Глав: 16 | Статей: 16
Оглавление
Проникшие внутрь корабля водяные потоки, не встречая преград на жилой палубе, постепенно заполняли все новые и новые помещения. На броненосце прозвучал сигнал к спасению. Начали спускать катера и шлюпки. Теперь настала минута расплаты за преступное отношение в Морском министерстве к вопросам непотопляемости, не раз поднимавшимся С.О. Макаровым в то далекое и безмятежное время, когда "Наварин" вступил в строй. Но вряд ли кто в этой ужасной суматохе мог об этом помнить и знать.

5. Вдали от России

5. Вдали от России

I июня 1896 г., когда подготовка к дальнему плаванию "Наварина" и "Гангута" шла полным ходом главный командир Кронштадтского порта предложил в поход назначить (взамен "Гангута") броненосец "Император Александр II" который, по его словам, "не только находится в лучших условиях боевой готовности, но даже может быть изготовлен в сравнительно меньший срок".

II июля 1896 г. "Наварин" под командованием капитана I ранга П. А. Безобразова, неся флаг командующего отрядом в Средиземном море, надолго покинул Кронштадт. На корабле находились 616 офицеров и матросов 9 флотского экипажа. В погребах и крюйт-камерах броненосца хранились 450 зарядов и 290 снарядов для 305-мм орудий, 1116 зарядов и 1232 снарядов 152-мм орудий и 24160 патронов к 47-и 37-мм пушкам.

Вместе с "Наварином" {командир капитан I ранга П. Безобразов) в Средиземное море уходил и "Император Александр II" (командир капитан I ранга К. Никонов), минный крейсер "Посадник" (командир капитан 2 ранга Р. Вирен) и миноносцы № П9 и № 120 командиры лейтенанты А. Лебедев и В. Нащинский).

7 августа отряд прибыл в Киль. Затем последовали заходы в Христиапзанд, Портленд, и 27-го корабли бросили якорь в Кадиксе. Через педелю они находились уже в Алжире и чуть позже пришли в Пирей.

Выйдя 10 сентября из Пирея, "Наварин" на пути в бухту Мерсин на Малоазиатском полуострове произвел пробную стрельбу из всех торпедных аппаратов. Стрельбу оценили как успешную.

Через пять дней при следовании обратно в Пирей броненосец попал в семибалльный шторм. Сила ветра достигала 10-балльной отметки. Огромные волны свободно гуляли на баке и юте. Сильные их удары приходились в порты 152-мм орудий. К счастью, все они были плотно закрыты, и в батарейную палубу протекло незначительное количество воды. Размахи качки при этом достигали до 27° на борт На "Наварине" сильно пострадали дельные вещи из дерева. Водяными потоками сорвало все 16 крышек из красного дерева со светлых машинных люков. Через них в машину начала проникать вода. Одновременно с мостика снесло ящик с принадлежностями от орудия Готчкисса и выдавило несколько иллюминаторов в кают-компании.

Зайдя в Пирей и простояв там до 13 октября, "Наварин" по приказу командующего отряда ушел в Суду – порт с обширной бухтой на острове Крит. В Судской бухте "Наварин" застал большое скопление кораблей флотов Средиземного региона.

Первым при подходе к якорной стоянке встретили уходивший в море английский броненосец "Hood". Кроме него Англию представляли броненосец "Barfleur" и крейсера "Scout" и "Blanche". У самого входа в бухту стоял французский броненосец "Marceau", а в бухте минный крейсер "Wattigmes".

Самым большим был отряд итальянских кораблей. На рейде мирно дымил эскадренный броненосец " Frаncesсо Moposini" под флагом контр-адмирала Гуалтиери, за ним стояли "Ruggiero di Louria" и "Andria Doria", боевые суда IV класса "Giovani Bausan", "Stromboli", "Vesuvio" и боевое судно V класса "Liguria" Находилась здесь и турецкая эскадра, состоящая из броненосца "Мухадели Хаир", крейсера "Хамбегнума" и канонерской лодки "Искандерие". Слав на якорь. "Наварин" произвел салют наций.

На переходе в Суду заметно сказалось обрастание водорослями подводной части. Теплый климат Средиземноморья этому весьма способствовал. Идя при 65 оборотах винта, что соответствовало скорости в 12 уз., "Наварин" фактически едва давал 11.2 узла.

Заменив в Суде нашего стационара – канонерскую лодку "Грозящий", броненосец простоял там до 3 ноября.

Во время этой стоянки однажды выходили на стрельбы. Сначала стреляли малокалиберном артиллерией, а затем из 152-мм орудии. Особенно удачной оказалась вторая стрельба. Сделав всего шесть выстрелов, комендоры, умело управляя огнем, полностью разбили щит. Стрельбу пришлось окончить.

Из Суды корабль ушел в Смирну. Придя туда 6 ноября, "Наварин" застал корабли Североамериканских Соединенных штатов под командой контр-адмирала Сельфриджа, державшего свой флаг на крейсере "San Francisco". В его отряде находились крейсера "Minneapolis" и "Cincinnati". В бухте стоял и нидерландский отряд: фрегат "Prise" и авизо "Seehond".

Простояв в Смирне до 12 декабря, "Наварин" убыл в Пирей, где встретился с канонерской лодкой "Запорожец". Сделав затем в Пи рее однодневный выход, провели торпедные стрельбы. Сначала стреляли для согласования прицелов в веху, отстоявшую на 300 м от корабля. Затем, подняв откидными стрелами па борт торпеды, перезарядив аппараты, уже па ходу произвели по вехе новый залп.

Новый 1897 г. "Наварин" встретил у берегов Греции у о. Порос. В начале 1897 г. на Крите произошли межэтнические столкновения. Греческая и турецкая общины, враждебные между собой, вступили в открытый конфликт, повлекший за собой многочисленные человеческие жертвы. В конфликт постепенно начали вмешиваться и правительства Греции и Турции. Назревала воина. Греция, не согласная с решением коалиции ведущих стран: Англии, Франции, России, Италии и Германии о блокаде Крита, вступила на путь обострения отношении с ними.

Это поставило Россию в весьма затруднительное положение. С одной стороны, Греческое королевство являлось самым дружественным к России в Средиземном море. С другой – русские корабли не могли игнорировать указания созданного по этому случаю совета адмиралов международной эскадры.

Придя из бухты Погон (о. Порос) в Канею, "Наварин" получил решение совета адмиралов о посылке броненосца на рейд Ретимо для несения там дозорной службы. Район патрулирования для "Наварина" простирался от западной части мыса Майка до мыса Диако в полосе 22 миль от береговой черты. Из-за провокационных вылазок, устраиваемых греческими миноносцами, "Наварин" вместе с английским крейсером "Scouth" перешел в повышенную готовность.

Блокирование заключалось в ночном обходе линии дозора. Днем оба корабля становились на якорь. Ночами приходилось усиленно освещать горизонт прожекторами и постоянно иметь в боевом положении противоторпедные сети. Служба осложнялась ненастной погодой. Господствующий в районе порывистый ветер дул с берега, достигая порой 10 баллов. Но ожидаемые атаки миноносцев вынуждали экипажи постоянно находиться в готовности. У некоторых орудий круглосуточно дежурили комендоры.

Блокада затянулась на несколько месяцев. Находясь в дозоре, однажды попробовали определить дальность освещения стоявших на броненосце 75-см прожекторов Манжена. Для этого ночью, выбрав сравнительно ясную погоду, с прожектора, стоящего на топе грот-мачты, навели луч на вершину горы Vrisina, высотой около 930 м. В бинокли при этом хорошо был виден стоявший па вершине белокаменный монастырь. Замерив на карте расстояние, выяснили, что от "Наварина" до горы оно составило 4,3 мили или 7964 м.

В дозоре пришлось однажды переговариваться световыми сигналами Морзе с "Александром II". Он находился от "Наварина" в 22 милях и стоял на якоре в Судской бухте. Луч прожектора, направленного в небо под углом 20°, достигая облаков, образовывал хорошо заметное светлое пятно. Сигналами, состоящими из четырех и пятизначных чисел, броненосцы без труда передавали необходимую информацию. Каждой ночью "Наварину" приходилось постоянно освещать поверхность воды, ища на ней контуры греческих миноносцев. Вскоре весь запас электрических углей, столь необходимый для работы прожекторов, иссяк. Пришлось их позаимствовать у прибывшего недавно в Средиземное море броненосца "Сисой Великий".

Блокаду же сняли только 21 мая, и "Наварин", изрядно "обросший" водорослями, направился в итальянский порт для докования.

На переходе в Пола произвели две торпедные стрельбы. Двигаясь 9-уз. ходом, в буй па расстоянии от 400 до 600 м выпустили в общей сложности 15 торпед. Торпеды, идя все прямолинейно на глубине 3 м, ушли в район буя, а одной из них удалось даже задеть его. Это являлось хорошим показателем. Через два дня стрельбы повторили. Некоторые торпедные аппараты перезаряжали трижды. Из 20 выпущенных торпед две задели дрейфующий буи.

В середине июня 1897 г. "Наварин" прибыл в Пола, который в го время был самым оборудованным портом Италии. Офицеры броненосца, неоднократно посещая портовые сооружения, мастерские и доки, нашли их в весьма хорошем состоянии и отвечавшими современным требованиям.

В порту Пола офицерам "Наварина" удалось узнать и о том, как проходит подготовка нижних чинов для австрийского флота. Ей уделялось серьезное внимание, отчего на корабли поступало хорошо подготовленное пополнение. Сначала поступившие на флот новобранцы проходили в экипажах общий курс обучения, обязательный для всех призванных в австрийскую армию или флот. Окончив курс, новобранцы (еще не имевшие специальности) распределялись по кораблям. Из них отбирались самые способные, и их определяли для обучения специальности рулевого-сигнальщика. По отзывам австрийских офицеров, это, как правило, были преимущественно жители побережья Далмации, плававшие до поступления на службу на торговых судах.

Затем всем новобранцам приходилось сдавать экзамены. Им необходимо было уметь писать, читать, знать арифметику в пределах десятичных дробей. После этого выдержавшие экзамены осваивались на кораблях и изучали его устройство, рангоут, такелаж, умение водить шлюпку и стрельбу из всех видов огнестрельного оружия, имеемого на корабле, умение стрелять из орудий (если это были не артиллеристы ) и даже знание фехтования. Только после этого новобранец становился полноправным членом экипажа своего корабля.

В Пола находилась также и школа юнг. В нее принимали слушателей юношеского возраста с тем, чтобы в течение нескольких лет они, пройдя серьезный курс обучения, приходили на флот как высококлассные специалисты, имея при этом звание унтер-офицера. "Только начав подготовку с детского возраста, можно получить такой состав унтер-офицеров. Как ни странно, но мы подобный уровень подготовки имели только в среде фельдшеров, которые по сознательному отношению к дисциплине и по своему поведению служат образцом для остальных наших унтер-офицеров", -писал в своем рапорте командир "Наварина" капитан I ранга Иепиш.

Нижние чины на флоте состояли из 60% славян Далмацинского побережья, 15- 20 % итальянцев и 20-25 % других народностей, населявших Австрийскую империю. Славян с востока и венгров на флот не брали. Служба на флоте для нижних чинов определялась 4-мя годами, после чего они состояли 12 лет в запасе. Далее Иепиш замечал, что при меньшем числе личного состава флота и большем выборе из новобранцев уровень подготовки нижних чипов в австрийском флоте достаточно высок.

