Глав: 2 | Статей: 22
Оглавление
Крошечный Израиль по праву считается третьей (после Рейха и СССР) великой танковой державой, что неудивительно: израильтяне – самые воевавшие танкисты второй половины XX века, грандиозные танковые сражения Шестидневной войны и войны Судного Дня по размаху, напряженности и динамизму не уступают битвам Второй Мировой, а легендарную «Меркаву» не зря величают одним из лучших современных танков (если не самым лучшим), который доказал свою высочайшую эффективность как на войне, так и в ходе антитеррористических операций.

Новая книга ведущего историка бронетехники воздает должное еврейским «колесницам» (именно так переводится с иврита слово «меркава»), восстанавливая подлинную историю боевого применения ВСЕХ типов израильских танков во ВСЕХ арабо-израильских войнах и опровергая множество мифов и небылиц, порожденных режимом секретности, с которой на Святой Земле все в порядке – СССР отдыхает! Эта книга – настоящая энциклопедия израильской танковой мощи, иллюстрированная сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.
Михаил Барятинскийi / Олег Власовi

Война за воду

Война за воду

Война за воду – на первый взгляд незначительный эпизод в военной истории Израиля. Действительно, задействованные в ней силы и средства были столь незначительны, что ее и войной-то можно назвать с большой степенью условности. Небольшая тактическая операция, позволившая достичь стратегических целей. Ну а поскольку танкам в ней была отведена особая, можно даже сказать нетрадиционная, роль, то оставить эти события без внимания нельзя.

В июне 1964 года были завершены работы на линии Всеизраильского водовода, и началась перекачка воды из озера Кинерет в пустыню Негев. В ответ на это арабская конференция в верхах решила отвести воду из Иордана через 70-км канал, прокопанный от склонов Хермона до Ярмукской долины, и таким образом прекратить поступление воды в озеро Кинерет. В начале ноября 1964 года начались строительные работы на склонах Хермона к северу от Тель-Дана.


Танк «Шерман» М1 во время маневров в пустыне Негев. 1961 год

Значительная часть линии канала была открыта для наблюдения и обстрела с территории Израиля, поэтому сирийцы подготовили систему защиты земляных работ с помощью танков, штурмовых, безоткатных и полевых орудий, рассредоточенных на укрепленных позициях. В большинстве мест рельеф позволял сирийцам обеспечить наблюдение и обстрел территории Израиля. Реализация сирийской программы отвода угрожала самому существованию Израиля, поскольку отвод 60 % вод Иордана и, как следствие, иссушение Кинерета привели бы к существенному сокращению снабжения питьевой водой. Поэтому в министерстве обороны было решено немедленно и любой ценой предотвратить эти планы.

1 ноября 1964 года полковник Исраэль Таль принял командование бронетанковыми войсками. Его предшественник, генерал Давид Элазар, был назначен на должность командующего Северным военным округом. Вдвоем они наметили план действий, по которому сирийское землеройное оборудование должно было быть уничтожено огнем танковых орудий. Они считали, что это позволит остановить работы минимальными средствами и с минимальными потерями. Разработанный план был утвержден начальником генерального штаба Ицхаком Рабином, который добился его одобрения и главой правительства Леви Эшколем.

Чтобы АОИ не была обвинена в агрессии против Сирии и нарушении соглашений о прекращении огня, активные действия были предварены вылазками патрулей и распашкой земель, которые сирийцы считали запрещенными для посещения израильтянами. Ожидалось, что сирийцы проглотят наживку и откроют огонь. Это давало армии право на ответные действия.


Танки «Шерман» М51 во время парада. 1965 год

Первое серьезное столкновение имело место в секторе Тель-Дан – Нухейла 3 ноября 1964 года. Рота танков «Центурион» из 7-й танковой бригады расположилась в районе Тель-Дана. Механизированный патруль, двигавшийся по рассчитанному маршруту, послужил приманкой для сирийских войск, расквартированных в Нухейле. Они немедленно открыли пулеметный огонь. Тогда взвод «центурионов» выдвинулся на огневые позиции и с расстояния примерно 800 м обстрелял огневые точки сирийцев, включавшие два вкопанных танка Panzer IV, безоткатные орудия и тяжелые пулеметы. Сирийцы расширили сектор обстрела, в результате чего евреи потеряли 8 солдат и 2 трактора. Перестрелка продолжалась примерно час и была прекращена лишь после вмешательства наблюдателей ООН. Это был полный провал – несмотря на относительно небольшую дистанцию и израсходование около 90 снарядов, основные цели (танки и противотанковые средства) не были поражены.


