Глав: 2 | Статей: 22
Оглавление
Крошечный Израиль по праву считается третьей (после Рейха и СССР) великой танковой державой, что неудивительно: израильтяне – самые воевавшие танкисты второй половины XX века, грандиозные танковые сражения Шестидневной войны и войны Судного Дня по размаху, напряженности и динамизму не уступают битвам Второй Мировой, а легендарную «Меркаву» не зря величают одним из лучших современных танков (если не самым лучшим), который доказал свою высочайшую эффективность как на войне, так и в ходе антитеррористических операций.

Новая книга ведущего историка бронетехники воздает должное еврейским «колесницам» (именно так переводится с иврита слово «меркава»), восстанавливая подлинную историю боевого применения ВСЕХ типов израильских танков во ВСЕХ арабо-израильских войнах и опровергая множество мифов и небылиц, порожденных режимом секретности, с которой на Святой Земле все в порядке – СССР отдыхает! Эта книга – настоящая энциклопедия израильской танковой мощи, иллюстрированная сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.
Михаил Барятинскийi / Олег Власовi

Война Судного дня

Война Судного дня

Война Судного дня ознаменовала собой конец трехлетнего периода военного затишья на границах Израиля, наступившего вслед за принятием Израилем и Египтом в августе 1970 года предложения США о тщательном соблюдении прекращения огня после так называемой Войны на истощение, объявленной египетским президентом Насером. Цели Войны на истощение состояли в том, чтобы путем частых обстрелов, местных атак и вылазок привести к постоянной напряженности по всей линии противостояния египетских и израильских войск и тем подорвать дух израильской армии. Ответные действия Израиля включали воздушные налеты в глубь территории Египта, в результате которых Насер был вынужден просить СССР о немедленной военной помощи. Таким образом, усилилась зависимость Египта от СССР, эскадрильи советских военных самолетов были размещены на территории Египта, тысячи советских военных инструкторов были прикреплены к разным подразделениям египетской армии. Однако потери Египта в первой половине 1970 года были так велики, что Насер должен был согласиться на соблюдение прекращения огня. В первые же часы после того, как соглашение вступило в силу, египтяне продвинули свои ракетные установки на передовую линию, значительно укрепив таким образом свою противовоздушную оборону.


Египетский танк Т-55, оборудованный катковым минным тралом. На такие машины возлагалась особая роль по преодолению израильских минных полей после переправы через канал

Преемник Насера Анвар Садат подвергся сильному внутри– и внешнеполитическому давлению. Он оказался не в состоянии достичь провозглашенного им скорого «освобождения» занятых Израилем египетских территорий. СССР отказался принять на себя обязательство прямого военного вмешательства, что повлекло за собой демонстративное удаление советских военных специалистов из Египта в 1972 году. Этот шаг был расценен в Израиле как наносящий непоправимый урон египетской военной мощи, лишающий Египет способности сражаться, не говоря уже о способности начать войну в обозримом будущем. Однако в тот период разрыв Садата с Советским Союзом был скорее театральным жестом, нежели серьезным поворотом в политике, так как приток советского оружия и военного снаряжения в Египет не прекращался.

К октябрю 1973 года после мобилизации вооруженные силы Египта насчитывали 833 тысячи человек, 2200 танков (850 Т-54/55, 750 Т-62, Т-34-85 и ПТ-76), 2400 бронетранспортеров (БТР-152, БРДМ, БТР-60, TOPAS и другие), 1120 орудий калибром свыше 100 мм. В ВВС имелось 690 самолетов (160 МиГ-21, 60 МиГ-19, 200 МиГ-17, 13 °Cу-7Б, 18 Ту-16, 30 Ил-28, 30 Ан-12, 40 Ил-14 и другие), 161 вертолет (Ми-6, Ми-8 и другие). ВМС страны имели 104 корабля (в том числе 5 эсминцев, 6 фрегатов и корветов, 12 подводных лодок, 8 тральщиков, 20 ракетных и 43 торпедных катера, 8 сторожевых и 2 десантных корабля).

Сирийская армия насчитывала 332 тысячи человек, 1350 танков (Т-54/55, Т-62, ПТ-76), 1300 бронетранспортеров (БТР-152, БРДМ, БТР-60 и другие), 655 орудий калибром свыше 100 мм. В ВВС имелся 321 самолет (110 МиГ-21, 120 МиГ-17, 45 Су-7Б, 12 Ил-14, 4 Ил-18 и другие) и 36 вертолетов. ВМС страны имели 21 боевой корабль (2 тральщика, 6 ракетных и 10 торпедных катеров, 3 сторожевых корабля).


Важная роль при форсировании канала отводилась амфибийным машинам, таким как этот чехословацкий ОТ-62, вооруженный безоткатным орудием

В свою очередь, численность АОИ при полной мобилизации достигала 350 тысяч человек (включая ВВС и ВМС). В составе сухопутных войск АОИ имелось 6 бронетанковых дивизий, объединявших 12 танковых и 6 механизированных бригад, а также целый ряд других частей и подразделений. Еще две танковые бригады (274-я и 500-я) были отдельными. Кроме того, имелись 4 парашютно-десантные (35-я, 63-я, 247-я и 317-я) и 2 пехотные (1-я и 5-я) бригады, 8 территориальных пехотных бригад и большое количество других частей и подразделений. Следует, однако, помнить, что сухопутные войска АОИ примерно на 3/4 состояли из резервистов.


Противотанковый комплекс 9М14М «Малютка». По некоторым данным, огнем этих комплексов было выведено из строя до 800 израильских танков

По официальным данным, на 1 апреля 1973 года в АОИ имелось 2009 танков (в том числе 975 «центурионов» и 544 «паттона»). Что касается дня начала войны, то на 6 октября 1973 года, по разным данным, АОИ насчитывала от 2029 до 2047 танков, не считая ПТ-76, которых имелось не более 10 единиц.

Состав танкового парка Израиля на 6 октября 1973 года был следующим:

1009 «Шот» («Центурион», все со 105-мм орудиями), в том числе 787 «Шот Каль» и 222 «Шот Метеор»;

537 «Магах» (М48/60), в том числе не менее 345 «Магах-3» (М48А1 и М48А2С, модернизированные до уровня М48А3, включая 105-мм орудие), 50 «Магах-6» (М60) и 100 «Магах-6 Алеф» (М60А1);

146 «Тиран-4/5» (Т-54/55, большинство или все со 105-мм орудиями);

341 «Шерман» М50 и М51 (75-мм и 105-мм орудия соответственно).

