Глав: 17 | Статей: 59
Оглавление
В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.

На помощь приходят Москва и Пекин

На помощь приходят Москва и Пекин

Положение КНА было тяжелым: численность дивизий 1-й и 2-й армий не превышала половины штатной, они не имели вторых эшелонов. Обороняемые позиции не были оборудованы в инженерном отношении, а танкоопасные направления не перекрывались огневыми средствами и минными полями.

Крайне слабой являлась оборона стратегического порта Инчхон (Чемульпо, где в 1904 г. японская эскадра атаковала русские крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец») – его удерживали формировавшийся 226-й отдельный полк морской пехоты, батальон 107-го пограничного полка и отдельный стрелковый батальон общей численностью около 3 тыс. человек с 7 76-мм пушками и 6 37-мм автоматическими зенитными пушками. Подходы с моря защищались небольшим минным заграждением всего из 26 якорных мин.

Из резервных войск южнее 38-й параллели, которые могли быть переброшены в поддержку передовых соединений в течение двух-трех дней, имелись лишь части 17-й механизированной дивизии и формирующаяся 1-я танковая бригада. Слишком удаленными от линии фронта оказались 18-я пехотная бригада, а также находившиеся в стадии формирования отдельные пехотный (70-й) и танковый полки, ряд саперных подразделений.

На территории самой КНДР тоже продолжалось формирование новых соединений и частей, но возможность ввода их в бой была проблематичной из-за недоукомплектованности личным составом и вооружением. То же касалось и дислоцировавшихся севернее 38-й параллели 25-й и 27-й бригад укрепленного района – у них вооружение отсутствовало вовсе.

Зато войска ООН к началу своего контрнаступления перебросили на Пусанский плацдарм с Североамериканского континента, из Японии и других регионов дислокации зимних квартир до шести американских дивизий, английскую бригаду, 9 танковых батальонов, 27 артиллерийских дивизионов 105-мм и 155-мм пушек и гаубиц, 9 зенитно-артиллерийских дивизионов, 800 минометов, 1700 безоткатных орудий и реактивных противотанковых ружей (как тогда называли противотанковые гранатометы). В Корею прибывали отдельные австралийские и филиппинские пехотные батальоны. Сама Южная Корея в сентябре 1950 г. дополнительно мобилизовала на пополнение своих вооруженных сил свыше 25 тыс. человек.

ВМС США проводили активную подготовку к высадке морских десантов и забросили в тыл КНА на западном побережье Кореи несколько диверсионно-разведывательных групп с задачами разведки противодесантной обороны, захвата важных объектов инфраструктуры и отдельных прибрежных островов.

В результате по состоянию на 15 сентября 1950 г. войска ООН превзошли фронтовой эшелон КНА по количеству пехоты почти в три раза, по танкам в 12,5 раза (500 против 40), по орудиям и минометам – в два раза (1634 против 811). В авиации (1120 самолетов) и на море превосходство у противника было абсолютным.

Новая активная фаза боевых действий началась с морской десантной операции ВМС США в Инчхоне 14 сентября, в которой принимали участие 1-я дивизия морской пехоты и 7-я пехотная дивизия США, английский отряд «коммандос» и южнокорейские части морской пехоты общей численностью 45 тыс. человек. На этапе переброски морем находились еще 24 тыс. солдат и офицеров американского 10-го армейского корпуса. Северокорейцы упорно обороняли порт и город под ударами более 400 самолетов авианосной авиации и плотным огнем корабельной артиллерии, но огромное превосходство противника в численности войск и вооружении преодолеть было невозможно.

Инчхон пал 16 сентября, и ценой за его взятие стали 12 тыс. убитых и искалеченных военнослужащих войск ООН, что в четыре раза превзошло количество защитников города – тем не менее в США принято гордиться этой операцией. Попытка КНА перебросить на помощь защитникам Инчхона пехотный полк не удалась – он был рассеян на марше ударами авиации ВМС США. Любопытно, что 17 сентября в районе Инчхона американский тяжелый крейсер «Рочестер» и английский легкий крейсер «Ямайка» отважно атаковала пара северокорейских самолетов – истребитель Як-9 и штурмовик Ил-10, правда, со скромным результатом – от их пушечного огня на «Рочестере» погиб матрос, еще два получили ранения. «Ямайка» сбила один из этих самолетов.

