Глав: 17 | Статей: 59
Оглавление
В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.

Стратегические козыри Пхеньяна

Стратегические козыри Пхеньяна

Следующим этапом в развитии баллистических ракет дальнего действия стало освоение КНДР производства стратегических баллистических ракет «Тэпходон» и «Нодон». Наименование «Тэпходон» присвоено западными экспертами по ранее бытовавшему названию района Мусудан-ри, где расположен главный ракетный полигон КНДР. Аналогичное топонимическое происхождение имеет и придуманное южнокорейцами для вражеских ракет и применяемое на Западе наименование «Нодон» – по названию поселка Нодон-ни в уезде Хамджу провинции Хамген-Намдо. Из данного района осуществлялись пуски этих ракет, впервые замеченных их разведкой.

Многоступенчатые ракеты семейства «Тэпходон» продолжили северокорейскую линию развития все той же советской оперативно-тактической ракеты 8К14 (Р-17) конструкции С.П. Королева, «прародительница» которой Р-11 была принята на вооружение Советской армии еще в 1955 г. Это, между прочим, демонстрирует солидный модернизационный ресурс, более полувека назад заложенный в свое создание Сергеем Павловичем со товарищи. Некоторые источники утверждают, что разработка ракет «Тэпходон» велась с привлечением ученых из России, Китая, Ирана и Пакистана.

Первой в семействе «Тэпходон» стала двухступенчатая «Тэпходон-1» (известна в западных источниках также под наименованиями TD-1, Scud Mod.E и Scud-X), рассчитанная на среднюю дальность 2000 – 2200 км, что сравнимо с тактико-техническими данными советской баллистической ракеты средней дальности Р-12 (по классификации НАТО SS-4 «Sandal») и ее китайского аналога «Дунфын-3», поступивших на вооружение соответственно в 1958 и 1971 гг.

Вторая ракета этого семейства, «Тэпходон-2» (известна также под наименованиями TD-2, возможными северокорейскими «Хвасон-2» и «Моксон-2»; Моксон – по-корейски Юпитер) – уже межконтинентальная. Ее дальность в двухступенчатом варианте оценивается в 6400 – 7000 км, в трехступенчатом (иногда его называют «Тэпходон-3») – 8000 – 15 000 км. Если дело обстоит так на самом деле, то это означает, что КНДР обладает потенциальной возможностью нанести ограниченный ракетно-ядерный удар по территории США, не говоря уже о том, что в пределах досягаемости северокорейских баллистических ракет находятся все страны Азии и Европы, Австралия, Канада и значительная часть Африки.

Существенным недостатком ракет «Тэпходон-1» и «Тэпходон-2», определяющим их уязвимость от упреждающих ударов противника, является то, что они запускаются со стационарных наземных стартовых комплексов, включающих пусковой стол и мачту обслуживания. Заправка горючим и окислителем этих ракет осуществляется непосредственно перед пуском и занимает продолжительное время.

Впервые американские разведывательные искусственные спутники Земли обнаружили ракеты «Тэпходон-1» и «Тэпходон-2» в 1994 г. Достоверных данных об их оперативном развертывании в войсках нет. Некоторые эксперты считают, что КНА к 2010 г. располагала ракетами «Тэп ходон-1» в количестве от 10 до 25 – 30 штук.

Одноступенчатые жидкостные баллистические ракеты средней дальности «Нодон-А» и «Нодон-Б» развертываются на самоходных грунтовых установках, первая из которых создана по образцу пусковой установки 9П117М оперативно-тактического ракетного комплекса 9К72 на шасси четырехосного тяжелого автомобиля высокой проходимости МАЗ-543, но с удлинением за счет дополнительной пятой оси (в результате получилась колесная формула 10Х10), а вторая – по образцу пусковой установки советского же стратегического ракетного комплекса средней дальности «Пионер» на шасси шестиосного тяжелого автомобиля высокой проходимости МАЗ-547. Возможно, технологию производства этих пусковых установок либо комплекты деталей и узлов для их сборки (что скорее всего) поставила Северной Корее Беларусь.

Ракета «Нодон-А» (известна также как «Нодон-1», «Родон-1» и Scud-D), как и ракеты серий «Хвасон» и «Тэпходон», создана на основе все той же 8К14. Дальность стрельбы «Нодон-А» составляет 1350 – 1600 км, что достаточно для поражения целей в союзных США дальневосточных государствах – от Токио до Тайбэя. Повышение дальности пуска, потребовавшее увеличения запаса топлива, в данном случае было достигнуто все тем же испытанным северокорейцами методом – за счет увеличения длины и диаметра корпуса. Космическая разведка США засекла опытную ракету «Нодон-А» на стартовой позиции в 1990 г. Испытания проходили долго и трудно, с целым рядом неудач, прежде чем новая ракета была запущена в серийное производство в 1997 г. Размещение «Нодон-А» на высокомобильном шасси (скорость по шоссе до 70 км/ч, запас хода 550 км) позволило обеспечить этому ракетному комплексу скрытность и живучесть, однако продолжительную подготовку к старту (60 минут), обусловленную в том числе необходимостью заправки ракеты компонентами топлива, следует считать существенным недостатком данной системы стратегического оружия.

По некоторым сведениям, кроме многоосной самоходной пусковой установки баллистической ракеты «Нодон-А» для нее создана пусковая установка на трехосном полуприцепе с седельным тягачом (6X6) на шасси по типу румынского грузового автомобиля DAC.

