Глав: 9 | Статей: 59
Оглавление
Линейные корабли типа «Баерн» безусловно представляли собой самые мощные и боеспособные в мире дредноуты «доютландской» эпохи и великолепный образец самой передовой кораблестроительной технологии второго десятилетия минувшего века.

Но в силу целого ряда причин «Баерн» и «Баден» оказались все же «штучным товаром» (англичане за годы первой мировой войны пополнили свой флот десятью подобными кораблями!) и наивысшим достижением немецкой судостроительной промышленности эпохи кайзеровской империи. По своим боевым возможностям они находились на уровне лучших английских кораблей своего класса, строившихся с ними в одно и то же время — линкоров типов «Куин Элизабет» и «Роял Соверен», а в части обеспечения живучести — далеко опережали своих английских оппонентов.

Проектирование

Проектирование

Как мы уже отмечали, начиная с линейных кораблей типа «Кениг», Ганс Бюркнер наконец-то стал располагать башенные установки артиллерии главного калибра только в диаметральной плоскости корабля. Это оказалось возможным только после того, как на предыдущей серии немецких дредноутов типа «Кайзер» установили котлотурбиную главную энергетическую установку вместо поршневых паровых машин, а число башен артиллерии главного калибра сократили до пяти с шести устанавливавшихся на линкорах первых двух серий типов «Нассау» и «Гельголанд».

Это сокращение числа стволов крупнокалиберной артиллерии на корабле, тем не менее, повлекло за собой увеличение числа орудий в бортовом залпе с восьми до десяти. Помимо того, высвободившаяся масса в системе нагрузки корабля позволила довести толщину главного броневого пояса до 350 мм. В этом случае общепринятое правило соответствия толщины главного броневого пояса корабля наибольшему калибру его артиллерийского вооружения нарушалось исходя из соображений, что:

— самая мощная броня существовавших английских дредноутов (254...300 мм) уверенно поражалась с прогнозировавшихся боевых дистанций (40...60 каб.) бронебойными снарядами немецких 305-мм орудий;

— лишь 350-мм броня на этих дистанциях могла надёжно защитить от огня английских 343-мм орудий, которыми с 1909 г. стали вооружаться английские дредноуты;

— и, наконец, немецкие 305-мм орудия обладали боевой скорострельностью, примерно вдвое превосходившей таковую у 343-мм английских.

Как раз в эту же пору американцы и японцы перешли на своих самых новых дредноутах (линкоры типа «Техас» и линейные крейсера типа «Конго») к установке 356-мм орудий в качестве артиллерии главного калибра. Впрочем тогда это не слишком беспокоило немецкую сторону, так как оба эти государства в обозримом будущем не считались потенциальными противниками. И всё-таки руководству немецкого флота становилось достаточно очевидным, что мощь артиллерийского вооружения новостроящихся дредноутов придётся неизбежно и существенно наращивать, имея в виду прежде всего рост боевых возможностей и живучести новых британских боевых кораблей.

Этот вопрос встал в аппарате Рейхсмарине при обсуждении технического облика новых линкоров дредноутов, планировавшихся к закладке по программе 1913 финансового года. Существовали лишь две принципиальные возможности повышения ударной мощи этих кораблей:

— увеличить число стволов 305-мм артиллерии главного калибра, сохранив по возможности неизменным количество башенных артиллерийских установок (т.е. перейти к трёх- или даже четырёхорудийным башням);

— повысить калибр орудий, сократив при этом и число стволов, и количество башен на корабле.

При этом особое значение имело сохранение размеров и водоизмещения корабля в пределах, уже достигнутых на линкорах типа «Кениг». Это требование представляется совершенно понятным: только что закончились капитальные работы по углублению и расширению фарватеров в акваториях верфей и военно-морских баз, а также Кильского канала, и существовала надежда, что этого будет достаточно хотя бы на ближайшее десятилетие.

Уже несколько лет назад исследовался вопрос о целесообразности перехода к трёхорудийным башенным артиллерийским установкам для обеспечения наиболее рационального размещения крупнокалиберной артиллерии на линейных кораблях и линейных крейсерах. Это решение (с учётом необходимости борьбы за всемерное сокращение водоизмещения вновь проектируемых кораблей) активно поддерживалось Управлением кораблестроения, однако жестко критиковалось возглавлявшимся контр-адмиралом Г.Гердесом Управлением вооружения германского военно-морского флота (считавшим проблематичным разработку конструкции надежно работающей системы подачи боеприпасов к среднему орудию с неизбежным последствием в виде снижения скорострельности артиллерийской установки).

