Глав: 2 | Статей: 22
Оглавление
Крошечный Израиль по праву считается третьей (после Рейха и СССР) великой танковой державой, что неудивительно: израильтяне – самые воевавшие танкисты второй половины XX века, грандиозные танковые сражения Шестидневной войны и войны Судного Дня по размаху, напряженности и динамизму не уступают битвам Второй Мировой, а легендарную «Меркаву» не зря величают одним из лучших современных танков (если не самым лучшим), который доказал свою высочайшую эффективность как на войне, так и в ходе антитеррористических операций.

Новая книга ведущего историка бронетехники воздает должное еврейским «колесницам» (именно так переводится с иврита слово «меркава»), восстанавливая подлинную историю боевого применения ВСЕХ типов израильских танков во ВСЕХ арабо-израильских войнах и опровергая множество мифов и небылиц, порожденных режимом секретности, с которой на Святой Земле все в порядке – СССР отдыхает! Эта книга – настоящая энциклопедия израильской танковой мощи, иллюстрированная сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.
Михаил Барятинскийi / Олег Власовi

Суэцкий кризис

Суэцкий кризис

Главной и неразрешимой проблемой, стоявшей перед Израилем в течение семи лет после Войны за независимость, была проблема безопасности. Арабские страны, потерпевшие поражение в 1948–1949 годах, конечно, не рисковали начать полномасштабную войну, но все, что можно было сделать во вред Израилю, делалось. Все нормальные торговые связи были порваны. Израилю был объявлен полный экономический бойкот. Не только Суэцкий канал был закрыт для израильских судов и даже для грузов, идущих в Израиль, что, строго говоря, нарушало международную конвенцию, регулирующую работу канала, – но даже доступ в Акабский залив к израильскому порту Эйлат был блокирован египетской армией. Границы Израиля не были признаны арабскими странами и как таковые демонстративно не охранялись. Точнее говоря, они не охранялись избирательно – вооруженные группы «федаинов» – «борцов за свободу» – пропускались на израильскую сторону беспрепятственно. Действовали они в основном с территории Иордании и сектора Газа. Различия между военными и гражданскими, между мужчинами и женщинами, а также между взрослыми и детьми – «федаины» не делали. В течение 1953 года, например, было убито и ранено более 180 израильтян. Для страны с населением 1,7 миллиона человек это немало.



Первые израильские «шерманы»: М4А2 под именем «Меир» (вверху) и М4АЗ под именем «Тамар» (внизу). Оба танка входили в состав «английской» роты 82-го танкового батальона

Ответные шаги поначалу были не слишком эффективными. Поэтому в августе 1953 года было создано элитное «подразделение 101». Командиром этой части стал 25-летний энергичный майор Ариэль Шарон. Он объездил весь Израиль, прежде чем отобрал для своей части 40 самых лучших бойцов. Существование «подразделения 101» официально отрицалось. В то же время бойцы Шарона совершили ряд рискованных вылазок, проникая в лагеря «федаинов», нанося удары ночью и в самых неожиданных местах. Урок пошел на пользу – количество инцидентов на иорданской границе, например, в период с 1953 по 1955 год резко сократилось.


Средний танк «Шерман» М3 из состава 7-й танковой бригады во время парада в Тель-Авиве. Апрель 1954 года

Однако тучи над Израилем к тому времени начали сгущаться совсем по другому поводу. Дело в том, что поставки оружия на Ближний Восток регулировались трехсторонним соглашением 1950 года, заключенным между Великобританией, США и Францией. Смысл соглашения заключался в ограничении гонки вооружений в регионе, и оно более или менее выполнялось. В итоге между Израилем и его наиболее сильным противником Египтом сохранялся некоторый паритет.

Так, к сентябрю 1955 года Израиль имел 19 реактивных истребителей «Метеор» английского производства, а в октябре 1955 года ожидалось прибытие 12 французских истребителей «Ураган». Что касается танков, то их имелось 86 штук, в том числе 76 «шерманов» времен Второй мировой войны и 10 новых легких французских танков AMX-13. До ноября 1955 года должны были прибыть еще 20 таких машин.

