Глав: 8 | Статей: 8
Оглавление
События на юге Российской империи развивались стремительно, и вступившие в строй в 1874 г. "Новгород" и в 1876 г. "Вице-адмирал Попов" стали своеобразным сдерживающим фактором в начавшейся в 1877 г. очередной войне с Турцией. Уроки этой войны показали, что кораблей на Черном море катастрофически не хватало, турецкий флот практически владел морем, а главная мечта российских императоров – овладение Босфором – оставалась призрачной и несбыточной. Постоянно усиливавшаяся гонка вооружений привела к увеличению числа броненосцев во всех флотах мира. Россия, имея только оборонительный флот на Балтике и два тихоходных броненосца на Черном море, вновь оказалась в невыгодном положении. Это учли, и принятая 21 августа 1881 г. "Двадцатилетняя программа усиления Русского флота" открыла новую эпоху в нашей истории. Для Черного моря планировалось построить восемь "первоклассных броненосцев". Первым из них стал броненосец "Екатерина II", к постройке которого приступили в Николаеве в начале 1883 г. 10 мая 1886 г. его спустили на воду, а в состав флота корабль вошел в 1888 году.

Прим. OCR: К сожалению маловата собственно военно-аналитическая часть выпуска. А вот "политические разборки" очень по стилю напомнили некоторые историко-политические статьи советской поры.

НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

Четвертым, пятым и шестым черноморскими броненосцами стали "Двенадцать Апостолов", "Георгий Победоносец" и "Три святителя". С их вступлением в строй наличные силы Черноморского флота смогли вполне обеспечивать защиту России на юге. Правда, много нареканий вызвала готовность "Трех святителей", машины которого строились в Англии на всемирно известном заводе Гомфрейса и К°. На счету этого завода был уже не один десяток механизмов, изготовленных для всех флотов мира.

Но, видимо, английская добросовестность имела свои четкие границы при изготовлении машин для других стран. В конечном итоге новейший черноморский броненосец мог развивать скорость чуть более 12 узлов, и его машины чуть ли не ежедневно выходили из строя. Корабль стал самым тихоходным на флоте.

Но к снижению боеготовности флота приложили руку не только алчные заморские фабриканты, но и высшие чиновники Морского ведомства, все еще жившие по понятиям крепостнической давности. Так, согласно секретной директиве, рожденной в 1899 г. в тиши Главного штаба Черноморского флота, – она получила название "Правила оценки действия судов на маневрах", – бой между кораблями признавался "достигающим существенных результатов" только при стрельбе на расстоянии не свыше 12-ти кабельтов. В Правилах оговаривались и условия стрельбы – для 305-мм орудий: скорострельность не должна быть ниже 4-х выстрелов в течение 1 часа. Для новых патронах 152-мм орудий системы Канэ она, правда, отвечала требованием времени, но старые 152-мм орудия с длиной ствола в 35 калибров нужных показателей ни при каких условиях дать не могли, и их фактическая скорострельность равнялась 1 выстрелу в 2,5-3 минуты.

В инструкции говорилось, что при отражении минных атак "надо применять также стрельбу из винтовок на расстоянии не более 3-х кабельтовых". Видимо, тогда, в обстановке всеобщего спокойствия в штабе Черноморского флота, эту меру приняли действительно всерьез. Это против миноносцев, водоизмещение которых перевалило за 200 т!

Но не все на флоте оставалось неизменным. Так в период с 1894 (т.е. с начала царствования Николая II) по 1897 гг. численность адмиралов и генералов в Морском ведомстве возросла с 97 до 120. Из них на кораблях в 1894 году служили только 19, а в 1897 г. 27 адмиралов. Остальные числились где угодно: в "министерстве" (по терминологии того времени), в "посторонних ведомствах" (от 13 до 17) и даже на "коммерческих судах" (от 3 до 6). Если учесть, что в 1897 боевые силы Балтийского и Черноморского флотов состояли из 12 эскадренных броненосцев, 21 броненосца береговой обороны, 12 крейсеров I ранга и 11 крейсеров II ранга (всего 66 кораблей I и II рангов), то на 2,5 корабля приходился 1 адмирал. Картина выглядела совсем удручающей, если учесть, что всего в Морском ведомстве (существующем исключительно ради кораблей) на каждый боевой корабль I и II рангов приходилось по 1,8 адмирала или генерала.



