Глав: 17 | Статей: 59
Оглавление
В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.

От вертикального охвата до заградотрядов

От вертикального охвата до заградотрядов

Силы специальных операций КНА – это межвидовой род войск КНА, предназначенный для ведения разведывательно-диверсионных и десантно-штурмовых действий в оперативном и тактическом (войсковом) тылу противника в интересах непосредственно Верховного главнокомандования, а также командований видов вооруженных сил и соединений (корпусов, дивизий) сухопутных войск. Уже в мирное время северокорейский спецназ участвует в разведывательно-диверсионных операциях против Южной Кореи – его мелкие подразделения забрасываются на территорию противника по морю (в том числе на малых и сверхмалых подводных лодках), воздуху и сухопутным путем (с использованием тайных туннелей, прорытых в демилитаризованной зоне).

Спектр боевых задач, возложенных на силы специальных операций КНА, включает:

а) захват или уничтожение военных объектов противника с ядерным и другими видами оружия массового поражения;

б) захват или уничтожение важных объектов военной и гражданской инфраструктуры противника (пунктов управления, узлов и линий связи, аэродромов, железнодорожных узлов, портов, электростанций, плотин, мостов, туннелей и т. д.);

в) проникновение в глубину обороны и тыл противника на 35 – 70 км от передовой с целью их дезорганизации;

г) вертикальный охват и удары во фланги противника с целью обеспечения развития наступления соединений и частей сухопутных войск;

д) ведение глубинной разведки в интересах корпусов и дивизий сухопутных войск;

е) развертывание на территории противника партизанских действий путем формирования под своим контролем партизанских отрядов из местных жителей;

ж) действия по охране своего тыла в качестве заслонов от проникновения разведывательно-диверсионных подразделений противника;

з) действия в качестве заградительных отрядов для предотвращения бегства и дезертирства вышедших из-под подчинения своему командованию военнослужащих КНА.

К созданию и развертыванию сил специального назначения северокорейское военное командование приступило в 1960-х гг., и уже в 1969 г. был развернут 7-й корпус войск специального назначения, в который вошли 14 легких пехотных бригад, и еще 8 таких же бригад развернули в составе общевойсковых корпусов передовых эшелонов. К 1988 г. в силах специального назначения КНА имелись восемь воздушно-десантных бригад – 30 тыс. человек, 4 разведывательные бригады – 16,8 тыс. человек, 3 амфибийно-десантные бригады (морской пехоты) – 9 тыс. человек и 44 отдельных легких пехотных батальона – 48,2 тыс. человек.

В настоящее время силы специальных операций КНА имеют двойное подчинение, находясь в ведении «бюро управления подготовкой легкой пехотой» (то есть собственно командования сил специальных операций) и разведывательного управления Генерального штаба (РУГШ). К 2010 г. при общей численности 88 тыс. человек они включали следующие соединения и части:

– 6 снайперских бригад (приданы сухопутным войскам);

– 2 морские снайперские бригады (приданы ВМФ);

– 2 воздушно-десантные снайперские бригады;

– 3 воздушно-десантные бригады;

– 12 (по другим данным – 9) легких пехотных бригад (входят в состав общевойсковых корпусов);

– 17 отдельных разведывательных батальонов;

– 8 отдельных батальонов специального назначения (непосредственно подчинены РУГШ);

– отдельный парашютно-десантный батальон специального назначения.

Кроме того, в общевойсковых соединениях КНА (корпусах и дивизиях) имеются отдельные легкие пехотные батальоны.

«Бюро управления подготовкой легкой пехоты» осуществляет общее административное руководство силами специальных операций и организует их боевую и тактико-специальную подготовку, а в военное время во взаимодействии с командованиями видов вооруженных сил отвечает за проведение аэромобильных, воздушно-десантных и амфибийных операций, в том числе координируя использование соединений и частей легкой пехоты, входящих в состав общевойсковых корпусов и дивизий. РУГШ же концентрирует свои управленческие усилия на проведении разведывательно-диверсионных операций в глубине территории противника и организации там партизанских действий, а также на управлении заранее заброшенным в Южную Корею агентурным аппаратом и его взаимодействии с войсковыми диверсионно-разведывательными группами.