В свою очередь, Египет имел около 50 английских истребителей «Метеор» и «Вампир» и примерно 130 танков – главным образом тех же «шерманов». Имелись, правда, и 32 новейших английских «центуриона». Надо отметить, что некоторое количественное превосходство вероятного противника в технике не слишком волновало израильское командование – оно твердо верило в качественное превосходство своих солдат. Более того, куда более остро стояли другие вопросы, например оснащение армии современным стрелковым оружием. Последний вопрос вообще считался более актуальным, так как военная доктрина Израиля в начале 1950-х годов отдавала приоритет пехоте, а не танкам. Отрицательную позицию по отношению к закупкам танков занимал премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион, который считал это непозволительной роскошью. Его не убедили даже успешные действия танкистов 82-го танкового батальона на больших учениях 1952 года. Бен-Гурион полагал, что для борьбы с арабами достаточно хорошо обученной пехоты и бронеавтомобилей. Впрочем, ему вскоре пришлось поменять свою точку зрения.


Загрузка боеприпасов и заправка топливом танков «Шерман» 1.11 7-й танковой бригады во время боев на Синайском полуострове. 1956 год

Дело в том, что 27 сентября 1955 года Египет подписал «коммерческое соглашение с Чехословакией о поставках Египту оружия». Этому факту можно было и не придавать большого значения, если бы не безпрецедентный объем поставок, невиданный ранее на Ближнем Востоке. Первоначально точные их объемы были неизвестны, первые подробности появились только в апреле 1956 года, но уже осенью 1955-го было ясно, что шаткий баланс сил в регионе между Израилем и его арабскими соседями нарушен.


Подразделение танков AI.1X-13 Армии обороны Израиля выдвигается к передовым позициям на Синае. 1956 год

Вот данные о составе заказанных Египтом вооружений:

530 единиц бронетанковой техники, включая 230 танков Т-34-85, 200 БТР-152 и 100 самоходных орудий СУ-100;

около 500 орудий, включая 340 полевых и противотанковых и 160 зенитных калибра 37 и 85 мм;

48–50 бомбардировщиков Ил-28;

до 150 истребителей, в основном МиГ-15 и небольшое количество МиГ-17 (по одному из источников, к войне 1956 года было поставлено 110 МиГ-15 и 12 МиГ-17Ф);

70 транспортных (Ил-14), учебных и связных самолетов;

6 подводных лодок;

2 эсминца;

12 торпедных катеров;

4 тральщика.


Парад танков «Шерман» М50 спустя несколько недель после завершения боев на Синайском полуострове

Особое умиление вызывает поставка из Чехословакии подводных лодок и эсминцев! Впрочем, никто не сомневался, что за спиной Чехословакии маячит «призрак коммунизма» – Советский Союз. Тем не менее, некоторое количество вооружения и бронетанковой техники действительно поступило из Чехословакии, в частности танки Т-34-85 и САУ СУ-100. Поскольку 4—5-кратный перевес в технике нельзя было компенсировать одним уровнем боевой подготовки, необходимо было искать источники поставок вооружения в Израиль. США и Великобритания отказали, выдвинув в качестве альтернативы план урегулирования, отвергнутый как Израилем, так и президентом Египта Гамалем Абдель Насером, несмотря на то что Египту этот план был более выгоден. А вот позиция Франции по вопросу поставок была менее категоричной, что и неудивительно. В самом разгаре была война в Алжире. Египет же оказывал различную помощь повстанцам, и во французском министерстве обороны пришли к выводу, что необходимо создать Насеру проблемы на его восточном фланге. Соображения в пользу сотрудничества выглядели убедительно: Израиль был готов покупать французское оружие на долгосрочной основе, соглашался платить наличными (для этого пришлось ввести новый специальный налог, но это было не так важно по сравнению с необходимостью в оружии) и с готовностью предоставлял Франции разведывательные данные, связанные с египетской деятельностью в Алжире, которые оказались очень ценными для французской армии. Ну а кроме того, сотрудничество с Израилем предоставляло возможность доставить неприятности англичанам, что во Франции всегда рассматривалось как положительная деталь.

Последней каплей стал неожиданный отказ Индии от уже согласованной сделки на 200 французских самолетов «Мистер», так как Советский Союз предложил Индии МиГи на более выгодных условиях. Конечно же, Израиль при всем желании не мог возместить Франции этот урон целиком, но 50–100 самолетов готов был купить, а это уже здорово устраивало французов. Сделка состоялась. Экзотической ее особенностью была необходимость в соблюдении секрета не только от американцев, например, но и от собственных министерств иностранных дел. Самолеты перелетали в Израиль маленькими группами, под видом старых машин, возвращающихся после ремонта. Танки АМХ-13 прибыли не в порт, а высаживались своим ходом прямо на берег с танкодесантных кораблей. Первую группу ночью, на неосвещенном пляже, встречали Бен-Гурион и начальник штаба ЦАХАЛа Моше Даян.