Эскадра покидает Севастополь


Севастополь. Практическая эскадра в Южной бухте. (С открытки того времени)

Эти цифры говорят о многом. Высшая чиновничья верхушка считала себя помещиками от ведомства, в коем состояла, и в действительности служила не своему народу, а своему царю-кормильцу. Так на рубеже двух веков в России, разодетое в разные "одежды", по-прежнему существовало крепостное право. В подтверждение этого заметим, что число медиков в Морском ведомстве за эти четыре года увеличилось с 291 до 295 – на 5 человек !!! *

Бумажную деятельность высшего чиновничества можно хоть как-то оправдать – другим заниматься они не могли, но оправдать постоянную экономию на боевой подготовке кораблей уже никак нельзя. Из- за недостатка средств в течение 11 лет с 1895 по 1905 гг. "Двенадцать Апостолов" был в кампании только шесть раз.

Дважды во время службы его использовали в качестве опытового корабля. В результате проведенных на нем испытаний принимались технические решения в масштабе всего флота.

Первым в начале ноября 1895 года испытывался изобретенный минным офицером канонерской лодки "Терец" лейтенантом А.П. Угрюмовым ручной способ постановки мин заграждения с рельсовых путей. Еще в 1892 г. А.П. Угрюмов предложил свой способ постановки мин заграждения, применимый практически для каждого корабля (представлен в МТК 2 декабря 1892 г.).

Одновременно свой проект предложил и лейтенант Степанов, ставший впоследствии командиром минного заградителя "Амур", от мин которого в 1904 г. погибли два японских броненосца. Способ Степанова был более сложным и нашел применение только на кораблях специальной постройки. По системе Угрюмова мины хранились на палубе на специальных рельсах и в нужный момент просто вручную сбрасывались за борт. Впервые этот способ испытали летом 1893 г. на шхуне "Пицунда". В начале ноября того же года их повторили уже на "Двенадцати Апостолах".

Для этого на верхней палубе за кормовой башней проложили "железную дорогу", которая завершалась своеобразным наклонным "трапом". Высота "трапа" над водой составила 5,5 м. Под руководством минного офицера броненосца лейтенанта Симона 11-го и 12-го ноября сбросили в течение нескольких минут по 11 мин. Ус

пех превзошел все ожидания – мина в воду падала практически вертикально, имея наклон всего в 5°. Такой способ особенно был применим для броненосцев, ведь на них по положению мирного времени находилось более 300 мин, а в военное время их число достигало 600. Рельсовый способ постановки мин затем полностью вытеснил более сложный механический при помощи кранбалок по системе лейтенанта Степанова, бывшего на вооружении наших первых минных заградителей.

Второй раз корабль назначили для испытаний при выявлении оптимальных размеров выстрелов для минных сетей. Противоречивые мнения специалистов, обобщивших опыт русско-японской войны, о целесообразности сетевых заграждений вынудили МТК детально рассмотреть этот вопрос. Для опытов вновь выбрали "Двенадцать Апостолов".

Основной целью стало выяснение достаточной прочности сетевых полотнищ и длины шестов (6 м). Более того, в МТК опасались, что торпеды, попадая в район нижней кромки сети, подтягивали ее до борта. Для ответа на эти вопросы корабль с опущенными минными сетями обстреливали торпедами образца 1898 и 1904 гг.

Первые два выстрела торпедой образца 1898 г. (скорость 29 узлов, вес 440 кг.) сеть (вес полотнища 180 кг.) выдержала. При двух выстрелах торпедой образца 1904 г. (скорость 32 узла, вес 656 кг.) оказалось, что в первом случае в сети, не имевшей подвесок, торпеда не дошла до борта 0,9 м, во втором – попав в сети с подвесками, она разорвала 25 подвесок и почти дошла до самого борта. Опыты дали ценные результаты, и позднее на всех кораблях для большей безопасности минные выстрелы удлинили до 7,3 м, а диаметр колец сетей уменьшили.

