Глав: 17 | Статей: 59
Оглавление
В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.

Готовясь к новым битвам

Готовясь к новым битвам

Все последующее развитие КНА происходило и происходит в дискурсе военного противостояния Южной Корее и США. Вплоть до распада СССР Северная Корея получала мощную военно-техническую поддержку Советского Союза, поставлявшего этой коммунистической диктатуре вооружение, боевую технику и технику двойного назначения, технологии для развертывания оборонного производства и оказывавшего услуги в подготовке офицерских кад ров в своих военно-учебных заведениях (начиная с 1950-х гг. до распада СССР в его военных училищах и академиях прошли обучение 2614 северокорейских военнослужащих, из них 175 офицеров флота).

Межгосударственной основой оказания Северной Корее военной помощи стал заключенный в 1961 г. между Москвой и Пхеньяном Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. По сообщениям западных источников, приложением к этому договору были несколько секретных дополнительных протоколов, конкретизирующих военные аспекты сотрудничества. Данные протоколы до сих пор не рассекречены. Впрочем, красноречивой была уже статья 1 договора, гласившая, что «в случае, если одна из Договаривающихся Сторон подвергнется вооруженному нападению со стороны какого-либо государства или коалиции государств и окажется таким образом в состоянии войны, то другая Договаривающаяся Сторона немедленно окажет военную и иную помощь всеми имеющимися в ее распоряжении средствами».

Хотя и в меньших объемах, но также весьма существенную военную помощь КНДР получала от Китая.

Сухопутные войска КНА осваивали новую советскую и китайскую бронетехнику, советские буксируемые артиллерийские системы, реактивные системы залпового огня, армейские автомобили, а после 1960 г. – еще и советские ракетные комплексы различного назначения (противотанковые, тактические класса «земля – земля», переносные зенитные) и т. д. Было развернуто собственное производство широкой номенклатуры наземных вооружений, что также сыграло большую роль в модернизации КНА. Так, северокорейцы научились производить различные типы полевых буксируемых и самоходных орудий, в том числе особой мощности. Самыми распространенными в наземной артиллерии КНА орудиями стали пушки и гаубицы калибра 122, 130 и 152 мм.

В конце 1970-х гг. КНДР начала усиление боевой мощи своих сухопутных войск, прежде всего в части насыщения их бронетехникой. Важным моментом стало поступление на вооружение в дополнение к ранее поставленным из СССР средним танкам Т-54 и Т-55 (а также их китайским аналогам «тип 59») и некоторому количеству тяжелых ИС-2 и ИС-3 советского основного боевого танка Т-62 с мощной 115-мм гладкоствольной пушкой, выпуск которого был налажен и северокорейской оборонной промышленностью. Процесс «бронемеханизации» был продолжен и в 1980-х годах, когда началось массовое поступление в войска самоходной артиллерии и бронетранспортеров собственного производства. При этом устаревшая боевая техника, подвергаясь по возможности модернизации, с вооружения не снималась (в крайнем случае переводилась в резерв), что привело к значительному общему увеличению количества боевой техники в войсках и на базах хранения. Однако в целом КНА продолжала оставаться прежде всего «пехотной» армией, хотя технически неизмеримо более мощной, чем в 1950 – 1960-х годах.

В 1980 – 1992 гг. командованию КНА удалось провести масштабную реорганизацию соединений и частей сухопутных войск, направленную на повышение их огневой мощи и маневренности, особенно сил первого эшелона, развернутых вдоль демилитаризованной зоны. Особое внимание было уделено созданию, развертыванию и обучению крупных сил специальных операций. В период 1984 – 1992 гг. сухопутные войска получили около 1000 новых танков, более 2,5 тыс. бронетранспортеров и боевых машин пехоты и около 6 тыс. артиллерийских орудий и реактивных систем залпового огня. В результате наращивания военно-технической мощи к 1992 г. КНДР превзошла объединенные силы Южной Кореи и США по танкам и артиллерии примерно в два раза. Вместе с тем в КНА оставалось немало соединений и частей, в которых не хватало не только бронетехники, но и автомобилей – собственно, то же самое практически вплоть до распада СССР наблюдалось и в кадрированных частях Советской армии.