Поставки бронетанковой техники из Франции позволили в 1956 году сформировать две резервные танковые бригады – 27-ю и 37-ю, а в уже имевшейся 7-й танковой бригаде сформировать второй танковый батальон. По штату в каждой бригаде имелось два танковых батальона (один на «шерманах», другой – на AMX-13) и два мотопехотных батальона. Теперь Армии обороны было чем встретить врага. Впрочем, к тому времени ситуация в регионе изменилась кардинально.


Танк АМХ-13 на параде в Тель-Авиве в апреле 1957 года. На запасном опорном катке натянута ткань с косым голубым крестом – во время боев на Синае в октябре 1956 года такие кресты облегчали опознавание израильских танков с воздуха. На «шерманах» кресты наносились краской на крыше моторного отделения

В своей речи по случаю 4-й годовщины египетской революции 26 июля 1956 года Насер сообщил своему народу, что он решил национализировать Суэцкий канал. В Англии это сообщение произвело эффект разорвавшейся бомбы. Поэтому решение о военной операции против Египта было принято практически сразу. Французы выразили полную готовность помочь – их интересы не страдали так сильно, как английские, но они были совладельцами канала, а возможность ослабить или вовсе устранить режим Насера представлялась им желательной. Однако начать войну было не так просто. Сам по себе факт национализации Суэцкого канала никакого формального повода для вторжения не давал. Юридически право было на стороне Египта. Французы, тем не менее, возможно, и плюнули бы на это обстоятельство, но вот чистюли-англичане непременно желали остаться с незапятнанной репутацией. Более того, премьер-министр Великобритании Энтони Иден в арабо-израильском споре не хотел открыто вставать на сторону Израиля. Британия должна была остаться другом арабов, конфликт был только с Насером. Вот в таких условиях французы предложили Израилю союз для совместного нападения на Египет.


Танковая часть, вооруженная «шерманами» М50 и легкими танками АМХ-13. 1958 год

Согласно французским планам, Израиль должен был начать войну атакой на Синайском полуострове и «создать опасность» для Суэцкого канала, что должно было дать предлог для Англии и Франции к вмешательству. Однако израильтяне задавались вопросом: где гарантия того, что Англия не станет утверждать, что угроза каналу в самом деле существует, и не бросит Израиль без помощи в войне, или даже сама не нанесет удар по израильским аэродромам? Короче говоря, Бен-Гурион требовал формального союза с Великобританией, пусть секретного, но изложенного в письменной форме и подписанного премьер-министром Иденом. Англичане и слышать не хотели о такого рода документе, израильтяне же отказывались таскать для англичан каштаны из огня, открыто выражая сомнения в добросовестности своих потенциальных союзников. Французы оказались в положении, при котором два их союзника отказывались не то что доверять друг другу, но даже и разговаривать напрямую – все переговоры велись только через посредничество Франции.

В Израиль между тем шел поток военных материалов из Франции – танки, полугусеничные бронетранспортеры, грузовики, безоткатные орудия. Бен-Гурион выговорил условие, что французские истребители будут размещены на израильских аэродромах – как предосторожность против возможных бомбежек израильских городов. Формальной причиной выдвигалось то обстоятельство, что израильские пилоты не успели еще освоить новые самолеты. Впрочем, вполне возможно, что Бен-Гурион опасался англичан, во всяком случае, их он опасался явно больше, чем арабов. Французы спокойно принимали все условия – у Египта на Синае имелось немало самолетов и четыре дивизии, и было очень важно отвлечь их от района высадки. План выглядел так: Израиль начинает наступление на Синае, а Англия и Франция немедленно предъявляют обеим сторонам – Израилю и Египту – ультиматум с требованием отступить от канала на 10 миль, который Израиль немедленно принимает. Если Египет откажется сделать то же самое, то в течение 72 часов англичане и французы начнут против него военные действия.

Францию интересовал канал. Израиль имел свои интересы: прекращение рейдов «федаинов» из Газы и снятие блокады Эйлата. Важным мотивом был и сам факт выступления заодно с одной, а может быть, и с двумя крупными европейскими державами.

К 9 октября 1956 года было решено и согласовано решительно все, кроме одного – будут англичане участвовать в атаке или нет? Вопрос был чрезвычайно важным, потому что без этого условия Израиль отказывался от участия в войне – это было бы слишком рискованно политически. В результате трудных трехсторонних секретных переговоров соглашение было все-таки подписано. Но евреи не были бы евреями, если бы и тут не перехитрили англичан!