В 1896, 1899, 1900 и 1901 гг. корабль в первую линию не входил и находился либо в излюбленном флотским руководством вооруженном резерве, либо в ремонтах. В этот период экипаж корабля заметно сокращали, и жизнь на нем шла как бы "в полнакала".

Но тем не менее, по понятиям столичной верхушки, флот жил. Так в феврале 1901 г. в библиотеку броненосца передали в единственном экземпляре (№ 109) "секретное издание" "Сборник сведений о военно-морских флотах иностранных государств". В качестве дополнения к нему поступил и экземпляр, посвященный только кораблям японского флота. Книги эти доставляли из Главного штаба в штаб флота, а уже оттуда по приказу его начальника контр-адмирала Иениша передавали на крупные боевые корабли.

Спустя четыре месяца, 1 июня, на броненосец пришел очередной документ. В нем говорилось, что "Ее императорское Высочество княгиня Ксения Александровна изъявила желание, чтобы при проходе Ее Императорского Высочества мимо судов эскадры команды становились для отдания почестей только один раз в день".

Сейчас можно только догадываться, какие чувства у корабельных офицеров вызвала столь "важная" бумага – восхищение ли ее добротой и милосердием, или раздражение тем, что к мнению любой особы царской фамилии подобострастно прислушивается высшее руководство флота.

Ясно только то, что постоянные прогулки по морю отдыхавшей на юге Ксении

Александровны были бы менее утомительны для флота только после подобной директивы, ведь приветствие требовало нахождения команд на палубах в течение 20-25 минут на все время прохождения ее великолепной яхты мимо стоявших на рейде кораблей. Столь "щадящая" директива исходила только от Ксении Александровны. В отношении же других членов царской семьи все оставалось по-прежнему.

В августе 1901 г. флот взбудоражили разговоры о целесообразности телесных наказаний для нижних чинов. Надо отдать должное офицерам – они выступали за их отмену. Вот, что писал по этому поводу в октябре в Главное Военно-морское судебное управление командир "Двенадцати Апостолов": "По моему мнению, следует упразднить телесные наказания, как постыдное для человеческого достоинства вообще и особенно для воинского звания. Применение такого наказания к матросу из моей долголетней службы показало, что наказанный таким образом нижний чин считается потерянным для службы, так как он совестится своих товарищей и затем старается совершить проступок, за который его сослали бы в дисциплинарный батальон".

В новом 1902 г. положение с боевой подготовкой несколько улучшилось. Все более и более взоры руководящей верхушки устремлялись на Дальний Восток, где японский флот неуклонно пополнялся новыми кораблями. Весьма отдаленно, но все же чувствовалось приближение войны с далекой восточной страной. Может быть, поэтому в период с 1902 по 1906 гг. "Двенадцать Апостолов" ежегодно вводили а кампанию.

С 1 июня по 1 октября 1903 г. броненосец прошел все плавания в составе Практической эскадры под командованием контр-адмирала Кригера. Затем корабль простоял в отряде вооруженного резерва, но уже под командой вице-адмирала Скрыдлова. С 25 февраля по 9 марта 1904 г. "Двенадцать Апостолов" находился в Алексеевском доке. За это время на нем успели заменить лишь бакаутовые подшипники. 1 мая корабль начал кампанию, но уже, скорее, как учебный корабль. На нем до 1 октября находились ученики одной из учебных команд Севастополя. Затем с 1 октября 1904 г. и до конца года – вновь служба в первой линии боевых кораблей.

С 1 по 8 апреля 1905 г. прошла очередная стоянка в доке – теперь для окраски подводной части.

Цусимская трагедия и поражение в русско-японской войне сразу принизили значение флота для Российской империи. По стране пронеслась Первая революция. Стоя с 21 мая 1905 г. по 1 января 1906 г. в вооруженном резерве, команда броненосца "Двенадцать Апостолов" активного участия в революции не принимала. После подавления восстания на "Потемкине", "Очакове" и в самой Севастопольской крепости на юге медленно стало воцаряться спокойствие. Россия опустилась во времена мрачной самодержавной инквизиции.

* Для сравнения, в 1899 г в германском флоте числились 17 адмиралов.

Исторический журнал Практической эскадры Черного моря за кампанию 1897 г.