Накануне Шестидневной войны Армия обороны Израиля имела 184 легких танка AUX-13

Генерал Таль провел на месте обстоятельное расследование причин неудачи. Среди прочего он выяснил, что танки стояли близко друг к другу, вспышки выстрелов и пыль затрудняли наблюдение. Сразу после этого боя начались усиленные тренировки с целью повышения подготовки экипажей. Основной причиной неудачи было слабое знакомство танкистов со 105-мм британскими пушками, которые только-только поступили на вооружение, были срочно установлены на танки и впервые пущены в дело.

Тренировки оправдали себя спустя десять дней, во время второго происшествия в Нухейле, 13 ноября 1964 года. С учетом выводов из предыдущего инцидента в район Тель-Дана были выдвинуты еще два танковых взвода: «шерманов» и «центурионов». Танки были расставлены со значительными промежутками, были подготовлены таблицы дистанций, назначен порядок уничтожения целей и методы ведения огня. Чтобы приобрести преимущество, инцидент был запланирован на полдень, когда солнце било сирийцам в глаза. Очередной проход патруля (пеший и автомобильный) по маршруту вызывал немедленную сирийскую реакцию в виде пулеметного и минометного огня.

Танки «Шерман» М50 открыли огонь первыми, позже к ним присоединились «центурионы» с новыми 105-мм пушками. Теперь результативность стрельбы улучшилась, и сирийцы потеряли 2 танка, 2 безоткатных орудия и ряд других целей. Сирийцы решили расширить конфликт и открыли артиллерийский огонь по северным поселениям, в основном по кибуцу Дан, в результате чего ему был причинен серьезный ущерб. Сирийский огонь прекратился только после вмешательства высших органов власти с обеих сторон; впервые против сирийской артиллерии была задействована израильская авиация.

Генерал Таль не удовлетворился успехами, которые были достигнуты в идеальных условиях: короткие дистанции в 800–1000 м и господство израильских танковых позиций над районом расположения целей. Чтобы подготовиться к последующим столкновениям, штаб бронетанковых войск развернул в Негеве базу для обучения наводчиков. Параллельно была проведена тщательная теоретическая и техническая подготовка: была изучена соответствующая техническая литература, инженеры проверили и уточнили данные в таблицах стрельб на большие дистанции и технику огня с закрытых позиций в условиях большой разницы высот между стреляющим танком и целью и т. д. Были изучены особенности каждого вида пушек, прицелов и боеприпасов. Генерал Таль сделал акцент на повышении точности и улучшении техники стрельбы. Уже во время тренировок был проведен тщательный отбор командиров танков и наводчиков, которые должны были впоследствии применить свои знания на практике. Среди наводчиков особенно выделялись Шалом Коэн и сам генерал Таль. Тем временем сирийцы с помощью югославской компании-подрядчика продолжили прокладывать отводной канал. Работа сконцентрировалась в основном в трех зонах: на севере – на склонах Хермона рядом с истоками Баниаса, в центре, у моста Бнот-Яаков, и на юге, к востоку от места впадения Иордана в Кинерет.

Возможность применить полученные навыки на деле появилась довольно быстро. 17 марта 1965 года от сирийского огня погиб израильский тракторист. Было решено использовать этот инцидент для того, чтобы начать действия против попыток отвода воды. Целью был выбран пункт отвода к северу от Тель-Дана. После того как сирийцы открыли огонь по израильскому патрулю, огневые позиции заняли взвод «шерманов» (в одном из танков наводчиком был сам генерал Таль) и взвод «центурионов».

