Глав: 17 | Статей: 59
Оглавление
В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.

Главная отрасль

Главная отрасль

Военно-промышленный комплекс (ВПК) КНДР является главной отраслью экономики страны: все остальные подчинены интересам его развития в целях поддержания и наращивания мощи вооруженных сил. Построенный по образцу ВПК СССР и Китая, он включает как собственно оборонные предприятия, так и предприятия, выпускающие продукцию двойного назначения, и гражданские предприятия, на которых в обязательном порядке зарезервированы мобилизационные мощности по выпуску военной продукции (чаще всего стрелкового оружия, противотанковых средств пехоты и боеприпасов). Грань между «чистой оборонкой» и «двойными» предприятиями зачастую бывает трудноразличима. Большие трудности составляет и описание северокорейского ВПК по причине тотальной секретности, его окружающей.

Разработку стратегии развития и общее руководство ВПК осуществляет 2-й экономический комитет, руководимый непосредственно Центральным комитетом ТПК. Этими же вопросами занимается отдел машиностроения ЦК ТПК.

В состав 2-го экономического комитета входят семь так называемых генеральных бюро, отвечающих за руководство определенными отраслями оборонной промышленности. В сферу деятельности 1-го генерального бюро входит производство стрелкового оружия и общеармейского снаряжения, 2-го – бронетанковой техники, 3-го – артиллерийских систем, 4-го – ракетного оружия, 5-го – ядерного, химического и биологического оружия, 7-го – авиационной техники. Функции 6-го генерального бюро остаются неизвестными, и некоторыми источниками его существование даже ставится под сомнение. Возможно, впрочем, что на это генеральное бюро замыкается руководство военным судостроением.

Ведущим научно-исследовательским учреждением в области военных технологий (в том числе в области разработки оружия массового поражения) считается расположенный в Пхеньяне Институт национальной обороны, известный также под названиями «Академия оборонных наук», «2-й институт естественных наук» и «Вторая академия естественных наук». Видимо, это межведомственное учреждение, в административном отношении предположительно подчиняющееся министерству Народных вооруженных сил КНДР.

По существующим оценкам, ВПК КНДР охватывает в целом до 1800 предприятий, из них основными производителями вооружения и боевой техники являются 134 завода, многие из которых полностью или частично находятся под землей и в скальных толщах. С учетом некоторых из 115 «гражданских» заводов, которые имеют мобилизационные планы по производству вооружения в военное время, таких хорошо защищенных предприятий насчитывается более 180. Считается, что Северная Корея располагает 40 заводами по производству огнестрельного оружия, 17 артиллерийскими заводами, 5 ракетными заводами, 35 заводами боеприпасов, 50 заводами взрывчатых веществ, 5 – 10 заводами бронетанковой техники (из них наиболее крупным является танковый завод имени Рю Ген Су в Синхуне, провинция Хамген-Намдо), 8 приборостроительно-агрегатными заводами авиационной промышленности, 5 – 10 кораблестроительными верфями, 5 заводами средств связи, 8 основными предприятиями по производству химического и биологического оружия. В стране создана атомная промышленность.

Хотя исчезновение с карты мира СССР и привело к потере Северной Кореей важнейшего источника оружия и военных технологий, кое-что ей все же удается получать и от осколков советской империи. Например, Казахстан продал (видимо, по дешевке – ведь речь шла об устаревшей технике) КНДР 34 истребителя МиГ-21бис, 24 100-мм зенитные пушки КС-19 и 4 радиолокационные станции управления огнем СОН-9 к ним. Российская Федерация, в свою очередь, поставила КНДР 4 тяжелых десантно-транспортных вертолета Ми-26Т, 3000 противотанковых управляемых ракет 9М14М комплекса «Малютка» и 3350 – 9М111 комплекса «Фагот», 500 переносных зенитно-ра кетных комплексов «Стрела-2М» и 1500 – «Игла-1», 35 катерных противокорабельных управляемых ракет П-15У (в экспортном исполнении П-20), 10 радиолокационных станций для ракетных и сторожевых катеров (6 – управления артиллерийским огнем МР-104 и 4 – общего обнаружения «Рангоут») и небольшое количество легкой бронетехники (32 пушечных бронетранспортера БТР-80А). Очевидно, российские поставки осуществлялись в рамках обязательств еще СССР.