Что касается других видов вооружения, то АОИ имела 4676 бронетранспортеров (из них около 4000 – полугусеничные), около 900 орудий полевой артиллерии калибром свыше 100 мм и тяжелых минометов (включая 321 САУ). ВВС Израиля насчитывали 351 боевой самолет (по другим данным – 380–385) и около 100 вертолетов. В боевом составе ВМС числились 13 ракетных и 31 сторожевой катер, а также 9 десантных кораблей.


«Шерман» М50 на Голанских высотах, 1970 год. После Шестидневной войны израильтяне установили на танках М50 дизельные двигатели Cummins и горизонтальную подвеску

Оборона израильских войск на восточном берегу Суэцкого канала начала готовиться сразу же после окончания войны 1967 года и продолжала совершенствоваться вплоть до начала войны 1973 года. Система опорных пунктов, созданная Израилем вдоль канала (длина – 157,5 км, ширина – 180 м), получила название Линии Бар-Лева, по имени Хаима Бар-Левы, начальника генерального штаба АОИ в 1968–1971 годах. Главной инженерной преградой этой линии являлся сам Суэцкий канал, а также песчаный вал высотой 17 м и минные поля на его восточном берегу. Вдоль вала находились прикрытые минными полями и заграждениями из колючей проволоки 28 взводных опорных пунктов, еще один такой опорный пункт («Эгрофит») находился на берегу Суэцкого залива, и два – на берегу Средиземного моря («Будапешт» в 12 км к востоку от Порт-Саида и «Траклин» в 10 км к востоку от «Будапешта»). Некоторые опорные пункты были одиночными, другие сгруппированы в блоки по 2–4 штуки. К началу боев только 16 опорных пунктов были действующими (15 вдоль канала и «Будапешт»), еще в 4 (включая «Эгрофит» и «Траклин») находились дневные наблюдательные посты, еще 7 наблюдательных постов находилось между опорными пунктами. В тех местах, где имелись блоки опорных пунктов, действующим был только один опорный пункт из блока. Исключение составлял самый северный на линии канала блок «Оркаль» – там действовали все 3 опорных пункта блока. Связано это было с тем, что после войны 1967 года в руках египтян остался плацдарм на восточном берегу канала, в районе Порт-Фуада. Передовые египетские позиции были в 900 м от «Оркаля» и в 1000 м от «Будапешта».


«Шот Каль» из 188-й танковой бригады во время тактических занятий на Голанских высотах, 1971 год

Внутри опорных пунктов, а также между ними у песчаного вала и за некоторыми из опорных пунктов на специальных треугольных песчаных валах, обращенных острым углом в сторону канала и на расстоянии примерно 1000 м от него, находились рампы для танков (наклонные насыпи, позволявшие танку въехать на вал и, прикрываясь его гребнем, вести огонь по противнику). Планировалось построить систему сброса нефти в канал и ее воспламенения, но выяснилось, что сильное течение в канале быстро сносит нефть и для создания надежного огневого заслона в течение хотя бы одного часа требуется иметь нефтяные цистерны огромных объемов. Для испытаний в феврале 1971 года были построены две системы. К началу войны они не действовали – трубы частично проржавели, частично прогнулись под весом песка или забились песком. Было создано также 20 ложных систем, имевших только внешние трубы. После войны Египет заявил, что система была нейтрализована египетскими морскими коммандос, замуровавшими трубы специальным цементом.


«Шерман» М51. Накануне войны 1973 года «шерманы» в своем абсолютном большинстве находились в резерве

Гарнизон каждого опорного пункта по штату должен был состоять из 25–30 бойцов, а их вооружение – 5 пулеметов, три 52-мм и один 81-мм миномет, одна 20-мм пушка, два винтовочных гранатомета, один– два 82-мм гранатомета «Супер Базука» и личное оружие. В случае начала войны каждый опорный пункт полагалось усилить тремя танками. Только в самом северном опорном пункте на линии канала 3 танка имелось к началу боев. Реально же гарнизоны состояли из 16–25 человек, включая вспомогательный персонал (повара, водители и т. п.). Вооружение в опорных пунктах также не соответствовало штатам. Например, в большинстве опорных пунктов на северном участке канала 82-мм гранатометы были собраны на техосмотр без предоставления замены.


В конце 1960-х годов часть «шерманов» была переделана израильской фирмой Soltam в 155-мм самоходные гаубицы

Вторая линия обороны состояла из 11 ротных опорных пунктов, находившихся на расстоянии 8–12 км от канала. Гарнизон каждого такого пункта, кроме роты пехоты, должен был включать 1–2 взвода танков. Реально же в начале войны ни один из них не имел постоянного гарнизона – опорные пункты служили лишь местами дислокации мобильных частей (роты танков и мотопехоты, батареи САУ) прикрытия ка– нала.

Далее на восток никаких оборонительных линий не было, только отдельные опорные пункты, например на подступах к перевалам Гиди и Митла.

Полевая артиллерия вблизи канала насчитывала 12 батарей – 48 орудий и 4 миномета. Кроме того, в опорных пунктах близ Порт-Саида и Суэца были размещены две артиллерийские четырехорудийные батареи 155-мм САУ М50.

Таким образом, можно утверждать, что в описанном виде Линия Бар-Лева серьезным препятствием для египетских войск не являлась и уж никак не тянула на «глубоко эшелонированную оборону, оборудованную по последнему слову военно-инженерной техники», как писали о ней советские источники.

На территории Синайского полуострова дислоцировалась 252-я танковая дивизия (14-я и 401-я танковые бригады), усиленная перед войной 460-й танковой бригадой (без 71-го танкового батальона, направленного на Голаны). Всего в дивизии было 9 танковых батальонов.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Дело в том, что во многих отечественных изданиях дивизии именуются на иврите – угда (иногда ошибочно – угдат). Печально, но российские авторы копируют в данном случае своих западных коллег, заимствуя это слово из англоязычных изданий. При этом остальные соединения, части и подразделения АОИ именуются бригадами, батальонами, ротами и т. д. Логики нет никакой, дивизию почему-то пишут на иврите, а все остальное нет. Если же быть последовательными, то предыдущий абзац должен выглядеть так:

«На территории Синайского полуострова дислоцировалась 252-я танковая угда (14-я и 401-я танковые хативы), усиленная перед войной 460-й танковой хативой (без 71-го танкового гдуда, направленного на Голаны). Всего в дивизии было 9 танковых гдудов».

