Глав: 5 | Статей: 55
Оглавление
Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Обозначения и окраска танков. Экипировка экипажей

Обозначения и окраска танков. Экипировка экипажей

Окрашивались германские танки различно. Поначалу преобладала однотонная окраска в светло-зеленый или серо-стальной цвет «фельдграу». Некоторые танки — по примеру британских — стали покрывать деформирующей пятнистой окраской. Пятнистую окраску из сочетания красок различных цветов (буквально тех, что «были под рукой») имели, к примеру, A7V № 501 в ходе испытаний, танки № 506, № 507, № 529 и № 562 во время весенних боев 1918 г., № 560 в июне, № 504 и № 528 — в августе. Танк № 505 и под Сен-Кантеном в марте и под Виллер-Бретонне в апреле нес камуфляжную окраску из размытых пятен. В бою у Реймса 15 июля 1918 г. танки A7V несли камуфляжную краску в виде неправильных желтых и красно-бурых пятен поверх зеленого фона. От французов немцы позаимствовали прием рисовать на броне фальшивые смотровые щели, чтобы отвлечь на них огонь стрелков и пулеметчиков противника — фальшивые смотровые лючки нес, например, танк № 525 в боях того же июля 1918 г.



Трофейные британские танки Mk IV в германских мастерских в Шарлеруа.


Трофейный танк Mk IV «самка» из состава германского «штурмового отделения» несет большие «железные кресты», для лучшей видимости помещенные в светлые квадраты.


Германские пехотинцы с интересом знакомятся с танком Mk IV уже как со «своим» боевым средством, а не как с опасным врагом.

На бортах, на лобовом и кормовом листах рисовались черные «тевтонские» кресты, соответствующие знаку ордена «Железный крест», — такие кресты в то время уже использовались как опознавательные знаки германских военных самолетов. Поначалу на каждом борту танка рисовался один крест, а с мая 1918 г. — по два. Танк A7V № 507 в марте 1918 г., кроме того, нес на лобовой части упрощенное изображение знака Железного креста. Большие кресты служили скорее не для «поднятия духа» экипажей, а для предохранения их от обстрела своими же войсками — ведь германская пехота и артиллерия больше привыкла к наличию танков у противника. Некоторые танки — как, например, № 527 — имели кресты и на вентиляционных решетках крыши — очевидно, в расчете на свои самолеты-штурмовики.

После апреля 1918 г. между крестами посередине борта, а также на лобовом и кормовом листах помещалась цифра — номер танка в подразделении (танки 1-го «штурмового отделения» несли черные арабские цифры поверх пятнистого камуфляжа еще перед боем 24 апреля 1918 г. у Виллер-Бретонне). Номер мог располагаться внутри окружности — в частности, белая окружность соответствовала 1-му отделению. Во 2-м отделении для нумерации танков использовали римские цифры — поначалу их писали белым по бокам от «железных крестов» на передней и задней частях корпуса, а после боев у Виллер-Бретонне на танках 2-го отделения номера наносили на бортах между «железными крестами» красными римскими цифрами с белым окаймлением. А вот A7V 3-го «штурмового отделения» долго сохраняли по одному кресту на бортах и не несли на себе явно видимых тактических номеров.



Дважды трофейный. Поврежденный в бою танк Mk IV «самка» из состава германского «штурмового отделения» взят британскими солдатами. Танк несет прямые кресты (типа «балкенкрейц»).


Тренировка германского «штурмового отделения» трофейных танков Mk IV. Танки — типа «самка» — несут имена «Фриц» и «Лизель», «родную» окраску и типовые опознавательные знаки в виде черных «железных крестов» с белой окантовкой.

Каждая бронемашина имела, подобно кораблю или форту, собственное имя. Системы в наименованиях не было ни по первым буквам, ни по смысловой нагрузке — здесь и мифологические персонажи вроде «Мефисто», «Вотан», «Геркулес», «Циклоп», и персонажи эпоса о Нибелунгах Зигфрид, «Хаген», и популярные исторические — например, «Старый Фриц» (прозвище прусского короля Фридриха II). Танк № 501 после передачи в 3-е отделение упоминается под именем «Гретхен» — видимо, потому, что строился первоначально как «женский тип», «самка», хотя танк № 502 (503), переданный в то же отделение, назвали там «Фауст» (а ведь Фауст у Гёте называл свою возлюбленную именно Гретхен). Танк № 504 нес имя «Шнук», 505 — «Баден I», 506 — «Мефисто», 507 — «Циклоп», 525 — Зигфрид, 527 — «Лотти», 528 — «Хаген», 542 — «Эльфриде», 561 — «Никсе», 562 — «Геркулес», 563 — «Вотан». Стоит отметить, что в 1-м «штурмовом отделении» собственные имена давали не всем танкам, а во 2-м и 3-м «крестили» все машины. Иногда не один раз. В 3-м «штурмовом отделении» проявили верноподданнические чувства, подобрав танкам имена сыновей кайзера: к июню 1918 г. танк № 503 здесь из «Фауста» переименовали в «Кронпринца Вильгельма», № 505 — из «Баден I» в «Принца Августа Вильгельма», № 507 — из «Циклопа» в «Принца Айтеля Фридриха», а № 543 после передачи из второго отделения в третье из «Булле» перекрещен в «Принца Адалберта». Эти имена существовали как бы параллельно с прежними именами машин. Ну а танк № 564 — последний, поставленный в 3-е отделение — сразу назвали «Принц Оскар». Правда, еще 25 мая специальным приказом запретили использовать титулы правящей семьи, но в боях на р. Мае в начале июня танки 3-го отделения все еще несли эти имена. Затем их сократили до просто «Вильгельм», «Адалберт», «Фридрих» и т. д., закрасив титулы. А танк № 503 после «Короля Вильгельма» («Вильгельма») уже в августе был еще переименован просто в «Хейланд» — по фамилии командира лейтенанта Хейланда. Была и определенная преемственность — когда 2-е отделение взамен потерянного у Виллер-Бретонне танка № 561 «Никсе» получило танк № 529, тот получил не только тот же номер «пять», но и имя «Никсе-II». Имя «Старый Фриц» упоминается в разных источниках и для танка № 526, и для № 560 — благо оба находились в 1-м «штурмовом отделении». Имя писали белой краской на лобовой и кормовой частях корпуса вверху слева или справа, но имена принцев в 3-м отделении писали прямо посередине.

