Глав: 17 | Статей: 59
Оглавление
В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.

Сражаться «один на сто», или Генеральные линии Ким Ир Сена

Сражаться «один на сто», или Генеральные линии Ким Ир Сена

Военная доктрина КНДР основывается на принципе создания и поддержания боевой мощи вооруженных сил, способных к проведению широкомасштабных наступательных операций против Южной Кореи и войск США на Корейском полуострове с целью объединения обеих Корей (в КНДР это называют «воссоединением») под властью пхеньянской национал-коммунистической диктатуры. На решение в неопределенном будущем этой задачи, носящей характер «национальной идеи», направлены все ресурсы, которыми располагает Северная Корея, – людские и материальные.

Методологически северокорейская военная доктрина представляет собой комбинацию стратегических, оперативно-тактических и тактических концепций, свойственных советскому и китайскому военному строительству и военному искусству (например, в части тактики «живых волн» многочисленной китайской легкой пехоты), с учетом опыта, приобретенного во время корейской вой ны 1950 – 1953 гг.

В 1962 г. на V пленуме ТПК Ким Ир Сен выдвинул так называемые «четыре генеральные линии в военном строительстве»:

– «всеобщее вооружение населения»;

– «превращение всей страны в неприступную крепость» (путем укрепления ее территории и оборудования инфраструктуры в военно-инженерном отношении: «Необходимо как следует построить оборонительные сооружения во всех уголках страны, будь то передний край или тыл»);

– «обучение всех военнослужащих как кадровых»;

– «совершенствование обороны с опорой на собственные силы».

Это означало, что Северная Корея перешла от советских принципов строительства регулярных вооруженных сил (не предусматривавших наличия иррегулярных военных формирований в мирное время) к маоистской концепции «народной войны» с широким участием ополчения, формируемого уже в мирное время в массовом порядке из граждан, совмещающих трудовую деятельность с интенсивной военной подготовкой. В последующем эти «генеральные линии» были законодательно закреплены в конституции страны.

В 1960-х гг. КНДР активно пыталась практически реализовать концепцию «народной войны» путем заброски диверсионных групп в Южную Корею, совершения там убийств «предателей» и предпринимая безуспешные попытки развертывания на ее территории повстанческо-партизанского движения. На протяжении того десятилетия и в начале следующего идеологическая риторика в подготовке к «народной войне» продолжала превалировать над вопросами технического перевооружения армии и флота и совершенствования военного искусства. Однако в середине 1970-х гг. руководство КНДР заявило о необходимости всесторонней модернизации вооруженных сил, что означало осознание роли научно-технической революции в военном деле. В принципе этот подход (не отрицающий, впрочем, концепции «народной войны») постулируется и сегодня, предусматривая дальнейшее повышение оперативно-тактической мобильности войск и их огневой мощи, позволяющей поражать противника на всю глубину поля боя, совершенствование систем управления, разведки и связи и т. д.

Высокой мобильности войск северокорейские полководцы намерены добиваться прежде всего за счет их дальнейшей механизации – видимо, аэромобильность (достигаемая в развитых странах путем широкого применения вертолетов армейской авиации) представляется им слишком дорогой затеей, совершенно не обеспеченной к тому же «опорой на собственные силы».

Впрочем, понятие «механизация» применительно к основному роду северокорейских сухопутных войск – пехоте относится к возможности ее переброски на большие расстояния на бронетранспортерах или (главным образом) автомобилях, а в бой она вступает, спешившись с них. Тактика применения боевых машин пехоты с мотострелками, ведущими бой на их борту, находясь в забронированном объеме и в одних боевых порядках с танками, не получила признания в Корейской народной армии. И, несмотря на доктринальные установки, ее командование очень часто привыкло полагаться на ноги своих выносливых солдат, нежели на броне– и автотранспорт. Особенно это относится к применению войск в труднопроходимых районах.

Согласно тактическим нормативам Корейской народной армии, суточный переход войск в пешем порядке составляет в обычном режиме 30 км, форсированным маршем – 45 км при средней скорости движения маршевых колонн 4 – 5 км/ч, на автомобилях и бронетехнике в обычном режиме 150 км, форсированным маршем – 200 км при средней скорости движения 15 – 20 км/ч днем и 10 – 15 км/ч ночью. Для механизированных и автомобильных маршевых колонн установлены следующие скорости движения: по асфальтированному шоссе – 40 – 50 км/ч, по дороге с гравийным покрытием – 40 – 45 км/ч, в распутицу – 15 – 25 км/ч. Длина маршевой колонны пехотного полка обычно составляет около 20 км, механизированной бригады – до 50 км, интервал между ротами – 25 – 50 м, батальонами – 3 – 5 км, полками – 5 – 10 км, тылом дивизии и ее основной маршевой колонной – 15 – 20 км.

В целом стремление к повышению уровня механизации сухопутных войск в большей степени выражается во внедрении самоходной артиллерии и зенитных самоходных систем и увеличении их танковой мощи, нежели в наращивании парка бронетранспортеров и боевых машин пехоты.