Глубокие организационно-технические преобразования произошли после окончания корейской войны в авиации и во флоте КНДР.

С 1953 г. начался интенсивный переход боевой авиации ВВС КНДР исключительно на реактивные машины (первоначально в основном на поставлявшиеся из СССР истребители МиГ-15 и фронтовые бомбардировщики Ил-28), в самих ВВС в отдельные рода сил были выделены войска ПВО с истребительной авиацией, зенитной артиллерией и радиотехническими войсками, армейская (легкие военно-транспортные самолеты Ан-2, Ил-12 и самолеты связи Як-12) и морская авиация (в ее составе имелись истребители, входившие в состав авиаэскадрилий ПВО крупных портов, и в небольшом количестве бомбардировщики-торпедоносцы Ил-28Т и разведчики Ил-28Р).

Во второй половине 1950-х гг. на вооружение северокорейской военной авиации начали поступать истребители МиГ-17 и МиГ-17Ф (в том числе в 1958 г. – всепогодные истребители-перехватчики МиГ-17ПФ), легкие многоцелевые вертолеты Ми-1, десантно-транспортные вертолеты Ми-4 (а также противолодочные Ми-4М), затем, в начале 1960-х гг. – истребители МиГ-19, с 1963 г. – МиГ-21, несколько позже – истребители-бомбардировщики Су-7Б, в 1970-х – истребители МиГ-23 и китайские штурмовики Q-5. В конце 1980-х гг. СССР поставил КНДР истребители МиГ-29 и штурмовики Су-25. Усилиями северокорейских спецслужб через третьи страны было приобретено несколько десятков американских легких многоцелевых вертолетов «Хьюз-500MD» (кстати, в последующем им удалось добыть еще и переносные зенитно-ракетные комплексы «Стингер»).

Войска ПВО получили в 1960-х гг. 57-мм зенитные пушки С-60, 100-мм КС-19 и 130-мм КС-30 с радиолокационным управлением огнем, стационарные зенитно-ракетные системы средней дальности С-25 (в 1961 – 1962 гг.) и С-75 (после 1965 г.), затем – малой дальности С-125 (середина 1980-х гг.) и дальнобойные С-200 (1987 г.).

КНДР создала мощную и хорошо защищенную наземными средствами ПВО и оборудованную укрытиями (в том числе подземными) систему базирования боевой авиации, включающую также автострады с бетонным покрытием, которые могут использоваться в качестве взлетно-посадочных полос. При базировании на автострадах самолеты укрываются в железобетонных арочных туннелях. Наличие такой системы исключает возможность полной нейтрализации ВВС Северной Кореи первым ударом, включая ядерный. А плотность огневых средств объектовой ПВО КНДР американские эксперты оценивают как самую высокую в мире.

Восстановление ВМФ КНДР началось с передачи ему очередной группы боевых единиц Тихоокеанского флота СССР, включая сторожевые корабли типа «Ураган» («Зарница» и «Молния» – проект 39) и базовые тральщики типа «Трал» («Стрела», «Подсекатель», «Чека», «Параван» – проект 53 и «Капсюль» – проект 58) постройки 1930-х гг. Всего в 1947 – 1954 гг. (то есть с учетом потерянных КНДР во время корейской войны) СССР передал военному флоту Ким Ир Сена 68 кораблей и катеров, включая 37 торпедных катеров (до начала боевых действий – типа Г-5 и проекта 123К после их окончания), девять тральщиков и восемь охотников за подводными лодками – большой типа БО-1 (SC) из числа ленд-лизовских американских, два больших типа «Артиллерист» (проект 122А) и малые типа ОД-200 (прозванные в ВМФ СССР «окаянные деревянные, 200 лет недостроенные») и МО-4. В дальнейшем количество малых охотников типа МО-4 в ВМФ КНДР было доведено до двух десятков, причем служили они еще и в 1980-х гг. А общее число переданных КНДР в 1950 – 1970-х гг. торпедных катеров проекта 123К достигло 40.