Захватив Инчхон, войска ООН развернули наступление в направлении главного удара на Сеул, а частью сил – на Кымпхо (с самым крупным в Корее аэродромом) и на Сувон, где также имелась авиабаза.

За шесть дней войска ООН с тяжелыми боями прорвали оборону отчаянно дравшихся северокорейцев и продвинулись на 20 км, а 28 сентября 1950 г. после тяжелых боев освободили от войск коммунистов Сеул. Северокорейские 1-я и 2-я армии оказались фактически разгромленными, и их остатки – порядка 30 тыс. человек – были выбиты за 38-ю параллель. Правда, в тылу войск ООН и южнокорейцев некоторое время продолжалось сопротивление оставленных КНА партизанских отрядов.

Американцы потеряли в ходе контрнаступления 12 тыс. человек убитыми, захватив около 125 тыс. пленных из числа оставшихся без оружия и боеприпасов военнослужащих КНА. Большинство пленных направили в концлагерь на острове Коджедо недалеко от порта Пусан. Здесь северокорейцы проявили необычайную для янки стойкость духа, а в 1952 г. даже подняли восстание, на подавление которого пришлось бросить пехоту и парашютистов-десантников.

Вышвырнув противника за 38-ю параллель, США и Южная Корея загорелись желанием и вовсе покончить с режимом Ким Ир Сена и вопросом «двух Корей». Совбез ООН с подачи президента Штатов Гарри Трумэна разрешил войскам ООН пересечь линию их раздела и выйти на границу с Китаем, ни в коем случае не пересекая ее (включая воздушное пространство).

В результате этого возникла угроза потери Пхеньяна, который защищали семь дивизий КНА; еще три пытались сдержать продвижение противника на востоке. Пхеньян был взят 20 октября, и Ким Ир Сен бежал на север в город Синыйджу, что на пограничной с Китаем реке Амноккан (Ялуцзян). Откатываясь дальше на север, КНА потеряла еще 335 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными. Отвага ее солдат во многих случаях сменилась на паническое бегство. 24 ноября на рубеж реки Ялуцзян в районе города Чхосан вышли передовые части южнокорейских войск. Положение северокорейских коммунистов стало критическим.

В этих условиях решение оказать спасительную помощь Ким Ир Сену приняли СССР и Китай. Советский Союз приступил к развертыванию на территории Китая для прикрытия его северо-восточных районов и противодействия авиации войск ООН непосредственно в воздушном пространстве Кореи 64-го истребительного авиационного корпуса (управление в Мукдене, затем в Аньдуне) в составе трех истребительных авиационных дивизий (первоначально 28-й в Аньдуне, 50-й в Аньшане и 151-й в Мукдене, впоследствии вместо Мукдена был выбран Мяогоу), отдельного ночного истребительного авиационного полка, авиационно-технической дивизии, двух зенитно-артиллерийских дивизий и отдельного зенитного прожекторного полка.

Части советского авиакорпуса вступили в бой в ноябре 1950 г. Его личный состав (в 1952 г. – 26 тыс. человек), не имея при себе документов, получил обмундирование Народно-освободительной армии Китая, а летчиков предупредили, что если они будут сбиты над Кореей, то для Родины они (как уж водится на Руси) «никто и звать их никак», и вообще им следует застрелиться при опасности захвата противником. Соединения и части авиакорпуса менялись через 8 – 14 месяцев, в результате чего через горнило корейской войны прошло 12 истребительных авиадивизий (в том числе 324-я под командованием прославленного аса, трижды Героя Советского Союза И.Н. Кожедуба), четыре отдельных истребительных авиаполка и другие части ВВС и авиации ВМФ СССР.

