Глав: 17 | Статей: 59
Оглавление
В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.

Анатомия ударной мощи: от корпуса до взвода

Анатомия ударной мощи: от корпуса до взвода

Сухопутные войска КНА, только в регулярных частях которых служат более 800 тыс. человек, составляют основу ее ударной наступательной (а равно оборонительной) мощи. В их состав входят следующие основные войсковые группировки:

а) в центральном подчинении – Пхеньянское командование зенитной артиллерии;

б) в первом оперативно-стратегическом эшелоне (развернут вдоль 38-й параллели) – четыре армейских и артиллерийский корпуса;

в) во втором оперативно-стратегическом эшелоне – танковый корпус и два механизированных корпуса;

г) в третьем оперативно-стратегическом эшелоне – четыре армейских корпуса, корпус обороны столицы и артиллерийский корпус.

д) в четвертом оперативно-стратегическом эшелоне – два механизированных и четыре армейских корпуса.

Всего в них имеются (оценочно): танковых дивизий – одна, мотопехотных и пехотных дивизий (включая запасные) – 41 (по другим данным – 27 пехотных дивизий и 14 пехотных бригад в регулярных войсках плюс 40 пехотных дивизий и 18 пехотных бригад резерва), танковых бригад – 15, механизированных (мотострелковых на бронетранспортерах, а также на бронетранспортерах и автомобилях) и мотопехотных (мотострелковых на автомобилях) бригад – 25, легких пехотных бригад – 12, артиллерийских бригад – 35, реактивных артиллерийских бригад – 9 и другие соединения и части (ПВО, связи, инженерные, химические и т. д.).

На вооружении сухопутных войск КНА состоит:

– более 3500 основных боевых и средних танков (советские Т-34-85, Т-54, Т-55, Т-62, китайские «тип 59», отечественного производства «Чхонма-хо» – северокорейские копии Т-62 и «Покпунг-хо»);

– некоторое количество советских тяжелых танков ИС-2 и ИС-3 (на хранении);

– более 1000 легких танков (советские ПТ-76 – 560, отечественного производства «тип 82» – их порядка 500, китайские «тип 62» и «тип 63»);

– более 2,5 тыс. боевых машин пехоты (советские БМП-1), бронетранспортеров (советские БТР-40, БТР-50, БТР-60, БТР-80А – их всего 32 штуки, БТР-152, МТ-ЛБ, отечественного производства VTT-323, китайские «тип 63» – 500 и др.) и бронированных разведывательных машин (советские БРДМ-2, БА-64, отечественного производства М1992 и др.);

– примерно 4,4 тыс. самоходных орудий полевой артиллерии (120-мм комбинированные гаубицы-минометы, 122-мм пушки и гаубицы, 130-мм пушки, 152-мм пушки-гаубицы и 170-мм дальнобойные пушки большой мощности – все отечественного производства);

– 3,5 тыс. буксируемых орудий полевой артиллерии (122-мм пушки и гаубицы, 130-мм пушки и 152-мм гаубицы, гаубицы-пушки и пушки-гаубицы – все советских образцов);

– 2,5 тыс. боевых машин реактивной артиллерии (с реактивными снарядами калибра 107, 130, 122, 200 и 240 мм китайских, советских и отечественных образцов) и несколько тысяч 107-мм и некоторое количество 140-мм реактивных пусковых установок;

– до 7,5 тыс. минометов (отечественных 60-мм, советских 82-, 120-, 160– и 240-мм);

– большое количество пусковых установок противотанковых ракетных комплексов с запасом противотанковых управляемых ракет, исчисляемых тысячами штук (в основном переносных, а также самоходных на шасси джипов и легких бронированных машин – советских типа «Шмель», «Малютка», «Фагот» и «Конкурс»);

– до 1,7 тыс. безоткатных орудий (советских 82– и 107-мм);

– большое количество противотанковых пушек (57-, 76-, 85-мм – включая самодвижущиеся и 100-мм, все советских образцов), 85– и 100-мм противотанковые самоходно-артиллерийские установки – соответственно отечественного производства и советские СУ-100;

– примерно 10 тыс. переносных зенитно-ракетных комплексов (советские «Стрела-2М», «Стрела-3», «Игла-1», «Игла», китайские «Хунну-5», американские «Стингер» и их северокорейские аналоги);

– 11 тыс. самоходных и буксируемых зенитных установок и зенитных пушек советских, отечественных и китайских образцов (14,5-, 23-мм – из них порядка 1500 зенитных установок ЗУ-23-2 и более 100 зенитных самоходных установок ЗСУ-23-4, 30-, 37-мм – из них около 1000 автоматических зенитных пушек 61-К, 57-мм – из них до 250 зенитных самоходных установок ЗСУ-57-2, а также 85-и 100-мм зенитные пушки).