Смешно. Смешнее все это, наверное, выглядит, если использовать арабские названия соединений или, например, китайские. Но до этого почему-то ни у кого фантазия не доходит. Исключение сделано только для угды. Но мы его делать не будем, а будем использовать привычные нам названия воинских частей и соединений. Вернемся на Синай.


Египетский понтонный мост через Суэцкий канал. Снимок сделан с восточного берега из прохода в оборонительном валу. Октябрь 1973 года

За территориальную оборону северной зоны канала отвечала 275-я территориальная бригада. За центр и юг на момент начала войны – 14-я танковая бригада. Ее 9-й танковый батальон бат (33 танка «Магах-3») находился на севере канала, в зоне 275-й бригады, 185-й танковый батальон (25 танков, по другим данным – 21) – в центре, и 52-й танковый батальон (32 танка) – на юге. Кроме трех танков 9-го батальона в опорном пункте «Оркаль», все танки бригады находились на момент начала войны на удалении 8—12 км от канала. Всего же в 252-й дивизии имелось 289 танков: 90 в 14-й (87 на линии ротных опорных пунктов и 3 в опорном пункте «Оркаль»), 130 в 401-й (в районе перевала Гиди) и 69 в 460-й (восточнее Румани, север Синая) бригадах. Кроме танковых подразделений на Синае в зоне канала находилось 10 пехотных, мотопехотных и разведывательных рот, четыре из которых составляли гарнизоны опорных пунктов.


Тяжелый танк ИС-3 на одном из разрушенных опорных пунктов Линии Бар-Лева

За оборону Голанских высот в мирное время отвечала 820-я территориальная бригада. К началу войны в ее составе было два кадровых пехотных батальона – 13-й батальон 1-й пехотной бригады «Голани» и 50-й батальон 35-й парашютно-десантной бригады. Эти батальоны занимали взводные опорные пункты вдоль линии фронта длиной около 80 км. Опорные пункты располагались позади противотанкового рва и были прикрыты минными полями и заборами из колючей проволоки. Всего имелось 18 опорных пунктов, первый из которых № 101 располагался на горе Дов, был обращен в сторону Ливана и в войне практически не участвовал. Последний опорный пункт № 118 находился на южном фланге Голанских высот, вблизи границы с Иорданией. Все опорные пункты на севере занимал 13-й батальон, на юге – 50-й. Опорные пункты №№ 106, 108, 112, 113 и, возможно, № 118 к началу войны пустовали. В большинстве опорных пунктов было по 16–20 бойцов (кроме того, в них находились врачи, офицеры-корректировщики и вспомогательный персонал).

Об опорном пункте № 102 «Хермон» следует сказать особо. Этот опорный пункт находился на высоте 2100 м над уровнем моря, и в нем располагался центр электронной разведки, пост управления ВВС, центр связи, наблюдательный пункт артиллерии и разведки. «Хермон» представлял собой мощное трехэтажное сооружение (включая подземные этажи), хорошо защищенное от бомбардировок и артобстрела. А вот система его наземной обороны была не достроена. Всего в опорном пункте находилось 60 солдат и офицеров, но из них только 14 – бойцы (командир опорного пункта и 13 солдат 13-го батальона), остальные – солдаты подразделений ВВС, связи и т. д.

На Голанах находились 188-я и 7-я танковые бригады. В 188-й бригаде имелось только два кадровых танковых батальона – 74-й и 53-й – всего 77 танков. В мирное время один из батальонов был рассредоточен вдоль линии опорных пунктов, другой, наоборот, сосредоточен в тылу. В связи с напряженностью вперед были выдвинуты оба батальона – 74-й на севере и 53-й на юге Голан. Из каждого батальона по две роты были раздроблены на взводы и должны были занять позиции на рампах возле опорных пунктов. В 7-й танковой бригаде и 71-м танковом батальоне было 105 танков, итого к началу боев на Голанах имелось 182 танка, из них 177 исправных. Все танки типа «Шот Каль». Большая часть танков была сосредоточена на севере – все 105 танков 7-й бригады (включая 71-й батальон) и 32 танка 188-й бригады. На юге было всего 40 танков 188-й бригады.

Кроме того, на высотах находились 10 рот пехоты и мотопехоты, 2 инженерные роты, 2 батареи зенитной артиллерии, 11 артиллерийских батарей (44 орудия и миномета – по 4 в батарее), включая две батареи 175-мм САУ М107.


Египетский солдат осматривает сгоревший израильский бронетранспортер М113

Анализируя состав и укомплектованность сил прикрытия Суэцкого канала и Голанских высот, можно утверждать, что израильское командование недооценивало степень угрозы, не верило в способность арабских армий нанести сколько-нибудь серьезный удар. Между тем война приближалась.

Непосредственная подготовка египетско-сирийских войск к войне началась летом 1973 года. План сирийского командования заключался в том, чтобы внезапным ударом овладеть Голанскими высотами и к исходу второго дня операции выйти на реку Иордан, где и перейти к прочной обороне. Для решения этой задачи планировалось привлечь почти все сирийские вооруженные силы.


Танк «Магах-З» из состава 14-й танковой бригады спешит к линии фронта. 7 октября 1973 года

Главный удар должен был наноситься в направлении Джасим – Эль-Хушния – Дабура силами 5-й и 9-й пехотных дивизий, другой удар в направлении южнее Кунейтры – силами 7-й пехотной дивизии, 85-й и 121-й отдельных пехотных бригад. Общая глубина зоны боевых действий предусматривалась в 25–30 км. Оперативное построение – одноэшелонное, с выделением в резерв 1-й и 3-й бронетанковых дивизий и 47-й бронетанковой бригады. Общая ширина полосы наступления – 50 км, ширина полос наступления дивизий – 15–18 км.

Египетское командование намечало при поддержке артиллерии и авиации и под прикрытием огня зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) и зенитной артиллерии форсировать Суэцкий канал южнее и севернее Большого Горького озера, прорвать оборону противника и на седьмой-восьмой день наступления овладеть рубежом Гебель-Алак, Гебель-Умм-Хишейба, Гебель-Умм-Махаса, Гебель-Умм-Магарим и горными перевалами Митла и Гиди. Египет надеялся, овладев этим рубежом, заставить Израиль пойти на переговоры и очистить земли, захваченные в ходе войны 1967 года.