В течение считаных минут было уничтожено 2 бульдозера, 4 компрессора и другие цели, в том числе инженерные. Дистанция была от 2000 до 2400 м. Имелись значительные перепады высот между позициями танков и целями. Сирийцы были весьма удивлены и не открыли ответный огонь. В результате инцидента на склонах Хермона сирийцы решили продолжить земляные работы у моста Бнот-Яаков, где отводной канал был удален от израильских позиций на 5 км и более. Вдобавок к большому расстоянию сирийцы защитили с запада место проведения работ с помощью земляных валов. Но генерал Таль предусмотрел и такую ситуацию. На этот раз он решил задействовать танки «Шерман» М51, вооруженные 105-мм французской пушкой, стрелявшей в том числе и бетонобойными снарядами с взрывателями замедленного действия. 13 мая 1965 года было инициировано новое столкновение. Из-за большого расстояния танкистам пришлось воспользоваться услугами корректировщиков.


Танки «Центурион» Mk 5 получили в Израиле название «Шот». На фото машина, вооруженная 105-мм пушкой L7

После полудня в зону действий вышел патруль, и когда сирийцы открыли огонь, танки ответили с дистанции 5800–6000 м и уничтожили два бульдозера из трех. Авиация была поднята в воздух, но ей не пришлось вступить в бой. На этот раз сирийцы не стали открывать ответный огонь. После этого случая все работы были перенесены в район к востоку от Альмагора, на расстояние около 10 км от израильских позиций. Здесь в августе 1965 года и произошел последний, решающий бой этой войны.

Теперь дистанции были просто фантастическими для танковых пушек – от 10 до 11 км. Ближе подойти было нельзя: сирийцы создали усиленную систему противотанковой обороны, которая должна была пресечь израильские попытки помешать проведению работ по отводу воды. Поэтому задачи были заранее разделены. Танковое подразделение насчитывало взвод танков «Шерман» М51 и взвод «центурионов» со 105-мм пушками. Танки были сгруппированы следующим образом: два «шермана» и один «центурион» (наводчик – Шалом Коэн) должны были уничтожить строительные машины на дистанции 10,5 км. Два других «центуриона» и один «шерман» должны были контролировать близлежащий район и прикрывать своих товарищей от огня сирийцев. В одном из этих «центурионов» наводчиком был генерал Таль, командиром танка – командир 82-го танкового батальона. Ну а заряжающим в этом танке был командир 7-й танковой бригады. Танки заняли позиции вдоль трассы израильского отводного канала, северо-восточнее Альмагора. Вновь были задействованы корректировщики. Стоит отметить, что танки были размещены в единственном на всю сирийскую зону месте, где с израильской стороны имелись господствующие высоты. Участие в этом бою нескольких высокопоставленных офицеров-танкистов подчеркивает всю неординарность стоявшей перед ними задачи.

Еще до полудня израильский трактор вошел в демилитаризованную зону. Генерал Таль заметил сирийское безоткатное орудие, уже приготовившееся стрелять по нему, и поразил цель. Далее обнаружился сирийский танк, с которого снимали маскировочную сеть. Таль двумя выстрелами подбил и его. Затем командир танка обнаружил Т-34-85, спускавшийся по склону, и обратил на него внимание Таля. Выстрел, и охваченный пламенем Т-34-85 покатился вниз. В этот момент «Центурион» был подбит снарядом, по всей вероятности выпущенным из самоходной пушки СУ-100. Командир танка был тяжело ранен в голову. Тем временем первой группой танков огнем с дистанции 11 км было повреждено сирийское строительное оборудование. Как сообщил один из корректировщиков, одна из машин была поражена первым же снарядом. Далее инцидент перерос в артиллерийскую дуэль, закончившуюся через два часа после вмешательства наблюдателей ООН. После этого боя сирийцы некоторое время еще продолжали работы в этом районе, но затем перенесли их далеко к востоку от Кинерета, туда, где их не могли бы достать израильские танки.

В июле 1966 года израильская авиация атаковала землеройное оборудование, находившееся в 22 км от границы, в результате чего сирийский (точнее, общеарабский) план отвода воды был окончательно похоронен.

Оглавление книги


Генерация: 0,326. Запросов К БД/Cache: 3 / 0