Глав: 2 | Статей: 22
Оглавление
Крошечный Израиль по праву считается третьей (после Рейха и СССР) великой танковой державой, что неудивительно: израильтяне – самые воевавшие танкисты второй половины XX века, грандиозные танковые сражения Шестидневной войны и войны Судного Дня по размаху, напряженности и динамизму не уступают битвам Второй Мировой, а легендарную «Меркаву» не зря величают одним из лучших современных танков (если не самым лучшим), который доказал свою высочайшую эффективность как на войне, так и в ходе антитеррористических операций.

Новая книга ведущего историка бронетехники воздает должное еврейским «колесницам» (именно так переводится с иврита слово «меркава»), восстанавливая подлинную историю боевого применения ВСЕХ типов израильских танков во ВСЕХ арабо-израильских войнах и опровергая множество мифов и небылиц, порожденных режимом секретности, с которой на Святой Земле все в порядке – СССР отдыхает! Эта книга – настоящая энциклопедия израильской танковой мощи, иллюстрированная сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.
Михаил Барятинскийi / Олег Власовi

Ливанская война

Ливанская война

Для лучшего понимания описываемых событий имеет смысл кратко остановиться на их предыстории. Итак, 13 апреля 1975 года в Ливане вспыхнула гражданская война, продолжавшаяся 15 лет. К лету правительство Ливана полностью утрачивает контроль над происходящим, армия разваливается, а юг страны захватывается палестинскими террористами – после изгнания из Иордании основные силы Организации освобождения Палестины базировались в Ливане. В апреле 1976 года Сирия вводит в Ливан 5 тысяч солдат, а спустя полгода – еще 30 тысяч в рамках так называемых «Межарабских сил по поддержанию мира», призванных остановить гражданскую войну. По сути же, эти «силы» стали прикрытием сирийской оккупации 2/3 территории Ливана, продолжавшейся до 2005 года. С самого начала своего существования «Межарабские силы» на 85 % состояли из сирийцев, а вскоре, кроме сирийцев, в них вообще никого не осталось. В марте 1978 года в ответ на действия террористов Армия обороны Израиля проводит операцию «Литани» и оккупирует юг Ливана до реки Литани (кроме города Тир). В июне израильские войска покинули Ливан, передав контроль над приграничной полосой христианской милиции во главе с майором С. Хаддадом. В Южный Ливан были введены войска ООН.


«Магах-6 Бет» на боевой позиции. Ливан, 1982 год

В июле 1981 года обстановка вновь резко обострилась – 10 дней продолжались широкомасштабные палестинские артобстрелы Израиля с территории Ливана. В ответ Армия обороны вела ответный огонь и наносила авиаудары по позициям палестинцев. При американском посредничестве было заключено перемирие, соблюдавшееся в Ливане почти без нарушений до июня 1982 года. Однако террористы активизировали свои операции как в самом Израиле, так и в Европе.


«Меркава» Mk 1. 77-й танковый батальон 7-й танковой бригады, Иерусалим, 1979 год

4 июня 1982 года ВВС Израиля нанесли удары по 9 целям палестинских террористов в Ливане. Палестинцы открыли огонь по северу Израиля (Галилея), ВВС Израиля ответили новыми налетами. Вечером 5 июня правительство Израиля приняло решение начать на следующий день операцию «Мир Галилее». 6 июня 1982 года в 11:00 сухопутные войска Армии обороны Израиля вошли в Ливан.

Для осуществления операции «Мир Галилее» Северный военный округ (командующий – генерал-лейтенант Амир Дрори) получил 9 дивизий. Из этих дивизий две были сводные, созданные за счет частей других дивизий. Одна дивизия (96-я) была сформирована на базе штаба Главного офицера пехоты и воздушно-десантных войск, имела в своем составе кадровую парашютно-десантную бригаду (35-ю) и может рассматриваться как воздушно-десантная дивизия.