В последующем Северная Корея получила от Советов более совершенные торпедные катера проектов 183 (27 единиц) и 206 (четыре), а также восемь противолодочных катеров проекта 201М. Полученная из Советского Союза пара морских буксиров проекта 733 использовалась в качестве пограничных патрульно-дозорных кораблей. Был передан и один морской тральщик проекта 254 (ныне списанный).

Северокорейцы приобрели в Советском Союзе также дизельные подводные лодки (в 1963 г. – две средние С-75 и С-90 проекта 613, а в 1966 г. еще две такие же – С-325 и С-326) и ракетные катера, построенные в 1950 – 1960-х гг. (первая партия ракетных катеров, переданных в 1962 г., включала шесть единиц проекта 183Р, затем, с 1968 г., последовали и 16 более крупных проекта 205). Подводные лодки, ракетные, торпедные и сторожевые катера поставлял КНДР и Китай – зачастую тех же типов, что и СССР, – например, 15 торпедных катеров проекта 183 в дополнение к таким же, переданным Советским Союзом. Из «чисто китайских» проектов северокорейский флот получил малые противолодочные корабли типа «Хайнань», сторожевые катера типа «Шанхай» и «Шаньтоу». В 1974 г. все подводные лодки проекта 613 ввиду износа были заменены щедрыми правителями СССР на четыре такие же, но в хорошем состоянии.

Кроме того, КНДР Советским Союзом, Китаем и Югославией была передана проектная документация, позволившая приступить к строительству на национальных верфях сторожевиков, охотников за подводными лодками, средних, малых и сверхмалых дизельных подводных лодок и боевых катеров. В числе первых, например, северокорейцы строили с 1950-х гг. торпедные катера по советскому проекту ТД-200бис (тип «Ивон») и по типу Д-3 (крупная серия типов «Синхун» и «Кусон»), малые патрульные катера типа КМ-4, вскоре со стапелей начали сходить противолодочные катера на основе проекта 201М, торпедные катера по проекту 183 (тип «Синнам») и артиллерийские по измененному проекту 183 (тип «Синпо»). А в дополнение к полученным в 1973 – 1975 гг. из Китая семи средним дизельным подводным лодкам проекта 033 (копия советского проекта 633, тип Romeo по условной классификации НАТО) было начато их строительство по китайской документации на северокорейских верфях в Синпо и Маяндо. Всего там в 1976 – 1995 гг. было построено 16 субмарин типа Romeo. От их дальнейшей постройки отказались в пользу строительства малых подводных лодок типа «Сань-О», спроектированных с югославской помощью.

Северокорейцы научились строить небольшие боевые корабли и по собственным проектам с вооружением советского и китайского образца. Первенцами, в частности, можно считать пару артиллерийских катеров типа К-48, сданных флоту в конце 1950-х гг. и прослуживших не одно десятилетие. Затем северокорейцы построили небольшие сторожевые корабли типа «Саривон», взяв за основу довоенный советский базовый тральщик типа «Трал». Крупным для северокорейского военного судостроения достижением стала сдача флоту в первой половине 1970-х гг. двух сторожевых кораблей типа «Наджин», построенных на основе переработанного проекта 42 советского сторожевого корабля типа «Сокол» – правда, древний проект этот опоздал по времени на четверть века. Впоследствии северокорейцы вооружили сторожевики типа «Наджин» противокорабельными ракетами типа П-20 советского образца (экспортный вариант ракеты П-15, известной на Западе как Styx, производство которой также было налажено по советской лицензии – а возможно, и без нее – отечественной оборонной промышленностью). Береговая оборона пополнилась советскими мобильными 130-мм артиллерийскими установками СМ-4-1 и противокорабельными ракетными комплексами «Сопка».