Из всех танков разве что № 506 «Мефисто» нес заметную собственную эмблему — на левом лобовом листе корпуса был нарисован красный чертик, весело несущий под мышкой британский «ромбовидный» танк (германский юмор).

Танки 1-го «штурмового отделения» первыми получили «адамову голову» — изображения черепа и скрещенных костей, старинного символа бессмертия духа, принятого в качестве эмблемы еще прусскими лейб-гусарскими полками в конце XVIII в. «Адамова голова» (или «мертвая голова») стала общим символом танковых «штурмовых отделений», она как бы роднила их со штурмовыми группами германской пехоты, огнеметчиками и т. п. «Адамова голова» была, кстати, популярна в конце войны и у русских «ударных» частей, включая бронеавтомобильные.



Танкам A7V случалось застревать в окопах и ямах и во время показных учений. Например, это случилось с танком № 507 во время демонстрации, устроенной 3-м «штурмовым отделением» в Саарбурге 31 августа 1918 г. Силами экипажа танк был быстро поставлен на ход — единственное преимущество многочисленного экипажа.


Экипаж танка A7V сфотографировался на фоне своей машины. Весна 1918 г. Обратим внимание на разнообразие в форме одежды, а также на окраску танка.

Танки первых поставок могли нести номера шасси с внутренней стороны дверей и на стенке корпуса — чтобы сориентировать экипажи и ремонтников (полезный прием, с учетом «штучной» сборки с мелкими отличиями каждой машины).

В сентябре 1918 г. командование решило упорядочить систему обозначения танков. 22 сентября 1918 г. специальным приказом для нового боевого средства вместо заимствованного английского «Tank», а также собственных словообразований «Panzerwagen», «Panzerkraftwagen» и «Kampfwagen» официально утвержден термин «Sturmpanzerwagen» (впоследствии в Германии предпочли короткое «Panzer», или полное «Panzerkampfwagen»). Тогда же утверждена типовая камуфляжная деформирующая окраска боевых машин. Поверх обычного для рейхсвера «фельдграу» наносились крупные пятна и извилистые широкие полосы неправильной формы красно-бурого, светло-зеленого и лимонно-желтого цветов. Пятна могли разделяться черными контурными линиями. Изображение «адамовой головы» наносилось теперь на все танки, включая трофейные. «Железные» (тевтонские) кресты заменяются прямыми черными крестами с белым окаймлением — такой крест (Balkenkreuz) в 1918 г. был принят и для авиации рейхсвера, позже его разновидности использовались в вермахте. Некоторые машины — как № 507 «Циклоп» — несли на корме изображение имперского черно-бело-красного флага.

Британские танки на «германской службе» сохраняли «родную» окраску, поверх которой в обязательном порядке рисовалось по два больших креста на бортах и кресты на корме и лобовом листе (опять же — чтобы германская артиллерия не перепутала их с противником), имя и номер танка. Так, трофейный пулеметный Mk IV нес номер 153, имя «Ханни», кресты и «адамову голову».

Германские танкисты поначалу носили ту форму, которую принесли из своих родов оружия. Для пехотинцев и артиллеристов это была обычная полевая форма, правда, без ранцев, подсумков и т. п. Позже экипажи танков стали использовать авиационные и мотоциклетные куртки и комбинезоны (из двух частей). Автомобилисты принесли с собой и «очки-консервы». Еще в феврале 1918 г. появились серые цельные защитные комбинезоны с содержанием асбеста, носимые поверх обычной униформы. Но обычно их носили водители и механики, другие члены экипажа оставались в обычной униформе — им и так было жарко внутри танка. Из обуви могли носить и сапоги, и ботинки с обмотками. Кожаные амортизирующие шлемы с защитными валиками, применявшиеся водителями и механиками, также были позаимствованы у летчиков и мотоциклистов. Однако нередко экипажи использовали обычные стальные каски, одевавшиеся поверх фуражки-бескозырки. Позже появились кожаные защитные шлемы упрощенной формы, напоминающие британские каски — благо такие каски в большом количестве были взяты вместе с британскими танками под Камбрэ. Шлемы часто дополняли кожано-металлические маски с прорезями для глаз и кольчужной «бородой», защищавшие лицо и глаза от мелких осколков брони и свинцовых брызг — их германские танкисты также позаимствовали у британских «коллег». На поясе носилась кобура с пистолетом или револьвером, кинжал («окопный нож») в ножнах. Поскольку экипажи танков обучались действовать вне машин как пехотная штурмовая группа, в танке, как уже говорилось, возились карабины экипажа, запас ручных гранат, два сигнальных пистолета.

Незначительное количество построенных германских танков A7V позволяет свести сведения об их постройке, службе и судьбе в одну таблицу (на основе данных, приводимых в работах Р. Штасхайма, Д. Флэтчера).

Сводная таблица танков A7V



----

Оглавление книги


Генерация: 0.361. Запросов К БД/Cache: 3 / 0