Глав: 17 | Статей: 59
Оглавление
В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.

Шпионы из тайной комнаты

Шпионы из тайной комнаты

Координацию и жесткий контроль деятельности разведывательных управлений министерства охраны государственной безопасности и Генерального штаба КНА, отвечающих соответственно за внешнюю и военную агентурную разведку, осуществляет так называемое «бюро 35-й комнаты», или «бюро кабинета общей разведки» ЦК Трудовой партии Кореи. «35-я комната» возникла как строго секретная партийная структура, руководившая прокоммунистическим подпольем в Южной Корее.

Первое время она называлась «отделом связи» (поскольку действительно обеспечивала связь между руководством КНДР и этим подпольем) и была укомплектована выходцами с Юга. Однако Сеулу удалось подавить подпольно-партизанское движение на своей территории, а по мере роста благосостояния южнокорейцев у коммунистов там и вовсе исчезла сколько-либо значимая кадровая, тем более диверсионно-террористическая база. Поэтому на основе «отдела связи» и была создана партийная общеразведывательная служба – по сути, главный разведорган КНДР. «Бюро 35-й комнаты» можно в какой-то мере считать функциональным аналогом СД в нацистской Германии и существовавшего в 1947 – 1949 гг. Комитета информации при Совете министров СССР – советской межведомственной внешней разведки.

В сравнении с прежним «отделом связи» деятельность «35-й комнаты» не ограничивается «сеульскими марионетками американского империализма» и характеризуется глобальным размахом. В состав «бюро 35-й комнаты» входят управление связи (отвечает за ведение агентурно-разведывательной и разведывательно-диверсионной деятельности в отношении Южной Кореи, включая американские войска на ее территории, и Японии), а также исследовательское управление внешней разведки, занимающееся сбором развединформации по всему миру. Исследовательское управление включает отделы Южной Кореи, Японии, США, Юго-Восточной Азии, международный (охватывает остальные регионы земного шара, включая Россию и Китай), оперативно-технический и общий.

Во взаимодействии с «бюро 35-й комнаты» работают «отдел Единого фронта» ЦК ТПК (функции – пропагандистское радиовещание на Южную Корею с помощью радиостанции «Голос спасения родины» в Кэсоне, заброска на аэростатах через военно-демаркационную линию пропагандистских печатных материалов и т. д.) и еще несколько «противоюжнокорейских» партийных структур, штаб-квартиры которых занимают отдельный комплекс зданий рядом с пхеньянским парком Моранбон. Поэтому все данные отделы, вместе взятые, именуют «третьим строением».

В сфере особого внимания северокорейской внешней разведки всех указанных ведомств находится похищение и нелегальное приобретение военных технологий, в первую очередь связанных с производством оружия массового поражения, добывание образцов зарубежного вооружения и боевой техники и вербовка ученых и специалистов в области таких технологий (включая российских). И нужно признать, что некоторые успехи у северокорейцев здесь налицо.

Не брезгует северокорейская разведка терактами (так, ее агентами в 1987 г. был взорван южнокорейский пассажирский авиалайнер, упавший в море у берегов Бирмы) и похищениями людей – в частности, японцев (в чем как-то нагло признался сам Ким Чен Ир). Такие похищения обычно происходят, когда ничего не подозревающие люди прогуливаются по морскому берегу, любуясь красотами океана. Боевые пловцы сил специальных операций КНА, похищающие людей, доставляют их на разведывательные корабли, замаскированные под обычные рыболовные суда, идущие под чужим флагом и даже с указанием фиктивного порта приписки на борту. При переоборудовании в разведывательные корабли такие суда переоснащаются гораздо более мощной, нежели у настоящих рыбаков, дизельной энергетической установкой, позволяющей им развивать в критической ситуации скорость порядка 30 узлов. Для высадки спецназовцев на берег с таких судов и их эвакуации с «трофеями» используются быстроходные полупогружные диверсионные катера (а при выполнении задач без захвата «языков» – подводные транспортировщики боевых пловцов).

Важным агентурным ресурсом спецслужб КНДР является контролируемая ими организация корейской диаспоры в Японии – «Всеобщая ассоциация корейцев Японии», она же «Ассоциация корейских граждан в Японии» («Заиничи Чосендзин Соренгокаи», именуемая по-японски также как «Чосен Сорен», а по-корейски – как «Чонгрьон»), основанная в 1955 г. Ныне в ней насчитывается около 200 тыс. членов (всего в Японии проживает порядка 600 тыс. корейцев). Штаб-квартира организации (в северокорейских источниках официально именуемая «центральным комитетом») расположена в Токио, она располагает представительствами в префектурах, 80 пропагандистскими офисами и 23 предприятиями бизнеса. Ежегодно бизнесмены из числа этнических корейцев, связанных обязательствами перед «Чосен Сорен», обеспечивают приток твердой валюты в КНДР в сотни миллионов долларов. Именно через «Чосен Сорен» КНДР получает значительную часть разведывательной информации, касающейся военных и двойных технологий.

О позиции «Чосен Сорен» в отношении «двух Корей» свидетельствует, например, такое письмо, однажды направленное от имени ЦК ассоциации Ким Ир Сену: «Если американские империалисты осмелятся развязать новую агрессивную войну, то соотечественники в Японии будут мужественно бороться за разгром врага единой волей и единой мыслью вместе с народом на Родине и офицерами и солдатами Народной армии и не прекратят борьбы до тех пор, пока не добьются объединения Родины и пока 40-миллионный корейский народ не заживет счастливой жизнью в Ваших объятиях, уважаемый и любимый вождь. Наряду с борьбой во имя объединения Родины мы будем продолжать усиленную борьбу в защиту демократических национальных прав соотечественников в Японии. Мы будем активно бороться против происков внутренней и внешней реакции навязать «подданство» марионеточной «Корейской республики» (то есть Южной Кореи. – Авт.), за сохранение прав граждан КНДР, за права на национальное обучение и репатриацию, за свободу поездок на Родину, за предпринимательские права торговцев и промышленников и другие демократические национальные права». Правда, число членов «Чосен Сорен» снижается, и отнюдь не за счет репатриации в КНДР, а по причине того, что все меньше корейцев в Японии хотят иметь дело с социализмом по-пхеньянски и тем более с его разведкой.

Подпольным ответвлением «Чосен Сорен» и своеобразным филиалом ТПК в Японии является нелегальная организация «Гакусю-гуми», в рядах которой состоит примерно 5 тыс. человек. Это – ядро северокорейской «пятой колонны» в Японии. Именно опираясь на «Гакусю-гуми», северокорейские спецслужбы забрасывают свою агентуру в Южную Корею непосредственно из Японии. Есть основания полагать, что торговые суда Северной Кореи, выполняющие секретные задачи, поставленные непосредственно высшим партийно-государственным руководством КНДР, задействованы и в обеспечении взаимодействия с «Гакусю-гуми».

Оглавление книги


Генерация: 0.219. Запросов К БД/Cache: 0 / 0