Типовая организационно-штатная структура соединений, частей и подразделений сухопутных войск КНА, их численность и вооружение (по взглядам американской разведки) представлены вниманию вдумчивого читателя в таблицах 8 – 17 (реальные показатели могут отличаться – и часто отличаются – от штатных). В них охарактеризованы все основные соединения, части и подразделения сухопутных войск, а оргштатная структура специальных войск (инженерных, связи, химических и т. д.) описывается непосредственно в тексте данного раздела чуть ниже. В целом оргштатная структура сухопутных войск КНА построена по образцу оргштатной структуры сухопутных войск СССР 1960 – 1970-х гг., но не копирует ее.

Сухопутные войска КНА строятся по организационной общевойсковой вертикали «армия – корпус – дивизия/бригада», причем армии (армейские группы) предусмотрено создавать в угрожаемый период или непосредственно в военное время, поэтому постоянный состав для них не предусмотрен и будет зависеть от характера задач на том или ином операционном направлении. Можно предположить, что уже в мирное время предприняты и отработаны на учениях организационно-технические меры, позволяющие в кратчайший срок развернуть штабы армий (командования армейских групп). Вряд ли существует необходимость включать в их состав какие-либо дополнительные войска усиления – ударной мощи имеющихся корпусов вполне хватает; разве что при штабах армий будут развертываться полки связи оперативно-стратегического звена, которые будут обеспечивать управление войсками и связь с Верховным главнокомандованием.

Главной ударной силой сухопутных войск КНА являются танковые войска, однако, несмотря на внушительную общую численность машин, основными из них являются примерно 2100 устаревших средних танков Т-55 и Т-54 (включая 500 их китайских аналогов «тип 59», все со 100-мм пушками). Эти машины не способны успешно противостоять в «дуэльном» бою южнокорейским основным боевым танкам К-1 «Рокит» («тип 88») со 105-мм и особенно их усовершенствованным модификациям со 120-мм пушками. Средние танки Т-34-85 с 85-мм пушками (по некоторым сведениям, их осталось около 730 штук; впрочем, приводятся данные и о 250 «тридцатьчетверках») устарели совершенно и могут тягаться только с имеющимися на вооружении армии и морской пехоты Южной Кореи американскими средними танками 1950-х гг. М47 и М48.

Более мощные по вооружению средние и основные боевые танки – это Т-62 со 115-мм гладкоствольными пушками, их прошедшие неоднократную модернизацию северокорейские лицензионные аналоги «Чхонма-хо» («Пегас», иногда «Чхонма-хо» называют «Чоллима» – это легендарный крылатый конь в корейской мифологии) и новейшие «Покпунг-хо» («Штурмовой тигр»). При модернизации своих танков северокорейцы установили на них лазерные дальномеры, электронные баллистические вычислители и динамическую защиту.

Танков «Чхонма-хо» насчитывается, по разным данным, от 800 до 1200 штук, причем в это число входят не только машины со 115-мм пушками, но и усовершенствованные «Чхонма-хо-5» с мощной 125-мм гладкоствольной пушкой с автоматическим заряжанием, скопированной с советской 2А46. Основной боевой танк «Покпунг-хо» (их количество в КНА оценивается в 250 штук) с такой же 125-мм пушкой представляет собой северокорейское «сочинение на тему Т-72», поскольку в качестве образца при его проектировании был использован добытый где-то на Ближнем Востоке советский экспортный основной танк Т-72С. Впрочем, на первых сериях танков «Покпунг-хо» была установлена 115-мм гладкоствольная пушка танка Т-62.

Есть информация, что в 2001 г. в КНДР был тайно доставлен и сравнительно новый российский основной боевой танк Т-90С, чьи некоторые «ноу-хау» также якобы были частично внедрены на «Покпунг-хо».