Вследствие тревожного положения дел по поводу армянских беспорядков в Турции Практическая эскадра Черного моря под флагом вице-адмирала Дикова не кончила кампанию 15 октября, как предполагалось по программе, но, усилившись броненосцами "Три Святителя" и "Двенадцать Апостолов", минным транспортом "Буг", продолжила плавание, за исключением миноносцев, которые кончили кампанию для ремонта.

21 января вице-адмирал Диков спустил свой флаг и съехал с эскадры, получив другое назначение.

22 января в полночь Главный командир Черноморского флота и портов Черного моря вице-адмирал Николай Васильевич «опытов поднял свой флаг на броненосце "Синоп" и вступил в командование эскадрой Черного моря с Высочайшего соизволения от 20 января, сообщенным телеграммой Управляющего Морским министерством.

Состав эскадры:

– Эскадренный броненосец "Синоп" (командир капитан 1 ранга Невражин).

– Эскадренный броненосец "Екатерина II" (командир капитан 1 ранга Падалка).

– Эскадренный броненосец "Чесма" (командир капитан 1 ранга Ирецкий).

– Эскадренный броненосец "Георгий Победоносец" (командир капитан 1 ранга Кузьмич).

– Эскадренный броненосец "Три Святителя" (командир капитан 1 ранга Мартын).

– Эскадренный броненосец"Двенадцать Апостолов" (командир капитан 1 ранга Лощинский).

– Крейсер I ранга "Память Меркурия" (командир капитан 1 ранга Бал 1-й).

– Минный транспорт "Буг" (командир капитан 2 ранга Бал 2-й).

– Минный транспорт "Дунай" (командир капитан 2 ранга Андреев).

– Минный крейсер "Гридень" (командир капитан 2 ранга Скаловский).

– Минный крейсер "Казарский" (командир капитан 2 ранга Овод).

Эскадренный броненосец "Георгий Победоносец" под флагом контр-адмирала Лаврова, крейсер "Память Меркурия" под флагом контр-адмирала Остелецкого.

С подъемом флага Главного командира приказано эскадре дополнить запасы провизии и материала для 2-х месячной кампании, а уголь и боевое снабжение до полного.

24 января минные крейсера "Гридень" и "Казарский" были спущены с плавучего дока, где они красил подводную часть. Из остальных судов только броненосцы "Чесма" и "Три Святителя" имели чистые подводные части, все же остальные не вводилось в док весны 1895 г.

Броненосец "Три Святителя" стоял на рейде, продолжая работы по заканчиванию проводки электрического освещения и другие работы по корпусу: все же боевое вооружение этого броненосца было закончено и испытано. На всех судах эскадры приспособлены бани для команды, так что по субботам вся команда успевала мыться. Температура в банях была не менее 27°.

С 22 января по 1 февраля эскадра пополнила свои запасы. Суда эскадры перекрашивали все надстройки по верхнюю палубу из белого в желто-шаровой цвет, как менее резкий и заметный.

Старшие штурманские и судовые офицеры изучали телеграфное дело, для чего на броненосце "Чесма" был прикомандирован чиновник телеграфного ведомства. Под его руководством офицеры обучались умению передавать и принимать с аппарата депеши.

3 февраля миноносцы № 252, 256, 257, 259 и 270 окончили кампанию и вступили в вооруженный резерв.

7 февраля для пополнения полного недостатка офицеров на суда эскадры прибыло из Балтийского флота 24 офицера и 5 механиков. Кроме них, еще с прошлого года на судах эскадры находилось 10 балтийских офицеров.

С 12 февраля начали снаряжать в лаборатории фугасные снаряды для 12-дм орудий.

С 17 по 28 февраля проводил инспекторский осмотр эскадренных броненосцев контр-адмирал Лавров, остальным судам – контрадмирал Остелецкий.

На судах эскадры учения и занятия проводились по объявленному заранее расписанию. Причем особое внимание было объявлено на артиллерийские учения. При артиллерийских учениях старались довести до возможной скорость по

дачи и заряжания 12-дм орудий. Кроме занятий по расписанию, ежедневно производили занятия грамотностью. Примерное заряжание и подача производились ежедневно, кроме праздников с 8 ч. 30 мин. утра до 9 ч. утра. В конце марта скорость заряжания улучшилась почти в два раза. За норму количества примерных выстрелов принималось 3 выстрела на орудие, считая орудие заранее заряженным.