Основными стратегическими принципами военной доктрины КНДР являются:

– полный разгром противника на занимаемых им позициях с воспрещением попыток отступления с них и перегруппирования сил;

– использование фактора внезапности, особенно при проведении специальных операций и в боевых действиях ночью;

– достижение решающего превосходства в огневой мощи над противником;

– стратегическая, оперативная и тактическая мобильность войск и сил;

– организация эффективного взаимодействия авиации и сил флота с сухопутными войсками;

– эшелонирование войск на направлениях главных ударов и районах обороны по принципу: 2/3 в первом эшелоне, около 1/3 во втором и 1/9 в третьем;

– сочетание различных способов боевых действий в операциях;

– широкое проведение специальных операций и развертывание партизанской борьбы в тылу противника;

– полнота и своевременность материально-технического обеспечения войск и сил в бою и операции;

– широкое использование в боевых действиях особенностей рельефа местности, природных и климатических условий;

– ведение детальной разведки войск и тыла противника.

В соответствии с доктринальными установками и выстроена нынешняя система дислокации и развертывания вооруженных сил Северной Кореи. Свыше 60% соединений и частей сухопутных войск и более 40% боевой авиации и сил ПВО сконцентрированы южнее линии Пхеньян – Вонсан, а к передовым военно-морским базам восточного и западного побережья приписано около 60% кораблей и катеров ВМФ КНДР. Вдоль военно-демаркационной линии (демилитаризованной зоны) по 38-й параллели на протяжении всех ее 250 км находится глубокоэшелонированная полоса обороны четырех армейских и танкового корпусов, причем в полосах каждого корпуса прорыто по пять-шесть туннелей (длиной в несколько километров), обеспечивающих переброску войск и подвоз материальных средств из тыловых районов корпусов к зоне демаркации.

Согласно руководящей установке на превращение страны в «неприступную крепость» южная часть КНДР представляет собой сплошную зону укрепленных районов с артиллерийскими позициями, танковыми огневыми точками (доты с танковыми башнями), инженерными заграждениями, противотанковыми рвами и хорошо защищенными подземными укрытиями.

Большое внимание уделено обеспечению противодесантной обороны побережья.

Восточное побережье прикрывается береговыми ракетно-артиллерийскими частями Восточного флота, тремя армейскими корпусами, частью корпуса пограничных войск и боевым авиационным командованием ВВС. В оперативной глубине обороны этой группировки развернуты два механизированных корпуса.

В свою очередь, западное побережье, в силу близости к нему столицы – Пхеньяна, прикрывает еще более мощная группировка – береговые ракетно-артиллерийские части Западного флота, четыре армейских корпуса, часть сил корпуса пограничных войск и два боевых авиационных командования ВВС, имеющие в оперативной глубине танковый корпус.

Сам Пхеньян прикрыт войсками корпуса обороны столицы.

В то же время на границе с Китаем, несмотря на наличие по другую ее сторону пяти китайских общевойсковых дивизий и других войск общей численностью до 150 тыс. человек, КНДР держит только около 30 тыс. военнослужащих корпуса пограничных войск. И это несмотря на то, что наращивание войск на корейской границе Китай произвел в 2003 г. для устрашения Пхеньяна, демонстрирующего строптивость в ядерных вопросах. Это свидетельствует о том, что руководство КНДР не рассматривает военную угрозу со стороны Китая как реальную и в настоящем, и в обозримом будущем.

По-прежнему важным фактором поддержания высокой боеспособности войск является морально-психологическая подготовка личного состава КНА, воспитание у него фанатичной преданности государственному руководству и коммунистической идеологии в ее корейской интерпретации (идеи «чучхе», «сонгун» и т. д.) и безудержного антиамериканизма.

Главковерх Ким Ир Сен указывал в 1968 г.: «Нам необходимо сделать Народную армию революционной армией, готовой сражаться «один на сто», крепко вооруженной в идейно-политическом отношении. Вооружение воинов в идейно-политическом отношении – это основной залог воспитания их как борцов-коммунистов, преданных партии и революции, и укрепления мощи нашей армии. Все офицеры и солдаты Народной армии должны крепко вооружиться высоким классовым сознанием и идеями социалистического патриотизма и тем самым горячо любить партию, Родину и народ, решительно бороться против империализма и режима помещиков и капиталистов и, отдавая все, бороться за то, чтобы надежно защищать социалистический строй, являющийся великим завоеванием нашей революции, изгнать американских агрессоров с территории нашей Родины, освободить южную часть страны и завершить великое революционное дело объединения Родины». Это в полном объеме является догматической аксиомой и сегодня.

Требование к военнослужащим «отдавать все» означает внушение им беспрекословной готовности к самопожертвованию. В этих целях политработники КНА в военно-воспитательном процессе делают упор на идолизацию солдат, погибших во время войны 1950 – 1953 гг., используя, например, такие тезисы: «Герой КНДР Ли Су Бок, который открыл своему подразделению путь наступления, закрыв горячей молодой грудью вражескую огневую точку, и Герой КНДР Кан Хо Ен, который, будучи тяжело раненным в обе руки и ноги, бросился с гранатой в зубах в гущу врага и уничтожил массу неприятелей, и многие другие отважные бойцы Народной армии без колебания отдавали бесценную жизнь молодости во имя свободы и независимости Родины». Так что свои бессмертные духом Александры Матросовы есть и у КНА.

Оглавление книги


Генерация: 0.267. Запросов К БД/Cache: 3 / 1