Из шести снайперских бригад (аналоги бригад специального назначения Главного разведывательного управления Генерального штаба вооруженных сил СССР и России) четыре развернуты в передовых районах, прилегающих к демилитаризованной зоне в провинции Канвондо и на территории муниципалитета Кэсон. Одна из этих бригад (по некоторым сведениям, она носит поэтическое название «Пион») целиком укомплектована военнослужащими-женщинами. Снайперская бригада состоит из штабной роты, 10 снайперских батальонов, штурмовой роты, роты связи и подразделений обеспечения и тыла, а снайперский батальон – из штабного взвода, 5 снайперских рот, взвода связи и подразделений обеспечения.

От легких пехотных бригад, входящих в состав общевойсковых корпусов (организационная структура этих бригад показана в таблице 11), они отличаются тем, что первые обычно ведут боевые действия в тесном взаимодействии с танковыми, мотопехотными и пехотными соединениями и частями целиком или в звене «батальон-рота» (в том числе в обычном «пехотном» качестве), в то время как снайперские бригады применяются самостоятельно и «россыпью», в составе мелких разведывательно-диверсионных групп не больше взвода и отделения. И те и другие обладают ограниченной наличным парком вертолетов аэромобильностью.

Такая же разница – между воздушно-десантными (предназначенными для использования в тактических парашютных и вертолетных десантах) и воздушно-десантными снайперскими бригадами (используются в специальных операциях и действуют мелкими боевыми группами). Обе воздушно-десантные снайперские бригады расквартированы в провинциях Канвондо и Хванхэ-Пукто.

Морские снайперские бригады дислоцируются на побережье Желтого и Японского морей – по одной на каждый из северокорейских флотов (Западный и Восточный). Это северокорейская морская пехота, сочетающая выполнение присущих ей боевых задач (амфибийно-десантные действия) с функциями отрядов «классических» боевых пловцов. Морским снайперским бригадам приданы 102 десантных катера (включая катера на воздушной подушке) из состава ВМФ КНА.

Уже в мирное время они задействованы в акциях против Южной Кореи, скрытно высаживая свои диверсионно-разведывательные группы на ее побережье. Основное подразделение такой бригады – морской снайперский батальон численностью порядка 400 человек в составе штабной роты, пяти рот морских снайперов (часть из них – боевые пловцы с легководолазной подготовкой), взвода связи и подразделений обеспечения. В каждой бригаде может быть до 10 таких батальонов.

В военное время, кроме выполнения специальных боевых задач по уничтожению кораблей и судов противника, захвату и уничтожению его важных военно-морских и прочих береговых объектов, северокорейские «люди-лягушки» будут составлять, в зависимости от поставленных задач, как первый (десантно-штурмовой) эшелон морских десантных операций, так и, вместе с другими силами спецназа, костяк морского десанта. Как предполагают в американских и южнокорейских штабах, КНА способна высадить на западное и на восточное побережье Южной Кореи до 7 тыс. бойцов сил специального назначения, из них до 5 тыс. – одной волной на борту десантных кораблей и катеров ВМФ КНА.

Отдельные разведывательные батальоны предназначены для ведения глубинной разведки в тылу противника в прифронтовой полосе, попутно выполняя задачи по уничтожению обнаруженных там важных объектов. Батальоны специального назначения РУГШ «заточены» для выполнения особо важных «адресно-хирургических» боевых задач в оперативном и даже стратегическом тылу противника и развертывания на его территории партизанского движения с вовлечением в него местного населения (во взаимодействии с действующей там агентурой).

Идея развертывания на территории Южной Кореи партизанского движения не нова – она уже была с большим или меньшим успехом реализована во время войны 1950 – 1953 гг. Однако не слишком ясно, на какой контингент будущих партизан из местного населения вполне благополучной Южной Кореи может опереться военное командование тоталитарной и нищей Северной Кореи сегодня. Известно, что южнокорейские обыватели, наоборот, охотно помогают силам безопасности и армии своего государства отлавливать северокорейских разведчиков-диверсантов, периодически наведывающихся «в гости» к соседям.

Как бы то ни было, но в случае войны именно спецназовцы КНА должны, по мнению Пхеньяна, составить первоначальный профессиональный костяк партизанских отрядов в тылу противника. Сколотив такой отряд (численностью от взвода до полка), военнослужащие должны вернуться в пункт дислокации, а партизаны – продолжить самостоятельные боевые действия и диверсии против «американского империализма и его марионеток».

Оглавление книги


Генерация: 0.151. Запросов К БД/Cache: 3 / 1