Сухопутные войска АОИ действовали в Ливане по трем направлениям: западному – вдоль побережья, центральному – западнее горного хребта Ливан и восточному – между горными хребтами Ливан и Антиливан, то есть в долине Бекаа. Действия сил на западном направлении координировал генерал-лейтенант Иеку– тиель Адам (незадолго до начала войны демобилизовался из кадрового состава АОИ и готовился вступить в должность начальника «Моссад»; ранее был заместителем начальника генштаба), на центральном направлении – генерал-лейтенант Ури Симхони (заместитель командующего Северным военным округом), а войска на восточном направлении были сведены в корпус под командованием генерал-лейтенанта Авигдора Бен-Галя. Впрочем, Бен-Галь командовал именно направлением, что несколько больше, чем просто корпус.

Стандартная израильская танковая дивизия в 1982 году состояла из двух-трех танковых бригад, одной пехотной или парашютно-десантной бригады на БТР, артиллерийского полка, инженерного батальона и полка тылового обеспечения. Кроме того, в состав дивизии входил батальон связи, а также зенитные дивизионы из состава войск ПВО ВВС. Однако в реальной действительности состав дивизий мог сильно отличаться от стандартного как по количеству, так и по типу бригад.


«Меркава» Mk 1 ведет огонь по позициям палестинцев на окраине Бейрута. Ливан, 1982 год

Танковая бригада («Хатива Мешуръенет») по штату состояла из трех танковых батальонов, разведывательной роты на джипах, инженерной роты и роты связи. В состав пехотной бригады входили три пехотных батальона на БТР и ряд отдельных рот (разведывательная, инженерная, противотанковая, связи). Организация парашютно-десантных бригад была аналогична организации пехотных бригад – три парашютно-десантных батальона и такие же отдельные роты. Кроме того, имелся дивизион 120-мм минометов (по крайней мере, в 35-й бригаде он был). В тот период в АОИ еще имелись механизированные бригады («Хатива Мемукенет») в составе одного танкового батальона и двух батальонов мотопехоты на БТР, плюс отдельные роты, как в танковой бригаде. На первом этапе Ливанской войны механизированные бригады не принимали участия в боевых действиях.


Колонна танков «Г.1агах-6 Бет» на улице Бейрута. 1982 год

Итак, в операции «Мир Галилее» принимали участие следующие дивизии Армии обороны Израиля:

36-я дивизия «Уцбат Гааш» – 188-я танковая бригада «Барак» (три батальона танков «Шот»), 1-я пехотная бригада «Голани», 77-й танковый батальон «Оз» («Меркава» Mk 1) из состава 7-й танковой бригады, 769-я территориальная бригада;

90-я резервная дивизия – 734-я танковая бригада (три батальона М48), 943-я танковая бригада (три батальона М48), 14-я танковая бригада (два батальона М60), 473-я и 525-я пехотные бригады;

91-я дивизия «Уцбат ха-Галиль» – 211-я танковая бригада «Ишаль» (два батальона танков «Меркава», один батальон М60А1), 300-я, 317-я, 375-я и 769-я пехотные бригады;

96-я дивизия – 35-я парашютно-десантная бригада, батальон танков М60 из 844-й танковой бригады, 969-й десантный артполк (дивизион 120-мм минометов и дивизион 122-мм гаубиц Д-30);

162-я дивизия «Уцбат ха-Плада» – 500-я танковая бригада «Кфир» (три батальона М60А1), 514-я танковая бригада «Эгроф ха-Барзель» или «Эгроф ха-Плада» (три батальона «Шот», в операции участвовали только два), два пехотных батальона бригады «Нахаль»;

252-я дивизия «Уцбат Синай» – 401-я танковая бригада «Иквот ха-Барзель» (два батальона М60, включая 6 танков М60А3), 7-я танковая бригада (два батальона танков «Меркава» Mk 1 и батальон мотопехоты), 473-я пехотная бригада;