Танки «Покпунг-хо» поступают в элитные соединения и части КНА – в частности, в 105-ю Сеульскую гвардейскую танковую дивизию. Не исключено, что все они числятся за одной этой дивизией.

Несмотря на свою очевидную «продвинутость» на фоне остального северокорейского бронетанкового парка, «Покпунг-хо» все же уступает по боевым качествам современным танкам противника – южнокорейским К-1 и Т-80 (российского производства), американским М1 «Абрамс». Тем не менее оснащение южнокорейских «Рокитов» в новой модификации К-1А1 120-мм гладкоствольными пушками (такими же, как на немецких танках «Леопард-2» и американских М1А2 «Абрамс») вместо прежних 105-мм стало именно ответом на появление у чучхеистов «Покпунг-хо». А от новейшего южнокорейского танка ХК-2 «Блэк Пантер» (также со 120-мм немецкой пушкой, выпускаемой по лицензии), способного вести стрельбу самонаводящимися снарядами, поражающими вражеские танки сверху, «Покпунг-хо» отстает фактически на 30 лет.

Качественное отставание в бронетанковой технике северокорейцы намерены компенсировать массовым применением танковых соединений и частей.

В танковых войсках КНА, помимо основных и средних, широко распространены не отвечающие требованиям современной войны легкие танки (советские ПТ-76, китайские «тип 62» и «тип 63», отечественные «тип 82»), часто сведенные в отдельные легкие танковые батальоны. Их можно использовать разве что в качестве разведывательных машин, поскольку живучесть таких танков на поле современного боя с первых же его минут будет стремиться к нулю. Тем не менее с умелыми экипажами они вполне могут противостоять вражеским танкам из числа устаревших – средним М47 и М48, особенно действуя из засад.

Основой сухопутных войск КНА является пехота. Северокорейская линейная пехота подразделяется на «собственно» пехоту (основные тактические подразделения – стрелковые батальоны, не имеющие транспорта для ее перевозки), мотопехоту (мотострелковые батальоны на автомобилях) и механизированную пехоту (мотострелковые батальоны на бронетранспортерах, бронетранспортерах и автомобилях и в редких случаях – на боевых машинах пехоты). Конечно, такое качественное разнообразие вряд ли можно считать соответствующим армии XXI века, и причина тому – желание военного руководства КНДР иметь как можно больше дивизий, что не соответствует экономическим возможностям страны в части обеспечения их не только легкой бронетехникой, но даже грузовыми автомобилями. Впрочем, здесь у северокорейцев имеется исторический пример в лице СССР – вплоть до его распада при огромном количестве мотострелковых дивизий и соответственно мотострелковых полков, в Советской армии такие полки (соответственно наличию броне– и просто транспорта для пехоты) были и на боевых машинах пехоты, и на бронетранспортерах, и на автомобилях, а также и без того и без другого.

Особенностью армейских и механизированных корпусов и общевойсковых дивизий КНА является наличие в их составе бригад и отдельных батальонов легкой пехоты, имеющей двойное подчинение (командованию сил специальных операций как отдельного рода войск и общевойсковых соединений) и предназначенной для действий на пересеченной местности, аэромобильных (с борта легких военно-транспортных самолетов и вертолетов ВВС) и диверсионно-разведывательных операций, проводимых в интересах командования соответствующих соединений. При крайней необходимости элитные части легкой пехоты могут использоваться и в качестве линейных, но это тот случай, когда «скальпелем» пытаются заменить «саблю».

В целом северокорейская пехота в достаточной мере насыщена автоматическим стрелковым оружием и легкими противотанковыми средствами, однако преимущественно устаревших (если сравнивать с армиями стран Запада и Южной Кореи) образцов.

Легкие пехотные бронированные боевые машины советских и китайских моделей (а также собственной разработки на их основе), состоящие на вооружении сухопутных войск КНА, соответствуют требованиям 1950 – 1970-х гг. и современными в абсолютном большинстве своем считаться никак не могут. Единственный тип боевой машины пехоты в КНА – устаревшая советская БМП-1. По-видимому, все БМП-1 состоят на вооружении механизированной пехоты 105-й Сеульской гвардейской танковой дивизии.