Во время стоянки в доке многим из офицеров удалось совершить экскурсию в г. Фиуме и ознакомиться с находившимся там заводом "самодвижущихся мин", принадлежавшим Уайтхеду. В то время на нем испытывали новый прибор – гиростат, корректировавший горизонтальную траекторию движения торпеды. Это заметно расширяло ее боевые возможности. Посетивших поразило и количество находившихся в сборке изделий. В просторных цехах их лежали не десятки, а сотни. При этом присутствовало и множество офицеров-приемщиков с других флотов мира. Завод тогда выпускал в основном 14-дюймовые (356-мм) четырехметровые торпеды для миноносцев. Спрос па них был огромный. Так Япония в 1897 г. заказала 600 торпед, Австрия 500, Швеция 200. Франция и Румыния по 50. Возможно, что среди нпх офицеры с "Наварина" видели именно те торпеды, от которых впоследствии и погиб их корабль. Годовая производительность завода тогда составляла около 1000 штук. Предусматривалось даже и расширение производства. Русское правительство также вело переговоры с Уайтхедом о покупке большой партии его смертоносных изделий.

Декабрь 1897 г. оказался поворотным в перераспределении стратегических задач России. В Петербурге на "Особом совещании" наконец четко определили, что основные силы должны быть на главном театре, каковым для данного времени является Дальний Восток". На совещании решили задачи Балтийского флота ограничить только береговой обороной. Тихоокеанский флот планировалось усилить и иметь в его составе 10 броненосцев, 34 крейсера различных рангов, 2 минных заградителя и 35 миноносцев-истребителей.

Из России пришел приказ о переводе "Сисоя Великого" и "Наварина" в Порт-Артур для усиления Тихоокеанской эскадры. Простояв до конца 1897 г. с броненосцем "Александр II" и минным крейсером "Посадник" в Суде, "Наварин" в первых числах января нового 1898 г. начал переход па Дальний Восток. За несколько дней до него туда отправился и "Сисой Великий".

Под командой нового командира капитана I ранга Иепиша с экипажем из 608 человек броненосец 13 января пришел в Суэц. В погребах находилось 259 двенадцатидюймовых и 1149 шестидюймовых снарядов. Это означало, что с момента выхода из Кронштадта в течение прошедших полутора лет плавания в Средиземном море корабль сделал 31 выстрел из двенадцатидюймовых и 103 из шестнадцатидюймовых орудий.

В Порт-Саиде ( городе, построенном строителями канала) для прохода к каналу пришлось уменьшить дифферент на корму. На бак из кормовых погребов перенесли снаряды, а на стоявшие рядом баржи выгрузили уголь из кормовых ям. За несколько дней до этого "Сисой Великий" также с трудом преодолел подход к каналу, и вряд ли ему удалось бы пройти, не имея буксиров в носу и корме. "Наварин" также заказал два буксира. 11 января броненосец вышел из Порт-Саида и через два дня подошел к каналу. Уголь с барж, а снаряды с бака вновь погрузили в трюм.

Перед входом в канал командир, рассчитывая пополнить запасы угля и воды, заказал их портовым властям Порт-Саида. При этом вышла неприятная история. Портовые служащие Порт-Саида, видимо, хорошо знавшие, что перед входом в канал почти все корабли ограничены во времени для контроля, хотели обмануть корабельных механиков и ревизора, привезя менее чем вдвое от общего количества заказанного угля и воды. Обман раскрылся. От получения запасов вовсе отказались, и "Наварин" начал движение по каналу. "Весь путь по каналу был сделан легко и без остановок для пропуска встречных судов, чем я обязан любезности главного агента движения по каналу, отставного лейтенанта французского флота Coullaut-a". – писал позже в донесении командир броненосца.

Из-за неприятного инцидента у входа в канал переход "Наварина" из Суэца в Коломбо через весь Тихий океан не состоялся. Кораблю пришлось зайти за углем и водой в Аден, куда он прибыл 20 января. В Адене, простояв менее суток, снова двинулись в путь. 23-го прошли остров Сокотра, в ночь с 27 на 28-е острова мыса Маникой. 29 января в полдень с марса моряки увидели идущий впереди белоснежный "Сисой Великий", с которым "Наварин" постепенно начал сближаться. "Догнав в Коломбо броненосец "Сисой Великий", я мог бы затем опередить его в присоединении к эскадре Тихого океана, благодаря преимуществу в скорости хода и экономичности машин вверенного мне броненосца. Но я полагал, что оба броненосца составляют неразделимую часть эскадры, и потому предложил капитану I ранга Парспаго продолжать паше плавание совместно".- писал в рапорте об этой встрече капитан I ранга Иепиш.

Стоянка в Коломбо заняла пять суток. За это время прочистили все котлы и заменили в них воду. С остановленными машинами только здесь экипажи обоих кораблей ощутили прелестную прохладу тропических ночей. Более чем полуторамесячное плавание в тропиках с постоянно действующими механизмами давали о себе знать. В океане, на переходе, жара была настолько велика, что однажды в корабельной кузнице самопроизвольно загорелся древесный уголь.

Неприспособленность кораблей к плаванию в жарком кл и мате теперь была очевидна. Сильно нагревались палубы, а особенно верхняя. Температура в артиллерийских погребах порой доходила до 42° С. Ночами команда спасалась, обливаясь забортной водой и устанавливая вендзейли – длинные парусиновые рукава, в диаметре около одного метра. Они позволяли прохладным ночным потокам воздуха проникать внутрь корабля. Теперь же в Коломбо во время стоянки корпуса начали остывать до нормальной 20° температуры.

В Коломбо, кроме наших кораблей, находились германские крейсера "Deutshland" под флагом контр-адмирала принца Генриха и "Gefion". 3 февраля "Сисой Великий", "Наварин" и оба германских корабля покинули Коломбо и взяли курс па Пенанг. Так они шли в течение 5 дней. 8 февраля, находясь у Малакского пролива, корабли разделились: германские направились в Сингапур, наши – в Пепапг. Став на якорь, сразу же начали погрузку угля. Здесь одним из германских ччольных агентов он продавался еще по умеренной цепе, далее же, в сфере английской и французской торговли, за него запрашивали более высокие цены. Погрузка затянулась. Местные грузчики отмечали очередной религиозный праздник и наотрез отказывались работать даже за весьма хорошую плату.

Здесь произошел одни необычный эпизод. Представим слово командиру "Наварина" капитану I ранга Иепишу. "Во время стоянки в Пеианге ко мне приехал младший уполномоченный султана северной част о. Сумматры и подал письменную просьбу о принятии владений этого султана под протекторат России. На мое указание. что Сумматра принадлежит Голландии, малаец отвечал, что во владениях его султана нет ни одного голландца и что война, которую те ведут на прибрежной полосе острова истощает только обе стороны. Поступить же под протекторат России султан желает потому, что ему известно хорошее отношение русского царя к своим подданным-мусульманам. Конечно же, я ничего не пообещал этому малайцу".

В полдень 15 февраля броненосцы вышли из Пепанга и через два дня прибыли в Сингапур. Простояв в Сингапуре всего 20 часов, "Наварин" получил почту, и корабли продолжили плавание. Через три дня, рано утром 20 февраля, экипажи облетела радостная весть. На горизонте показался идущий в Россию ветеран Тихоокеанской эскадры броненосный крейсер "Адмирал Нахимов". Произошла короткая и теплая встреча, и после передачи на крейсер почты корабли расстались. Последние несколько дней пути до Гонконга погода, до этого способствовавшая спокойному плаванию, резко изменилась. Подул семибалльный ветер, нагоняя крупные океанские волны.

Прибыв на рейд Гонконга, корабли стали на якорь фертоннгом. В Гонконге, в этом центре азиатской тopговли, постоянно находилось множество боевых и торговых кораблей. Рядом, также на якорях способом фертоннг, стояли английские корабли: броненосец "Centurion", крейсера "Odgan" и "Immortalite", канонерская лодка "Рeасоск" и истребитель "Hart". Была здесь и американская эскадра в составе крейсеров "Olimpia", "Boston", "Raleigh" и канонерских лодок "Concord" и "Petrel".

Несколько дней стоянки пролетели незаметно, и броненосцы, выйдя из Гонконга, взяли курс на конечную точку своего похода – Порт-Артур. Так в начале апреля 1898 г. тихоокеанская эскадра пополнилась двумя мощными броненосцами. До этого она состояла из крейсеров: "Россия", "Рюрик", "Адмирал Корнилов", "Память Азова", "Владимир Мономах", "Всадник", "Забияка" и канонерских лодок "Сивуч", "Бобр", "Кореец" и "Отважный". Были в эскадре и несколько миноносцев.

На момент их прихода всего только три года, как окончилась война между Китаем и Японией, оказавшаяся победоносной для последней. Но вмешательство европейских держав: России, Франции и Германии, усмотревших в Японии молодого хищника, свело на нет все плоды ее победы. Корея и Порт-Артур – заветные мечты самураев так и остались вне их владения. В 1896 г. Порт-Артур был на длительное время арендован Россией. С этого момента весь восточно-азиатский регион стал миной замедленного действия. Ненависть Японии к России обострилась, хотя продолжала существовать только в скрытой форме.

В начале 1898 г. Тихоокеанский флот перешел из замерзающего Владивостока в свою новую базу. Правда, единичные портовые сооружения, построенные еще в середине века, не отвечали условиям стоянки такого числа кораблей. Поэтому все они постоянно находились в плаваниях между портами Японии, Китая, Кореи и Владивостоком. В июле 1898 г. вблизи Порт-Артура на "Наварине" определили девиацию компасов, и в конце года броненосец ушел для докования во Владивосток.

В течение последующего времени "Сисой Великий" и ''Наварин" постоянно посещали или несли стационерную службу в Нагасаки, Талиенване, Фузаие и Чемульпо. Наряду с Порт-Артуром много времени простаивали во Владивостоке. Однажды "Наварин" попал в жестокий, третий по счету со времени выхода из Кронштадта, шторм. Выйдя в конце августа 1899 г. для докования во Владивосток и проведя по пути торпедные стрельбы, броненосец зашел в Нагасаки. Через несколько дней, попрощавшись с находившимися там канонерской лодкой "Кореец" и французским крейсером "Jean Bart", "Наварин" зашел на время для встречи с "Владимиром Мономахом" в Фузан и после этого взял курс на Владивосток.

В ночь с 8 на 9 сентября осенний ветер резко усилился до 9 баллов. Поднялось сильное волнение, и кораблю пришлось максимально уменьшить ход. Но это лишь незначительно ослабило удары встречных волн. И все же без повреждений не обошлось. Бурными водяными потоками выбило палубную настилку у выступа среднего мостика под 47-мм пушкой Готчкисса. "Броненосец сам по себе хорошо держался на волнении. Но палуба покрывалась водой, и масса брызг, попадая на мостики и в казематы, заставляет скучивать команду в батарее и жилой палубе. В первый раз за всю службу броненосец делал такой бурный переход", – писал затем в своем отчете командир корабля.

В Порт-Артур прибыло пополнение. С Балтики пришли три однотипных броненосца "Полтава", "Севастополь" и "Петропавловск". А в 1899 г. в Китае разразилось Боксерское восстание, известное в морской истории как конфликт у форта Таку. "Наварин" назначили стационером в Печелийском заливе в бухту Шанхай-Гуан. 6 января 1901 г. броненосец бросил якорь на рейде у мятежного форта. К тому времени восстание подавили, но в районе находилось еще много солдат экспедиционных корпусов из Англии, Германии, Австрии и Японии. Были в регионе и русские казацкие формирования. Они прибыли на крейсере 2 ранга "Москва" и пароходе "Хабаровск".