Оставаясь прибрежным флотом, ВМФ КНДР тем не менее получил определенную возможность действовать и в дальней морской зоне своими подводными лодками, по общей численности которых в 1980-х гг. он вышел на четвертое место в мире после СССР, США и Китая.

Уже полвека Северной Кореей осуществляется программа строительства сверхмалых диверсионных подводных лодок. Она пользуется высоким приоритетом в планировании военного производства. Еще в 1965 г. одна из первых таких лодок попала в руки южнокорейцев после того, как экипаж бросил свою субмарину, застрявшую в илистом грунте у их побережья.

Силы специальных операций КНА обзавелись большим количеством специальных морских десантно-штурмовых и диверсионных высадочных средств.

К 1975 г. вооруженные силы Северной Кореи заняли позиции пятой (после СССР, Китая, США и Индии) по численности армии мирного времени на планете, имея в своих рядах 520 тыс. солдат и офицеров сухопутных войск, 32,6 тыс. летчиков, штурманов и специалистов наземного персонала ВВС, 25 тыс. моряков плавсостава и 23 тыс. морских пехотинцев ВМФ и 40 тыс. пограничников. Кроме того, имелось около 3 млн ополченцев – вооруженных и невооруженных. Через 10 лет численность сухопутных войск составляла 700 тыс. человек (с учетом сил специальных операций), ВВС – 51 тыс., ВМФ – 33 тыс. (морская пехота была передана в состав сил специальных операций), пограничных войск – 38 тыс., организованного ополченческого резерва (вооруженной ра боче-крестьянской милиции) – 760 тыс.

К середине 1990-х гг. соотношение военной мощи КНДР и Республики Кореи (РК – Южной Кореи) выглядело так:

1) общая численность личного состава регулярных вооруженных сил:

– КНДР – 1,1 млн человек (плюс 200 тыс. в пограничных войсках и силах внутренней безопасности, а также 1,5 – 3,5 млн в организованных формированиях вооруженной рабоче-крестьянской милиции);

– РК – около 600 тыс. (плюс 3 млн резервистов в милиционном формировании «Корпус обороны»);

2) соединения и отдельные части сухопутных войск:

– КНДР (1 млн человек, из них 70 тыс. в силах специальных операций плюс 500 тыс. резервистов) – 20 штабов корпусов (танкового, 4 механизированных, 12 армейских, обороны столицы и 2 артиллерийских), корпус сил специальных операций (3 десантно-штурмовых полка специального назначения, 3 полка морской пехоты и 4 диверсионно-разведывательных полка), 2 танковые дивизии, 5 механизированных дивизий (в ряде источников указывалось наличие 14 механизированных бригад), 27 пехотных дивизий, 40 резервных пехотных дивизий, 6 танковых бригад (в ряде источников указывалось наличие 15 танковых бригад), 18 резервных пехотных бригад, 4 артиллерийские бригады, 20 отдельных артиллерийских полков, ракетная бригада и 4 отдельных ракетных полка (с оперативно-тактическими и тактическими ракетами класса «земля – земля»), 2 отдельных зенитно-ракетных дивизиона и 5 отдельных парашютно-десантных батальонов;

– РК (520 тыс. человек) – 3 штаба армий (армейских групп), 10 штабов общевойсковых корпусов, 3 механизированные дивизии и 19 пехотных дивизий, 20 резервных пехотных дивизий, 3 механизированные бригады, 3 пехотные бригады, девять воздушно-десантных бригад, бригада армейской авиации, 7 бригад сил специальных операций (3 «стратегические» и 4 «тактические»), 3 бригады войсковой ПВО, 3 отдельных ракетных дивизиона (с тактическими ракетами класса «земля – земля»), 36 отдельных артиллерийских дивизионов, 5 отдельных зенитно-ракетных дивизионов;

3) боевая техника и вооружение сухопутных войск:

