Глав: 5 | Статей: 55
Оглавление
Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

«Штурмпанцер Абтайлунг»

Организация и тактика германских танковых подразделений

Еще до окончания постройки первого A7V, 20 сентября 1917 г., Военное министерство распорядилось о формировании двух «штурмовых отделений» по пять танков. Формирование 1-го отделения, включившего один пулеметный танк A7V с номером шасси 501 и четыре пушечных № 505, 506, 507, 540 «первого заказа» с корпусами «Рехлинг», было закончено 5 января 1918 г. К 12 января подразделение прибыло во Францию для обучения в школу вождения при Учебных курсах Генерального штаба в Саши (близ Седана). Здесь пришли к выводу, что и техника, и экипажи не готовы к боевым действиям. Для дообучения отделение направили в Бёвиль, близ Монмеди (Франция). Здесь, кстати, экипажи уже стали снимать броневые экраны ходовой части, затруднявшие движение на местности. Для обучения водителей в составе отделения имелся один небронированный трактор-транспортер A7V. Интенсивные тренировки дали свой результат — 1-е «штурмовое отделение» считалось наиболее боеготовым среди германских танковых частей. Танк № 501 пришлось уже 26 января 1918 г. отправлять для ремонта в Берлин-Мариенфельд, но к началу большого мартовского наступления он вернулся в отделение.

Формирование 2-го «штурмового отделения» фактически началось в марте 1918 г. — для него просто еще не было материальной части. Набранных добровольцев также направили в Бёвиль, где в это время проходили дообучение экипажи 1-го отделения. Но в это время танки уже готовили к переброске для участия в наступлении, и добровольцам пришлось дожидаться новых машин. 2-е отделение получило A7V с номерами шасси 504, 525, 542, 543 и 561.

Первым в начале апреля в Шарлеруа прибыл танк № 504, получивший в подразделении номер «один».

Приказ о формировании 3-го «штурмового отделения» A7V состоялся 6 ноября 1917 г. Однако, как и 2-е отделение, оно стало реально формироваться только в конце марта — начале апреля 1918 г., когда в Монсе-сюр-Самбр (Шарлеруа) стали прибывать A7V «первого заказа» с корпусами «Крупп» и «второго заказа» с корпусами «Рехлинг». Танки, планировавшиеся для отделения, с номерами шасси 526, 527, 541, 560 и 562 были в срочном порядке переданы 1-му отделению, пока его танки ремонтировались после первых боев. И поначалу единственной боевой машиной 3-го отделения был A7V № 503 — чтобы экипажи могли хотя бы ознакомиться с танком. В апреле отделению передали отремонтированные бывшие танки 1-го отделения — № 501 (еще до переделки в пушечный), 503 (на тот момент единственный в отделении, оснащенный «системой управления огнем»), 505, 506 и 507. Так два отделения «обменялись» машинами.

Экипажи набирали на добровольной основе по следующей схеме: водителей и механиков — из инженерных («пионерных») войск, наводчиков и заряжающих — из артиллеристов, пулеметчиков — из пехоты. Офицеров брали из пехоты или транспортных частей. Недостатка в добровольцах не ощущалось, и причиной тому был не только интерес к новому роду оружия, но и улучшенное довольствие по нормам штурмовых частей — не стоит забывать, что к началу 1918 г. Германия находилась в очень тяжелом экономическом положении, и это сказывалось на довольствии основной части армии.

Всего сформировали девять «штурмовых отделений» по пять танков каждое. 1, 2 и 3-е были укомплектованы танками A7V. Пять A7V использовались как резерв для замены вышедших из строя или потерянных машин.

11, 12, 13, 14, 15 и 16-е отделения были оснащены трофейными британскими танками Mk IV и стали известны под названием Beutepanzerkampfwagen Abteilung («отделения трофейных бронированных машин»). Эти отделения формировали по мере ремонта трофейных танков и по наличию личного состава — процесс формирования занял март — август 1918 г. Одно такое «отделение» Mk IV состояло из двух танков-«самцов» и трех «самок». Заметим, что 13-е и 16-е отделения числились «баварскими».



Танк A7V № 540 из состава 1-го «штурмового отделения», оставленный в районе Камбрэ, октябрь 1918 г. На танк нанесен последний вариант камуфляжной окраски и прямые («греческие») кресты.