Основным классическим типом бронетранспортера КНА является гусеничный VTT-323, представляющий собой модификацию китайского «тип 63» (YW-531), но с удлиненным шасси и усиленным вооружением. Первоначально на VTT-323, который известен также под наименованием «Синхун» (по названию города, где расположен выпускающий его танковый завод), было установлено вооружение по образцу также имеющегося у северокорейцев советского колесного бронетранспортера БТР-60ПБ – башня со спаренными 14,5– и 7,62-мм пулеметами, а в последующем был создан ныне популярный в КНА вариант VTT-323, получивший наименование VET. По своим характеристикам VET приближается к боевым машинам пехоты – это обусловлено его довольно мощным вооружением: башня со спаркой 14,5-мм пулеметов, противотанковый ракетный комплекс «Сусонг-по» («Малютка») и два переносных зенитно-ракетных комплекса «Стрела-2М» (или их северокорейские и китайские копии «Ва-сунг» и «Хунну-5»), «Игла-1» или «Игла», установленные на башне.

Судя по последним военным парадам в Пхеньяне, КНА получила новый гусеничный бронетранспортер на базе легкого танка «тип 82» и два типа новых колесных бронетранспортеров. Последние созданы явно с копированием российского бронетранспортера БТР-80 – надо полагать, именно с целью изучения этой машины КНДР приобрела в свое время 32 бронетранспортера БТР-80А «Буйность» (вооружены 30-мм автоматической пушкой). Правда, вооружение БТР-80А северокорейцам скопировать не удалось, и на новых колесных БТР (как и на новом гусеничном бронетранспортере) установлена заимствованная у VTT-323 VET-башня со спаренной 14,5-мм пулеметной установкой. Новые колесные бронетранспортеры выпускаются в двух модификациях: а) с колесной формулой 8Х8, по своей конструкции повторяющей БТР-80, и б) укороченной с ко лесной формулой 6Х6 (скорее всего, последняя используется в качестве боевой разведывательной и командно-штабной машины). Еще одна боевая разведывательная машина отечественного производства – это известный под западным обозначением М1992 легкий бронетранспортер, созданный в подражание советской бронированной разведывательно-дозорной машине БРДМ-2 и вооруженный 30-мм автоматическим гранатометом АГС-17 и переносным противотанковым ракетным комплексом «Фагот».

Вне сомнений, сухопутные войска КНА располагают могучей полевой артиллерией, превосходящей, как представляется, по своей совокупной огневой мощи артиллерию армии Южной Кореи. Большим успехом военного руководства Северной Кореи следует признать перевод около 60% ствольной артиллерии советских образцов на гусеничные самоходные шасси, что обеспечивает артиллерийским соединениям и частям хорошую мобильность. В качестве таких шасси используются бронетранспортер «Синхун» VTT-323 (с установкой 122-мм гаубицы Д-30), шасси «Токчхон» на базе советского среднего артиллерийского тягача АТС-59 (с установкой 122-мм гаубицы на основе М-30, 122-мм пушки Д-74, 130-мм пушки М-46 и 152-мм пушки-гаубицы Д-20) и бронированное шасси «Чучхе-по» на базе среднего танка «Чхонма-хо» (с установкой, например, 122-мм пушки Д-74).

Отечественной промышленностью созданы и оригинальные образцы самоходной артиллерии – 120-мм самоходные гаубицы-минометы (на шасси VTT-323) и дальнобойные 170-мм самоходные пушки большой мощности «Коксан» (название, присвоенное на Западе; на шасси среднего танка «тип 59» и модифицированном шоссе типа «Чучхе-по») – последние стали достойным ответом на имеющиеся у Южной Кореи американские 175-мм самоходные пушки М107 и 203-мм самоходные гаубицы М110.

Высокой огневой мощью обладает и реактивная артиллерия, развитию которой в КНА уделяется особое внимание, – так, серьезное беспокойство у южнокорейского и американского командования вызывают 240-мм дальнобойные реактивные системы залпового огня, разработанные оборонной промышленностью КНДР и по своим характеристикам сопоставимые с советской 220-мм системой «Ураган». Созданы в КНДР и собственные варианты (облегченные) советской 122-мм реактивной системы БМ-21 «Град», состоящие на вооружении вместе с их полученным от СССР прототипом.

В то же время в части систем управления огнем и артиллерийской разведки северокорейцы существенно уступают противнику.