– КНДР – 3500 – 3775 средних танков Т-54, Т-55, Т-62 и «тип 59» (китайские), 350 легких танков ПТ-76, «тип 62», «тип 63» (китайские) и «тип 82» (собственного производства), 140 бронеавтомобилей БА-64, около 2,5 тыс. боевых машин пехоты (более 200 БМП-1) и бронетранспортеров (1600 БТР-40, БТР-152, БТР-50 и БТР-60, остальные – собственного и китайского производства), около 3500 орудий полевой артиллерии советских образцов и собственных на их основе (калибра 100, 122 мм – включая собственные самоходные, 130 и 152 мм – включая собственные самоходные, 170 мм – собственные самоходные), около 7500 минометов (американского типа калибра 60 мм, советских образцов калибра 82, 120, 160 и 240 мм), 2 – 2,3 тыс. реактивных систем залпового огня (для реактивных снарядов китайского, советского и собственных образцов калибра 107, 122, 130, 140, 200 и 240 мм), 54 пусковые установки тактических ракетных комплексов «Луна» и «Луна-М», 136 оперативно-тактических ракет 8К14 комплексов 9К72 (Scud по условной классификации НАТО) и их северокорейских вариантов, противотанковые ракетные комплексы «Шмель», «Малютка», «Фагот» и «Конкурс», 85– и 100-мм советские противотанковые пушки, 82– и 107-мм советские безоткатные орудия, 8 тыс. зенитных ствольных систем советских и китайских образцов и собственной разработки (буксируемые зенитные установки и зенитные пушки калибра 23, 30, 37, 57, 85 и 100 мм, зенитные самоходные установки калибра 23, 30, 37 и 57 мм) плюс еще 3 тыс. зенитных орудий и установок на стационарных позициях, большое количество 14,5-мм одиночных, спаренных и счетверенных зенитно-пулеметных установок советских образцов (включая самоходные), 800 пусковых установок зенитно-ракетных комплексов средней дальности С-25 и С-75 (советских и их китайских аналогов «Хунци-2»), 30 – малой дальности С-125, 24 – большой дальности С-200, а также большое количество переносных зенитных ракетных комплексов типа «Стрела-2М», «Стрела-3», «Игла», «Игла-1» и «Стингер»;

– РК – более 1750 основных боевых и средних танков К-1 («тип 88») – собственного производства, американских М48 и М47, 45 американских бронеавтомобилей М8, около 1200 боевых машин пехоты KIFV – собственного производства, 961 бронетранспортер (американские М113, М577, LVTP-7, итальянские «Фиат-6614»), около 3350 орудий полевой артиллерии американского и собственного производства (калибра 105, 155 мм – включая самоходные, 175 мм – самоходные и 203 мм – включая самоходные) и около 5 тыс. минометов американских образцов (калибра 81 и 106,7 мм), 12 пусковых установок американского тактического ракетного комплекса «Онест Джон», пусковые установки оперативно-тактического ракетного комплекса на основе переделанных для поражения наземных целей американских дальнобойных зенитных управляемых ракет «Найк-Геркулес», 140 отечественных 130-мм реактивных систем залпового огня, американские противотанковые ракетные комплексы «Тоу», американские 57-, 75– и 106-мм безоткатные орудия, не менее 540 зенитных установок и зенитных пушек (калибра 20 мм – американских шестиствольных «Вулкан», 35 мм – спаренных швейцарских и 40 мм – шведского образца), 110 пусковых установок американского зенитно-ракетного комплекса средней дальности «Хок», 180 – американского большой дальности «Найк-Геркулес» (включая переделанные в оперативно-тактический ракетный комплекс), 100 комплектов английского переносного зенитно-ракетного комплекса «Джавелин» и 35 – французского «Мистраль», в армейской авиации – 491 вертолет, включая легкие многоцелевые MDH-500 «Дефендер», UH-1 «Ирокез», OH-6 «Кейюс», KH-4, средние десантно-транспортные UH-60 «Блэк Хок», тяжелые десантно-транспортные СН-47 «Чинук» и боевые АН-1 «Кобра» (60 штук), а также 21 самолет связи DHC-2 «Бивер», О-1 «Берд Дог» и «Кинг Эйр» (все летательные аппараты американские, кроме японских вертолетов КН-4 по типу американского «Белл-47» и канадских самолетов «Бивер»);