25 октября 1956 года Израиль начал мобилизацию. Французские истребители-перехватчики начали прибывать в Израиль 28 октября – для них выделили специальный аэродром. Два французских эсминца и крейсер бросили якоря на рейде Хайфы. Три тысячи французских солдат, летчиков и моряков за один-два дня разместились на импровизированных базах, созданных для них в Израиле. Теперь слово было за Израилем.


Танки «Шерман» 1.150 7-й танковой бригады на границе с Сирией. 1958 год

29 октября началась операция «Кадеш», причем началась самым парадоксальным образом, на первый взгляд вопреки здравому смыслу. Достаточно сказать, что о начале операции было объявлено по радио – в 19:00 прозвучало сообщение, что «в ответ на бесконечные провокации египетской стороны Армия обороны Израиля нанесла удары по египетским позициям недалеко от Суэцкого канала». Дальше – больше. Вместо широкомасштабного вторжения на Синайский полуостров командование АОИ задействовало лишь одну бригаду – 202-ю парашютно-десантную Ариэля Шарона. Усиленная 13 танками АМХ-13 и артиллерией бригада была направлена в глубь Синая к стратегически важному (служит главным связующим звеном между собственно Египтом и центральной и восточной частью Синая) перевалу Митла, находящемуся в 40 км от Суэцкого канала. Одновременно с воздуха в район перевала был выброшен 890-й парашютный батальон 202-й бригады – 395 солдат с легким вооружением. В их задачу входил захват перевала и удержание его до подхода основных сил Шарона. Вот, пожалуй, и все. Ни танки, ни авиация не должны были быть задействованы в течение последующих 36 часов.

На вопросы Моше Даян нe отвечал, а просто приказывал выполнять, что велено, ссылаясь на то, что все это – по важным политическим причинам. Этот абсурдный на первый взгляд план действий родился в хитроумном мозгу Даяна, желавшего сохранить возможность повернуть обратно в том случае, если англичане передумают. Иден получил необходимый предлог – военные действия в непосредственной близости к каналу. Теперь у англичан есть 36 часов на выполнение их части сценария. Если они поступят согласно договору, то все в порядке, можно будет продолжать. Если они в последнюю минуту откажутся действовать, или даже выступят против «неспровоцированной израильской агрессии», то тогда никакой войны не было и в помине, а был необычно глубокий рейд, вполне оправданный обстановкой, в частности нескончаемыми атаками «федаинов» из египетской Газы.

Тем временем бригада Шарона двигалась в глубь Синая на соединение с передовым батальоном по малопригодной к движению тропе, обходя или уничтожая мелкие египетские заслоны. Шарон потерял в пути из-за поломок 10 танков из тех 13, что у него были, но добрался до перевала Митла поздно вечером 30 октября. После тяжелого боя, продолжавшегося весь день 31 октября, перевал Митла был взят. Пока все шло по плану. Англичане и французы предъявили свой ультиматум, как и было запланировано. Но, как известно, план – это то, что часто не выдерживает столкновения с действительностью. Так произошло и в ходе описываемых событий.


Танк «Шерман» М1 во время маневров в пустыне Негев. 1961 год

Командующий израильским Южным фронтом, генерал Симхони, обнаружил неохраняемый проход в вади (русло давно высохшей реки), который вел в глубь Синая, в обход египетских укреплений. Дорога эта была непроходима для колесного транспорта, но в распоряжении командующего была кадровая 7-я танковая бригада, лучшая из тех трех, что были в армии. Командовал ею полковник Бен-Ари, лучший танкист Армии обороны Израиля. Искушение было слишком велико, и Симхони не удержался.