Противотанковые средства сухопутных войск представлены широким спектром образцов советского происхождения – от ручных и станковых противотанковых гранатометов и устаревших безоткатных орудий до внушительного арсенала противотанковых управляемых ракет, из которых наиболее современными считаются советские «Фагот» (по номенклатуре НАТО – АТ-4 «Spigot») и «Конкурс» (AT-5 «Spandrel»). Основным противотанковым ракетным комплексом, однако, является устаревший «Малютка» (АТ-3 «Sagger»), получивший в КНА название «Сосунг-по».

Как и в Советской и Российской армиях, северокорейцы не отказываются от классической буксируемой противотанковой артиллерии (85– и 100-мм пушки советских образцов), хотя в начале третьего тысячелетия она выглядит анахронизмом ввиду низкой маневренности на поле боя. Стремясь преодолеть этот недостаток, сухопутные войска КНА приняли на вооружение 85-мм противотанковую самоходную установку (пушечный истребитель танков на шасси бронетранспортера VTT-323), однако этот образец никоим образом нельзя считать выдающимся достижением – хотя бы потому, что сколько-либо эффективный огонь такой истребитель танков может вести только с места.

Войсковая противовоздушная оборона КНА базируется на ствольных системах, в том числе самоходных (включая знаменитые советские ЗСУ-23-4 «Шилка», более ранние ЗСУ-57-2 и собственные импровизации на эту тему с использованием ствольных комплексов калибра 14,5, 23, 30, 37 и 57 мм) и переносных зенитно-ракетных комплексах. Это – тысячи единиц разнообразного зенитного вооружения, но отсутствие в сухопутных войсках специализированных мобильных зенитно-ракетных комплексов ближнего действия (действующих в боевых порядках танковых и мотопехотных частей), а также малой и средней дальности, безусловно, следует расценивать как серьезный недостаток, обусловливающий высокую уязвимость северокорейской армии от ударов средств воздушного нападения противника. В какой-то, но весьма незначительной мере отсутствие таких комплексов компенсируется наличием «зенитных» вариантов бронетранспортеров VTT-323 с установленными на их башне переносными зенитно-ракетными комплексами типа «Стрела-2М» («Ва-сунг», «Хунну-5»), «Игла-1» или «Игла» в пакете из четырех пусковых труб. Счетверенные пакеты переносных зенитно-ракетных комплексов монтируются также на основных боевых танках «Покпунг-хо», а одиночные комплексы (попарно) – в кузовах грузовых автомобилей.

В инженерных войсках КНА, оснащенных главным образом советской спецтехникой, особое внимание уделено переправочно-десантным бригадам форсирования рек, на которые возложена задача обеспечения высокой маневренности и необходимого темпа наступления при вторжении в Южную Корею. Каждая такая бригада, обычно входящая в состав общевойскового корпуса, состоит из штабной роты, двух переправочно-десантных батальонов (с гусеничными плавающими транспортерами К-61, их северокорейскими аналогами или ПТС; один из батальонов может быть с гусеничными самоходными паромами ГСП), тяжелого понтонно-мостового батальона (с тяжелым понтонным парком ТПП), двух легких понтонно-мостовых батальонов (по два легких понтонных парка ЛПП в каждом) и инженерно-технического батальона.

По штату в переправочно-десантной бригаде имеется: личного состава – 2367 человек (в том числе 109 офицеров), 120 гусеничных плавающих транспортеров К-61 (их северокорейских аналогов) и/или ПТС, 24 гусеничных самоходных парома ГСП, тяжелый понтонный парк ТПП (96 автомобилей-понтоновозов ЗиЛ-157, 12 буксирно-моторных катеров БМК-90), четыре легких понтонных парка ЛПП (144 автомобиля-понтоновоза «Сынри-61» или ГАЗ-63, 16 – 24 буксирно-моторных катера БМК-90), шесть тракторов, четыре бульдозера, пять автокранов (один К-51 и четыре К-32), 10 малых плавающих автомобилей инженерной разведки МАВ, 12 джипов, 196 2,5-тонных грузовых автомобилей, 169 40-мм ручных противотанковых гранатометов и 249 7,62-мм пулеметов. Существуют также корпусные переправочно-десантные полки форсирования рек, состоящие из трех батальонов – гусеничных плавающих транспортеров, легкого понтонного и инженерно-технического. В некоторых переправочно-десантных бригадах вместо тяжелых понтонных парков ТПП используются более совершенные понтонно-мостовые парки ПМП (36 автомобилей-понтоновозов КрАЗ-255Б, 12 буксирно-моторных катеров БМК-150 и другая техника).