Германцы оказались первыми после британцев, кто использовал их танки в бою, отремонтировав и перевооружив часть захваченных Mk IV. Использовавшиеся рейхсвером британские танки Mk IV были как пушечного, так и пулеметного типа. Они были взяты в основном под Камбрэ и снабжены направляющими рельсами на крыше для балки самовытаскивания. В декабре 1917 г. взятые под Камбрэ танки направили в мастерские в Шарлеруа, где и проводили их ремонт. Часть Mk IV перевооружили 57-мм крепостными пушками «Максим-Норденфельд» с соответствующим щитовым прикрытием по типу A7V и 7,92-мм пулеметами MG.08/15. Такие танки под обозначением «Beutepanzerwagen IV» состояли на вооружении четырех «штурмовых отделений».

В ходе боев 1918 г. были захвачены также несколько английских танков Mk А «Уиппет». Их подготовили к боевому применению, «зачислили» в «штурмовые отделения», но каких-либо сведений об использовании их германцами на фронте нет.

Танки составляли «боевой эшелон» отделения. «Технический эшелон» под командованием офицера-техника включал эвакуационный отряд на 8 грузовиках, подвижную мастерскую, машины подвоза боеприпасов, горючего и запчастей, полевую кухню, тягач с прицепом, 2–3 легковых автомобиля и мотоцикл. Впрочем, мотоцикл и легковой автомобиль могли считаться и в «боевом эшелоне» как средства связи. Штат «штурмового отделения» зависел, конечно, от типа танков. Отделение A7V включало 176–178 человек: командир и его заместитель в звании капитана или обер-лейтенанта, пять младших офицеров (лейтенантов) — командиров машин, 42 унтер-офицера, до 129 рядовых, включая мастеров, чинов связи, фельдшера, вестовых и пр. В штат отделения Mk IV входило до 142 человек (7 офицеров, 36 унтер-офицеров, 99 рядовых), что вполне естественно — если в отделении A7V, к примеру, было 48 пулеметчиков и 22 артиллериста, то в отделении Mk IV — соответственно 20 и 14.

Танковые «штурмовые отделения» подчинялись командующему бронечастями, штаб которого располагался в Шарлеруа (Бельгия), где размещался 20-й Баварский армейский автопарк. В его мастерских готовились к бою и проходили ремонт как A7V, так и трофейные Mk IV. Командующий бронечастями подчинялся начальнику Полевого автомобильного штаба при Ставке Главного командования.

Всего личный состав «танковых сил» рейхсвера, вместе со штабом, персоналом танковой школы и мастерских, включал около 2,5 тысячи человек. Сюда входили и запасные экипажи — они были приписаны к 1-му «штурмовому отделению», но именовались также «четвертым отделением».

У командования танки по-прежнему не вызывали особого энтузиазма. Генерал-фельдмаршал Гинденбург, осмотревший в марте в Шарлеруа первые 10 машин, высказался весьма скептически: «Вероятно, они не принесут большой пользы, но так как они уже сделаны, то мы попробуем их применить». В предстоящем наступлении в вопросах прорыва обороны германское командование основной упор делало на внезапность атаки, наступательный порыв пехоты, использование автоматического оружия, огневую мощь артиллерии и тщательную организацию ее огня. В наставлении «Атака укрепленных позиций» о танках практически не говорилось. Правда, Ставка Главного командования издала инструкцию «Взаимодействие танков с пехотой», гласившую, между прочим: «Пехота и танки продвигаются независимо друг от друга… При движении с танками пехота не должна подходить к ним ближе 200 шагов, так как по танкам будет открыт артиллерийский огонь». Указание о «независимости» продвижения пехоты и танков — фактическое повторение ошибки британского командования в начале боевого применения британских танков. Как видно, германское командование не оценило опыт сражения у Камбрэ 20 ноября 1917 г., когда каждый британский танк сопровождал специально выделенный взвод пехоты. Одна из германских инструкций, впрочем, гласила: «Боевые машины являются оружием штурма, призванным помочь пехоте. По своему назначению они аналогичны батареям непосредственной поддержки пехоты. Подобно штурмовым частям пехоты, они должны направляться на узлы обороны противника, пулеметные гнезда и другие очаги сопротивления. Они должны разрушать заграждения и нарушать оборону, двигаясь во главе атаки, чтобы облегчить продвижение следующих за ними волн пехоты. Для достижения этого требуется улучшение взаимодействия штурмовых частей». Но формы этого взаимодействия еще предстояло выработать.