В дальнейшем и Главный военный совет германского военноморского флота (Reichsmarineamt — RMA) пришёл к единому мнению о предпочтительности использования лишь двухорудийных башенных установок для артиллерии крупного калибра. Трехорудийные башни к тому времени уже появились на первом австро-венгерском дредноуте «Вирибус Унитис», а немецкие специалисты получили возможность на практике ознакомиться с их особенностями — ведь именно они и консультировали своих австрийских коллег по проекту этих кораблей.



«Баерн» на стапеле. 18 февраля 1915 г.

Таким образом, увеличение числа 305 мм стволов и орудийных башен артиллерии главного калибра при сохранении размеров и водоизмещения линейного корабля уже достигнутых на дредноутах типа «Кёниг», становилось невозможным. Теперь оставался лишь один путь наращивания ударной мощи новых линкоров — повышение калибра орудий.

Корабельные артиллерийские орудия калибром 337 и 340 мм подвергались тщательному исследованию уже в 1910 г., когда фирма «Крупп» провела соответствующие проектные проработки. В августе 1911 г. гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц уже располагал проектными материалами по 350-, 380- и даже 406- мм орудиям, размещённым в двух- и трёхорудийных башенных установках.

Месяцем позже эти материалы подверглись обсуждению в аппарате военно-морского флота. В результате Управление Вооружения выступило за 350-мм орудия, в то время как Управление Кораблестроения и Главный Военный совет — за 380- или 406-мм калибр. Сам Тирпиц принял решение в пользу 406-мм орудий, а при его докладе Вильгельму II 26 сентября 1911 г. в императорском охотничьем имении Роминтен тот принципиально его в этом поддержал. Однако массогабаритные ограничения, налагавшиеся 28000-тонным водоизмещением проектировавшегося корабля, на новое 406-мм орудие жестко лимитировали его массу, а стало быть, определяли длину ствола равной лишь 35 калибрам.



Линейные корабли «S» (тип «Кёниг») и «Т» (тип «Баерн») (Продольные разрезы, планы батарейных палуб и сечения с указанием бронирования)

Баллистические качества такой артиллерийской системы (прежде всего по низкой начальной скорости и настильности траектории снаряда) не удовлетворяли требованиям Управления Вооружения, которое в октябре 1911 г. решило принять орудие с большей длиной ствола или, если для этого на корабле никаких резервов по массе не имелось, выбрать 380-мм орудие длиной 45 калибров. Именно это решение 6 января 1912 г. и утвердил Вильгельм II после развёрнутого доклада по вариантам проекта для новых линейных кораблей, который сделали ему Тирпиц, Гердес и Бюркнер.

Таким образом, «линейные корабли программы 1913 финансового года» получили вооружение из восьми 380-мм орудий длиной 45 калибров. Заметим: ни Тирпиц ни кайзер ещё «ни сном ни духом не ведали» о «подарке», который им готовил Черчилль в виде 381-мм пушек на «Куин Элизабет», а приняли своё решение о переходе на тот же калибр, так сказать, сами по себе. Дело было только в том, что ни Вильгельм, ни Тирпиц, ни Бюркнер, ни Гердес не играли в покер. Почтенные лютеране, они любили пострелять оленей в охотничьем имении кайзера Роминтен вдали от шумного Берлина, а потом порешать флотские вопросы и, может быть, — попить пива с сосисками. Словом, не любили они рисковать.



1915 г. «Баерн» на достройке

Осторожный Тирпиц всё время упрашивал Вильгельма не делать громких заявлений о растущей немецкой морской мощи, пока Рейхсмарине не набрал достаточных сил — не провоцировать коварных англосаксов. Он и так всемерно маскировал реальные боевые возможности новых немецких боевых кораблей: не повышал калибров тяжёлой корабельной артиллерии и стремился занижать оглашаемые официально водоизмещение и скорости крупных боевых кораблей. А вот кайзер любил свой флот и любил им прихвастнуть.