Нужно также упомянуть, что в боевых действиях в небе Кореи принимала участие и прибывшая в Китай еще в марте 1950 г. советская специальная авиагруппа в составе двух эскадрилий только-только поступивших на вооружение ВВС СССР реактивных фронтовых бомбардировщиков Ил-28. Авиагруппа вела воздушную разведку (в том числе в отношении ВМС США в корейских водах и портах) и наносила бомбовые удары по целям в Южной Корее.

Предусматривалось также в случае дальнейшего ухудшения обстановки в Корее направить туда пять танковых дивизий Советской армии и организовать силами агентурной разведки диверсионные акты в военно-морских базах и портах США, однако до этого дело не дошло. Но безраздельному господству американской авиации над Кореей был положен конец.

В ходе развернувшихся воздушных сражений, где впервые в истории сошлись в боях друг с другом реактивные самолеты (Советский Союз применял новейшие реактивные истребители МиГ-15 и бомбардировщики Ил-28, ВВС США и их союзников – реактивные истребители F-80 «Шутинг Стар», F-84 «Тандерджет», F-86 «Сейбр», F-94 «Старфайр», «Вампир», тактические разведчики RВ-45 «Торнадо»). С ноября 1950 г. по июль 1952 г. советские летчики сбили 1106 самолетов противника, и еще 212 было уничтожено огнем зенитной артиллерии 64-го истребительного авиакорпуса. Собственные безвозвратные потери корпуса составили 335 самолетов и 315 солдат и офицеров, включая 120 летчиков. Это была последняя на сегодняшний день война с широкомасштабными боестолкновениями своих машин с авиацией противника, которая выпала на историю корейских ВВС.

Северокорейцы, со своей стороны, также принимали экстренные меры по противодействию авиации противника. По распоряжению Ким Ир Сена в декабре 1950 г. в стрелковых полках КНА начали создаваться специальные команды «охотников за самолетами», оснащенные пулеметами. В ход шли и вполне экзотические приемы – для борьбы с низколетящими самолетами применялось, например, такое нехитрое средство, как стальной трос, натянутый между скалами в горных распадках.

Вместо советских танкистов в качестве пушечного мяса на войну в Корею отправились многочисленные части Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Приняв решение об участии в войне, КНР нашла достойный ответ на политический эвфемизм «войска ООН», применявшийся в отношении войск США и их союзников в Корее. Направленные в Корею солдаты и офицеры НОАК были названы «китайскими народными добровольцами» – КНД (в СССР, как известно, для подобных случаев придумали лукавый термин «воины-интернационалисты»). Впрочем, в решимости «китайских народных добровольцев» свести счеты с «американскими империалистами и их южнокорейскими марионетками» сомневаться не приходилось. По словам английских военных историков Н. Томаса и П. Эббота, хотя «снаряжение бойцов было плохим, службы транспорта и снабжения находились в зачаточном состоянии, однако высокие боевые качества китайского солдата превращали НОАК в грозную военную машину».

Ввод в Корею войск НОАК под командованием Пэн Дэхуая начался еще до падения Пхеньяна, 19 октября 1950 г. К концу ноября на фронте и в оперативном тылу была сосредоточена группировка КНД в составе пяти (по другим данным – шести) стрелковых корпусов (30 пехотных дивизий по 10 – 11 тыс. человек в каждой), четырех гаубичных артиллерийских дивизий, зенитно-артиллерийской дивизии, кавалерийского, двух инженерно-саперных и автотранспортного полков – всего 531,5 тыс. человек. Помимо сухопутных войск НОАК, в корейской войне применялись и ее ВВС.

Всего в боевых действиях 1950 – 1953 гг. в Корее участвовали до трех миллионов «китайских народных добровольцев», боевые потери которых составили 900 тыс. человек.

Китайцы не только начали ввод в Корею своих войск, но и решительно взяли в свои руки руководство боевыми действиями. В Мукдене обосновался Объединенный Генеральный штаб КНА и КНД, однако Ким Ир Сен был Верховным главнокомандующим лишь номинально, уступив командование китайским военачальникам.