Из доставшихся России трофеев на пароход "Хабаровск" погрузили два 120- мм и 3 210-мм устаревших орудия. Столько же досталось и другим участникам штурма Таку. Из принадлежащих Китаю кораблей России передали истребитель "Таку", он затем получил новое имя "Лейтенант Бураков". Кроме войсковых транспортов на рейде стояли и крейсера объединенной эскадры: английский "Bonaventure", германский "Hertha", австрийский "Astrea" и японский "Naniva". Но все же на берегу еще было неспокойно. "Наварину" пришлось в течение всей стоянки держать в готовности десантную роту. Небезынтересно отметить, что в тот период на броненосце служил вахтенным начальником лейтенант М. Ставраки, будущий сослуживец П.П. Шмидта, руководивший в 1905 г. его расстрелом на острове Березань.

Через педелю стоянки с германского крейсера предусмотрительно прибыла делегация, и командира уведомляли о праздновании 14 января дня рождения германского кайзера. Получили приглашения и командиры других кораблей. Но произошло непредвиденное. Из Лондона пришло известие о смерти символа Англии и всех ее обширных колоний королевы Виктории. Так в один день кораблям предстояло отметить два события, столь разнящихся между собой. Но отличавшиеся холодной учтивостью офицеры британского корабля и командир крейсера "Hertha" пришли к компромиссному решению.

Утром 14 января после подъема на "Наварине" Андреевского флага его через несколько минут приспустили. На грот- мачте одновременно взвился английский флаг. За четверть часа до полудня кормовой флаг вновь подняли "до места", а английский спустили. Затем "Наварин" и все корабли, включая и английский крейсер, украсились флагами расцвечивания. На грот-мачте теперь подняли флаг Германской империи, и корабли отсалютовали в честь Вильгельма II. После салюта все повторилось снова. Андреевский флаг приспустили. Сняли германский флаг и флаги расцвечивания, а на грот-мачте вновь взвился Унион-Джек.

Крейсер "Bonaventure" начал положенный только кораблям "ее величества" траурный салют из залпов, равных числу прожитых королевой лет. Их с минутным интервалом прозвучало 81. Во время салюта все без исключения корабли на рейде стояли с приспущенными флагами. Период правления королевы Виктории и вся Англия той поры вошли в историю как "викторианская" эпоха, олицетворявшая собой строгое соблюдение всеми традиций и морали, уходивших корнями во времена средневековья. Викторианская эпоха явилась и эпохой расцвета флота Англии. Ему не было равных.

Через день из Лондона пришло известие о восшествии на королевский трон наследного принца Альберта Валийского. Англия получила нового монарха короля Джорджа VII. Корабли вновь украсились флагами и отсалютовали 21 залпом. В этот же день стационерная служба "Наварина" окончилась. Его сменил прибывший из Порт- Артура "Владимир Мономах".

Дальнейшие плавания "Наварина" проходили спокойно в повседневных занятиях и учениях. Лишь однажды во время перехода в Порт-Артур по вине машинной команды был выведен из строя один из котлов. Котел вскоре отремонтировали, и это не оказало заметного влияния на боевую готовность корабля.

На начало XX века пришелся необычайный рост японского флота. В 1902 г. в его составе находилось 8 броненосцев, 20 крейсеров и множество других боевых кораблей. В противовес этому Николай II утвердил план постепенного усиления Тихоокеанской эскадры. Согласно плану, в 1902 г. на Дальний Восток уходили новые корабли: броненосцы: "Ретвизан" и "Победа", крейсера "Аскольд", "Богатырь", "Баян", "Диана", "Паллада", "Боярин" и пять 350-тонных миноносцев. Одновременно к уходу в Кронштадт для ремонта начали готовить некоторые корабли Тихоокеанской эскадры и для перехода создали отряд под командованием адмирала Г.П. Чухнина. В отряд вошли семь кораблей: броненосцы "Сисой Великий", "Наварин", "Николай I" и крейсера "Адмирал Нахимов". "Дмитрий Донской", "Владимир Мономах" и "Адмирал Корнилов". Из Средиземного моря в Россию уходили крейсера "Герцог Эдинбургский" и "Крейсер".

Всем им предстояло пройти серьезный ремонт в Кронштадте.

Из донесения командующего отдельным отрядом судов, идущих в Средиземное море, Великому Князю Алексею Александровичу.

В полдень 3-го марта согласно предписанию Главного Морского Штаба вверенный мне отряд в составе эскадренных броненосцев "Император Александр II" и "Наварин", минного крейсера "Посадник" с миноносцами N9 119 и № 120 по сигналу с флагмана снялся с якоря для следования по назначению.

Выйдя за входные бочки, отряд построился по заранее объявленной диспозиции таким образом, что эскадренный броненосец "Император Александр II" имел на левой раковине в расстоянии 3-х кабельтовое "Наварин", на правой "Посадник" с миноносцами. Эскадронный ход сигналом назначался 9 узлов.

4-го августа в 2 часа пополудни вблизи маяка Тахкона, пользуясь тихой погодой, дал отдых команде миноносцев и приказал миноносцу № 119 принять буксир с "Александра II", а № 120 с "Наварина". Ночью (около 2-х часов) с 4-го на 5-е августа при небольшой зыби от SW на миноносце № 120 лопнула брага, и он до утра шел самостоятельно. Утром перед подъемом флага отдал буксир и миноносец № 119.

В 10 часов 15 минут 7 августа минный крейсер "Посадник" и миноносцы пошли в Киль, а броненосцы направились в Большой Белы к маяку Факкиеберг на южной оконечности Лангеланда.

9-го августа утром у Христианзанда отряд принял лоцмана, вошел на рейд, отсалютовав нации, получив с крепости ответ тем же числом выстрелов. Военных судов на рейде не застал. Простояв на рейде 4 дня и предоставив командирам осмотреть машины, принять пресную воду в котлы, а "Наварину" погрузить уголь, я 15 августа снялся с якоря и направился в Портленд.

16-го утром мой отряд вошел в Портлендскую гавань и стал на якорь. На рейде застал следующие суда английского флота: броненосец "Александра" (стационер), отсалютовавший мне по уставу, учебные суда "Минотавр", "Уорендер" и "Мартин", служащие для обучения юнг. Все они парусные (за исключением "Минотавра") и каждый день выходят в море для лавировки.

22 августа предполагаю сняться для следования согласно маршруту в Кадикс.

На переходе из Кронштадта в Христианзанд и Портленд на судах вверенного мне отряда ночью производились сигналы вновь установленными электрическими фонарями. Причем на "Александре II" и "Наварине" установили по 3 группы фонарей, по 2 фонаря в каждой, а на минных судах один белый фонарь.

При сигнализации выяснилось следующее:

1. Белый свот имеет достаточную силу и яркость.

2. Красный свет слишком слаб, и его трудно рассмотреть, в особенности, если он появляется среди белых.

3. Расстояние между группами фонарей желательно увеличить хотя бы до 16 футов

4. На судах, где динамомашины разнивпют 50 и менее вольт, напряжения силы света недостаточно. Свет фонарей на броненосце 'Наварин", где напряжение 65 вольт, гораздо ярче и лучше виден, чем свет фонарей с "Александра II", где машины дают только 50 вольт.

21 августа 1896 г.

Контр-адмирал Андреев



На палубе "Наварина". Последнее фото перед уходом в дальнее плавание.

Его Императорскому Высочеству Великому Князю Генерал-адмиралу Алексею Александровичу.

22-го августа в полдень при пасмурной погоде, но поднимающемся барометре снялся с якоря с Портлендского рейда и ушел в Кадикс.

27-го августа утром, определившись по мысу Сент-Винцент, легли на курс SO 81° на Кадикс.

В 5 нас. пополудни приняли лоцмана и вышли на Кадикский рейд, где вечером стали на якорь, отсалютовав по уставу Испанскому флагу контр-адмиралу Регуеру, державшему свой флаг на броненосце "Pelayo". Кроме "Pelayo" застал на рейде броненосный крейсер "Vizcaya", строящийся трехтрубный броненосец (около 9 500 т) "Karl V" и французский авизо "Mesange", идущий из Сенегала во Францию.На следующий день происходил в Сан-Фернандо спуск броненосного крейсера типа "Vizcaya" в 7 000 тонн. Крейсер назван "Princesa d, Asturia". Спуск не удался. Крейсер на воду не сошел.

В настоящее время испанцы непрерывно отправляют на Кубу и Филиппинские острова войска для борьбы с инсургентами. Для этого они фрахтуют коммерческие пароходы.

30-го августа по приглашению испанских властей приняли участие в праздновании дня рождения принцессы Астурийской – сестры короля. С восходом солнца все корабли моего отряда подняли стеньговые флаги и произвели салют в 15 выстрелов при подъеме и спуске флагов.

1-го сентября утром отряд снялся с якоря для следования в Алжир.

3-го сентября показался Алжирский маяк, и в 8 часов утра отряд по указанию портового начальства стал на бочки. Произвел салют по уставу Французскому флагу и с крепости получил ответ равным числом выстрелов. 12-го сентября утром вышел с Алжирского рейда для следования в Пирей.

Ранним утром 14-го сентября начала увеличиваться зыбь, ветер от N к 10 часам утра достигал силы от 7 до 8 баллов при крутой и неправильной волне. Эскадренный броненосец "Император Александр II" легко всходил на волну (но все-таки носом принимал воды достаточно), и она через люки и полупортики батарейной палубы проникала в жилые помещения и даже в кают-компанию и адмиральский салон. Число размахов "Александра II" в минуту составило 14-15.

После полдня ввиду надвигающейся пасмурности, свежего ветра и волнения, принявшего громадные размеры, и падающего барометра, а также имея в виду еще не испытанные морские качества "Наварина", решил на ночь зайти в бухту Калабрия южнее мыса Бон.

16-го сентября рано утром при значительно стихнувшей погоде взял курс прямо на Мальту.

18-го сентября открылся маяк Матапан.

19-го утром вошли в Пирейскую гавань и, отдав якоря, ошвартовались к стенке. При входе салютовал нации по уставу. В гавани застал канлодку "Запорожец", греческие барбетные броненосцы "Hidra" и "Spetsia", корвет "Hellas", служащий теперь школой для юнгов, и английский крейсер "Blanche".

25-го сентября Ее Величество Королева, Наследная принцесса София, Королевна Мария, Великий Князь Георгий Михайлович и Принц Андрей изволили посетить броненосцы "Александр II" и "Наварин".

На броненосце "Наварин" ввиду черезвычайно высокой температуры от нагревания гидравлических насосов у 12- дюймовых башенных орудий в носовом и кормовом кубриках разрешил установить два электрических вентилятора, которые выписаны от фирмы"Cotte" и "Garle" в Париже. Необходимые для этого трубы будут сделаны в Пирее.

Пирей. 28 сентября 1896 г.

Контр-адмирал Андреев

Список офицерского состава, уходившего в дальнее плавание на броненосце "Наварин". (20 июля 1896 г.)

