной пирамидальной рубке с кормовой нишей (дабы дать место для отката ствола гаубицы с казенником), большим люком в борту и откидной крышей. В качестве танков поддержки «Рено» BS оборудовались креплением для сборного 4-метрового моста типа «Орли» на лобовой части — танк должен был укладывать этот мост на широкий ров, обеспечивая преодоление его линейными танками «Рено». Планировалось иметь один танк BS на пять линейных танков (т. е. каждый танковый взвод). Но повоевать «Рено» BS не пришлось, мало того — до конца войны ни одного из 600 заказанных BS не построили, а уже после войны собрали всего 39 штук. Видимо, об этом проекте говорил Фуллер, познакомившийся с Этьеном в конце 1917 г., когда с обычной своей едкостью писал о создателе французской «штурмовой артиллерии»: «Маленький и забавный невежда. Ни о чем другом, кроме пушек и женщин, снова женщин и снова пушек, не способен даже думать. Хочет поставить на свои танки 75-миллиметровку, а квартиру набить хористками».

Если конструкция «Рено» являла пример качественной и основательной конструкторской проработки (первые британские и французские танки все же несли в себе элемент импровизации и кустарщины), то спешная постановка массового производства не могла не сказаться на качестве. «Рено» FT имели ряд дефектов и недоработок. Около трех четвертей в первых сериях танков имели серьезные неисправности, часть из них даже вернули на завод. Так, на март 1918 г. выявилась недостаточная ширина и неплотное прилегание верхней створки лобового люка, недостаточная надежность коробки передач, отсутствие полного комплекта ЗИП (недостаток, так и не преодоленный к концу войны). Плохая уравновешенность башни затрудняла наводку, а торчавшие внутрь башни гайки петель люка-лаза создавали угрозу голове командира машины. Многие детали конструкции доводились уже в процессе производства или в мастерских. Нестабильность работы пульсатора, подававшего топливо в карбюратор, пытались устранить, заменив его мембрану фибровой прокладкой, но она быстро выходила из строя, и в июле 1918 г. в мастерских танковых частей нашли решение в виде особого латунного диска в карбюраторе. Даже не получая боевых повреждений и не застревая на препятствиях, «Рено» выходил из строя после нескольких дней активных действий. Наиболее чувствительными недостатками оказались быстрый износ и частые поломки пальцев и втулок шарнира гусеницы, а также частые разрывы ремня привода вентилятора, вызванные как качеством самих ремней, так и неопытностью водителей. Обычно ремни летели при слишком быстром увеличении оборотов двигателя или после холодного старта. К тому же ремни быстро растягивались и начинали перекашиваться и слетать. Выход из строя вентилятора приводил к быстрому перегреву двигателя, разгару цилиндров и выходу из строя поршней (при Суассоне 18 июля около 10 % «Рено» 503-го танкового полка не смогли пойти в бой по этой причине). С этим удалось справиться уже после войны. Многие недостатки компенсировались относительно высокой ремонтопригодностью «Рено», которая позволяла возвращать их в строй быстрее, чем средние «Шнейдер» или «Сен-Шамон». Правда, хронический недостаток запасных частей и ремонтных средств заставил держать в подразделениях резервные танки для быстрого восстановления боеспособности. Более богатый, чем у других танков, опыт эксплуатации «Рено» FT позволил выявить и последовательность износа узлов и агрегатов, а значит — определить порядок технического обслуживания. Сначала из строя выходили гусеничные цепи и опорные катки, затем подвеска, затем — двигатель (если, опять же, не считать типичные именно для «Рено» проблемы с пульсатором и ремнем вентилятора).

«Рено» FT-17 послужили базой и для ряда экспериментов. В 1918 г. на основе «Рено» FT изготовлен первый танк-тральщик с плужным минным тралом, оставшийся опытным (как, впрочем, и выполненный примерно в то же время британский танк-тральщик с Катковым тралом на основе тяжелого Mk V**). В виде опыта «Рено» FT пытались превратить также в плавающие машины, в транспортеры, носители фашин для преодоления широких рвов, самоходные прожектора. Шасси «Рено» FT было использовано для легкого 3,5-тонного трактора «Рено» H.J., предназначенного для вспомогательных служб.

Боевая служба «Рено» была долгой и разнообразной, но главную свою славу они приобрели на Западном фронте Первой мировой войны. За период с 31 мая по 11 ноября 1918 г. они имели 3292 встречи с врагом, в ходе которых было потеряно 440 машин. Из всех танков, вышедших в бой в 1916–1918 гг., эти двухместные «малыши» оказались наиболее удачными и любимыми и своими экипажами, и пехотой, с которой они действовали в бою. По окончании войны французы гордо назвали «Рено» FT «Танком Победы» (равным образом пулемет «Гочкис» именовался «Пулеметом Победы»), а когда Луи Рено «за вклад в победу над врагом» получил второй знак ордена Почетного легиона (первый ему вручили еще в 1906 г.), это была награда и за создание легкого танка.

Тактико-технические характеристики «Рено» FT-17


Оглавление книги


Генерация: 0.186. Запросов К БД/Cache: 0 / 0