880-я резервная дивизия – 645-я танковая бригада (три батальона М60), 767-я танковая бригада «Эшет» (три батальона М60), 656-я танковая бригада (три батальона М60);

сводная резервная дивизия «Коах Варди» – 460-я танковая бригада «Уцбат Бней Ор» (один батальон танков «Меркава» Mk 1, один батальон «Шот» и М60А1, один батальон М60А1);

сводная резервная дивизия «Коах Йоси» – 409-я противотанковая парашютно-десантная бригада, 551-я противотанковая парашютно-десантная бригада.


После Ливанской войны все оставшиеся в строю «центурионы» были модернизированы до уровня «Шот Каль Далет»

Следует отметить, что в составе дивизий указаны только бригады, данные по артиллерийским, инженерным и другим частям сознательно опущены. По большому счету нас в первую очередь интересуют танковые соединения. Все данные приведены на начало операции, впоследствии состав дивизий перетасовывался неоднократно. Сводным дивизиям названия были даны по именам их командиров генералов Йоси Пеледа (дивизия «Коах Йоси» часто именуется еще и «Коах Пелед») и Дани Варди.

Как видим, шесть из девяти дивизий были танковыми. В них по штату должно было насчитываться около 1800 танков, однако на деле танков было значительно меньше – не больше 1200 единиц.

У противника танков было значительно меньше. Так, сирийские войска имели в долине Бекаа 1-ю бронетанковую дивизию (76-я и 91-я бронетанковые бригады – обе на Т-62 – и батальон Т-55 в составе 58-й мотопехотной бригады). К началу боевых действий дивизия находилась на территории Сирии и была введена в Ливан 8 июня. Кроме того, к западу от Бекаа дислоцировалась 51-я отдельная бронетанковая бригада (Т-62), а в районе Бейрута – 85-я отдельная мотопехотная бригада (батальон Т-55).

Помимо этих сил в районе Бейрута находился танковый полк Армии освобождения Палестины (фактически сирийские части, укомплектованные палестинцами), в котором имелось около 50 танков Т-54.


Израильские саперы ведут разминирование в зоне безопасности на юге Ливана. На заднем плане тяжелый бронетранспортер «Нагмашот» с катковым минным тралом

Наконец, примерно 100 танков имелось в составе танковых подразделений палестинской организации ФАТХ: 60 Т-34-85, 40–50 Т-54 и Т-55, 8 «Чарриотер». Эти танки организационно были сведены в танковый полк, находившийся в районе города Сайда, и несколько танковых рот в составе пехотных бригад. Скорее всего, танковый полк был укомплектован более современными Т-54 и Т-55, а на вооружении танковых рот в пехотных бригадах состояли устаревшие Т-34-85 и «чарриотеры». Бригады ФАТХ были развернуты для поддержки сирийских войск и представляли собой защитный заслон, прикрывавший 1-ю бронетанковую дивизию с юга, а Дамаск от обходного маневра АОИ через Ливан. Фактически сирийцы использовали ФАТХ в качестве пушечного мяса.


«Меркава» Mk 1 во время боевых стрельб на полигоне в пустыне Негев. 1980-е годы

В общей сложности сирийцы и палестинцы располагали в Ливане примерно 450–500 танками. Таким образом, Ливанская война была первой арабо-израильской войной, в которой превосходство в танках было на стороне израильтян.