Сама разгромленная и к тому же серьезно деморализованная отступлением КНА получила второе дыхание. При поддержке СССР и Китая вооружением, боеприпасами и материальными средствами к началу ноября 1950 г. были возрождены и вновь сформированы четыре армии: 1-я (105-я танковая, 17-я механизированная и 47-я пехотная дивизии), 2-я (2, 6, 10 и 31-я пехотные дивизии), 3-я (8-я механизированная и 18-я пехотная дивизии) и 5-я (3, 4, 7, 9 и 42-я пехотные дивизии) – в последующем состав входящих в армии дивизий менялся. Также развертывались 4, 6, 7 и 8-я армии. Однако реально каждая такая армия по численности своему формальному организационному статусу не отвечала – так, в 1-й армии было около 19,8 тыс. человек личного состава, что соответствовало усиленной дивизии. Всего в 1, 2, 3, 4 и 5-й армиях имелось 17 общевойсковых дивизий (в среднем в них было по 5,5 тыс. человек) и одна бригада – 103 тыс. солдат и офицеров.

В войсках КНА и КНД к этому времени насчитывалось 634,5 тыс. человек (превосходство над противником в 1,8 раза), 1214 орудий полевой артиллерии калибра от 76 мм и выше (в 1,5 раза больше), 208 45-мм противотанковых пушек, трофейных американских 57– и 75-мм безоткатных орудий (общее количество противотанковых орудий было в пять раз меньше, чем у противника), 3765 минометов калибра 60 мм и выше (в 1,2 раза больше), 67 танков и самоходно-артиллерийских установок (в 15 раз меньше).

Противник, потеряв с фактическим вступлением в войну СССР полное господство в воздухе, все же сохранял за собой большое преимущество в авиации – 209 советским (реактивные истребители МиГ-15 и поршневые Ла-9), 120 китайским и 30 северокорейским самолетам (использовавшимся в учебных целях) противостояло 1300 вражеских боевых машин. ВВС КНД и КНА были сведены в Объединенную воздушную армию под командованием китайского военачальника Лю Чжэня (в ходе войны она сбила 271 самолет противника, свои потери составили 231 машину). Авиация СССР действовала с опознавательными знаками КНР и КНДР.

Зимой 1950/51 г. северокорейцы не без частных успехов задействовали на фронте авиационный полк ночных ближних бомбардировщиков (первоначально на учебных бипланах По-2, а затем – на учебно-тренировочных самолетах Як-18 и поршневых учебно-тренировочных истребителях Як-11). По-2 оказывали весьма запоминающееся психологическое воздействие на метавшихся спросонья американских солдат, на головы которых в кромешной тьме вдруг начинали сыпаться мелкие осколочные бомбы АО-8. Янки удостоили «кукурузники» вполне почетного титула «чокнутые китайские будильники» – вспомним, что немцы, тоже ощутившие на себе вполне успешные атаки советских По-2, называли их «рус фанер». То была гениальная, как и многие другие образцы русского оружия, летучая машинка! Эти дерзкие ночные налеты американцы называли «Bed check Charlie» – «Проверка, в кровати ли Чарли».

Затем в ночных действиях принял участие 56-й истребительный авиаполк ВВС КНА, получивший новые советские поршневые истребители Ла-9 и Ла-11.

На море у КНДР осталось несколько шхун, применявшихся для постановки мин и дозорного патрулирования побережья.

С вовлечением в корейскую войну Советского Союза и Китая она превратилась в вооруженное столкновение двух противостоявших многонациональных коалиций – коммунистической де-факто во главе с Москвой и войск ООН с американцами в главной роли. Это была широкомасштабная битва двух мировых общественно-экономических систем.

25 ноября 1950 г. КНА и КНД при воздушной поддержке 64-го истребительного авиакорпуса ВВС СССР перешли с удерживаемых позиций в решительное контрнаступление по всему фронту. 6 декабря они выбили противника из Пхеньяна, а еще через пять дней – из Саривона, находившихся на направлениях главных ударов. А в конце декабря, нанеся сокрушительное поражение противнику, коммунисты вышли на рубеж 38-й параллели, практически полностью освободив территорию КНДР. При этом погибло и попало в плен 36,7 тыс. вражеских солдат и офицеров, из них более 24 тыс. американских.