Из отдельных инженерных частей также распространены инженерно-технические, инженерно-фортификационные и инженерно-дорожные батальоны.

Отдельный инженерно-технический батальон состоит из штабной, инженерно-заградительной, инженерно-фортификационной и дорожной рот. На его вооружении имеются два тяжелых грузовых автомобиля, два автогрейдера, 11 бульдозеров, автопогрузчик, три дорожных индукционных миноискателя (на джипах), семь компрессорных станций, три передвижные лесопильные рамы и две передвижные электростанции.

Отдельный инженерно-фортификационный батальон состоит из штабной и трех инженерно-фортификационных рот. В нем положено иметь по штату 12 тяжелых грузовых автомобилей, 24 бульдозера, 3 экскаватора, 4 автокрана, 4 передвижные камнедробильные установки, 2 передвижные лесопильные рамы, компрессорную станцию и 3 передвижные электростанции.

Наиболее типичным тактическим подразделением войск связи являются батальоны связи общевойсковых дивизий. Обычно такой батальон состоит из штабной роты, роты телеграфной и подвижной связи, роты проводной связи и радиороты. Всего в батальоне 299 человек личного состава (в том числе 39 офицеров), девять автомобильных коротковолновых радиостанций, 14 полевых телефонных коммутаторов, пять полевых телеграфных аппаратов, 12 40-мм ручных противотанковых гранатометов, 14 7,62-мм пулеметов, 234 5,45– или 7,62-мм автомата, 39 7,62– и 9-мм пистолетов, пять джипов, 37 2,5-тонных грузовых автомобилей и 20 мотоциклов с коляской.

Войсковые средства связи представлены главным образом устаревшими радиорелейными станциями (например, Р-401), радиостанциями (так, в основном тактическом подразделении КНА – пехотном батальоне это Р-105, Р-106, Р-116, Р-126), радиоприемниками и полевыми телефонами (ТАИ-43, ТА-57) советских и китайских образцов. В последнее время КНДР наладила производство малогабаритных тактических радиостанций современного типа SHR-900, используя западные и японские технологии.

О средствах радиоэлектронной борьбы, используемых в сухопутных войсках КНА, известно мало. Есть основания полагать, что они располагают ограниченным количеством советских мобильных наземных станций радиоэлектронных помех в основном образцов 1970 – 1975 гг. (в частности, станции постановки помех радиосвязи Р-325, Р-330А, Р-378, станции постановки помех аэронавигации Р-388 и подавления авиационной радиосвязи Р-934, станции постановки помех авиационным радиолокационным станциям СПН-30, СПО-8, станция постановки помех радиовзрывателям артиллерийских боеприпасов СПР-1).

В подготовке к войне командование КНА важное место отводит умению личного состава действовать в условиях применения оружия массового поражения как противником, так и своими войсками. Общее руководство частями и подразделениями химических войск и химическим обеспечением вооруженных сил возложено на управление радиационной и химической защиты, созданное в 1981 г. и подчиненное непосредственно начальнику Генерального штаба КНА. Несколько обиняком стоят расчетно-аналитические группы, отвечающие за прогноз последствий применения противником ядерного оружия (они созданы при штабах видов вооруженных сил, а также при штабах армейских корпусов и при войсковых учебных центрах корпусного уровня).

В настоящее время численность личного состава химических войск и химической службы КНА оценивается в 9,9 – 13 тыс. человек, что составляет порядка 1% (или даже более) ее общей численности.

Управление радиационной и химической защиты имеет в своем составе политический отдел химических войск, оперативный отдел, отдел боевой подготовки, отдел вооружения химических войск и средств защиты (отвечает, в частности, за хранение химического оружия на централизованных и корпусных складах), научно-исследовательский центр радиационной, химической и биологической защиты (занимается многопрофильными исследованиями в области оружия массового поражения, защиты от него и отвечает за координацию военно-химических программ в промышленности), 2795-й научно-исследовательский центр, спецотдел подземных туннелей, 17-й и 18-й отдельные батальоны радиационной и химической защиты центрального подчинения, центральный учебный полигон по защите от оружия массового поражения и 815-й Саривонский учебный центр химических войск.