«Магах-6 Бет Галь». На фото хорошо видны гусеницы, заимствованные у «Меркавы»

Сирийское командование, сознавая слабость своих сил, отказалось от обороны на заранее подготовленных позициях, где сирийские части могли быть уничтожены израильской авиацией, а остатки их сметены танками. Вместо этого они предпочли максимально замедлить продвижение израильтян, чтобы на момент, когда американцы навяжут Израилю прекращение огня, сохранить за собой как можно больше территории и нанести АОИ максимальные потери. Основами сирийской тактики было массированное минирование, засады на горных дорогах, частые, но малоэффективные артиллерийские и авиационные удары и навязывание боя практически за каждую деревню. С этой целью в деревнях размещались небольшие группы сирийских танков. Хотя нередко после боя сирийцам удавалось организованно отступить в следующую деревню, продолжение израильского наступления привело к тому, что к вечеру 10 июня почти все танки 1-й бронетанковой дивизии были потеряны для сирийцев и находились на территории, контролируемой АОИ, многие из этих танков были брошены в полностью исправном состоянии.

Сирийским войскам, участвовавшим в боевых действиях с 8 июня, удалось только замедлить израильское наступление, но ни в коем случае не остановить его. Исключение составляет центральное направление, где силы сирийцев (51-я отдельная бронетанковая бригада и усиленный полк коммандос) задержали 162-ю танковую дивизию АОИ более чем на сутки, блокировав единственную горную дорогу в районе Эйн-Зхальта в считаных километрах от шоссе Бейрут – Дамаск. Продвижение 162-й дивизии возобновилось только 11 июня, и выйти к шоссе до момента прекращения огня она не успела.

На западном направлении от ливано-израильской границы до Сайды наступала 91-я дивизия. Основной ее работой была зачистка городских кварталов пригородов в Тире и Сайде (в первую очередь – так называемых «лагерей палестинских беженцев», служивших базами террористов). Вечером 6 июня с моря к северу от Сайды высадилась 96-я дивизия и начала наступление на север, к Дамуру, а оттуда – к Бейруту, по двум направлениям – вдоль приморского шоссе и по параллельным горным дорогам. Сирийских частей на западном направлении до самого Бейрута не было.

На восточном направлении части АОИ 9 и 10 июня продвинулись на 35 км от Джезины (юго-западнее озера Карун), заняв всю южную часть долины Бекаа до деревень Амик, Янта и Султан-Яакуб и выйдя на расстояние считаных километров от шоссе Бейрут – Дамаск и сирийско-ливанской границы, и продолжали продвижение 11 июня. На 11 июня сирийцы имели в долине Бекаа две бронетанковые дивизии, из них одна (1-я), как уже было сказано, лишилась почти всей техники, понесла значительные потери в личном составе и была фактически небоеспособна. Кроме того, в районе находились несколько батальонов сирийских коммандос. 9 июня израильские ВВС уничтожили систему сирийской ПВО в долине Бекаа, а в воздушных боях 9 и 10 июня сирийцы потеряли 63 самолета – таким образом, израильские ВВС обеспечили себе господство в воздухе. Наступать из долины на господствующие высоты, двумя дивизиями против четырех израильских (90-я, 880-я, 252-я и сводная дивизия «Коах Йоси»), в тылу которых находилась еще и пятая (сводная дивизия «Коах Варди»), без воздушной поддержки и с ограниченным зенитным прикрытием, было бы для сирийцев гарантированным самоубийством. Учитывая, что на оперативном и стратегическом уровне сирийцы доказали свою способность принимать правильные решения, не приходится сомневаться, что цель их была куда более реальной: не дать АОИ выйти на шоссе Бейрут – Дамаск к моменту прекращения огня в 12:00 11 июня.