Словом, упустили время осторожные арийцы — пока на крупповском полигоне в Мёппене грохотали на бесконечных испытаниях выстрелы новых 380-мм пушек, заказанные в апреле 1913 г. под них новые корабли ещё целых восемь месяцев не закладывали. Их заложили и даже в условиях военного времени довольно быстро (за 26 и 33 месяца) построили первую пару, но время было безвозвратно упущено, и после начала войны вся программа создания немецких дредноутов с 380-мм артиллерией провалилась[* «Баерн» и «Баден» «опоздали» даже ко дню решающего Ютландского сражения — 31 мая 1916 г., а англичане там уже располагали знаменитой пятой эскадрой из четырёх линкоров типа «Куин Элизабет» с 32 381-мм стволами. Кроме того, в боевых порядках Гоанд-Флита находились ещё и «Роял Оук», и «Ривендж» с 16 такими же орудиями.]. Уже требовалось срочно «штамповать» подводные лодки.

Иное дело — Черчилль с адмиралами Фишером и Бриджмэном. Они-то в покер играть любили и рисковать тоже любили и умели: 381-мм пушки ещё не были испытаны, а линкоры под них уже строились. В июне 1912 г. Адмиралтейство объявило тендер на постройку четырёх новых линкоров «с 14-дюймовыми (т.е., якобы 356мм) экспериментальными орудиями», и в феврале 1913 г. они уже были заложены. В ноябре последовала закладка и пятого линкора типа «Куин Элизабет» — «Малайя». Все пять линкоров были закончены постройкой в период с декабря 1914 по февраль 1916 г. Так что «обскакали» англичане немцев в этом вопросе.

Вместе с тем отметим, что и английское решение о переходе на 381-мм артиллерию на новых линейных кораблях последовало совсем не в ответ на подобное немецкое. Диктовалось оно стремлением перед лицом американского и японского флотов, перешедших на 356-мм пушки, быть на высоте, да и вообще в области линейного флота англичане не могли не быть «впереди планеты всей». Не зря старый Фишер любил повторять: «British navy travelising the first!» («Британский флот путешествует только первым классом!»).




«Баерн» на ходовых испытаниях. Весна 1916 г.

Однако вернёмся к нашей теме. Технически проблема размещения в корпусе дредноута, подобного линейному кораблю типа «Кениг», представляла существенные трудности ввиду того, что 380-мм двухорудийная башенная установка весила в два раза более аналогичной системы с 305-мм орудиями, а дульную энергию, и стало быть, и силу отката первая из них имела вчетверо большую, нежели вторая. Понятно, что всё это выдвигало дополнительные требования к конструкции и прочности корпуса нового линкора.

Задача, поставленная Гансом Бюркнером перед коллективом проектантов, руководимым советником кораблестроения Германом Пэхом, в первом приближении формулировалась достаточно просто: «На основе прототипа „S“ (линейного корабля типа „Кениг“) требуется разработать проект линкора нового типа „Т“ — (будущий тип „Баерн“). Тактико-техническое задание предусматривало:

1. Вооружение

а) Артиллерийское: восемь 380-мм орудий длиной 45 калибров в четырех двухорудийных башнях, размещённых попарно в оконечностях в диаметральной плоскости линейно-возвышенно с боезапасом по 90 выстрелов на орудие, шестнадцать 150-мм орудий длиной 50 калибров в казематах с боезапасом по 160 выстрелов на каждое; восемь 88-мм одноорудийных зенитных палубных артиллерийских установок с боезапасом по 250 патронов на ствол.

б) Торпедное вооружение: 1 носовой и 4 бортовых подводных торпедных аппарата типа „Н8“ калибром 60-см с боекомплектом по 5 торпед на каждый.

2. Бронирование

Толщины и распределение брони, как на корабле типа „Кёниг“, и только верхний броневой пояс цитадели должен иметь броню толщиной 250 мм вместо 200 мм, а барбеты башен артиллерии главного калибра — толщиной 350/170 вместо 300/140 мм.

3. Скорость и главная энергетическая установка.

21 узел при шестичасовом форсированном ходе против 21,5 корабля типа „Кёниг“. Паровые турбины с непосредственным приводом гребных валов, водотрубные котлы, из них 3 котла смешанного отопления (т.е. и углем и нефтью).

4. Топливо Нормальный запас — 800 т угля и 200 т нефти.

5. Снабжение приблизительно сходное с кораблём типа „Кёниг“.

Длину и осадку по возможности согласовать с глубинами баз, портов и состоянием фарватеров.

Массы вооружения и топлива определялись из конструктивных условий.

Все особенности корабля типа „Кёниг“ были известны из расчетов и его нагрузки масс. В порядке эскиза предварительно рассчитывались необходимые объемы, особенно для подводной части корабля.




„Баден“ на ходовых испытаниях. Осень 1916 г.

Оглавление книги


Генерация: 0,339. Запросов К БД/Cache: 0 / 0