Главная задача возлагалась на 3-ю армию (2 пехотные, 1 механизированная и 1 танковая дивизии, несколько отдельных бригад) и 2-ю армию (3 пехотные, 1 механизированная и 1 танковая дивизии и 2 отдельные бригады). Замыслом предусматривалось вначале форсировать канал пехотными дивизиями, прорвать первую полосу обороны противника и захватить дивизионные плацдармы глубиной до 12–15 км, затем объединить их в армейские, перебросить на них ЗРК и дивизии вторых эшелонов, после чего развить наступление и выйти на заранее намеченный рубеж.

Планируя наступательные действия против Израиля и понимая, что попытка полного его уничтожения невозможна из-за вероятного вмешательства США, руководство Египта и Сирии ставило перед собой лишь ограниченные цели. Наряду с этим, готовя наступление, сирийское и египетское командование рассчитывало на внезапность первого удара. Для этого были задействованы все средства, начиная с оперативной маскировки и заканчивая дезинформацией.


Танки «Магах-6А», вероятно, из состава 196-го батальона 460-й танковой бригады (бригада танковой школы)

Наступление было назначено на 6 октября, когда Израиль праздновал Йом-Кипур (Судный день – отсюда и название войны). Видимо, командование арабских стран считало, что это обстоятельство затруднит в Израиле мобилизацию. Действительно, согласно религиозным предписаниям, в этот день запрещены не только работа (как в субботу и в другие праздники), но и прием пищи, питье, умывание, наложение косметики, ношение кожаной обуви и половые сношения. В Израиле публичное нарушение Йом-Кипура (например, прием пищи, вождение автомобиля или разговор по мобильному телефону) даже среди светских евреев не принято. В этот день дороги пустуют (за редкими исключениями – например, машин «Скорой помощи», полиции и пожарной охраны). Также в Израиле в этот день не работают теле– и радиостанции, общественный транспорт. Вместе с тем, в этот день евреи не ходят друг к другу в гости, а молятся в синагогах, где их легко найти. По мнению израильских экспертов, последнее обстоятельство, а также отсутствие на дорогах автотранспорта не затруднило, а, наоборот, облегчило мобилизацию. Надежность же функционирования системы мобилизации Армии обороны Израиля арабы явно недооценили.

Все подготовительные мероприятия проводились египетскими и сирийскими войсками скрытно, под предлогом отражения возможного удара израильских войск и проведения учений. Почти до 1 октября группировка войск была оборонительной. Вывод войск в исходные районы для наступления начался только 1 октября и проводился только ночью и последовательно. Выезд командиров на местность для организации боевых действий был запрещен.


Самоходная артиллерийская установка М107 выдвигается на огневую позицию

Несмотря на эти предосторожности, израильской разведке удалось вскрыть подход к линии фронта некоторых частей Египта и Сирии. Однако командование Израиля не придало этому значения, так как было уверено, что арабские страны не рискнут начать решительные военные действия. Все же Израиль предпринял ряд мер: войска, находившиеся в районе Голанских высот и в зоне Суэцкого канала, с 1 октября были приведены в повышенную боеготовность. С 4 октября в стране стала проводиться частичная мобилизация резервистов. 6 октября ЦРУ США передало израильской разведке сообщение о том, что арабское наступление начнется в этот день в 18:00. Это сообщение было доведено до руководства государства и командования вооруженных сил. В 10:00 в Израиле была объявлена всеобщая мобилизация, узнав о чем египтяне и сирийцы перенесли начало своего наступления на 15:00.

В 14:05 египетская артиллерия начала интенсивный обстрел израильских позиций. 194 батареи за 53 минуты выпустили 100500 снарядов и мин. Интенсивность огня доходила до 175 выстрелов в минуту. Одновременно авиация нанесла удары по Линии Бар-Лева и целям в глубине Синайского полуострова.

В 15:00 египетские войска начали форсировать Суэцкий канал и закрепляться на его восточном берегу. Подвергшись внезапному удару, израильские войска, оборонявшиеся на восточном берегу канала, существенного сопротивления не оказали. К исходу 6 октября египетские пехотные дивизии форсировали канал и овладели опорными пунктами первой позиции на Линии Бар-Лева, а к исходу 8 октября захватили два армейских плацдарма глубиной до 10–12 км каждый. Справедливости ради следует отметить, что некоторые опорные пункты сопротивлялись вплоть до 7 и даже до 13 октября, а опорный пункт «Будапешт» египтянам так и не удалось взять. Впрочем, на общий ход боевых действий это не оказало никакого влияния.

В успешном форсировании канала решающую роль сыграла длительная всесторонняя тренировка, проведенная на реке Нил. Пехота с минометами переправлялась на резиновых или деревянных лодках, а противотанковая и зенитная артиллерия – на паромах. Проходы в насыпном валу на восточном берегу канала проделывались саперами взрывным способом, бульдозерами и гидромониторами. Для каждой дивизии были проделаны 10–12 проходов. Примерно через 6 часов в полосе наступления 2-й египетской армии было наведено четыре моста, а через 12 часов в полосе 3-й армии – три моста, по которым в первую очередь переправлялись танки.


В атаке «Магах-3» из 421-й танковой бригады. 8 октября 1973 года

С целью воспрепятствования подходу израильских резервов в ночь на 7 октября у перевалов Гиди и Митла были высажены три вертолетных десанта египетских коммандос силой до батальона каждый. Часть вертолетов была сбита в воздухе израильской авиацией, а высадившиеся были быстро блокированы и уничтожены. Египтяне потеряли более 360 коммандос убитыми или пленными. Одновременно 130-я египетская бригада морской пехоты, используя плавающие танки ПТ-76 и бронетранспортеры, должна была пересечь Большое Горькое озеро и соединиться с коммандос. Часть техники была расстреляна еще в воде внезапно подошедшими израильскими танками (по-видимому, из 14-й танковой бригады), высадка захлебнулась и была прекращена египетским командованием. Израильской авиацией была сорвана и попытка высадить морской десант на косе в 15 км юго-восточнее Порт-Фуада.


«Тиран» из 274-й танковой бригады. Синайский полуостров, 10 октября 1973 года

Египетские войска были атакованы израильскими танками уже вскоре после переправы через канал. Однако танковых боев поначалу не было, так как египетские танковые части в большинстве своем еще не переправились. Удар израильских танковых бригад приняла на себя египетская пехота, боевые порядки которой были насыщены противотанковыми гранатометами РПГ-7 и ПТУР «Малютка» советского производства. Результат боя с пехотой оказался для 252-й дивизии печальным – на утро 7 октября в ней осталось 103 исправных танка. К этому времени египтяне переправили на восточный берег канала 90 тысяч человек и 850 танков.