Команда Звание Имя и фамилия Должность

9 фл. экипаж Капитан 1 ранга Петр Безобразов Командир

9 фл. экипаж Капитан 2 ранга Иероним Валенский Старший офицер

9 фл. экипаж Лейтенант Владимир Бодиско Вахтенный начальник

9 фл. экипаж Лейтенант Петр Паттон Вахтенный начальник

9 фл. экипаж Лейтенант Александр Доливо-Добровольский Ревизор

9 фл. экипаж Лейтенант Александр Рсммер I Ст минный офицер

9 фл. экипаж Лейтенант Константин Сутковой Мл минный офицер

9 фл. экипаж Капитан Николай Трофимов Ст. арт офицер

16 фл. экипаж Лейтенант Барон Христиан Майдель Мл. арт офицер

9 фл. экипаж Лейтенант Владимир Берлинский Ст. штурманский офицер

9 фл. экипаж Мичман Владимир Любинский Мл. штурманский офицер

9 фл. экипаж Мичман Николай Фогель Вахтенный офицер

2 фл. экипаж Мичман Семен Фабрицкий Вахтенный офицер

9 фл. экипаж Мичман Михаил Львов Вахтенный офицер

32 фл. экипаж Мичман Сергей Иванов Вахтенный офицер

9 фл. экипаж Ст инженер-механик Федор Сидоров Ст инженер-механик

9 фл. экипаж Пом ст инженер -механика Виктор Винтер Зв гидравл приборами

9 фл. экипаж Мл и нженер-механик Михаил Яценко Минный механик

9 фл. экипаж Коллежский советник Дмитрий Кузнецов Ст судовой врач

17 фл. экипаж Колежский асессор Вениамин Подобедов Мл судовой врач

9 фл. экипаж Губернский секретарь Константин Ладанов Шкипер

9 фл. экипаж Губернский секретарь Семен Медведев Арт содержатель

Воронежской епархии Заштатный священник Отец Иоанн Покровский Священник служитель

Донесение командующего отдельным отрядом судов в Средиземном море Великому Князю Алексею Александровичу

8-го октября в день Наваринской битвы и судового праздника на броненосце "Наварин" Ее Величество Королева Ольга Константиновна изволила прибыть на этот корабль к молебну, отслуженному после литургии. По окончании молебна Ее Величество поздравляла команду с праздником и изволила принять завтрак, предложенный офицерами броненосца.

10-го октября, предупредив нашего посла в Константинополе, с броненосцами "Александр II" и "Наварин" вышел на стрельбу из орудий и минами, предполагая затем заменить канонерскую лодку "Грозящий" на о. Крит "Навариным". Вскоре по выходе из Пирейской гавани с Наварина" сигналом известили меня, что в пирейском госпитале скончался кочегар Иван Камп, а потому я приказал броненосцу немедленно возвратиться в Саламинскую бухту на его похороны, а затем идти на о. Мило.

12-го октября вечером пришел из Пирея броненосец "Наварин", на котором прибыл назначенный на эскадру мичман Герстфельд, которого я определил на этот корабль.

13-го октября послал "Наварин" в б. Суда на смену лодки "Грозящий", а "Александра II" в Порос, куда он прибыл вечером.

20-го октября на отряде отслужена панихида по в Бозе почившем Императоре Александре III, а 21-го октября благодарственная молитва по случаю дня восшествия на престол Его Императорского Величества Государя Императора Николая II.

Порос. 22-го октября 1896 г.

Контр-адмирал Андреев

Донесение командующего отдельным отрядом судов в Средиземном море Великому Князю Алексею Александровичу

13-го декабря пришел из Смирны броненосец "Наварин", а "Николай I" вышел из Суэца в Порт-Саид. 14-го декабря я получил телеграмму о прибытии броненосца "Сисой Великий" 8 Алжир. 31-го января 1897 года я согласно указанию нашего посла в Константинополе с "Александром II", "Навариным" пошел в Канею, где уже находился "Николай I". В Кандии стоял "Сисой Великий", а в Ретимо канлодка "Грозящий".

1-го февраля в полдень вошел на Канейский рейд, где застал множество кораблей.В настоящее время в водах Крита находятся суда Англии: броненосцы "Барфлер", "Трафальгар", "Кампердоан", "Родней", "Ривендж" и 12 крейсеров II и III ранга Италии: броненосцы "Сардиния", "Сицилия", "Дориа", "Ре Умберто", "Франческо Моросини" и 18 крейсеров от Австрии: "Мария Терезия", "Кронпринцесса Стефания", "Селенико" и 3 минных крейсера Франции броненосные крейсера "Адмирал Шарне", "Форбан" и 6 крейсеров III класса Германии: крейсер "Кайзерин Аугуста" и Турции: броненосцы "Махмуд Хаир", "Хайбетнума" и один корвет. С нашей стороны в водах Крита находятся броненосцы "Александр II", "Наварин", "Сисой Великий", "Николай I", канлодки "Запорожец", "Грозящий", минный крейсер "Посадник" и миноносцы № 119 и № 120.

После моего прибытия на рейд ко мне тотчас прибыл наш консул Демерик и сообщил мне о положении дел на о. Крит. Все представляется следующим образом: после ничем, по-видимому, не вызванного нападения горцев (критян- инсургентов) на турецкие деревни в бухте Суда и их уничтожения в г. Канея начались беспорядки, пожары и резня, хотя и весьма в незначительных размерах. Беспорядки эти поддерживались обеими сторонами и не могли быть остановлены турецкими властями.

Команды военных судов занимались тушением пожаров и перевозкой спасавшихся жителей на свои суда и на о. Милос. То же делали и суда моего отряда до получения приказа управляющего Морским министерством прекратить перевозку беглецов. Нашими судами перевезено 1500 человек, в основном женщин и детей, Кроме этого, на "Николай I" и "Наварин" по просьбе нашего консула приняли 84 черногорца-чины вновь утвержденной жандармерии, которые получили телеграмму от своего Князя: в случае опасности искать защиту только у русских.

2-го февраля у о.Теодора были замечены турецкие военные суда, как впоследствии оказалось, они высаживали свои регулярные войска

На собрании адмиралов стоящих на Крите эскадр 2-го февраля было решено протестовать против неприязненных действий Греции против Турции без объявления войны, что составляет нарушение международного права. К тому времени уже произошел случай, когда греческий крейсер "Миаулис", встретив в море турецкий пароход "Фауд Паша", шедший с войсками из Кандии, стрелял у него и заставил вернуться обратно.

Адмиралы в обращении к командиру отряда греческих судов командору Reinek предложили не принимать против турок ничего нарушающего международное право и просили его понять, какую тяжкую ответственность он на себя берет. Ввиду волнений и беспорядков, происходивших в Ретимо, Кандии и Ситии, адмиралы на заседании 4 февраля 1897 г. па броненосце "Сицилия" постановили объявить эти пункты под протекторатом Европы и послать туда свои корабли.

Таким образом, в Ретимо назначены флагманом "Наварин" и три крейсера. На следующий день "Наварин" ушел но назначению. Но тем не менее на остров смогли высадиться 1500 греческих солдат с батареей из 8 полевых орудий.

23 февраля при проведении отрядом дозорной службы у берегов о.Крит английский адмирал сообщил мне, что получил заслуживающие доверия сведения о предполагаемой ночью атаке греческими миноносцами судов, стоящих у о.Мило. По окончании заседания адмиралов вечером английские суда ушли в бухту и поставили сетевые заграждения. На судах вверенного мне отряда приняты те же меры предосторожности. Командира броненосца "Наварин" в Ретимо я предупредил телеграммой о возможной ночной атаке миноносцев.

о.Крит 23 февраля 1897г.

Контр-адмирал Андреев

Командующему отдельным отрядом судов в Средиземном море Рапорт

В последнее время вне аванпостов усилились выжигания принадлежащих туркам маслинных деревьев. В свою очередь и турки подожгли 7 июня несколько деревьев на земле, принадлежавшей грекам. Чтобы по возможности сдерживать разгар мести, я просил Гусни-пашу не оставлять подобные случаи без внимания и получил ответ, что виновные в поджоге турки уже найдены и будут посажены в тюрьму. После того 8 и 9-го июня инсургенты усиленно выжигали сады мусульман, подвергая терпение последних крайнему испытанию. При таких обстоятельствах наша роль посредников-умиротворителей становится слишком нелегкой.

8 июня утром пришел миноносец №119, и командир его передал мне приказание: принять меры к недопущению высадки инсургентов и италианских волонтеров, об отправлении которых из Греции на пароходе "Самос" имелась телеграмма. Днем миноносец крейсировал на назначенной ему дистанции, а по окончании его очереди крейсерства был отправлен мною на ночь в бухту Армира.

9 июня в 8 час. утра пришел на рейд под контр-адмиральским флагом австрийский крейсер "Maria Theresia" и контр-миноносец "Satelit". Отсалютовав флагу, я представился адмиралу и вместе с ним съехал на берег, где адмирала встретил предупрежденный накануне полковник Шостак. На площади перед конаком были выстроены все части нашего сухопутного отряда, с которым адмирал поздоровался и обошел фронт. Затем части прошли церемониальным маршем и с песнями направились к казармам. Австрийский адмирал прошел на кухни, попробовал из котлов пищу и осмотрел устроенные для артиллерийских лошадей конюшни.

В офицерской столовой тем временем был приготовлен для гостей легкий завтрак, во время которого адмирал и его свита сумели дать разговору задушевный товарищеский тон.

В 9 час. пришел на рейд минный крейсер "Посадник", и командир его доложил, что во время ночного крейсерства ничего подозрительного не видел.

В 11 час. пришла канлодка "Грозящий" под флагом Вашего Превосходительства, который в полдень был перенесен на вверенный мне броненосец.

9 июня 1897 г.

Командующему отдельным отрядом судов в Средиземном море Рапорт

23 июня пришел из Суды с почтой миноносец № 120 и доставил на броненосец команду, бывшую на форте Иззедин. После полдня миноносец произвел на здешнем рейде стрельбу минами.

24-го командир английской лодки "Dryad" просил моего распоряжения по поводу полученной им телеграммы, предупреждающей о возможности высадки новой партии греческих волонтеров. Я предложил ему развести пары и переночевать стоя на якоре в бухте Армиро.

25-го "Dryad" возвратился и принял здесь провизию с пришедшего на рейд английского транспорта. Во время послеобеденных занятий высажен с броненосца десант, которому было проведено учение с нашим сухопутным отрядом с обозначением противника. Рота стрелков обороняла гору, а наша корабельная вела на нее атаку. Затем повторили атаку, поменяв роты местами. Под конец было сделано десанту учение по окапыванию.

Сухопутные офицеры и полковники Шостак и Калинин приняли живое участие в этом учении. Из их замечаний я нахожу существенным указание на непрактичность вооружения палашами у прислуги пушки Барановского и наличия у этого орудия тележки. Лучше бы было вооружить прислугу винтовками, которые они держали бы на ремнях закинутыми за спину по-драгунски. Таким вооружением люди меньше стеснены в движениях, нежели палашами, и в то же время сама прислуга составляла более существенное прикрытие самих пушек.

27 июня перед закатом солнца перевернулся в прибрежных бурунах катер с минной лодки "Dryad" К месту происшествия с нее были посланы две шлюпки под веслами, а с "Наварина" паровой катер. Удалось поднять из воды нескольких человек, отброшенных мористее буруном. Но в самые буруны войти не решились. Нескольких человек выбросило на берег более или менее благополучно, но 6 человек выброшены в бессознательном состоянии. 3-х человек не нашли совсем. К жизни удалось возвратить затем всех 6 захлебнувшихся.