В попытке получить важные военные технологии северокорейцы приобрели в 1993 г. через японскую фирму-посредника списанные на Тихоокеанском флоте СССР 12 дизельных подводных лодок – большие торпедные проекта 641 (по условной классификации НАТО – Foxtrot) и крейсерские ракетные (носители баллистических ракет средней дальности) проекта 629 (Golf), а также списанный ракетный сторожевой корабль проекта 1135 (Krivak). Все они были без вооружения (впрочем, торпедные аппараты и шахтные пусковые установки ракет на субмаринах никуда не делись), но, принимая во внимание алчность российских торговцев военным имуществом и полнейшую неразбериху тех лет, нельзя дать гарантии, что на борту этих списанных кораблей не осталось секретного оборудования. Известно, что северокорейцы предприняли ремонт сторожевого корабля (что зафиксировали спутниковые фотографии), однако нет никаких сведений, что его удалось ввести в строй.

Большинство оборонных предприятий (за некоторым исключением они не имеют названий, а для конспирации носят только номера – например, № 65, 67, 81 и т. д.) находится в провинции Чагандо и других расположенных в глубине территории страны районах.

В настоящее время Северная Корея освоила производство управляемых баллистических ракет оперативно-тактического и тактического назначения, противокорабельных ракет, противотанковых ракетных и переносных зенитно-ракетных комплексов, минно-торпедного вооружения, полного спектра стрелкового, противотанкового пехотного и артиллерийского вооружения (включая буксируемые и самоходные орудия, зенитные буксируемые и самоходные установки, реактивные системы залпового огня и минометы), основных боевых и легких танков, бронетранспортеров, инженерного вооружения, некоторых типов радиолокационных станций и средств связи, средних, малых и сверхмалых дизельных подводных лодок, боевых кораблей водоизмещением порядка 1500 – 2000 т и разнообразных боевых катеров. Северокорейский ВПК производит 11 типов стрелкового оружия, 3 типа танков, 3 типа легких бронемашин, 10 типов самоходных орудий, 8 типов реактивных систем залпового огня, 7 типов баллистических ракет дальнего действия и т. д.

Авиационная промышленность представлена предприятиями, которые выпускают запасные части для летательных аппаратов, включая истребители МиГ-21, МиГ-23, МиГ-29 и штурмовики Су-25 советского производства. Крупнейший в КНДР авиационный завод находится рядом с городом Токхен, еще один, несколько меньших размеров, расположен в Чхонджине. На заводе близ Токхена в свое время была освоена частичная сборка легких многоцелевых вертолетов Ми-2 из поставляемых Польшей комплектующих, здесь также возможен выпуск легких поршневых учебно-тренировочных самолетов и, по некоторым сведениям, предполагалось производство собственного варианта истребителя МиГ-21, которое, однако, не состоялось. Равно не была реализована и программа сборки из поставляемых Россией деталей и узлов истребителей МиГ-29. Всего северокорейцам удалось собрать в 1993 г. два МиГ-29, а на дальнейшее приобретение в постсоветской России комплектующих у КНДР, привыкшей к режиму исключительного благоприятствования при получении оружия из СССР, попросту не хватило средств.

Судостроительные заводы, освоившие постройку боевых кораблей, находятся в Мунчхоне, Синпо, Маяндо (подводные лодки), Юкдаесо-ри (сверхмалые подводные лодки), Наджине и Нампхо (надводные боевые корабли и катера). На верфях рыболовного флота в Хэджу строятся также малые катера для диверсионно-разведывательных подразделений.

Особое внимание в развитии северокорейского ВПК уделяется ракетостроению.

Как указывалось выше, общее руководство ракетной промышленностью КНДР осуществляется 4-м генеральным бюро 2-го экономического комитета. Оно отвечает за разработку и производство баллистических ракет (ими занимается 2-й научно-исследовательский центр), противокорабельных, противотанковых и зенитных управляемых ракет. По российской лицензии производятся переносные противотанковые ракетные комплексы «Малютка» (национальное наименование «Сусонг-по»), «Фагот» и переносные зенитно-ракетные комплексы «Стрела-2М» («Ва-сунг») и «Игла-1».