7 октября израильтяне ввели в бой еще две дивизии: 143-ю резервную танковую генерала Ариеля Шарона и 162-ю резервную танковую генерала Авраама Адана. Разбитая 252-я дивизия была переброшена на юг, на участок наступления 3-й египетской армии.

Весь день 8 октября продолжалось ожесточенное танковое сражение на северном фланге фронта, в районе Эль-Кантары, где 162-я танковая дивизия безуспешно пыталась опрокинуть 2-ю египетскую пехотную дивизию. При этом 500-я танковая бригада потеряла около 30 танков «Шот Каль». Другая бригада этой дивизии – 217-я – атаковала позиции египтян у так называемой «Китайской фермы». Так назывался район к северо-востоку от Большого Горького озера, где находилась японская сельскохозяйственная станция. Израильские солдаты, попавшие туда в 1967 году, увидев иероглифы, прозвали это место «Китайской фермой». В бою за эту ферму «центурионы» 217-й бригады попали под сосредоточенный огонь танков Т-54 и понесла тяжелые потери. На следующий день «Китайскую ферму» атаковала 421-я танковая бригада из дивизии Шарона и тоже не добилась успеха, потеряв 36 танков «Магах-3». К исходу дня египетским войскам удалось объединить дивизионные плацдармы в два армейских, глубиной до 15 км.


«Шот Каль» из 217-й танковой бригады ведет огонь по атакующим египетским танкам

10 октября на фронт прибыла 274-я израильская танковая бригада, вооруженная танками «Тиран». Эта бригада действовала на участке между Исмаильей и Эль-Фирданом. Здесь «тираны» участвовали в обороне опорного пункта, получившего название «Дом англичанина» (из-за расположенного здесь еще со времен Первой мировой войны старого английского барака). С этого места прекрасно просматривалась вся местность вплоть до Суэцкого канала. Вместе с «центурионами» и М48 «тираны» вели бой с египетскими Т-55 и СУ-100, наступавшими со стороны канала. Безвозвратные потери «тиранов» составили 7 машин.

Для последующих нескольких дней было характерно относительное затишье – обе стороны наращивали силы. Израильтяне ожидали, что противник в конечном счете предпримет попытку главного прорыва в центральном Синае, и, вместо того чтобы терять танки от противотанковых ракет, они решили готовиться к этому наступлению. Израильское командование справедливо предположило, что, атакуя, египтяне выйдут из-под зонтика ПВО, и их танковые клинья станут уязвимы для атак израильских ВВС. Для прорыва израильской линии обороны, необходимого, чтобы помочь сирийским войскам, попавшим в тяжелое положение на Голанских высотах, египетское командование передислоцировало на восточный берег 4-ю и 21-ю бронетанковые дивизии, оставив на западном берегу, в качестве стратегического резерва, одну бронетанковую бригаду. Этот шаг стал ошибкой, приведшей к тяжелым последствиям.


«Магах-6» командира 143-й резервной танковой дивизии генерал-майора Ариеля Шарона на берегу Суэцкого канала, 15 октября 1973 года

14 октября в 6:00 утра египтяне начали мощное наступление сразу на шести участках фронта, в котором участвовало около 1200 танков. К этому времени израильтяне смогли сосредоточить на Синае около 750 танков. Началось крупнейшее со времен Второй мировой войны танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало около 2 тысяч танков. Яростные танковые дуэли продолжались в течение всего дня. Так, например, на центральном участке фронта танки «Магах-3» из 143-й танковой дивизии открыли по наступающим египтянам огонь с дальней дистанции. В ходе боя, продолжавшегося 50 минут, египтяне потеряли более 50 танков Т-55. К вечеру египетская армия потеряла 264 танка (210 из них – безвозвратно). Потери израильтян составили только 25 боевых машин (из них 6 – безвозвратно). Помимо танков весьма эффективно действовала и израильская авиация, особенно штурмовики «Скайхок», вооруженные 30-мм пушками «Эйден», и вертолеты, вооруженные ПТУР. Например, 18 таких вертолетов уничтожили около половины танков египетской бронетанковой бригады, наступавшей к перевалу Митла. В тот день начальник генерального штаба АОИ генерал-полковник Давид Элазар, обращаясь к премьер-министру Израиля Голде Меир, произнес свою знаменитую фразу: «Голда, все будет в порядке. Мы – опять мы, а они – опять они!»


Плавающий танк ПТ-76 из состава 88-го амфибийного разведывательного танкового батальона на западном берегу Суэцкого канала

На девятый день войны, утром 15 октября, израильские войска силами 18 бригад (из них 9 бронетанковых) при массированной поддержке авиации перешли в контрнаступление на Синайском фронте, нанося главный удар по 2-й египетской армии на исмаильском направлении. Завязались ожесточенные бои на земле и в воздухе. Когда стало ясно, что фронтальные удары не приносят успеха, израильское командование перенацелило основные силы на разгром правофланговых соединений 2-й египетской армии и на выход к Суэцкому каналу севернее Большого Горького озера. Сражение длилось весь день, но решающего успеха не достигла ни одна из сторон. Израильтянам удалось лишь потеснить правофланговую пехотную бригаду 2-й армии и выйти к озеру.


«Магах-6А» из 460-й танковой бригады буксирует секцию понтонного моста к месту переправы через Суэцкий канал

Перелом в ход боевых действий внес Ариель Шарон – командир 143-й резервной танковой дивизии. По его предложению в ночь на 16 октября израильский отряд из семи плавающих танков ПТ-76 и восьми бронетранспортеров БТР-50П из состава 88-го амфибийного разведывательного танкового батальона с парашютистами (вероятно, из 247-й парашютно-десантной бригады Дани Мата) переправился в северной части Большого Горького озера на его западный берег и захватил плацдарм в районе станции Абу-Султан. Успешные действия этого отряда объясняются тем, что египетское командование не допускало возможности форсирования озера израильскими войсками и не выделило сил и средств для обороны западного берега. Даже получив данные о высадке израильского отряда, египетское командование не придало этому значения и не приняло энергичных мер для его уничтожения.