«Меркава» Mk 2. 1992 год

В ночь с 10 на 11 июня израильская военная разведка прозевала замену остатков 1-й бронетанковой дивизии силами свежей 3-й бронетанковой дивизии. В состав последней входили 47-я бронетанковая бригада (Т-62), 81-я бронетанковая бригада (Т-72) и 21-я мотопехотная бригада (батальон Т-55). Движение сирийских войск было принято за отступление остатков 1-й бронетанковой дивизии, открывавшее путь на шоссе. Один из батальонов 90-й дивизии АОИ, посланный выставить заслоны вдоль дороги, ведущей к шоссе Бейрут – Дамаск, из-за ошибки командира проскочил нужную точку и попал в самый центр расположения сирийских частей в районе деревни Султан-Яакуб, где и был блокирован. Попытки подразделений 90-й и 880-й дивизий деблокировать батальон продолжались до 11:00 11 июня, когда батальон и участвовавшие в его деблокировании части отступили за радиус действия противотанковых средств сирийцев, потеряв 8 танков «Магах-3» и 23 человека убитыми. Остановка 162-й дивизии к юго-западу от Джабель-Барук и 90-й и 880-й дивизий в долине Бекаа сорвала продвижение вперед по Джабель-Барук дивизии «Коах Йоси», находившейся на тот момент к югу от городка Дейр-эль-Байдар, всего в 2 км от шоссе Бейрут – Дамаск. Опасаясь, что сирийцы в последние часы нанесут фланговый удар и окружат дивизию (дивизия в окружении на момент прекращения огня поставила бы Израиль в очень неприятное положение), командовавший восточным направлением генерал Бен-Галь отдал приказ дивизии «Коах Йоси» отойти от Дейр-эль-Байдара на 8 км. На этом, собственно, события активной фазы Ливанской войны завершились.

В последующем каких-либо серьезных боестолкновений с участием танков уже не было. На восточном направлении, на линии прекращения огня с сирийцами, активность проявляли лишь террористы (хотя и при активной поддержке сирийцев, предоставлявших им убежище, снабжение и развединформацию). Особенно активно террористы (гордо именовавшиеся в советской печати тех лет «палестинскими партизанами») действовали в июле – за период 18–22 июля было предпринято 17 нападений, включавших обстрел израильских позиций из стрелкового оружия, минометов и гранатометов. Всего же с начала июля террористы провели около 65 атак на части АОИ. Пик этих нападений пришелся на случай, когда в засаде в районе Манцура погибли 5 израильских офицеров. В ответ АОИ решила провести 22 июля огневой налет по сирийским позициям. В тот период сирийцы держали фронт в долине Бекаа двумя бронетанковыми дивизиями и бригадой коммандос – всего около 400 танков Т-55 и Т-62, 360–400 орудий и 200 ПТРК (5–6 противотанковых батальонов с ПТУР «Малютка»). Уже упоминавшаяся 81-я бригада Т-72 находилась в резерве в нескольких километрах от линии фронта, однако по сирийскую сторону границы, и, по всей видимости, не принимала участия в боевых действиях. В этом же районе находилось также около 3,5 тысячи террористов, в том числе иранские добровольцы. Им противостояли части АОИ, включавшие 401-ю (танки «Магах»), 188-ю (танки «Шот Каль Гимель»), 767-ю (танки «Магах-6») и 7-ю (танки «Меркава») танковые бригады, а также несколько дивизионов артиллерии, подразделения ПТУР ТОW, и подразделения ПВО (ЗСУ «Вулкан»), в операции приняли участие также ударные самолеты и вертолеты ВВС.


Колонна танков «Магах-7А» на учениях Армии обороны Израиля. 1990-е годы

Огневой налет начался в 16:00 и закончился примерно через 2 часа. Огонь вели танки (с дистанций 1000–3500 м), артиллерия, 81-мм минометы, ПТРК и ЗСУ «Вулкан» (прямой наводкой). Работали также и ВВС. Сирийцы открыли ответный огонь через 10 минут (танки, артиллерия, минометы, ПТРК, РСЗО). В результате этой операции сирийцы понесли значительные потери в живой силе и технике: было поражено около 70 танков и 23 БТР. Из этого количества 6–8 танков и несколько бронетранспортеров были уничтожены огнем противотанковых вертолетов «Кобра» и «Дефендер». Судя по всему, значительную часть пораженной техники сирийцам удалось вернуть в строй. Было подбито и уничтожено большое количество полевых и зенитных орудий, грузовиков и тракторов. Израильские потери составили 2 убитых и 3 раненых, 3 танка были повреждены огнем сирийских танков и ПТУР «Малютка».