Сделав короткую паузу для пополнения войск личным составом, вооружением и боеприпасами, войска КНА и КНД продолжили наступление с целью овладения Сеулом, который и был вторично взят 4 января 1951 г. Северокорейцы и китайцы уничтожили и захватили при этом в плен еще около 11 тыс. военнослужащих противника. Однако на 37-й параллели коммунисты были остановлены. Более месяца они вели тяжелые оборонительные бои против контратакующих войск противника. После истощения сил 21 февраля КНА и КНД оставили Сеул, вновь откатившись к 38-й параллели и окопавшись там на заблаговременно подготовленных оборонительных позициях.

К началу июля у 38-й параллели и севернее на территории КНДР имелось 72 пехотные и 2 механизированные дивизии (51 китайская и 23 северокорейские), четыре бригады морской пехоты (все северокорейские), 3 гаубичные артиллерийские и 2 истребительно-противотанковые артиллерийские дивизии, дивизия реактивной артиллерии (китайская), 4 зенитно-артиллерийские дивизии, отдельные гаубичный артиллерийский, минометный, 12 зенитно-артиллерийских и 3 танковых полка, а также другие части КНА и КНД. В среднем в китайской дивизии насчитывалось 10,5 тыс. человек, в северокорейской – чуть более 9 тыс. Таким образом, в части живой силы по меркам военного времени это были вполне боеспособные соединения.

В целом в наземных войсках КНА и КНД насчитывалось 1,341 млн человек (из них северокорейских только 393 тыс.), 1980 орудий полевой и 1035 – противотанковой артиллерии, 2912 минометов (без американских 60-мм и включая переданные Советским Союзом трофейные немецкие 150-мм шестиствольные реактивные минометы образца «41»), 73 боевые машины реактивной артиллерии БМ-13 «Катюша» (в войсках КНД), 1028 зенитных пушек, 361 танк и самоходно-артиллерийская установка. Моторесурс бронетехники коммунистов был в значительной мере исчерпан, запчастей не хватало, равно как неважно обстояло дело и со снабжением войск боеприпасами и прочими материальными ресурсами из-за острой нехватки автотранспорта и постоянных ударов авиации противника по коммуникациям подвоза.

Объединенная воздушная армия, существенно увеличив благодаря советской помощи свои силы, располагала 588 самолетами (452 китайских и 136 северокорейских), сведенными в 12 авиационных дивизий – 2 бомбардировочные (на фронтовых бомбардировщиках Ту-2), 3 штурмовые, 6 истребительных (318 истребителей) и смешанную. Правда, у самой КНА было всего 60 подготовленных летных экипажей. Авиация коммунистов базировалась в основном на аэродромах в районах Аньдунь (в Китае), Синыйчжу и ГЭС «Супхун», выполняя боевые задачи главным образом по прикрытию важных тыловых объектов.

Превосходя войска ООН в численности живой силы (в 2,7 раза), орудий полевой артиллерии (в 2,2 раза), минометов (в 2,5 раза), противотанковых орудий (в 1,3 раза) и зенитных орудий (в 2,6 раза), войска КНА и КНД уступали им в боевых самолетах (в 2,7 раза), а также в танках и самоходно-артиллерийских установках (в 2,2 раза).

Противник пытался прорвать 300-километровый фронт, который удерживали 36 дивизий КНА и КНД. Однако, понеся большие потери в живой силе и технике, он вынужден был прекратить наступление, наиболее мощные попытки которого предпринимались в августе – сентябре и октябре – ноябре 1951 г. Коммунистам удалось создать воистину неприступный рубеж обороны глубиной 20 – 60 км, в состав инфраструктуры которой входили многочисленные подземные убежища и вырубленные в скальном грунте туннели, где можно было скрываться от налетов вражеской авиации.