Исключение составляет только контрудар (если его вообще можно так назвать) 25-й египетской бронетанковой бригады с целью оттеснить израильские войска от канала и восстановить контакт между 2-й и 3-й египетскими армиями. В отечественных изданиях об этом бое содержатся крайне скудные, противоречивые и по большей части недостоверные сведения. Справедливости ради, правда, следует отметить, что и по израильским источникам (русскоязычным, разумеется) тоже довольно трудно разобраться. Дело в том, что дивизии в АОИ были величиной непостоянной. Состав дивизии в течение даже относительно непродолжительной войны мог меняться весьма существенно. Однако попробуем.

Итак, в середине дня 17 октября 25-я бронетанковая бригада, входившая в состав 3-й египетской армии, двигалась по восточному берегу Большого Горького озера с юга на север. В этот момент она была обнаружена танкистами 14-й танковой бригады Амнона Решефа, входившей в состав 143-й дивизии Шарона, о чем и было доложено командованию. Однако руководство боем взял на себя командир 162-й танковой дивизии Авраам Адан, и в дальнейших события ведущую роль сыграли бригады его дивизии. 14-я бригада блокировала дорогу в северном направлении, к западу от дороги находилось озеро, между озером и дорогой – израильское минное поле. К востоку заняли позиции «центурионы» 217-й танковой бригады, а с юго-востока, в тылу египтян, веером разворачивалась 500-я танковая бригада. Таким образом, двигавшаяся по дороге колонна 25-й египетской бригады, состоявшая из 96 танков Т-62 и большого количества бронетранспортеров, артиллерии, грузовиков с боеприпасами и топливом, медленно вползала в подготовленную ей ловушку. Судя по всему, присутствие на направлении главного удара 25-й бригады нескольких израильских танковых бригад было неизвестно египтянам, что довольно трудно объяснить с точки зрения здравого смысла.


Сгоревший танк Т-62 из состава 25-й египетской бронетанковой бригады

Первыми с большой дистанции открыли огонь танки «Магах-3» 14-й бригады и сразу подбили два египетских танка. Затем в дело вступили танки «Шот Каль» 217-й бригады. Часть египетских танков свернула с дороги и попыталась повернуть обратно, попав при этом на минное поле. Другие египетские танки, наоборот, двинулись вперед, навстречу израильским танкам. В условиях полного незнания обстановки командованием египетской бригады это было довольно глупое решение. Через полчаса после начала боя с тыла египтян атаковали «центурионы» 500-й танковой бригады, поддержанные артиллерией 252-й дивизии, находившейся южнее. Египетская бригада оказалась в огневом мешке, берег озера превратился в кромешный ад. Повсюду пылали танки, бронетранспортеры и автомобили. К 17:30 все было кончено – 86 танков Т-62 и практически все бронетранспортеры и автотранспорт остались на поле боя. Вырваться из кольца удалось нескольким танкам, включая танк командира 25-й бригады. Израильтяне потеряли 4 танка, которые подорвались на собственных минах во время преследования египтян.


«Магах-3» из 162-й танковой дивизии Авраама Адана на окраине Суэца. 24 октября 1973 года

Пока шел этот бой, саперы навели понтонный мост, и в ночь на 18 октября дивизия Адана пересекла канал. Вслед за ней последовала и дивизия Шарона. К исходу 18 октября израильские войска расширили плацдарм до 6 км по фронту и до 5 км в глубину. Запоздалые попытки египтян разгромить противника успеха не имели. Утром 19 октября войска, находившиеся на плацдарме, перешли в решительное наступление. Его особенностью стало широкое применение танков мелкими группами (до роты с мотопехотой и ПТУР на БТР). Действуя на широком фронте, они находили слабые места в обороне египетских войск и прорывались в тыл. Легкие танки ПТ-76 на большой скорости выходили к позициям ЗРК и РЛС и, уничтожая их, способствовали успешным действиям авиации. К исходу 20 октября на плацдарме находились три танковые дивизии Армии обороны Израиля (к 162-й и 143-й присоединилась 252-я танковая дивизия Кальмана Магена), которые к концу дня 21 октября расширили плацдарм по фронту до 30 км и 20 км в глубину и продолжали наступление. Адан и Маген двинулись на юг к Суэцу, а Шарон – на север, к Исмаилье. Все попытки египтян остановить наступление этих дивизий оказались безуспешными – израильские танки вырвались на оперативный простор, а сил и средств у Египта на западном берегу канала было недостаточно. Началась паника. Победа израильской армии была обеспечена, когда был захвачен стратегически важный аэродром Фаид, позволивший наладить воздушную поддержку наступавших частей. Практически перестала существовать и система ПВО на западном берегу канала.


«Магах-6А». 143-я танковая дивизия, западный берег Суэцкого канала, октябрь 1973 года

К 24 октября был блокирован, а затем и занят город Суэц. А 25 октября, когда до Каира оставалось около 100 км, наступление было остановлено в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН.

Несмотря на размах и динамизм боевых действий на Синайском полуострове, можно утверждать, что наиболее драматические события происходили в это же время на Сирийском фронте. В конечном счете, судьба Израиля в первые дни войны решалась именно на Голанских высотах. Чтобы понять справедливость этого утверждения, достаточно взглянуть на карту Израиля. Между его территорией и египетскими войсками в 1973 году лежал Синай – 200 км пустыни. Непосредственно к Синаю примыкает пустыня Негев – почти ненаселенная территория Израиля. Сирийцы же, прорвав оборону АОИ на Голанских высотах и форсировав реку Иордан, попадали сразу в Галилею – густо населенные районы на севере Израиля. От Голанских высот до моря – всего 50 км!

6 октября в 15:00 позиции израильских войск вдоль линии перемирия на Голанских высотах, установленной ООН после войны 1967 года – так называемой Пурпурной линии, – были атакованы тремя сирийскими пехотными дивизиями – 5-й, 7-й и 9-й, каждой из которых была придана бронетанковая бригада. Кроме того, немало танков имелось и в штате самих пехотных дивизий. Сирийская пехотная дивизия состояла из двух пехотных и одной механизированной бригады, в каждой из которых имелся танковый батальон (30 танков). В 9-ю пехотную дивизию вместо механизированной была включена бронетанковая бригада. Таким образом, ударная сирийская группировка включала в себя четыре бронетанковые бригады и восемь танковых батальонов – примерно 950 танков в первой линии. Во втором эшелоне были развернуты 1-я и 3-я (без одной бригады) бронетанковые дивизии. Им противостояли весьма скромные израильские силы: две кадровые танковые бригады – 7-я и 188-я – и одна территориальная бригада – 820-я. В составе последней имелись только два батальона. В обеих танковых бригадах в общей сложности насчитывалось 182 танка «Шот Каль», из которых 177 были исправны.