После этого артналета активность «палестинских партизан» в этом районе заметно снизилась.



Танки «Меркава» Mk 112 (вверху) и «Магах-7С» (внизу) несут патрульную службу в ходе очередной палестинской интифады

Боевые действия с участием танков после прекращения огня велись на западном направлении, между пригородом Бейрута Баабда и городом Алей. Там во время «ползучих боев» 22–25 июня 1982 года, в результате которых АОИ перерезала шоссе Бейрут – Дамаск и полностью окружила контролируемый палестинцами Западный Бейрут, имели место эпизодические столкновения между сирийскими Т-55 (по всей видимости, из 85-й мотопехотной бригады) и «Магах-6», принадлежавшими 500-й танковой бригаде Армии обороны Израиля.


«Магах-7С». 1994 год

Что касается Ливанской войны, то наиболее интересен факт использования в ходе ее новейших израильских танков «Меркава» Mk 1. Эту тему хотелось бы осветить поподробнее.

В операции «Мир Галилее» было задействовано около 200 танков «Меркава». Они состояли на вооружении 7-й (75-й, 77-й и 82-й танковые батальоны), 211-й (126-й и 429-й танковые батальоны) и 460-й (198-й танковый батальон) танковых бригад. Небольшое количество «меркав» (по-видимому, около двух рот) имелось также в 844-й танковой бригаде.

Все шесть батальонов вели активные боевые действия в течение всего первого этапа войны, с 6 по 11 июня 1982 года. Так, 75-й и 82-й танковые батальоны 7-й танковой бригады вели бои с сирийцами, продвигаясь вдоль хребта Антиливан, и встретили прекращение огня в районе Янты. 77-й танковый батальон в ходе войны менял подчинение не менее четырех раз. Вначале он был придан пехотной бригаде «Голани» (то есть находился в 36-й дивизии Авигдора Кахалани, своего бывшего комбата) и участвовал в захвате района Бофор, а позже – восточной части высот Набатия. Потом 77-й батальон был передан другой пехотной бригаде, а позже – бригаде «Коах Варди», а закончил войну в «Коах Йоси», в районе озера Карун. Из-за постоянных передислокаций этот один из лучших батальонов танковых войск АОИ в этой войне толком не успел повоевать.


Танки «Магах-6 Бет Галь Баташ» возвращаются после несения патрульной службы в зоне безопасности на юге Ливана. 1999 год

211-я танковая бригада действовала в составе 91-й дивизии на побережье, поддерживая своими танками пехоту, зачищавшую Тир, Сидон и их пригороды. Бригада встретила прекращение огня в районе Бейрута. 198-й танковый батальон 460-й бригады участвовал во взятии Джезины, а потом двигался в направлении Машгары (к западу от озера Карун). Там, по всей видимости, его и застало прекращение огня. Что касается «меркав» 844-й бригады, то они воевали в составе сводной дивизии «Коах Варди».

В связи с боевым дебютом «Меркавы» наиболее обсуждаемым долгое время являлся вопрос о потерях, ну и, конечно, о том, как проявили себя новые израильские танки при встрече с Т-72. Небылиц и спекуляций на эту тему было множество. Однако на основе последних исследований можно утверждать, что при встречах с Т-72 «меркавы» себя никак не проявили. По той простой причине, что этих встреч не было, они просто не встречались в бою. Тщательное изучение различных источников, ссылок и воспоминаний позволяет утверждать, что в Ливане были потеряны 11–12 танков Т-72. Большая часть попала в засаду 409-й противотанковой парашютно-десантной бригады и была сожжена ПТУР TOW, еще несколько, возможно, стали жертвами вертолетов. По-видимому, только одна машина была подбита из 105-мм пушки подкалиберным снарядом в борт, и стрелял, скорее всего, «Шот Каль Гимель», то есть «Центурион».