Войска КНА и КНД весьма умело применяли инженерные мины, приступив осенью 1951 г. к созданию узлов минных заграждений в оперативной глубине. Наиболее широко использовались советские противотанковые мины ПМЗ-40, ТМ-41, ТМ-44, ТМ-ДБ, ТМД-40 (последние два типа мин ввиду простоты устройства изготовлялись также собственными силами), противопехотные ПМД-6 и ПОМЗ-2. У солдат противника, промышлявших торговлей боеприпасами (было и такое!), северокорейцам удалось купить немало американских противотанковых мин типа М6 и др. Кроме того, тысячи вражеских мин попросту снимались и заново переустанавливались храбрыми саперами коммунистов. Всего за период 1951 – 1953 гг. инженерные войска КНА и КНД установили не менее 1,5 млн противотанковых и 3 млн противопехотных мин.

27 ноября 1951 г. войска ООН и КНДР договорились установить демаркационную линию по 38-й параллели по профилю соприкосновения войск. Впрочем, это не означало окончания войны. Авиация США продолжала утюжить территорию КНДР, совершая налеты на аэродромы, мосты, узлы коммуникаций, ирригационные сооружения, гидроэлектростанции и заводы.

Летом 1952 г. ВВС США провели операцию «Удушение», разбомбив 78 городов и несколько сотен деревень Северной Кореи. Американцы применяли химическое и бактериологическое оружие, но, несмотря на обсуждение соответствующей возможности, использовать ядерное оружие не осмелились. Впрочем, боевая эффективность применения оружия массового поражения была невысокой – так, от химического оружия пострадали 1095 военнослужащих войск КНД, из них погибли только 145.

Вооруженные силы США и Южной Кореи использовали на поле боя химические артиллерийские снаряды и мины, авиабомбы, а также ручные гранаты, снаряженные отравляющими веществами раздражающего (слезоточивого) действия, возможно, в смеси с синильной кислотой, оказывающей на организм человека общеядовитое воздействие.

Кроме того, слезоточивые отравляющие вещества пускались в ход американцами и южнокорейцами при подавлении бунтов в лагерях военнопленных – в частности, на острове Коджедо.

Бактериологическое оружие (возбудители чумы, сибирской язвы, азиатской холеры, брюшного тифа и других эпидемически опасных заболеваний) применялось главным образом путем сбрасывания бактериологических авиабомб и спецконтейнеров с тяжелых стратегических бомбардировщиков В-29 «Суперфортресс» и тактических В-26 «Инвейдер», а также рассеиванием зараженных насекомых непосредственно с борта самолетов. Особого влияния на ход боевых действий это оружие не оказало.

Неудачей окончились и наступательные операции войск ООН в октябре – ноябре 1952 г. («наступление под Кымхва») и январе – апреле 1953 г. («новое наступление»). Прорвать оборону на рубеже 38-й параллели им так и не удалось. В свою очередь, в мае – июле 1953 г. войска КНА и КНД нанесли три удара возмездия, разгромив четыре дивизии противника и кое-где продвинувшись на 8 – 10 км в глубь обороны противника (было убито и взято плен 66 тыс. вражеских солдат и офицеров). Однако наступление коммунистов в конечном итоге тоже было остановлено, а 27 июля 1953 г. в Паньмыньчжоне было подписано соглашение о прекращении огня, завершившее кровавую войну на Корейском полуострове.

По условиям соглашения войска противоборствующих сторон отошли на 2 км от демаркационной линии, разрушив в этих полосах оборонительные сооружения и образовав таким образом демилитаризованную зону. Дальневосточная сталинская крепость КНДР хотя и не выполнила поставленную перед ней задачу вышвырнуть «американских империалистов и их марионеток» с Корейского полуострова, но сама устояла – разумеется, благодаря военному вмешательству СССР (безусловно, одному из вдохновителей той войны) и коммунистического Китая.

По состоянию на 27 июля 1953 г. на территории КНДР находились 1,604 млн солдат и офицеров КНА и КНД (последних 1,221 млн) – 58 китайских общевойсковых дивизий, 18 общевойсковых дивизий и другие соединения и части КНА (всего 3078 орудий полевой артиллерии, 8508 минометов, 203 боевые машины реактивной артиллерии, 3563 противотанковых орудия, 1871 зенитное орудие, 773 танка и самоходно-артиллерийские установки и 892 самолета, из них 635 истребителей). Сохранив превосходство над войсками противника по прежним позициям, коммунисты существенно сократили отставание от него в танках и самоходно-артиллерийских установках (превосходство войск ООН – только в 1,4 раза) и в боевых самолетах (превосходство войск ООН – в 2,1 раза).