Еще один отмобилизованный «Шот Каль» спешит на помощь израильским частям, обороняющим Голанские высоты. 7 октября 1973 года

Сражение закипело по всему фронту. По свидетельству очевидцев, сирийцы наступали в лучших советских традициях, почти в «парадном» строю – впереди танки, за ними – бронетранспортеры. «Центурионы» 7-й бригады встретили их огнем с дальней дистанции, благо израильтяне-танкисты хорошо владели этим видом боя еще со времен Войны за воду. Однако их точный огонь не смог остановить лавину сирийских танков, шедших напролом, невзирая на потери. Им удалось прорвать первую линию обороны, но дальнейшему продвижению помешал противотанковый ров. В боевых порядках сирийских танковых частей двигались мостоукладчики МТУ-55 и танки-бульдозеры. Именно на них и сосредоточили огонь израильтяне. Тем не менее, сирийским саперам удалось навести два моста через ров, и танки вновь двинулись вперед. В 7-й танковой бригаде к вечеру осталось всего 35 танков. Бой продолжился и с наступлением темноты, при этом некоторое преимущество было на стороне сирийцев – их Т-55 и Т-62 были оснащены ночными прицелами, а израильские «центурионы» таких прицелов не имели. Обороняющимся приходилось полагаться только на осветительные снаряды и ракеты, фары и прожектора. Однако первые горели недостаточно долго, а вторые больше демаскировали танки, чем облегчали наведение. В этих условиях командир 7-й бригады генерал Бен-Галь отдал приказ выключить фары и просто вести огонь по любым движущимся целям. Но это удавалось делать буквально с дистанции пистолетного выстрела. Несмотря на тяжелейшие условия и превосходство противника в силах, танкистам 7-й бригады удалось удержать свой участок обороны севернее Эль-Кунейтры. Однако позиции 188-й танковой бригады «Барак» Ицхака Бен-Шохама, оборонявшейся южнее, были прорваны сирийцами.

После прорыва обороны сирийские бронетанковые бригады без боя устремились по направлению Кодна и ночью продвинулись в глубь плато на центральном и южном направлениях. Сирийская 43-я бронетанковая бригада поднялась вдоль дороги западнее позиций 82-го танкового батальона АОИ и выдвинулась на север в направлении Нафаха. 51-я сирийская бронетанковая бригада также следовала в направлении Нафаха, а 46-я сирийская бронетанковая бригада продвигалась в направлении Кацбии. На южном участке, в направлении Магшимим, выдвинулась сирийская 132-я механизированная бригада.

В штабе Северного военного округа выявили две уязвимые точки в районе Нафаха и выдвинули туда все прибывшие к тому моменту резервы. В течение всей ночи в направлении этого участка выдвинулись следующие силы: «Коах Цвика» (всего лишь один танк) – примерно в 21:00, 7 танков 179-й танковой бригады – в 23:00, 14 танков 179-й танковой бригадой – в 2:00. Всю ночь эти 22 танка «Шот Каль» из 266-го батальона вели бой с 51 танком сирийской бригады. К утру следующего дня почти все машины батальона были повреждены или уничтожены. К 1:00 в Кацбию прибыли первые 4 танка «Шот Метеор» 679-й танковой бригады. Они с ходу вступили в бой с танками 46-й сирийской бронетанковой бригады и вели его на протяжении всей ночи.


Советский плакат периода арабо-израильской войны 1973 года. Он интересен тем, что в нем использована реальная фотография танка «Шот Каль» (см. фото на стр. 182–183)

К утру 7 октября сирийская 46-я бронетанковая бригада вклинилась в израильскую оборону на глубину 4–8 км. Чтобы нарастить силу удара, сирийское командование решило ввести в сражение в районе Кафр-Нафах 1-ю бронетанковую дивизию. Примерно 600 сирийским танкам противостояли 20 машин разбитой 188-й бригады и переброшенные в этот район передовые подразделения еще не полностью укомплектованной 679-й резервной танковой бригады. Обе эти бригады входили в состав 210-й резервной танковой дивизии генерала Дэна Ланера. В 14:00 к ним присоединились 47 танков «Шерман», из них 3 роты – «Шерман» М51, вооруженные 105-мм пушками. Израильтянам нужно было продержаться до подхода еще одной бригады этой дивизии – 179-й. И они смогли продержаться до вечера. В ночь с 7 на 8 октября подошедшим резервам удалось остановить продвижение сирийских войск. За 7 октября арабы южнее Эль-Кунейтры продвинулись еще на 5–6 км. Это был наибольший успех сирийских войск.


«Шот Каль» во время атаки. Относительно малоподвижные «центурионы» использовались в основном на Сирийском фронте, а более быстроходные «магахи» – на Синайском полуострове

Здесь необходимо дать пояснение. Когда речь идет о резервных (кадрированных) частях Армии обороны Израиля, развертываемых только после мобилизации, то фразы типа «продержаться до подхода бригады» нельзя понимать буквально. Так, например, и 679-я, и 179-я танковые бригады не прибывали к полю боя в полном составе. Они вступали в бой по частям, отдельными подразделениями, по мере завершения их отмобилизации.

Следует подчеркнуть, что в сирийском генеральном штабе были ошеломлены информацией с фронта о боестолкновениях с резервными частями АОИ уже в первую ночь войны. По расчетам сирийских генералов, появление израильских резервов ожидалось не ранее чем через сутки с начала боевых действий. Более того, 46-я и 51-я бригады докладывали о тяжелой боевой обстановке, в которой они оказались. Продолжая придерживаться выбранной стратегии, сирийское командование в 10:30 перебросило в район боев 1-ю бронетанковую дивизию. В задачу дивизии входила стабилизация рубежа обороны и упреждение израильского контрнаступления. В свете неожиданного развития ситуации сирийцами было принято решение об изменении боевой задачи: дивизия выдвинулась в направлении Эль-Хушнии, а оттуда к перекрестку Нафах, дабы оказать поддержку 46-й и 51-й бригадам.


«Шот Каль» на Голанах. На переднем плане – подбитый сирийский БРДМ-2

В действительности же оказалось, что 76-я бронетанковая бригада 1-й дивизии так и оставалась в стороне от активных действий вплоть до следующего дня. 58-я механизированная бригада 1-й дивизии организовала противотанковый оборонительный рубеж в Эль-Хушнии, и только 91-я бригада (танки Т-62), выполняя вновь поставленную боевую задачу, выдвинулась из Эль-Хушнии в направлении перекрестка Нафах. Продвижение бригады было остановлено около 15:00. 15 танков под командованием комбрига 679-й бригады Ори Ора, покинув район Кунейтры, атаковали 91-ю бригаду с фланга. В бою, длившемся вплоть до наступления темноты, были уничтожены 40 сирийских танков.