При этом получалось следующее время трех выстрелов из 12-дм орудий: "Три Святителя" – 10 минут; "Двенадцать Апостолов" – 10 минут; "Синоп" – 10 минут; "Георгий Победоносец" – 11 минут; "Чесма" – 12 минут; "Екатерина II" – 13 минут.

В продолжение марта на броненосце "Три Святителя" производились достроечные работы.

Доставка пресной воды для котлов судов эскадры все время производилась без задержек благодаря устройству в Черной речке водопровода с краном. Водоотливные баржи, входя в Черную речку, наполнялись водой из крана и портовыми средствами буксировались к судам. 21 апреля проходили похороны на братском кладбище при участии наряда с эскадры отставного контр-адмирала Нарбута.


30 апреля в 9 час. эскадра снялась с якоря для выхода в море для практического плавания в составе: эскадренных броненосцев правой колонны "Синоп", "Екатерина II", "Чесма", "Георгий Победоносец", "Двенадцать Апостолов", "Три Святителя"; левая колонна – крейсер I ранга "Память Меркурия", минные транспорты "Буг" и "Дунай", форзейли при броненосцах минные крейсера "Гридень" и "Казарский".

Выйдя в море, эскадра перестроилась: эскадренные броненосцы в две кильватерные колонны, а крейсер "Память Меркурия" с минными транспортами составили авангард, получив сигнал держаться в расстоянии видимости сигналов.

Производя простые эволюции для двух кильватерных колонн, эскадра двигалась вдоль южного берега Крыма и около 7 часов вечера застопорила машины, увеличив промежутки между колоннами до 6 кабельтовых, а между судами до четырех. Таким образом, эскадра простояла до 5 час. утра.

1 мая с 6 час. утра при ходе 6 узлов эскадра ушла к Ялтинскому рейду, занимаясь эволюционными перестроениями. Обойдя Ялтинский рейд, эскадра, маневрируя вдоль берега, следовала к Айю-Дагу, причем было проведено по сигналу учение спуска гребного катера и его подъема. В 5 час. вечера эскадра закончила учения и при ходе 3 узла шла в 5 милях от берега по направлению Херсонесского маяка. С 8 до 9 часов производили освещение боевыми фонарями, с 9 до 10 час. эскадра для практики шла с закрытыми отличительными фонарями.

2 мая в 5 час. ночи во время поворота к Севастополю на эскадренном броненосце "Синоп" у цилиндра высокого давления правой машины стоявший на вахте машинист Бычков, желая ощупать движущиеся части, вместо того чтобы сделать это левой рукой, что совершенно безопасно, по рассеянности употребил правую, вследствие чего головкой мотыля прижало его руку к валику золотникового привода и раздробило правое предплечье.

В 8 час. утра эскадра увеличила ход до 8 узлов, и до 11 часов производились построения с маневрированием. В это же время минные транспорты и минные крейсера брали друг друга на буксир. В полдень эскадра, пройдя Херсонесский маяк, перестроилась в две кильватерные колонны: броненосцы в левой, остальные суда – в правой в порядке диспозиции стоянки на Севастопольском рейде. В 1 час дня эскадра стала на Большом Севастопольском рейде.

За апрель-месяц эскадра провела 15 артиллерийских учений. На всех судах проводилось обучение грамотности, занятия по специальности, сигнализация семафорами. Ежедневно после подъема флага гребные суда посылались вокруг эскадры. Во время Св. Пасхи на судах эскадры устраивались спектакли нижних чинов, игры и развлечения.

С 3-го по 6 мая эскадра пополнила запасы угля, и броненосцы перекрасили трубы и мачты в желто-шаровой цвет, одни шлюпки остались белыми.

15 мая эскадра вышла в море для практического плавания в составе эскадренных броненосцев "Синоп", "Георгий Победоносец", "Двенадцать Апостолов", "Три Святителя", минных крейсеров "Гридень" и "Казарский" и минного транспорта "Дунай". Броненосец "Чесма" остался на рейде для определения своей остойчивости, "Екатерина II" – в сухом доке для окраски подводной части.