Сегодня выбросило на берег труп одного матроса. Поиски двух остальных продолжаются. Всего на катере было 23 нижних чина и 1 нестроевой офицер. Они поехали на берег купаться. Спасшиеся сегодня еще так слабы, что их не решаются беспокоить расспросами подробностей катастрофы. Старшина катера и юнга проявили подвиг, помогая спасаться своим товарищам.

28 июня 1897 г.

Командир эскадренного броненосца "Наварин"

Капитан I ранга Иепиш

Командующему отдельным отрядом судов в Средиземном море Рапорт

После очистки от наростов и перекладки для окраски клеток выяснилось, что ввод вверенного мне броненосца в док и постановка на блоки были произведены в высшей степени аккуратно. Окраска составом Моравия велась исключительно портовыми мастеровыми, так как состав этот требует умелого с ним обращения. От хорошей же окраски зависит и продолжительность ее предохранительного действия. Эта продолжительность австрийскими моряками определяется от 1 до 1,5 лег, и на этот счет мне не пришлось здесь услышан, ни малейшего противоречия.

Подъем руля для исправления набивки, дававшей течь сальника, встретил затруднение в невозможности снять один из соединительных болтов для крепления тяги румпельного параллелограмма. Болт этот пришлось высверливать.

Бывший во время стоянки в доке дождь показал необходимость проконопатить верхние палубы, и к этой работе ужо приступлено Барказные шлюпбалки в разогретом состоянии удачно выгнули гидравлическим прессом, какового до сих пор еще не имелось на Кронштадтском пароходном заводе.

Мастерские арсенала Полы, не будучи обширными, отличаются полнотой средств и практичностью приспособлений. С разрешения вице- адмирала фон Питнера офицеры "Наварина" приступили к ознакомлению со всеми учреждениями здешнего порта, и составляемые ими отчеты будут мною представлены Вашему Превосходительству.

Сего числа вверенный мне броненосец выведен из дока и приступает к погрузке полного запаса угля из казенных складов, после чего будут погружены боевые запасы.

п.Пола, 19 июля 1897 г.

Командир эскадренного броненосца "Наварин"

Капитан I ранга Иепиш

Командующему отдельным отрядом судов в Средиземном мора Рапорт

Во время пребывания в Поле я испытал удовольствие видеть прекрасные результаты мер, принятых мной для воздержания нижних чинов от пьяного разгула на берегу. В Поле команда увольнялась на берег почти ежедневно отделениями и даже целыми вахтами, когда броненосец стоял в доке. Не было ни одного нетчика, и за все время только один напился до того, что его привели под руки, а увольнялись все и даже стоящие в разряде штрафованных.

При посещении вице-адмирала Питнера он еще раз высказал мне благодарность и удивление благонравному поведению русских матросов, оказывавших воинское чинопочитание не только австрийским офицерам, но и унтер-офицерам и не сделавших за все время своего гуляния ни малейшего нарушения в городе.

В то же самое время команда отлично работала, удивляя в этом отношении чинов портовой администрации. Например, погрузка полного запаса угля командою произведена за 24 часа.

Что касается обычных официальных обедов и приемов, то в этом отношении Главный Командир Полы дал пример отсутствия претензий на роскошь. На его обед ответил сначала я, а затем местное морское собрание дало обед всем офицерам "Наварина" в ответ на ежедневное наше гостеприимство, оказанное не только лицам, появившимся на нем по службе, но и приехавшим только посмотреть броненосец. Вечером накануне ухода "Наварина" нам был устроен пунш. В общем характер всех приемов отличался отсутствием роскоши и шумных излияний, преобладала приятная простота товарищеских отношений.

Уходом из Полы я не замедлил ни на один час, так как к моменту съезда с броненосца последних портовых мастеровых пары были готовы и все расчеты с берегом окончены.

В 2 часа пополудни 30 июля "Наварин" снялся с бочки и направился в море приветствуемый собравшимися на ближайшем к фарватеру островке австрийскими офицерами и хором с музыкой, игравшей наш национальный гимн и марш "Наварин", посвященный нашему броненосцу капельмейстером музыкантов австрийского флота.

По выходе в море я направился на мерную милю, чтобы выверить механические лаги. Когда пробы на мерной миле уже оканчивались, один из лагов оборвало резавшим корму австрийским миноносцем.

Переход Адриатическим морем сделан при штиле. По выходе в Средиземное море имел попутный ветер почти одинаковой скорости с ходом корабля, т. е. самый неблагоприятный для вентиляции помещений. Но теперь уже но ощущалось на броненосце той невыносимой жары, какую мы перенесли на предшествовавшем переходе. Меры, принятые для понижения температуры в машинном отделении, оказались действенными. Что же касается до тентов, то теперь мы можем носить их на ходу даже при ветре значительной силы.

Огромная площадь носового и особенно кормового срезов представляла немалое затруднение к переделке систем постановки тентов. Принятые на английских и итальянских броненосцах системы отличаются нежелательной массивностью и тяжестью.

Старший инженер-механик Костомаров предложил для облегчения деревянных частей применить систему легких растяжек, австрийские инженеры предложили переделать железные стойки, не увеличивая их толщины, а лейтенант Реммерт предложил разрезать тент на две равные части и переменить места средних стоек. Вся работа была проведена в мастерских в Пола с замечательной аккуратностью.

Когда собрали всю систему и поставили тент, то оказалось возможным вытянуть его, что называется в доску, не согнув ни одной стойки. Старший инженер порта Пола заявил, что с этих пор он будет так же устанавливать тент, и на своих судах.

Вообще же 24-х дневное пребывание броненосца в Пола употреблено было для нас с большой пользою, и в настоящее время не приходится больше тревожиться вопросами незаконченности ремонта. Чистка и окраска подводной части дала возможность при 4-х котлах ход броненосца довести до 12,5 узлов, то есть на 1 узел больше полученного при первоначальном испытании в Балтийском море.

Прошлый переход от Канеи до Пола при запасе угля и пресной воды на 500 тонн меньшом совершили под 6-ю котлами в 76 часов, и было израсходовано 219 тонн угля. Обрастание подводной части броненосца влекло за собой лишний расход топлива почти на 50% Надо впрочем оговориться, что обратно на Крит мы шли с углем лучшего качества, отпущенного нам из казенного склада в Пола. Кроме экономии в топливе, после пребывания в доке заметно и уменьшение расхода и смазочных материалов, так как трущиеся части машин испытывают меньшее напряжение.

2 августа 1897

Командир эскадренного броненосца "Наварин"

Капитан I ранга Иепиш

Командующему Эскадрой флота в Тихом океане Рапорт

Во исполнение приказания Младшего флагмана вверенной Вашему Превосходительству Эскадры, 7-го Января, приняв, в качестве пассажиров, Командира 2-ой Восточно-Сибирской Стрелковой Бригады генерал-майора Анисимова и Гвардейского Артиллерийского дивизиона штабс-капитана Алымова, около 10-ти часов утра, имея пары в половинном числе котлов, снялся на вверенном мне броненосце с якоря для следования к месту стационерной службы в порт Шанхай-Гуань.

После ночного штиля задул свежий WNW, при довольно спокойном состоянии барометра.

Через 1,5 часа после съемки с якоря у кормового рамового подшипника цилиндра высокого давления правой машины расплавился белый металл, вследствие чего принужден был продолжать плавание под одной машиной.

Броненосец хорошо держался на курсе при 55-ти оборотах левой машины и 20 градусах право руля, что, при противном ветре и довольно крупной волне, давало около пяти узлов хода Этим ходом пришлось идти до 3-х часов пополудни, когда получил возможность дать малый ход правой машине, которая через полтора часа дала нормальный ход и далее до якорного места работала вполне исправно.

Во втором часу ночи 6-го января вверенный мне броненосец отдал якорь на рейде шанхай-Гуань, где застал крейсер 2 ранга "Москва", германский крейсер "Hertha", английский "Bonaventure", австрийский "Aspera", японский "Naniva" и пароход Добровольного флота "Хабаровск", с 31-го декабря ожидавший благоприятных условий для выгрузки доставленных им семи тысяч пудов груза.

Весь рейд и поход к нему был наполнен медленно плавающим по течению льдом. Лед был настолько густ, что паровой катер № 1, при свозе на берег Его Превосходительства Командира 2-ой В. С. Стрелковой Бригады, затерло, причем он погнул себе вал и лопасть винта. Машина второго катера перебиралась после усиленной работы во время стоянки на Артурском рейде, а потому броненосец некоторое время был лишен сообщения с берегом и прочими судами, пострадавший катер был прибуксирован коммерческим пароходом. Тем не менее я принял дела стационера, и крейсер 2-ранга "Москва" ушел в Порт- Артур в ночь на 7-ое января.

Данный мне младшим флагманом кредитив для передачи его надежным путем на мореходную канонерскую лодку "Бобр" я передал генерал-майору Анисимову: Его Превосходительсгьо, предлагая отправиться в Таку, предложил лично вручить этот кредитив командиру лодки. Предполагая воспользоваться первой возможностью для выгрузки давно стоявшего на рейде "Хабаровска", я приказал немедленно приступить к сборке машины второго катера и в течение дня с юй же целью переменил якорное место, став ближе к берегу, насколько тому позволяла глубина.

Считаю уместным доложить Вашему Превосходительству, что в зимнее время глубина на рейде Шанхай-Гуань, как и во всей западной части Печелийского залива, заметно уменьшается, а при NO-вых штормах леденение воды особенно сильно; ввиду этого стационеры со средним углублением являются более желательными, как по близости своей к выгружаемому пароходу, так и по возможности следить за состоянием льда у самого берета, что весьма важно для сбережения времени, труда и здоровья команды в это холодное время года.

Только после полудня 7-го января лед несколько рассеяло, и я немедленно приступил к выгрузке парохода "Хабаровск", на котором должен был отбыть Начальник Печелийского Отряда генерал-лейтенант Линевич.

7-го и 8-го января до позднего вечера броненосец выгружал пароход "Хабаровск", и в двенадцатом часу ночи Его Превосходительство Начальник Печелийского отряда отбыл в Порт-Артур.

8-го января утром пришла из Порт-Артура мореходная канонерская лодка "Сивуч", назначением которой, во исполнение приказания Командующего Морскими Силами Тихого океана, было – собрать сведения о состоянии работ по постройке пристани в Цинвантао; кроме того, лодка имела небольшой груз в Шанхай-Гуань, для чего стала на якорь близ берега. Имея в виду, по возвращении мореходной канонерской лодки "Сивуч" из Цинвантао, получить необходимые сведения от командира лодки, я отменил очередную командировку туда офицера.

10-го января, в первом часу пополудни, мореходная канонерская лодка "Сивуч", окончив выгрузку, снялась с якоря для перехода в Цинвантао. В это время ветер начал свежеть от ONO, при быстро возрастающей высоте барометра (такая высота была и при прошлом шторме, описанном в донесении Вашему Превосходительству Командиром крейсера 2 ранга "Москва" Капитаном 2 ранга фон Крюгером). Броненосец при 50-ти саженях каната хорошо отстоялся, и к утру ветер стих.

Во втором часу пополудни 11-го января показалась идущая с моря мореходная канонерская лодка "Сивуч", командир которой, не становясь на якорь, сообщил, что, вследствие шторма, принужден был держаться в море, не имея сообщения с берегом, и потому в настоящее время идет для исполнения данного ему приказания.