Тем временем 7-я танковая бригада продолжала удерживать позиции над «Долиной плача», где уже горели 130 сирийских танков. В российских публикациях, являющихся, как правило, обработанным переводом с английского, это место обычно именуется «Долиной слез», но более точный перевод с иврита – «Долина плача», ну а смысловой, конечно, «Долина скорби». Такое прозвище этому кладбищу сирийской бронетехники дали израильтяне.


«Шот Каль» подполковника Авигдора Кахалани – командира 77-го танкового батальона 7-й танковой бригады – после боя 7 октября 1973 года

Успех 7-й танковой бригады в боях 6 и 7 октября (да и в последующие дни) объясняется главным образом более высоким уровнем подготовки личного состава, а также хорошим инженерным оборудованием позиций – большинство «центурионов» вело огонь из капониров и полукапониров. Нельзя сбрасывать со счетов и грамотное и эффективное командование. В условиях постоянно менявшейся обстановки, порой при отсутствии связи, инициатива младших командиров выходила на передний план. В сирийских же частях преобладало слепое выполнение полученного час, два, а то и несколько часов назад приказа.

Ничем иным, кроме умелых и инициативных действий командира и его подчиненных, нельзя объяснить успех роты «Тайгер» (командир – Меир Замир) из 7-й танковой бригады. На южном фланге обороны своего соединения утром 7 октября они организовали засаду на пути 43-й сирийской бронетанковой бригады. После боя с семью (!) «центурионами» сирийская бригада практически перестала существовать как единое соединение.


«Шот Каль». 7-я танковая бригада, Голанские высоты, октябрь 1973 года

В ночь на 9 октября сирийцы бросили все свои силы против остатков 7-й бригады. В решающей атаке приняли участие подразделения 3-й бронетанковой и 7-й пехотной дивизий, а также подразделения Республиканской гвардии – элиты сирийской армии. Основной удар танков Т-55 и Т-62 Республиканской гвардии пришелся на 77-й танковый батальон, в котором оставалось всего 6 танков. К полудню 9 октября сирийцам наконец-то удалось захватить несколько господствующих высот, оттеснив с них горстку израильских танков, оставшихся почти без боеприпасов. Бой фактически распался на массу неуправляемых и неконтролируемых командованием поединков «один на один», в которых решающую роль играли выучка экипажей и крепость их нервов. И того, и другого сирийцам явно не хватало. Свидетельством тому стала внезапная атака 13 танков 188-й танковой бригады во фланг сирийцам. В считаные минуты они подбили 30 сирийских танков и этим психологически переломили ход боя в свою пользу. Через час после вступления в огневую дуэль танков 188-й бригады арабы начали отходить. Сирийское командование отдало приказ о переходе к обороне.

В боях в «Долине плача» 7-я танковая бригада потеряла 98 танков, но смогла подбить 230 танков и до 200 БМП и БТР противника.


Уничтоженный взрывом боекомплекта «Шот Метеор» из состава 679-й танковой бригады. Голанские высоты, октябрь 1973 года

Утром 10 октября началось израильское контрнаступление. В этот критический момент Ирак, Иордания и Саудовская Аравия решили направить в Сирию части своих войск для оказания ей помощи. Части 3-й иракской танковой дивизии (в основном танки Т-55) прибыли в Сирию 10–11 октября и вступили в бой уже 12 октября около полудня. С марша неопытные иракские танкисты атаковали 9-ю и 679-ю танковые бригады Армии обороны Израиля. Почти сразу иракские Т-55 попали под прицельный огонь «центурионов» и «шерманов» со 105-мм пушками. Иракская дивизия была фактически уничтожена: потери составили 80 (по другим данным – даже 120) боевых машин, однако она сумела задержать наступление и сбить атакующий порыв израильтян. Дамаск был спасен. Наступающие войска устали, горючее и боеприпасы были на исходе. На фронте установилось затишье до 16 октября.


Экипаж танка «Шот Каль Гимель» за ремонтом ходовой части. На фото хорошо видны элементы динамической защиты Blazer и блок дымовых гранатометов на башне. Ливан, 1982 год

Командование Армии обороны Израиля от штурма Дамаска отказалось. Израильские войска перешли к обороне. Между 17 и 22 октября остатки 1-й сирийской и 3-й иракской танковых дивизий и 40-й иорданской танковой бригады несколько раз предпринимали вялые попытки атаковать израильские позиции. Исключением стал семичасовой бой 20 октября, когда в атаке участвовало 120 танков. В тот же день под давлением ООН Израиль и Сирия согласились на перемирие, однако артиллерийские и танковые дуэли продолжались еще долго. Участвовали в них и кубинские танкисты.

Еще в самый разгар боев войны Судного дня Сирия обратилась к Кубе с просьбой о помощи. Кубинское руководство отправило в Сирию 800 танкистов. Они добирались до Дамаска инкогнито, через третьи страны Европы и Ближнего Востока. В активной фазе войны принять участие они не успели. Из кубинских танкистов сформировали отдельную 47-ю бронетанковую бригаду трехбатальонного состава. Кубинцы получили танки Т-54 и Т-55, уже участвовавшие в боях. Несколько месяцев они занимались ремонтом техники, изучали театр и отрабатывали взаимодействие с сирийскими частями. Свой участок линии фронта на Голанских высотах кубинцы заняли в апреле 1974 года и вплоть до июня, когда было подписано соглашение о прекращении огня, участвовали в перестрелках с израильскими войсками. В феврале 1975 года кубинская бригада вернулась на родину.

Все участники войны понесли ощутимые потери: арабские государства за 19 дней боевых действий потеряли 368 самолетов и вертолетов, 1775 танков и бронемашин, было убито 18 500 человек, ранено – 51 000, попало в плен – 9370. Израиль потерял 114 самолетов и вертолетов, 810 танков и бронемашин (однако в основном подбитая боевая техника оказалась на его территории, что позволило большую ее часть отремонтировать и ввести в строй), было убито – 2569 человек, ранено – 7500 и 530 попало в плен.

Оглавление книги


Генерация: 0.629. Запросов К БД/Cache: 0 / 0