7-я танковая бригада за считаные часы прошла через засыпанный песком и камнями перевал и развернулась веером в тылу египетской дивизионной базы Абу-Агейла. Когда спохватившийся Даян собрался вернуть бригаду, было уже поздно – вместо того чтобы находиться в 40 км в глубине Негева, она была в 40 км в глубине Синая. Впрочем, Даян отнесся к срыву своего плана философски – оставалось просто извлечь максимум пользы из того, что изменить было все равно нельзя. Полковнику Бен-Ари было приказано продолжать в том же духе – что он и сделал. Египетская оборона разваливалась на глазах. Действовавшие в стиле классической танковой атаки «шерманы» и АМХ-13 атаковали с запада Абу-Агейлу, где засели 4 батальона пехоты, бригада Национальной гвардии при 24 орудиях и 23 самоходках «Арчер». В ходе ожесточенного боя, отразив танковые атаки египтян с севера, израильские танкисты взяли Абу-Агейлу. Другой отряд 7-й танковой бригады был послан против 1-й бронетанковой бригады Египта, которая шла по центральному шоссе от канала на помощь Абу-Агейле, имея два батальона Т-34-85, роту СУ-100 и батальон мотопехоты. Но встречного танкового боя не получилось – колонну египтян просто разбомбили с воздуха. После этого 7-я бригада устремилась в западном направлении и остановилась в 15 км от Суэцкого ка– нала.

Однако израильское командование беспокоил тот факт, что англичане свои операции отложили. Они ссылались на большую концентрацию египетских зениток в районе канала и собирались атаковать не утром, а в сумерках. В Париж была передана чрезвычайно сердитая телеграмма с требованием немедленных действий: «Мы оставлены в одиночестве в тот момент, когда наши войска сражаются против египетской армии, наши союзники не делают ничего, ссылаясь на оперативные соображения, несмотря на ясно согласованные и подписанные соглашения. Мы рассматриваем поведение англичан как саботаж». Впрочем, вскоре все тревоги улеглись – утром 31 октября англичане и французы открыли огонь – операция «Мушкетер» началась.


Средний танк «Шерман» 1.11

В ночь с 31 октября на 1 ноября Северная группа АОИ, в состав которой входили 27-я танковая бригада и 1-я пехотная бригада «Голани», начали наступление с целью занять северный Синай и отрезать сектор Газа и 1 ноября успешно прорвали оборону египтян. Часть египетских войск получила приказ отступать, остальные попали в плен. Последние очаги сопротивления 8-й палестинской дивизии в секторе Газа были подавлены к 3 ноября. После ожесточенного штурма 5 ноября был взят Шарм-Аль-Шейх, в тот же день израильские десанты заняли острова в Тиранском проливе – война для Израиля закончилась.

Тем временем Великобритания и Франция только втупали в дело – 5 ноября они высадили воздушные, а 6 ноября – морские десанты на территорию Египта. Союзники быстро сломили сопротивление нескольких египетских батальонов и батареи самоходных орудий СУ-100. Далее по плану союзники должны были занять центральную часть канала к 8 ноября и южную к 12 ноября. Но этим планам не суждено было сбыться.

Эффектная военная кампания была остановлена совместными усилиями США и СССР. Редкий в те годы пример единодушия был порожден разными причинами. СССР не собирался смотреть, как его союзник уничтожается «потенциальным противником», а США намеревались раз и навсегда «отучить» союзников по НАТО действовать вопреки воле Вашингтона. Попытки поднять вопрос на Совете Безопасности ООН были заблокированы правом вето Великобритании и Франции. Тогда была созвана чрезвычайная сессия Генеральной Ассамблеи, на которой было постановлено вывести все иностранные войска из Египта и ввести миротворческий контингент в зону канала. После того как это решение было подкреплено недвусмысленными заявлениями СССР о «решительных мерах в отношении агрессоров», начался вывод войск. Англия и Франция вывели свои войска к 22 декабря 1956 года. Израиль, который сопротивлялся решению ООН об отводе войск до марта 1957 года, все же отвел свои силы на предвоенную границу, выговорив единственное условие, что на границе будут стоять войска ООН.

Если для Англии и Франции это было полное поражение, то Израиль все же получил кое-какую пользу от войны: была снята блокада и запрет на проход израильских судов по Суэцкому каналу и Тиранскому проливу. Началось строительство нефтепровода из Эйлата в Ашкелон – запасной путь для нефти в Европу, в обход Суэцкого канала. Новый Национальный водовод – из озера Кинерет на юг – позволил резко увеличить площади обрабатываемой земли. Кроме того, за время своего пребывания на Синайском полуострове Израиль вывез оттуда все, что представляло собой хоть какую-то ценность, в том числе и огромное количество оружия. Моше Даян признал правоту танковых командиров, которые в ходе планирования операции «Кадеш» выражали неудовольствие по поводу того, что им связывают руки. Теперь на первое место в Армии обороны Израиля однозначно выходили танковые войска. Так что Синайская кампания 1956 года стала пробой сил перед Шестидневной войной.

Оглавление книги


Генерация: 0.064. Запросов К БД/Cache: 0 / 0