В отличие от «Нодон-А» ракета «Нодон-Б» разработана на основе уже не 8К14, а другого советского прототипа – одноступенчатой баллистической ракеты подводных лодок Р-27 (по условной классификации НАТО – SS-N-6 «Saw-fly»), принятой на вооружение ВМФ СССР в 1968 г. в составе комплекса Д-5 для атомных ракетных подводных лодок стратегического назначения проекта 667А. По мнению правительства США, КНДР удалось получить соответствующую техническую документацию в период между 1992 и 1998 гг. В 2003 г. западные разведки обнаружили такие ракеты на пяти самоходных пусковых установках на северокорейской авиабазе Мирим (в связи с чем встречается их наименование «Мирим-1»; еще одно наименование – «Родон-2»), где новые комплексы готовили к участию в военном параде в честь Дня независимости 9 сентября того же года, однако публичный показ тогда почему-то не состоялся. Это произошло гораздо позже, 10 октября 2010 г., когда праздновалось 65-летие ТПК.

В июле 2004 г. министерство Народных вооруженных сил КНДР объявило, что Северная Корея приступила к развертыванию новых баллистических ракет средней дальности «с радиусом действия 1860 – 2500 миль», явно имея в виду «Нодон-Б». А в 2007 г. западные разведслужбы подтвердили факт наличия в составе боеготовых сил северокорейских ракетных войск подвижных комплексов с этими ракетами.

Дальность стрельбы «Нодон-Б» (оцениваемая в 2750 – 4000 км) превосходит таковую у Р-27 (2500 км), что было достигнуто увеличением длины и диаметра корпуса в сравнении с прототипом – это дало возможность применить на ракете более вместительные баки горючего и окислителя, хотя и ухудшило ее летные характеристики. Вероятно, «Нодон-Б» может поражать американские военные объекты на Окинаве и даже (если оценка дальности в 4000 км верна) на Гуаме, то есть уже на собственно американской территории. Американское руководство как-то выразило беспокойство тем, что если КНДР разместит «Нодон-Б» на борту замаскированных торговых судов, то это позволит северокорейцам угрожать городам на западном побережье США.

По некоторым сведениям, северокорейцы разработали также шахтный вариант ракеты «Нодон-Б», получивший в ряде источников наименование BM25 (BM – ballistic missile, «баллистическая ракета», 25 – дальность стрельбы 2500 км) и «Мусудан-1». Возможно, шахтные пусковые установки для баллистических ракет, в том числе перспективных межконтинентальных, строятся на новом ракетном полигоне Пондон-ри (Сохэ).

Общее количество ракет «Нодон-А» и «Нодон-Б» разными источниками оценивается в сильно расходящихся цифрах. Так, известный английский справочник Military Balance в выпуске 2010 г. приводит для обоих типов количество пусковых установок «примерно 10» и количество ракет – «более 90». Американская пресса в конце первого десятилетия XXI века предполагала, что «Нодон-А» выпущено более 200, а «Нодон-Б» – около 50.

По имеющимся сведениям, основные позиционные районы баллистических ракет КНА находятся в следующих районах:

– Калголдон (провинция Чагандо) – ракеты «Хвасон-5» и «Хвасон-6», нацеленные на объекты в Южной Корее;

– Кусон (провинция Пхенан-Пукто) – ракеты «Нодон-А», нацеленные на военные объекты США в Японии;

– Окпьендон (провинция Канвондо) – ракеты серий «Хвасон-5», «Хвасон-6» и «Нодон-А»;

– Яндок (в 80 км севернее Пхеньяна) – ракеты «Нодон-Б»;

– Хочон (провинция Хамген-Пукто) – ракеты «Нодон-Б».

Неизвестно, какое количество из них имеет (и вообще имеет ли?) ядерные боевые части. Надо полагать, что в основном эти ракеты имеют фугасное и химическое снаряжение.

Северная Корея нервирует цивилизованный мир не только развитием своих собственных ракетных войск, но и поставкой военных ракетных технологий другим странам, в том числе подозреваемым в склонности к поддержке исламского терроризма. В компании «ракетных клиентов» КНДР значатся Вьетнам (в 1998 г. приобрел 25 оперативно-тактических ракет «Хвасон-5»), Египет (получивший технологическую документацию для налаживания производства оперативно-тактических ракет «Хвасон-5» и «Хвасон-6»), Иран (кроме уже упоминавшегося выше развертывания под национальными наименованиями «Шахаб-1» и «Шахаб-2» ракет «Хвасон-5» и «Хвасон-6», он наладил производство ракеты средней дальности «Нодон-А» под наименованием «Шахаб-3» и якобы приобрел 18 еще более дальнобойных северокорейских баллистических ракет шахтного старта BM25; это позволило Тегерану начать осуществление собственной ракетной программы, предусматривающей создание стратегических ракет и космических ракет-носителей), Йемен (в 1990-х гг. закупал в Северной Корее ракеты типа Scud), оба африканских государства Конго (Республика Конго приобрела ракеты «Хвасон-5», а Демократическая Республика Конго – «Хвасон-6»), Ливия (в свое время собиравшая из поставленных северокорейцами узлов ракеты «Нодон-А», но под давлением Запада уничтожившая их в 2004 г.), Объединенные Арабские Эмираты (приобрели 25 ракет «Хвасон-5», но по причине скорее всего недостаточной квалификации своего персонала развертывать их не стали и заскладировали), Сирия (располагает ракетами «Хвасон-6» и «Нодон-А»), Судан (возможно, получал через Сирию северокорейские ракеты типа Scud) и Эфиопия (возможно, получила «Хвасон-5»).

Тактико-технические данные ракетного оружия класса «земля – земля» КНА представлены в таблице П-13 приложения 1.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.182. Запросов К БД/Cache: 3 / 1