Если говорить о КНА, то в состав ее сухопутных войск (383 384 человека) на тот момент входили:

– 1-я армия: 8-я (81, 82, 83-й стрелковые полки) и 47-я (113, 123, 124-й стрелковые полки) пехотные дивизии;

– 2-я армия: 2-я гвардейская имени Кан Гона (4, 6, 17-й гвардейские стрелковые полки), 13-я (19, 21, 23-й стрелковые полки) и 27-я (172, 173, 174-й стрелковые полки) пехотные дивизии, 24-я артиллерийско-пулеметная бригада;

– 3-я армия: 1-я (2, 3, 14-й стрелковые полки), 15-я (45, 48, 50-й стрелковые полки), 37-я (70, 71, 76-й стрелковые полки) и 45-я (89, 90, 91-й стрелковые полки) пехотные дивизии;

– 4-я армия: 4-я гвардейская имени Ким Чака (5, 18, 29-й гвардейские стрелковые полки), 5-я (10, 11, 12-й стрелковые полки) и 10-я (25, 27, 33-й стрелковые полки) пехотные дивизии (10-я дивизия была переформирована в пехотную из 10-й механизированной дивизии в 1952 г.);

– 5-я армия: 6-я (1, 13, 15-й стрелковые полки), 12-я (30, 31, 32-й стрелковые полки) и 46-я (158, 159, 160-й стрелковые полки) пехотные дивизии, 20, 22 и 25-я артиллерийско-пулеметные бригады:

– 7-я армия: 3-я Сеульская гвардейская (7, 8, 9 гвардейские стрелковые полки), 7-я (51, 53, 54-й стрелковые полки) и 9-я (85, 86, 87-й стрелковые полки) пехотные дивизии;

– 17-я механизированная дивизия (8-й и 28-й механизированные полки плюс танковый полк неустановленного номера; по другим данным, она была расформирована еще в 1951 г. с передачей техники в 10-ю механизированную дивизию);

– 16-я зенитно-артиллерийская дивизия (19, 20, 23, 33, 34, 36 и 37-й зенитно-артиллерийские полки);

– 21-я, 23-я и 26-я артиллерийско-пулеметные бригады;

– 104, 105, 106, 107, 109, 206 и 208-й танкосамоходные полки (созданы на базе расформированной в 1952 г. 105-й механизированной дивизии и бронетехники бывшей 10-й механизированной дивизии);

– 29-й и 30-й артиллерийские полки;

– 18-й и 21-й минометные полки;

– 21, 24, 32 и 38-й зенитные артиллерийские полки, а также инженерно-саперные и другие части боевого обеспечения и тыла.

На вооружении КНА имелось 5397 орудий полевой артиллерии и минометов (45-мм противотанковых пушек – 628, 57-мм противотанковых пушек – 92, 76-мм полковых, горных и дивизионных пушек – 722, 107-мм пушек, использовавшихся как береговые, – 50, 122-мм гаубиц – 288, 82-мм батальонных минометов – 2559, 107-мм горных и 120-мм полковых минометов – 968), 736 зенитных пушек (37-мм – 509, 76-мм – 32, 85-мм – 195), 853 12,7-мм крупнокалиберных зенитных пулемета, 382 средних танка Т-34 – 85 и самоходно-артиллерийские установки СУ-76 и СУ-100.

В ВВС КНА числилось 350 – 400 (некоторые источники приводят число 412) самолетов (включая не менее 200 истребителей МиГ-15 и начавшие поступать из СССР фронтовые бомбардировщики Ил-28). Как утверждают официальные северокорейские источники, за время войны летчики ВВС КНА сбили 164 самолета противника. Среди асов КНДР, отличившихся в ту войну, известны Ким Гин Ок (на его боевом счету 17 сбитых вражеских машин), Ли Дон Чу (девять побед), Кан Ден Дек (восемь) и Ким Ди Сан (шесть). Прославилась в воздушных боях, в том числе с реактивными самолетами противника, удостоенная звания Героя КНДР женщина-ас Тхя Сен Хи, летавшая на истребителях Як-9 и МиГ-15.