12-го января, утром, лодка "Сивуч" вернулась из Цинвантао, и командир сообщил мне нижеследующие подробности о состоянии постройки пристани. Длина пристани в настоящее время достигает 1520 фут, постройка продолжается, и длина ее должна увеличиться еще на 400 фут; при полной ее длине 1920 фут. Глубина у конца ее ожидается в 14 фут, между тем как в настоящее время она не более 5-ти фут в среднюю воду. Настилкой покрыта пристань на расстоянии 1340 фут, на каковом протяжении и рельсы, ширина которых по наружным кромкам 5 фут. Кроме того, командир мореходной канонерской лодки "Сивуч" доложил мне, что получил от полковника Келлера письменное уведомление о приказании Главного Начальника Квантунской области, по окончании передачи железной дороги Германии, пользуясь уходом лодки "Сивуч", для личного доклада Его Превосходительству полковнику Келлеру немедленно вернуться в Порт-Артур.

В тот же день, около 11 часов утра, пришел крейсер 2 ранга "Забияка", по приказанию Главного Начальника Квантунской области, за состоящим при Главнокомандующем Союзными Сухопутными Войсками графе Вальдерзее штаб- офицером князем Енгальчевым, этим же рейсом крейсер доставил на берег пять офицеров сухопутного ведомства, почту и 300 ящиков груза, со средним весом около 5-ти пудов каждый.

Состояние льда позволило мне оказать при разгрузке некоторое содействие крейсору "Забияка", который пришел с моря обледенелый и не мог сразу воспользоваться своим паровым катером; но помощь броненосца должна была ограничиться одним паровым катером, так как лед все же настолько густ, что спущенный барказ пробиться не мог. 12-го января, вечером, мореходная канонерская лодка "Сивуч", приняв полковника Келлера, пошла в Порт-Артур, а 13- го января, в десятом часу утра, ушел крейсер 2 ранга "Забияка".

В тот же день, 13-го января, я получил приглашение от командира германского крейсера "Hertha" участвовать в празднестве дня рождения германского Императора, имевшего быть 14- го января; через несколько часов поело данного мною на то согласия, с заходом солнца прибыл офицер с английского крейсера "Bonaventure", сообщивший от имени своего командира о смерти ЕЯ ВЕЛИЧЕСТВА Королевы Виктории, с просьбой: 14-го января, после подъема флага, приспустить кормовой флаг с подъемом на грот-мачте английского национального флага.

Когда я упомянул о том, что германский командир просил об участии в празднестве дня рождения ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА Императора Германии, английский офицер ответил, что командиры обоих крейсеров свиделись и, вероятно, командир германского крейсера последует движениям крейсера английского. Снесясь, однако, с командиром крейсера "Hertha", я узнал, что он предполагает назначенный день праздновать и потому – расцветиться флагами и произвести установленный салют. Представленный действовать по своему усмотрению, я должен был изыскать способ выражения участия – в праздновании столь торжественного дня и соболезнования к постигшему нацию горю – удовлетворяющий обе стороны.

В тот же вечер командир австрийского крейсера "Aspern" прислал ко мне офицера с просьбой сообщить ему свое решение, которому он хотел следовать в точности; ответа моего на австрийском крейсере, кроме того, ожидал и офицер с японского крейсера "Naniva". Не зная еще ничего определенного в похоронном салюте, я объяснил, что на вверенном мне броненосце церемония 14-го января будет приведена в следующем порядке: утром, после подъема флага, я приспущу его до половины, с подъемом на грот-мачте английского национального флага; за четверть часа до полудня, подниму кормовой флаг до места, спущу английский и расцвечусь флагами, с п одъемом н а грот – мачте германского национального флага.

В полдень, следуя движению германского крейсера, произведу императорский салют, по окончании которого, немедленно спущу все флаги, кормовой флаг приспущу до половины и снова на грот-мачте подниму английский флаг.

14-го января, утром, германский крейсер "Hertha" расцветился флагами, а осо прочио иностранные суда, вместе с вверенным мне броненосцем, последовали движению английского крейсера; к этому присоединился и французский военный транспорт "Nive", пришедший утром и мной уведомленный о предстоящей церемонии.

После подъема флага на английский крейсер послан был офицер для выражения, от имени моего, соболезнования народному горю. Прибывший благодарить за это офицер сообщил, что командир английского крейсера предполагает, по окончании салюта Германского крейсера, начать похоронный салют в 81 выстрел, с минутными промежутками, о чем и просил принять участие.

О согласии своем произвести означенный похоронный салют я сообщил вторично присланному с английского крейсера офицеру; и, таким образом, все иностранные суда, кроме германского крейсера, после производства Императорского салюта в 21 выстрел и спуска флагов, произвели похоронный салют, следуя английскому крейсеру "Bonaventure".

Взамен 14-го января, германский крейсер "Hertha" произвел похоронный салют 15-го января, когда все прочие суда стояли с приспущенными флагами. В этот же день командировал в Цинвантао мичмана Басова, рапорт которого при сем Вашему Превосходительству представляю.

В восьмом часу утра 16-го января получил приглашение командира английского крейсера "Bonaventure" участвовать в празднестве по случаю восшествия на королевский престол Наследного принца Альберта Валлийского; следуя движению английского крейсера, флагами не расцветился, а лишь поднял на грот-мачте английский флаг и ? полдень произвел салют в 21 выстрел в честь ЕГО ВЕЛИЧECTBA короля Англии.

За каждое мое участие в соболезновании или торжестве был присылаем офицер с выражением благодарности.

16-го января, в одиннадцатом часу утра, пришел крейсер 1 ранга "Владимир Мономах", присланный на смену вверенного мне броненосца. Получив отношения Штаба и Временного Военного Суда Печелийского Отряда с просьбой принять пассажирами для доставки в Порт-Артур членов Временного Военного Суда, офице ров и нижних чинов с кладью в 300 пудов, я, руководствуясь ст. 1126 Морского Устава и сообразуясь с местными условиями, нашел возможным на несколько времени отложить уход и принять указанных пассажиров, при условии благоприятной погоды для доставки их с берега.

Пользуясь настоящей якорной стоянкой, я все свободное от стационерной службы время употребил на поверку расписаний, производство всех тревог и занятий учеников, как по специальностям, так и грамотностью, сообразно с условиями погоды.

17-го января, следуя просьбе командира английского крейсера "Bonaventure", с подъемом английского флага на грот-мачте, приспустил кормовой флаг; такое выражение сочувствия будет продолжаться до дня погребения тела почившей Королевы, который в настоящее время еще неизвестен.

В тот же день, в 1 час пополудни, сдав дела стационера крейсеру 1 ранга "Владимиру Mономаху", приняв пассажиров и груз, снялся с якоря для следования в Порт-Артур. В числе пассажиров были Командир 2-ой В. С. Стрелковой Бригады Генерал-Майор Анисимов, командир 1-го полка Забайкальского Казачьего Войска полковник Павлов, сотник того же полка Миненков, Генерального Штаба подполковник Рубец, капитан 20-го Стрелкового полка Игнатьев, штабс-капитан 226-го Бобруйского резервного батальона Демидов, интендант Печелийского Отряда поручик Прасенский, военный прокурор Временного Военного Суда Печелийского Отряда полковник Латернер, кандидат на военно-судебные должности капитан Камков и помощник секретаря Военно-Окружного Суда надворный советник Фильчаков; кроме того, было 15 нижних чинов, из которых 5 человек шло под присмотром своего конвоя, три мелких торговца и 1 почтальон.

При доставке пассажиров на броненосец льдом проломило шпангоут и обшивные доски носовой части парового катера № 1, гребной вал и винт которого были исправлены судовыми средствами; это последнее повреждение, как и первое, нахожу возможным исправить средствами броненосца.

В день выхода вверенного мне броненосца из Шанхай-Гуань лед сплотился у берега на расстоянии 4-5 миль, после чего море оказалось совершенно чистым; условия погоды были благоприятны, при спокойном состоянии барометра. Вскоре барометр стал подниматься, и ветер начал крепчать от NO-та, развивая крупную волну, он достиг степени шторма при сильном, достигавшем 12° морозе.

У берегов Квантунского полуострова вода стала теплее, а разница температур воды и наружного воздуха дала густые испарения, настолько закрывавшие все берега, что свет Лиаутишанского маяка не мог его пробить. Срезы броненосца покрывались водой, которая быстро превращалась в лед; силою удара волны лопнул киль второго вельбота, выломило в нем по две обшивных доски со стороны и погнуло его носовую шлюпбалку. Для уборки пассажирского груза с кормового среза и укрепления вывернутого из своего положения вельбота но этом небольшом переходе пришлось два раза приводить против волны.

Не видя берегов и Лиаутишанского маяка, при все продолжавшемся шторме, принужден был идти все время по счислению и, подходя к Порт- Артуру, пользуясь подветренным берегом, продолжительное время, на малом ходу, окалывать лед для изготовления к отдаче якоря.

Представляя при настоящем рапорте Вашему Превосходительству ведомость о движении судов на рейде Шанхай-Гуань, доношу, что здоровье Г. г. офицеров и команды вверенного мне броненосца вполне хорошо.

7 января 1901 г, Командир эскадренного броненосца "Наварин"

Капитан 1 ранга Беклемишев

Командующему Эскадрой флота в Тихом океане Рапорт

Во исполнение предписания Младшего Флагмана Эскадры Тихого океана 27-го января за N° 171, приняв в Порт-Артуре с крейсера 1 ранга "Владимир Мономах" дела стационера, 29-го января, в 8 часов вечера, снялся с якоря для следования в Шанхай-Гуань на станцию. Предполагая для более верного суждения о состоянии льда прибыть к месту назначения не ранее утра, пары имел для экономического хода в пяти котлах.

Перед съемкой с якоря принял в качестве пассажиров, получивших на этот переход разрешение Начальника Морского Штаба Квантунской области штабс-капитана 20-го В. С. Стрелкового полка Игнатьева, поручиков Павловского, Алексеева, Троицкого и Азмидова, врача Общества Красного Креста Семянникова, старшего бухгалтера Манчжурской железной дороги Северина, жену врача Общества Красного Креста Фельдмана и французской службы Поручика 1-го полка Зуэвов-Geandre.

В начале перехода имел четырехбалльный северный ветер при ясном небе; только при отдельных шквалах находили редкие облака, дававшие снег, которым временами закрывало Лиаутишанский маяк. Пройдя остров Iron в двенадцатом часу ночи, еще за 75 миль до Шанхай-Гуань, стал встречать оторванные северным ветром ледяные поля, которые, попав в более теплую воду после пути по всему Лиатунгскому заливу, утеряли свою крепость и никакого препятствия броненосцу не оказали.

Приближаясь к Шанхай-Гуаню и открыв с рассветом характерные возвышенности этого места по курсу, стал встречать сплошной, но не толстый лед и последние пять миль шел во льду исключительно местного рождения, о котором броненосец заметно подвигался даже после остановленного малого хода.

30-го января, в 9 ч. 30 м. утра, вверенный мне броненосец отдал якорь на рейде Шанхай- Гуань и начал стационерную службу.

Часть моря, прилегавшая к берегу и представляющая пространство самого рейда была настолько чиста ото льда, что я имел возможность беспрепягственно свести всех пассажиров вслед за постановкой на якорь.

На рейде застал только крейсер "Bonaventure", не считая французского "Friant", который стоял около пяти миль мористее, и на следующий день, произведя стрельбу из малокалиберной скорострельной артиллерии, ушел в Цинвантао.