Что касается линейных (корпусных) батальонов химической защиты, то они при штатной численности 300 человек (в том числе 15 офицеров) состоят из двух рот специальной обработки и роты химической разведки. Помимо специальной техники советского образца (авторазливочные станции, дезактивационные комплекты, приборы радиационной и химической разведки и т. д.), батальон химической защиты располагает 12 40-мм ручными противотанковыми гранатометами, 12 7,62-мм пулеметами, 276 5,45– или 7,62-мм автоматами, 15 7,62– и 9-мм пистолетами, джипом и 30 2,5-тонными грузовыми автомобилями.

Части тыла корпусного звена находятся в подчинении корпусных управлений тыла. В состав корпусного управления тыла могут входить автомобильный батальон подвоза, батальон технического обеспечения, один-два полевых госпиталя, артиллерийско-технические, вещевые и продовольственные склады.

Автопарк КНА состоит из автомобилей отечественного, советского, китайского и японского производства. К числу основных армейских автомобилей (включая народнохозяйственные модели, широко распространенные в КНА) можно отнести грузовики «Сынри-58» (северокорейская копия советского ГАЗ-51), «Сынри-58КА», «Сынри-61» (копия советского ГАЗ-63), «Сынри-61NA», «Чаджу-64», ЗиЛ-130, ЗиЛ-131, ЗиЛ-157К, «Цзефан» СА30, «Урал-375», КрАЗ-255Б, КрАЗ-260, «Исудзу» TWD25, «Исудзу» HTW11, «Ниссан» TZA52PP, «Шэньси» SX2150, пикап «Кенсен-85» (на основе ГАЗ-69), джипы «Кенсен-68» (копия ГАЗ-69А), «Сынри-4.15» (ГАЗ-69), УАЗ-469 и «Пекин» BJ2020. Под монтаж реактивных систем залпового огня используются, кроме автомобилей «Урал-375», «Исудзу» и «Чаджу-64», нелицензионные варианты румынских грузовых автомобилей DAC, китайские «Цзефан» СА30 и др. Основу автопарка общевойсковых соединений и частей составляют 2,5-тонные грузовые автомобили как армейского образца (полноприводные), так и коммерческого типа с колесной формулой 4Ч2. Штатным армейским мотоциклом с коляской является устаревший советский М-72 образца 1942 г. (в том числе в китайском исполнении «Чан Цзян» CJ750), характеристики которого приведены в таблице 2 главы 7.

Полевой госпиталь корпусного звена состоит из роты обеспечения, приемно-эвакуационного, лечебно-диагностического и операционного отделений. Персонал госпиталя (445 человек, в том числе 65 офицеров) вооружен 370 5,45-или 7,62-мм автоматами и 65 7,62– и 9-мм пистолетами. Автопарк госпиталя представлен четырьмя джипами и 63 2,5-тонными грузовыми и санитарными автомобилями.

Обзор боевой и специальной техники, сведенный в таблицы, представлен в приложении 1 («Арсенал»).

Таблица 8

Организация корпусов сухопутных войск КНА



Таблица 9

Организация общевойсковых дивизий КНА



Таблица 10

Численность и вооружение мотопехотной и пехотной дивизий КНА



Таблица 11

Организация, численность и вооружение общевойсковых и легких пехотных бригад КНА





Таблица 12

Организация, численность и вооружение артиллерийских и реактивных артиллерийских бригад КНА



Таблица 13

Организация, численность и вооружение отдельного танкового, мотопехотного и пехотного полков КНА




Таблица 14

Организация, численность и вооружение артиллерийских, тяжелого минометного и зенитно-артиллерийского полков КНА



Таблица 15

Организация, численность и вооружение танковых, механизированного, мотопехотного и пехотных батальонов КНА



Таблица 16

Организация и вооружение артиллерийского, реактивного артиллерийского, минометного, противотанкового ракетного и зенитно-артиллерийского дивизионов КНА



Таблица 17

Организация и вооружения танковых и пехотных рот и взводов КНА


Оглавление книги


Генерация: 0.277. Запросов К БД/Cache: 3 / 1