Схема организации танковых сил германского рейхсвера в 1918 г.


Танк А7V № 506 из состава 1-го «штурмового отделения» под командованием лейтенанта Фосса на полигоне близ Бёвиля во время совместного обучения с подразделениями 5-го штурмового батальона пехоты, начало февраля 1918 г. Пятый слева, в шинели и фуражке, — капитан Й. Фольмер. Танк — с артиллерийской установкой на «козлах» и ранним вариантом бронирования кожухов пулеметов, в однотонной окраске. Большинство членов экипажа — в рабочих комбинезонах и стальных шлемах, за исключением механиков и водителя, использующих защитные «шоферские» шлемы.

При подготовке 1-го и 2-го «штурмовых отделений» в Бевиле они прошли совместную тренировку с пехотными штурмовыми отрядами. Так, 1-е отделение в феврале 1918 г. проходило совместное обучение с полубатальоном 5-го штурмового батальона. Уже 1 февраля 1918 г. танкистам вместе с пехотинцами-штурмовиками устроили смотр. За обучением танкистов наблюдал и капитан Й. Фольмер. 25 февраля 1918 г. здесь в присутствии генерала Людендорфа танки A7V № 505 и № 506 из 1-го «штурмового отделения» приняли участие в учениях по отработке атаки укрепленной полосы обороны совместно с бойцами 5-го штурмового батальона. Танки преодолели ряды колючей проволоки, снарядные воронки, сломали кирпичную стену, преодолели траншею шириной 2 м, но застряли в следующей траншее шириной 3 м.

Если не считать преодоления рвов и траншей, ходовые возможности танков A7V вполне позволяли им поддерживать в бою действия штурмовых групп, составленных из специально обученных пехотинцев и саперов. К примеру, командир 5-го штурмового батальона капитан Вилли Pop — ветеран «штурмовых» частей рейхсвера, отличившийся еще под Верденом в 1916 г., — признал, что танки при всех их недостатках могут сыграть важную роль на подходящей для их действий местности. Уже в августе 1918 г. танк № 560 проходил учения совместно с 6-м Баварским штурмовым батальоном. Много позже сочетание тактики штурмовых групп с танковыми подразделениями (плюс, конечно, радиосвязь и взаимодействие с артиллерией и авиацией) дало существенные преимущества уже германскому вермахту.



Танк А7V № 540 из состава 2-го «штурмового отделения» в Маршьен-о-Пон в середине апреля 1918 г. Танк— с «крупповским» бронекорпусом, тумбовой артиллерийской установкой и еще не снятыми бронеэкранами ходовой части. Ранний вариант опознавательных знаков включает по одному «железному кресту» на бортах, лобовой и кормовой частях, номер (IV) и имя («Bulle»).


Экипаж танка A7V № 563 «Вотан» 2-го «штурмового отделения» позирует, буквально облепив свою боевую машину. Танк — с корпусом «Рехлинг» второго заказа. Обратим внимание на дополнительное бронирование рубки управления, облегченный вариант бронирования кожухов пулеметов.

Сами танкисты тоже проходили подготовку для действий в качестве пехотинцев-штурмовиков — на случай покидания машины. Если же машина лишалась подвижности, но могла вести огонь, предполагалось использовать ее на поле боя как укрепленную огневую точку. Упоминается, что в танке во время боя могло находиться больше штатных 18 человек — дополнительные бойцы не столько помогали бы экипажу (скорее, наоборот), сколько усиливали его именно при действиях вне машины в качестве штурмовой группы.

Трофейные танки германские войска вынужденно применяли шире, чем собственные. В ходе боев часть поврежденных танков была заменена резервными, а часть успели отремонтировать и вновь пустить в бой. Так, первое «штурмовое отделение» за время боев практически полностью обновило материальную часть. И число реально действовавших танков оказывается несколько больше. По оценкам, за весь 1918 г. рейхсвер задействовал весьма скромный «бронетанковый парк», а именно: танков — 20 A7V и 30 трофейных Mk IV пушечного и пулеметного типа; бронеавтомобилей — 15 собственной постройки и 17 трофейных (включая 6 «русских»). Тут, конечно, не учитываются частично бронированные моторные орудия.

Оглавление книги


Генерация: 0.222. Запросов К БД/Cache: 0 / 0