Вследствие того, что прошлый стационер, крейсер 1 ранга "Владимир Мономах", из-за состояния льда вовсе не имел сообщения с берегом, я па следующий же день, 31-го января, командировал в Цинвантао мичмана Вердеревского, рапорт которого о собранных сведениях при сем Вашему Превосходительству представляю; кроме того, были осмотрены и смазаны орудия на форте № 5.

Одновременно я узнал, что несколько дней тому назад посетил Шанхай-Гуань Главнокомандующий международными сухопутными силами фельдмаршал граф Вальдерзее, встреченный международным почетным караулом при русском знамени. На второй день своего приезда Его Сиятельство произвел смотр международным местным войскам, в числе которых было 2,5 батальона от нас; все части проходили церемониальным маршем.

Во время присутствия фельдмаршала графа Вальдерзее, распоряжением Главнокомандующего была собрана комиссия из представителей всех наций для распределения военной добычи в Шанхай-Гуань; комиссия эта совещалась под председательством французского генерала Вуарона и в составе своем имела с нашей стороны полковника Томашевского. Результат совещания объявлен приказом главнокомандующего по Армии за № 281 и в переводе представляет три следующих пункта:

1) В комиссии старших офицеров, собранных в Шанхай-Гуане, по рассмотрении вопроса о военной добыче, пришли к следующему заключению, причем Его Превосходительство генерал Вуарон утвердил таблицу распределения орудий.

2) Принадлежащие этим орудиям снаряды распределяются соответственно самим орудиям; для некоторых надобностей, как, например, салютационной стрельбы, потребное для того количество зарядов выделяется.

3) Предстоящее распределение не требует немедленного приема в собственность, а наоборот. предлагается все оставить по-прежнему на местах, впредь до ухода войск из Шанхай-Гуаня или заключения мира.

По сделанному новому распределению имеемых на фортах орудий, на нашу долю, взамен прежних, достались 120-мм №№ 60 и 61, находящиеся на форте № 4 и 21-см. №№ 174, 175 и 176, находящиеся на фортах №№ 1, 2 и 3; бывшие же у нас прежде орудия, по этому распределению, перешли: 120-мм №№ 164 и 165 – германцам, а полевые – № 63 англичанам, № 66 – японцам и № 71 – австрийцам.

В настоящее время чинами вверенного мне броненосца были осмотрены и смазаны орудия, бывшие у нас по старому распределению; на основании этого прошу Ваше Превосходительство не оставить указанием относительно ухода за орудиями на будущее время, так как осмотр новых орудий сопряжен с посещением иностранных фортов, а оставление их без присмотра с нашей стороны породит сомнение в их исправности и целости. Фельдмаршал граф Вальдерзее после производства осмотра и посещения фортов всех наций, в последних числах января, до прихода на станцию вверенного мне броненосца отбыл в Тяньтзин.

По сведениям, полученным мною с берега, преимущественно со слов полковника Генерального Штаба Глинского, за последнее время заметно значительное скопление китайцев в Шанхай-Гуань, которое отчасти объясняется предстоящим Новым Годом китайского счисления. Скопление это дало повод слухам о возможных здесь в это время беспорядках, ожидание которых понудило международные силы, и вместе с ними нас, озаботиться об отражении могущего быть нападения.

Меры, принимаемые местным гарнизоном, заключаются в усилении сторожевой службы и производстве новых окопов. О всех изменениях в положении дел на берегу местными нашими властями телеграфно доносится Начальнику Квантунской области и Командующему Морскими Силами Тихого океана, который дал разрешение, в случае надобности, потребовать десант со стационера, о чем в настоящее время доношу Вашему Превосходительству.

Настроение китайцев, по общему впечатлению, стало менее дружелюбным, что, легко возможно, происходит и от отношения к ним самих иностранцев. Не далее, как несколько дней тому назад Генерального Штаба полковник Глинский получил уведомление о том, что французы и англичане в окрестных деревнях собирают контрибуцию, прибегая к угрозе: в деревне, находящейся в 25-ти верстах от Шанхай-Гуаня, под предлогом возмещения убытков, понесенных католическими и протестантскими миссионерами, недавно собрали 7800 лань. При таком отношении, способном не успокоить, а разжечь таящуюся народную злобу, становятся более понятными и правдоподобными слухи о том, что в 30-ти верстах собралось 2,5 тысячи вооруженных боксеров, под предводительством военного генерала Тинга.

По настоящее время, однако, существенных беспорядков нет, не считая обычных мелких нападений на железнодорожные линии, понуждавших на непрерывную бдительность и снаряжение временных небольших экспедиций со стороны иностранцев.

Береговая черта в Шанхай-Гуане за последнее время оживилась постройкой двух пристаней для мелкосидящих подъемных судов, принадлежащих германцам и японцам; соблазнительное удобство пользования пристанью, по-видимому, вызвало случаи приставания к ним шлюпок других стационеров, так как германцы обратились с просьбой к местным сухопутным властям объявить запрещение пользования их пристанью. Донося об этом, нельзя не выразить желание в постройке и нашей пристани, к чему удобно было бы приступить до начала господствующих в летнее время южных ветров, когда вода станет несколько теплее; оставшееся до того время можно было бы употребить на заготовку материала. Стоимость каждой существующей теперь пристани не превысила 500 рублей.

Занимаемые районы иностранцы тоже постепенно расширяют, передвигая и расставляя вновь свои флаги; один русский участок остался в своем первоначальном виде.

Чтобы окончательно обрисовать положение дел на берегу за время отсутствия здесь стационера, не могу не доложить Вашему Превосходительству о печальном случае столкновения, происшедшем между нашим казаком и германскими солдатами, окончившемся смертью казака. Встреча произошла случайная, на берегу, причем шедшие два казака были в нетрезвом состоянии и, как надо думать, задели германцев. Последних было трое и в числе их – фельдфебель. Ссора встретившихся перешла к действию, причем казак обнажил шашку и пытался ею ударить фельдфебеля; один из ударов скользнул по голове германского фельдфебеля, и тогда тот приказал своему солдату стрелять. Этот выстрел убил казака.

О случае этом было донесено Начальнику Квантунской области, и Его Превосходительство приказал произвести подробное по этому делу следствие, каковое в настоящее время и производится как с нашей стороны, так и со стороны германцев. Этим событием заканчивается время отсутствия здесь стационера.

3-го февраля Командующий местными войсками полковник Генерального Штаба Глинский получил уведомление об ожидаемом нападении китайцев на железнодорожную линию, идущую на север в Инкоу; одновременно получено и приказание от генерал-майора Флейшера выслать отряды по четырем направлениям для выслеживания неприятеля и охраны дороги. Ввиду малочисленности имеемых в наличии войск, полковник Глинский сделал распоряжение о посылке, во исполнение этого приказа, двух рот, оставив на Шанхай-Гуане только полторы роты; имея в виду в случае необходимости воспользоваться десантом вверенного мне броненосца, полковник Глинский просил десантную роту иметь в готовности.

Для вызова десанта, днем или ночью, между броненосцем и берегом установлены условные сигналы, состоящие из следующих сочетаний: днем: подъем боевого флага на берегу означает требование десанта. Подъем на этот сигнал обыкновенного ответа на броненосце означает, что десант будет выслан. При невозможности скорой посылки десанта, на броненосце под ответным вымпелом поднимается боевой флаг.

ночью: при требовании на берегу шлюпки, сжигаются минутные фалшвеера с минутными же промежутками; если же требуется десант, то, после получения ответа с броненосца, в виде ряда длинных и коротких вспышек, на берегу сжигаются одновременно два фалшвеера, на расстоянии 10-15 шагов друг от друга. На эти последние два фалшвеера с броненосца надлежит отвечать рядом длинных и коротких вспышек, и только в случае невозможности скорой посылки десанта ответ с броненосца сопровождается одним или двумя фалшвеерами.

Утром 4-го февраля из Порт-Артура при шла мореходная канонерская лодка ''Сиауч", которой оказал содействие при доставке на берег груза; того же числа, вечером, мореходная канонерская лодка "Сивуч", приняв пассажиров в лице офицеров и нижних чинов военно-сухопутного ведомства, снялась с якоря для обратного следования 8 Порт-Артур.

Свободное время от стационерной службы проверял расписание, производил учения и тревоги. Вполне благоприятная, за редким исключением, погода и чистота рейда ото льда позволяли производить шлюпочные учения, а мичмана вверенного мне броненосца, пользуясь обширным горизонтом этого рейда, занимались астрономическими наблюдениями. С 6-го февраля приступил к прохождению курса стрельбы, причем 6-го и 8-го числа производил вспомогательную стрельбу, по буксируемому паровым катером щиту, прибором Орлова.

6-го февраля пришел итальянский крейсер 2 класса "Strombole", а английский "Bonaventure" ушел в Вейхавей.

С заходом солнца, 11 – го февраля, пришел пароход Добровольного флота "Хабаровск", доставивший около шести тысяч пудов груза и 300 нижних чинов при 10-ти офицерах для пополнения убыли в береговых частях. К выгрузке парохода приступил с следующего утра и производил эту работу беспрерывно в течение целого дня; задувший вечером свежий NO заставил прекратить работу и поднять все гребные суда.

Командир парохода "Хабаровск" сообщил мне, что он вышел из Порт-Артура 10-го февраля и на параллели острова Iron встретил настолько толстый наносной лед, что погнул себе лопасть винта, вследствие чего вернулся в Порт- Артур, чтобы на следующий день засветло пройти это покрытое льдом место. Выйдя вторично, утром 11-го февраля, "Хабаровск", встретив снова лед, принужден был его обойти и тем сделать лишних тридцать миль к W-y.

12-го февраля, по истечении положенного срока для наблюдения за успехом постройки пристани в порту Цинвандао вторично командировал туда мичмана Вердеревского.

В тот же день, после недельного отсутствия, вернулся английский крейсер "Bonaventure", который в течение этого времени был заменен лодкой "Rosario", ушедшей, с приходом крейсера, в Чифу. В Чифу же ушел за два дня до этого и итальянский крейсер "Stromboli".

Пароход Добровольного флота "Хабаровск", сдав свой груз и приняв вновь пассажиров и в свинцовом гробу тело покойного полковника интендантского ведомства, в 10 часов вечера 13-го февраля ушел в Порт-Артур.

14-го февраля, сдав дела стационера крейсеру 1 ранга "Дмитрий Донской", пришедшему на смену вверенного мне броненосца, во исполнение предписания Младшего флагмана Эскадры Тихого океана от 12 февраля с. г. за Ng 238, в 6 часов вечера снялся с якоря для обратного следования в Порт-Артур с расчетом прибыть на рейд ко времени полной воды для входа в бассейн и погрузки угля.

Переход был вполне благоприятный, при умеренном N-м ветре, который ночью стих. Первый лед встретился в 20-ти милях от маяка Liautishan и шел в нем около пяти миль. Остальное пространство было совершенно чисто.

15-го февраля в 4 ч. 30 м. утра, за полтора часа до полной воды, вверенный мне броненосец отдал якорь на рейде Порт-Артура, о чем доношу Вашему Превосходительству.