В системе ПВО Северной Кореи использовались радиолокационные станции дальнего обнаружения и орудийной наводки советского производства и ранее поставленные в СССР по ленд-лизу – например, П-3, П-3А, П-8, СОН-2, СОН-3К (канадская), SCR-584, AN/TPS-3 (обе американские), а также радиопрожекторные станции РАП-150, автомобильные зенитные прожекторные станции З-15-4Б и приборы управления артиллерийским зенитным огнем ПУАЗО-2 и ПУАЗО-3. Их краткая характеристика приведена в таблице 6.

Таблица 6

Тактико-технические данные некоторых радиолокационных станций и зенитных прожекторов ПВО, состоявших на вооружении КНА в период корейской войны 1950 – 1953 гг.


Если не принимать во внимание практически полное уничтожение противником совсем небольшого северокорейского военно-морского флота, КНА завершила войну гораздо более сильной, чем при ее начале. Поэтому встречающиеся в западной военно-исторической литературе дефиниции типа «некогда могучая КНА», относящиеся к ее состоянию на момент окончания корейской войны, не соответствуют реальному положению вещей. В то же время самому населению Северной Кореи война нанесла колоссальный ущерб. КНА потеряла убитыми, ранеными и пленными более 500 тыс. человек, погибло более миллиона мирных жителей КНДР. Страна лежала в руинах – американская авиация действительно вбомбила ее чуть ли не в каменный век, сбросив на Корейский полуостров около 700 тыс. т бомб и напалма, уничтожив в КНДР 8,7 тыс. промышленных объектов, 600 тыс. жилых домов, около 6 тыс. школ и больниц. КНДР лишилась и части своих предвоенных владений – например, порта и военно-морской базы Сокчхо.

Послевоенная разруха легла тяжким бременем на северокорейцев, а также в немалой степени отразилась и на без того низком уровне жизни граждан СССР, который оказал Ким Ир Сену решающую экономическую поддержку в восстановлении дважды подаренной ему страны.

Что касается ущерба, который КНА и КНД при поддержке советских ВВС нанесли США, их союзникам по войскам ООН (Великобритании, Франции, Голландии, Бельгии, Люксембурга, Греции, Турции, Австралии, Новой Зеландии, Таиланда, Филиппин, Южно-Африканского Союза, Эфиопии, Колумбии) и Южной Корее, то, согласно советским военно-историческим источникам, они потеряли убитыми, ранеными и пленными 1,093 млн человек, среди которых было 390 тыс. американцев. Потери в технике составили сотни танков, 7695 орудий и минометов полевой артиллерии, 12 350 автомобилей и 119 710 единиц стрелкового оружия. В боях и по небоевым причинам ВВС США потеряли около 2 тыс. самолетов, авиация ВМС и корпуса морской пехоты – 1,2 тыс., армейская авиация – еще несколько сотен.

Глупо отрицать, что на совести вооруженных сил США, участвовавших в корейской войне, сотни тысяч смертей мирных корейцев. Но в историческом итоге именно вмешательство США спасло Южную Корею от ужасов «красного фашизма», и ныне это – демократическое государство с высокоэффективной многоотраслевой рыночной экономикой, характеризующейся в 18 раз более высоким доходом на душу населения, чем в КНДР. Путь южнокорейцев к демократии был долгим и нелегким – им пришлось пережить 26 лет жестокой военной диктатуры. Но в конце концов Республика Корея стала процветающим государством, а Северная Корея окончательно превратилась в один большой концентрационный лагерь. И нужно признать, что именно за такую (вряд ли это осознавая) Северную Корею сражались – да, отважно! – в жестоком небе Страны утренней свежести советские летчики, выполняя волю Кремля и свой воинский долг.

Оглавление книги


Генерация: 0.180. Запросов К БД/Cache: 3 / 1