Ракетостроительные предприятия представлены Якджэнским машиностроительным заводом в пригороде Пхеньяна Мангендэ (известен также как Мангендэский электромашиностроительный завод; основные цеха, на которых заняты примерно 1500 человек, находятся под землей), оборонным заводом № 7 (расположен примерно в 8 км от завода в Мангендэ; производит, в частности, баллистические ракеты средней дальности «Тэпходон-1»), заводом № 26 в Канге (крупнейшее подземное предприятие военно-промышленного комплекса, общее число работников которого оценивается в 20 тыс. человек; кроме управляемых и неуправляемых ракет, здесь также производятся торпеды, глубинные бомбы и инженерные мины), заводом № 118 в Кагамри и Кэченкуне, заводом № 125 в Пхеньяне (известен под условным названием «Пхеньянский свиноводческий комплекс») и заводом № 301 в Тэгван-Ып. Якджэнский машиностроительный завод и завод № 7 подчинены 2-му научно-исследовательскому центру 4-го генерального бюро.

Северная Корея приступила к осуществлению собственной космической программы, предусматривающей создание ракет-носителей и искусственных спутников Земли двойного назначения – связи, метеорологических и геомониторинга (возможно, в сотрудничестве с Ираном и некоторыми другими странами). Руководство космической программой в КНДР осуществляет Корейский комитет космических технологий, публично позиционируемый как гражданское ведомство. Правда, многие эксперты (и не без оснований) считают, что эта программа в большей мере является прикрытием имеющих исключительно военную направленность работ по созданию межконтинентальных баллистических ракет.

В стране создана разветвленная инфраструктура обеспечения испытаний ракет различного назначения, включающая ракетные полигоны (ракетодромы) Мусудан-ри (Мусудан-ни) – он же «испытательный полигон Тонгхай» (провинция Хамген-Пукто; это главный полигон для испытаний ракет средней и межконтинентальной дальности, а также космических ракет-носителей), Китэрьенг (испытания тактических и оперативно-тактических ракет, провинция Канвондо) и новый ракетный полигон Пондон-ри (Пондон-ни, или «испытательный полигон Сохэ») на северо-западном побережье КНДР в 50 км от границы с Китаем (провинция Пхенан-Пукто). Полигоны Мусуданри и Пондон-ри считаются еще и космодромами.

Экспортно-импортными операциями в области ракетных технологий занимаются созданные под эгидой 2-го экономического комитета торгово-закупочные компании – Yongaksan Trading Company и Changkwang Trading Company.

Годовые мощности национальной военной промышленности оцениваются в 200 тыс. единиц автоматического стрелкового оружия, 3 тыс. орудий калибра выше 100 мм, 200 танков, 400 легких бронемашин. Производственные мощности северокорейского ракетостроения позволяют выпускать, например, до восьми дальнобойных баллистических ракет (оперативно-тактического назначения) «Хвасон-5» и «Хвасон-6» в месяц.

В целом северокорейцы отдают приоритет количественным параметрам в выпуске вооружений в ущерб их качеству, что, впрочем, соответствует имеющимся экономическим возможностям и национальной концепции военного строительства на основе массовой призывной армии и народного ополчения.

Производимые Северной Кореей вооружение и боевая техника базируются главным образом на советских и китайских образцах-прототипах. Северокорейцам удалось получить некоторые технологии двойного назначения у стран Запада (например, австрийское ковочное оборудование применяется в производстве орудийных стволов) и Японии (в частности, копируются некоторые модели ее грузовиков), освоить производство переносных зенитно-ракетных комплексов на основе американского «Стингера». ВПК КНДР практически полностью удовлетворяет потребности вооруженных сил в артиллерийско-стрелковом вооружении и в значительной части других вооружений, однако страна крайне нуждается в получении высоких технологий из-за рубежа. В то же время КНДР экспортирует некоторое вооружение собственного производства в страны Азии и Африки, включая баллистические ракеты.

Оглавление книги


Генерация: 0.162. Запросов К БД/Cache: 3 / 0