16 февраля 1901 г. Командир эскадренного броненосца "Наварин"

Капитан 1 ранга Беклемишев

Командующему Эскадрой флота Тихого океана Рапорт

21-го августа я получил от контр-адмирала Старка приказание следовать с вверенным броненосцем во Владивосток и с рассветом 22- го снялся с якоря. Согласно данному мне раньше Вашим Превосходительством предписанию от 11 августа № 120, из Артура пошел сначала в Талиенванскую бухту, до полудня 23 августа производил стрельбу минами и из десантных орудий с барказов. Окончив эти занятия, согласно того же предписания пошел в Нагасаки.

На пути 24 августа в 8 часов вечера произвел подготовительную ночную стрельбу.

Весь переход до Нагасаки сделал при хорошей погоде. 25 августа, огибая Quelpart, в течение 3-х часов наблюдали противное течение, доходившее до 3-х узлов.

26 августа в 11 часов утра стал фертоннгом на рейде Нагасаки, где застал мореходные канонерские лодки "Кореец" и "Отважный" и французский крейсер "Jean Bart".

Во время занятий в Талиенванской бухте и на переходе в Нагасаки желудочные заболевания, о которых я доносил еще в рапорте от 21 июля, обострились настолько, что в последние дни для управления машиной оставалось на броненосце только два мичмана. В Нагасаки пришлось отправить в береговой лазарет старшего инженер-механика Григорьева, лейтенанта Кузнецова и мичманов Плушкина и Ковальского и 3-х нижних чинов (все трое вестовые из кают- компании). Младшие инженер-механики Кудреватый и Поклевекий лечились на броненосце и первый скоро поправился, а второго позже пришлось тоже отправить и береговой лазарет. Там, при отменном качестве продуктов питания, все больные чувствовали себя лучше, только Григорьев внушал серьезные опасения Дизентерия не поддавалась лечению, и больной с каждым днем становился слабее и слабее. 3-го сентября он пригласил к себе священника и на следующий день в 3-м часу пополудни скончался.

Потеря его и серьезное расстройство здоровья других офицеров не могут быть отнесены исключительно к летней стоянке броненосца в Артуре, где в нынешнем году среди сухопутных войск не было особых заболеваний. Да и состояние здоровья команды броненосца было вообще удовлетворительным.

Вместе с офицерами пострадали и их вестовые, что наводит на предположение о медленном отравлении какими-либо продуктами, попавшими в офицерский суп. Выявить это обстоятельство не удалось, хотя и было своевременно обращено внимание. Некоторые офицеры сберегли себя самою строгой диетой. Старший инженер-механик Григорьев и мичман Полушкин чувствовали себя лучше, когда я поместил их на несколько дней на берегу в запасных комнатах Артурского морского собрания; с уходом же из Артура состояние их здоровья снова ухудшилось. Должен заметить, что все больные держались на ногах до последней возможности и затягивали подачу рапортов о болезни, стараясь не вносить расстройство в корабельную службу.

Во время пребывания моего в Нагасаки туда приходило аргентинское учебное судно "'Prйsidente Sarmiento" и, простояв с 27 по 31 августа, ушло в Вейхавей, рассчитывая оттуда пройти в Талиенван и испросить по телеграфу разрешения зайти в Порт-Артур. Это судно плавает с 40 гардемаринами, морское образование которых ведется подобно тому, как было у нас в шестидесятых годах. По просьбе их командира, я разрешил гардемаринам осмотреть вверенный мне броненосец, и в свою очередь командир "Prйsidente Sarmiento" предоставил нам возможность ознакомиться с его судном и системой гардемаринских занятий.

1 сентября пришел из Тонки на французский крейсер "Pascal". Командир его просил моего содействия в помещении своих больных в наш береговой лазарет, что и было устроено с согласия нашего консула. С "Pascal" и "Jean Bart" были свезены в лазарет 4 нижних чина, больных дизентерией и малярией.

2 сентября ушла в Владивосток мореходная канонерская лодка "Кореец". В тот же день с парохода Добровольного флота "Киев" прибыл назначенный на броненосец иеромонах Алексей.

3 сентября пришел из Гонг-Конга английский крейсер "Orlando".

4 сентября ушла в Порт-Артур мореходная канонерская лодка "Отважный",

5 сентября, после отпевания в часовне берегового лазарета, в 5 часов пополудни был вынос и погребение скончавшегося накануне старшего инженер-механика Григорьева. В церемонии участвовали командиры и офицеры английского и французского крейсеров. С последнего, кроме того, были свезены взводы нижних чинов.

6 сентября, согласно полученных по телеграфу от Вашего Преаосходительства приказаний, я принял на броненосец старшего инженер-механика Покровского и вице-консула в Чемульпо г. Распопова и во 2-ом часу пополудни снялся с якоря для следования в Фузан, куда и прибыл на рассвете 7 сентября. Там застал крейсер "Владимир Мономах" и поверенного в делах в Корее г. Штейна, во встрече с которым имел надобность г, Распопов.

Передав на "Владимир Мономах" старшего инженер-механика Покровского и приняв с крейсера флагманского механика Машнина, в тот же день вечером снялся с якоря для следования во Владивосток. В море уже второй день дул свежий NNO и развело большое волнение, из-за которого пришлось сразу уменьшить ход ниже экономического. Иначе волны, ударяясь о каземат броненосца, наносили повреждения. Так, например, вышибло палубную настилку у выступа среднего мостика под 4-ой пушкой Готчкисса.

8 и 9 сентября ветер дул с того же направления и с силой до 9 баллов. Остров Дажелетне видали за пасмурностью. Броненосец сам пи себе хорошо держался на волнении. Но палубы обоих срезов покрывались водою, и масса брызг, попадая на мостики и каземат, заставляла скучивать команду в батареях и жилой палубе. В первый раз за всю службу броненосец делал такой бурный переход. Мне хотелось для пробы увеличить ход, но в рулевом приводе обнаружились повреждения: несколько звеньев правой штур-трос-цепи перетерлись настолько, что пришлось завести румпель-тали. Лопнули 2 пружины у румпельной тележки, и одним из их кусков поломало зубцы передаточного зубчатого колеса. В кают-компании и командирском помещении, при закупоренных люках и отсутствии вентиляции, чувствовалась невыносимая духота.

10 сентября ветер начал немного слабеть и сходить к OSt-му, что позволило довести ход броненосца до 9 узлов. Обсервации за весь переход не было совсем. В 1 час пополудни сего 11 сентября увидели с левой стороны острова, глубина 35 сажень. Взял на OSt и через час открыл огонь Аскольдского маяка, определившись по которому, взял на Скрыплев и в 5-м часу вошел на Владивостокский рейд.

Взятые из Нагасакского лазарета больные офицеры чувствовали себя лучше, но на переходе подал рапорт о болезни еще лейтенант Михайлов, который уже давно похварывал катаром кишок, но нес службу, теперь же болезнь обострилась настолько, что принудила его лечь в постель. Здоровье нижних чинов хорошо.

12 сентября 1899г. Командир эскадренного броненосца "Наварин"

Капитан 1 ранга Беклемишев

Выписка из приказа Командующего морскими силами Тихого океана

12 октября 1901 г. на переходе эскадренного броненосца "Наварин" из порта Гамильтон в Порт-Артур около 5 ч. 30 мин. залило топку котла № 7. По осмотре котла оказалось, что в его переднем огневом ящике прогнулось небо.

Предварительное следствие, произведенное по моему приказанию, выяснило следующее. В 4 часа дня вода в котле была подкачана до верхней гайки водомерного стекла, в каковом состоянии этот котел принял по вахте кочегарный квартирмейстер Маренов. Наблюдая затем воду в котле, Маренов пользовался только одним водомерным стеклом, так как другое было разбито. При этом воды в стекле он не видел и, несмотря на сомнения в благополучном состоянии котла, не доложил об этом вахтенному механику, что должен был сделать согласно ст. 858 Морского устава. Только через полтора часа после вступления на вахту он прибегнул к определению высоты воды с помощью продувательного крана, причем и оказалось, что вода уже упущена. Тотчас же были закрыты поддувало и регистры дымового хода, но меры эти но предотвратили повреждения котла, вода из которого уже начала затоплять топку. При вступлении на вахту Маренов, вопреки требованиям устава, о состоянии котлов вахтенному механику также не докладывал.

Не проявили надлежащей внимательности и вахтенные кочегары Волголупов и Мирзов, которые, встретив затруднения в определении высоты воды по водомерному стеклу, вследствие загрязнения такового, не позаботились продуть его, и было бы возможно заметить понижение воды в котле.

Равным образом и вахтенным механиком младшим инженер-механиком Жуковым были допущены служебные нарушения. Так, вступив на вахту, он не позаботился обойти котлы, чтобы лично убедиться в их исправном состоянии, к чему его обязывало, помимо требования устава, и то, что вахтенный кочегарный квартирмейстер не доложил ему о состоянии котлов.

Кроме того, Жуков, стоя уже на вахте, ни разу не заходил до обнаружения повреждения в кочегарное отделение.

Признавая указанные нарушения правил корабельной службы со стороны названных выше лиц противозаконным бездействием, я нахожу возможным в дисциплинарном порядке подвергнуть младшего инженер-механика Жукова аресту на корабле с приставлением часового сроком на 7 суток, кочегарного квартирмейстера Маренова к усиленному аресту на корабле сроком на 8 суток и кочегеров Волголупова и Мирзова простому аресту на 20 суток.

Вместе с тем, ввиду обнаруженных следствием упущений при управлении котлами и несении вахтенной службы объявляю старшему инженер-механику броненосца "Наварин" Петрову-З-му выговор, командиру же броненосца за обнаруженные нарушения правил корабельной службы объявляю замечание.

Убыток казны, произведенный от повреждения котла в сумме 1320 руб. 54 коп. взыскать с кочегарного квартирмейстера Маренова, кочегаров Волголупова и Мирзова.

14 января 1902 г.

Генерал-адьютант Е.Алексеев

Список офицерского состава броненосца "Наварин". (4 июня 1902 г.)

Команда Званые Имя и фамилия Должность

9 фл. экипаж Капитан 1 ранга Николай Беклемишев Командир

9 фл. экипаж Капитан 2 ранга Петр Муравьев Старший офицер

9 фл. экипаж Лейтенант Анатолий Ковалевский Вахтенный начальник

9 фл. экипаж Лейтенант Николай Крджижановский Вахтенный начальник

9 фл. экипаж Лейтенант Алексей Петров Вахтенный начальник

16 фл. экипаж Лейтенант Федор Каркас Cт. арт. офицер

9 фл. экипаж Лейтенант Михаил Бахирев Ст. штурманский офицер

9 фл. экипаж Лейтенант Алексей Лебединский Ст. минный офицер

2 фл. экипаж Лейтенант Константин Григорков Ревизор

9 фл. экипаж Ст. инженер-механик Александр Петров Ст. судовой механик

9 фл. экипаж Пом. ст. инженер-механика Эдмунд Лероз Мл. инженер-механик

9 фл. экипаж Мл. инженер-механик Михаил Жуков Зав. гидравл. приборами

2 фл. экипаж Мл. инженер-механик Николай Бугринов Трюмный механик

9 фл. экипаж Коллежский советник Алексей Рокнцкий Ст. судовой врач

32 фл. экипаж Титулярный советник Иосиф Радзиминский Мл. судовой врач

32 фл. экипаж Тичулярный советник Владимир Селиверстов Шхипер

9 фл. экипаж Коллежский секретарь Алексей Степанов Минно-арт. содержатель

Нижегородской епархии Иеромонах Отец Нафенаил Священнослужитель

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.275. Запросов К БД/Cache: 3 / 0