Выйдя в море, броненосцы застопорили свои машины и спустили за борт пирамидальные щиты. Обе колонны, разойдясь в разные стороны от щитов на расстоянии видимости сигналов, повернули обратно и произвели прицеливание и примерную стрельбу по щитам, все время продолжая подачи и примерное заряжание орудий. Таким образом эскадра маневрировала в виду щитов до 5 часов пополудни, все время определяя дальномерами расстояние для установки у орудий высоты прицелов. Такая примерная стрельба производилась на контр-галсе и курсовых углах.

К концу учения легкие крейсера отстали от эскадры и потом по сигналу атаковали ее. При их приближении броненосцы производили примерное отражение минной атаки. После чего броненосцы подняли свои щиты. В 6 час. вечера производили испытание сигнализации красными и белыми электрическими лампочками.


16 мая в 8 час. утра к эскадре присоединился броненосец "Чесма". После чего броненосцы, отойдя на соответствующее расстояние друг от друга, сбросили свои щиты и произвели каждый по своему щиту одну подготовительную стрельбу из учебных стволиков 12- и 6-дм орудий, после чего по тем же щитам произведена стрельба из пушек Готчкисса и Барановского.

В 8 час. вечера эскадра возвратилась на Севастопольский рейд. В полночь с 21 на 22 мая командующий эскадрой вице-адмирал Копылов перенес свой флаг с броненосца "Синоп" на пароход "Эриклик".

23 мая вследствие телеграммы Управляющего Морским министерством эскадренные броненосцы "Синоп" и "Двенадцать Апостолов" после испытания механизмов окончили кампанию и вступили в вооруженный резерв. Излишек офицеров с этих броненосцев расписали на плавающие суда. Перед окончанием кампании суда эскадры после испытания механизмов окончили кампанию и вступили в вооруженный резерв.

Перед окончанием кампании эскадра выходила для испытания механизмов на полном ходу.

Полный ход получился:

"Синоп" – 11 узлов ( был в доке для очистки и перекрашивания подводной части в марте 1895 г.).

"Чесма" – 11,5 узлов (был в доке в декабре 1896 г.).

"Екатерина II" – 14 узлов (был в доке в мае 1897 г.).

"Двенадцать Апостолов" – 11,2 узла (был в доке в мае 1895 г.).

"Три Святителя" – 13,5 узлов (был в доке в сентябре 1896 г.).

"Георгий Победоносец" – 12 узлов (был в доке в марте 1895 г.).

Крейсер I ранга "Память Меркурия" – 9,5 узла (был в доке 12 августа 1895 г.).

Минный транспорт "Дунай" – 12,5 узлов (был в доке 23 мая 1897 г.).

Минный крейсер "Гридень" – 21 узел (был в доке в январе 1897 г.).

Минный крейсер "Казарский" – 18,5 узлов (был в доке в январе 1897 г.).

В полночь с 26 на 27 мая, согласно Высочайшей Государя Императора воли, изложенной в телеграмме Управляющего Морским министерством, спустил свой флаг на пароходе "Эриклик" командующий эскадрой Черного моря вице-адмирал Н.В. Копытов. В то же время были спущены флаги на броненосце "Георгий Победоносец" младшего флагмана контр-адмирала Лаврова и на крейсере "Память Меркурия" младшего флагмана контр-адмирала Ельчанинова.

Окончили кампанию и вступили в вооруженный резерв броненосцы "Екатерина II", "Георгий Победоносец" и "Три Святителя", крейсер I ранга "Память Меркурия", минные крейсера "Гридень" и "Казарский". Остальные же суда продолжили плавание вместе с учебным отрядом.

Броненосец "Екатерина II" был введен в Алексеевский док. Оказалось, что его подводная часть покрыта водорослями и ракушкой толщиной от 4 до 5 дм. Приблизительно вес всего обрастания достигал 2600 пудов. При вводе "Екатерины II" в док пришлось снимать все шесть 12-дм орудий при помощи 100-тонного крана.

С крейсера "Память Меркурия" после экзаменов 90 учеников отправлены на крейсер "Вестник", который плавает в Средиземном море.




Севастополь. Начало XX века. (Репродукция с открытки того времени.)

Оглавление книги


Генерация: 0.292. Запросов К БД/Cache: 3 / 0