4) соединения и части ВВС:

– КНДР (80 тыс. человек) – 6 авиадивизий (3 легкобомбардировочных, 10 истребительно-бомбардировочных и 12 истребительных авиаполков), отдельный разведывательный авиаполк, 3 отдельных военно-транспортных авиаполка, 7 отдельных учебно-тренировочных авиаполков, 14 отдельных вертолетных эскадрилий, 4 зенитно-ракетные бригады;

– РК (33 тыс. человек) – 10 истребительных авиаэскадрилий, 12 истребительно-бомбардировочных авиаэскадрилий, противоповстанческая авиаэскадрилья, 3 военно-транспортные авиаэскадрильи;

5) авиационная и зенитно-ракетная техника ВВС:

– КНДР – 80 фронтовых бомбардировщиков Ил-28 (включая китайские Н-5), 50 штурмовиков Су-25 и Q-5 (китайских), 30 истребителей-бомбардировщиков Су-7Б, более 400 истребителей МиГ-17 (включая китайские J-5), МиГ-19 (включая китайские J-6), МиГ-21 (включая китайские J-7), МиГ-23 и МиГ-29, 10 – 15 тактических самолетов-разведчиков Ил-28Р, 225 военно-транспортных самолетов Ан-2 (их примерно 200, включая китайские Y-5), Ан-24, Ил-14, Ил-18, Ли-2, Ту-154 и Ил-62, более 200 учебно-боевых и учебно-тренировочных самолетов УТИМиГ-15 (включая китайские JJ-2), JJ-5 (китайский двухместный вариант МиГ-17), JJ-6 (китайский двухместный вариант МиГ-19), МиГ-21У, МиГ-23УБ, УИл-28, Як-18 (включая китайские СJ-5), СJ-6 (китайские по типу Як-18), L-39 «Альбатрос» (чехословацкие), около 350 вертолетов (в армейской авиации) – легких многоцелевых Ми-2 и Хьюз-500MD (американские «контрабандные», из которых 60 были модифицированы в противотанковые с вооружением противотанковыми управляемыми ракетами «Малютка»), средних десантно-транспортных Ми-4, Ми-8 и боевых Ми-24 (50 штук), 250 пусковых установок зенитно-ракетных комплексов средней дальности С-75 (включая китайские «Хунци-2»), 30 – малой дальности С-125, 54 – большой дальности С-200;

– РК – 24 легких штурмовика А-37 «Дрэгонфлай», 338 тактических истребителей F-4 «Фантом-2», F-5А «Фридом Файтер», F-5E «Тайгер-2» и F-16 «Файтинг Фалкон», 17 тактических самолетов-разведчиков RF-4 «Фантом-2», 47 военно-транспортных самолетов С-54 «Скаймастер», С-123 «Провайдер», С-130 «Геркулес», ВАе-748, «Боинг-737» и СN-235, 156 учебно-боевых и учебно-тренировочных самолетов F-5B, F-5F, F-16D, Т-33 «Шутинг Стар», Т-37, Т-41 «Мескалеро», «Хок», 25 самолетов связи DHC-2 «Бивер» и О-1 «Берд Дог», 23 многоцелевых вертолета UH-1 «Ирокез», «Белл-212», «Белл-412» и AS.332 «Супер Пума» (все летательные аппараты американские, кроме английских самолетов ВАе-748, канадских самолетов «Бивер», испано-индонезийских СN-235 и французских вертолетов «Супер Пума»), переносные зенитно-ракетные комплексы «Мистраль»;

6) военно-морские силы:

– КНДР (43 тыс. человек плюс 40 тыс. резервистов) – 29 средних дизельных подводных лодок (советских проектов 633 – построены на китайских и северокорейских верфях и 613 – бывших советских), 55 малых (типа «Сань-О») и сверхмалых (типа «Юго») дизельных подводных лодок, три фрегата (сторожевых корабля типов «Наджин» и «Сохо»), четыре корвета (малых сторожевых корабля типа «Саривон» – на корпусе советского базового тральщика типа «Трал»), примерно 150 малых противолодочных кораблей и противолодочных катеров (советского проекта 201М, типа «Тэчхон», китайской постройки типа «Хайнань» и др.), 49 ракетных катеров (советских проектов 183Р и 205, типов «Сочжу», «Сохун» и китайской постройки типа «Хуанфын»), около 330 торпедных, артиллерийских, сторожевых и патрульных катеров (советских проектов 183 и 206, типов «Анджу», «Чахо», «Чхонджин», «Синпо», «Ивон», «Синхун», «Кусон», китайской постройки типа «Шанхай-2» и др.), 201 малый десантный корабль (типа «Хантай») и десантный катер (типов «Хыннам», «Нампхо», «Ханчхон» и на воздушной подушке типа «Конбан»), 31 рейдовый и малый (катерный) тральщик (типов «Юкто» и «Пипа-Го»), береговая оборона – два береговых ракетных полка (12 – 15 подвижных ракетных батарей с советскими противокорабельными ракетными комплексами «Сопка» и китайскими «Хайин-2») и береговые артиллерийские батареи со 122-мм полевыми и 130-мм полевыми и специальными береговыми пушками;

– РК (60 тыс. человек, из них 25 тыс. в морской пехоте) – 5 средних дизельных подводных лодок (немецкой и собственной постройки проекта 209/1200), 3 малые дизельные подводные лодки (типа KSS-1 «Толгорай»), 9 сверхмалых подводных лодок (итальянского типа COSMOS собственной постройки), 9 эскадренных миноносцев (американских типов «Гиринг» и «Аллен М. Самнер»), 7 фрегатов (типа «Ульсан»), 26 корветов (типов «Пхо Хан» и «Донгхэ»), 11 ракетных катеров (типов «Пэк Ку», «Эшвилл» – бывший американский и «Уайлдкэт»), 59 сторожевых катеров (типов «Си Долфин», «Си Хок» и «Си Фокс»), 6 тральщиков-искателей мин (типа «Канг Кьонг» по образцу итальянского тральщика типа «Леричи»), 8 базовых тральщиков (бывших американских типа MSC), 7 больших танкодесантных кораблей (бывших американских типа «Каунти»), 8 средних танкодесантных кораблей (бывших американских типа LSM-1), минометный корабль огневой поддержки десанта (бывший американский типа LFR), 16 десантных катеров (бывших американских типов LCU и LCM), морская авиация – базовая патрульная авиаэскадрилья (8 американских базовых патрульных самолетов Р-3 «Орион» и 15 снимаемых с вооружения американских же противолодочных самолетов S-2 «Трэкер»), противолодочная вертолетная эскадрилья (18 английских корабельных противолодочных вертолетов «Линкс») и 2 вертолетные эскадрильи связи (25 американских вертолетов «Хьюз-500MD»), морская пехота – 2 дивизии и бригада морской пехоты, отдельные отряды обороны островов (вооружение: 60 средних танков М47, 100 бронетранспортеров LVTP-7, 105– и 155-мм гаубицы, 11 французских легких многоцелевых вертолетов SA-316/319 «Алуэтт-3» и другая техника) и 3 подвижные береговые ракетные батареи с американским противокорабельным ракетным комплексом «Гарпун».

Таким образом, Корейский полуостров был и остается одним из самых антагонистически милитаризированных регионов мира, одной из планетарных «пороховых бочек», с фитилем которой балуется как раз Пхеньян.

Оглавление книги


Генерация: 0.295. Запросов К БД/Cache: 3 / 1