Общие же потери танков «Меркава» оцениваются в 13–15 подбитых машин, из которых 6–7 были потеряны безвозвратно. В основном новейшие израильские танки были поражены противотанковыми ракетами, и это несмотря на разнесенное бронирование. Как минимум один танк был уничтожен 115-мм подкалиберным снарядом пушки танка Т-62.


Колонна танков «Меркава» Mk 3 «Бет Баз Дор Далет» неподалеку от ливанской границы

Вот несколько описанных достоверных случаев подбития танков «Меркава» и причин их поражения:

8 июня 1982 года две «меркавы» были потеряны по техническим причинам (по-видимому, сорвались с обрыва) во время ночного обхода пробки на дороге у Эйн-эль-Хильве.

9 июня танк «Меркава» из 198-го танкового батальона был подбит огнем сирийцев в районе деревни Аин-а-Тине, оставлен экипажем и повторно поражен огнем «магахов» 196-го танкового батальона в так называемом «инциденте у Аин-а-Тина» – перестрелке танков 196-го и 198-го батальонов 460-й танковой бригады. По некоторым свидетельствам, в том районе на другой день наблюдалось сразу две сгоревшие «меркавы» – одна из них, по всей видимости, уже упомянутая «дважды подбитая».

10 июня танк «Меркава» из роты «Ламед» 75-го танкового батальона был поврежден выстрелом из безоткатной пушки в районе Бейт-Лахия, к югу от городка Рашайя, и подожжен повторным попаданием (по-видимому, из танка Т-62). Погибших не было, но танк был уничтожен безвозвратно (сдетонировала боеукладка). Чуть раньше в том же районе еще два танка «Меркава» получили легкие повреждения в результате попадания ПТУР «Хот» с вертолетов «Газель».

В этот же день в районе перекрестка Хальде, к югу от Бейрутского аэропорта, была подбита «Меркава» 211-й бригады. Танк сгорел и был эвакуирован ночью. Этот случай часто путают со случаем, произошедшим чуть севернее месяц спустя.

11 июня три танка «Меркава» из состава подразделения «Коах Нумерат» (сводный батальон 7-й бригады) были поражены ПТУР с «газелей» в районе Сахель-Эль-Каниса, на подступах к Янте. Два танка получили легкие повреждения, но танк ротного был пробит двумя ракетами: одна попала в мотор, другая вошла в правый борт в районе насоса. Наводчик и заряжающий получили смертельные ранения, танк надолго выбыл из строя.

11 июля в ходе разведки боем нa ВПП Бейрутского аэропорта боевиками просирийской милиции Валида Джумблата огнем из РПГ-7 и, возможно, ПТУР «Малютка» были подбиты два танка – «Магах» и «Меркава». Израильтяне отступили, а подбитая «Меркава» несколько часов находилась в руках боевиков. Фотографии боевиков на фоне горящей «Меркавы» были опубликованы многими газетами и получили широкую известность. Несколько часов спустя эта «Меркава» была эвакуирована на территорию, находящуюся под контролем АОИ, но танк был потерян безвозвратно.

Другие «меркавы» также в основном были подбиты огнем РПГ-7 и ПТУР, что неудивительно. В гористой местности, которой является большая часть территории Ливана, или в населенных пунктах, где находились основные базы террористов, танки могли передвигаться только по дорогам или улицам и были весьма уязвимы для огня РПГ и ПТУР.

Практически все танки сирийской 1-й бронетанковой дивизии, как подбитые, так и брошенные исправными, стали трофеями израильтян. В свою очередь сирийцы смогли захватить только четыре израильских танка. Это были «Магах-3», эвакуированные сирийцами с поля боя у Султан-Яакуб. Судя по всему, одна из этих машин в настоящее время является экспонатом Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

Оглавление книги


Генерация: 0.124. Запросов К БД/Cache: 3 / 0