Глав: 4 | Статей: 8
Оглавление
Этот сверхтяжелый танк должен был стать «чудо-оружием», способным переломить ход войны и вернуть Пенцеваффе утраченное превосходство на поле боя. Этот чудовищный 180-тонный монстр с 200-мм броней и двумя орудиями, то ли для конспирации, то ли в припадке сумрачного германского юмора названный «Маусом» (Maus — «мышь»), поставил в гонке вооружений жирную точку, доведя до абсурда маниакальную страсть руководства Третьего Рейха к созданию все более тяжелых танков. Чуда не произошло — серийный выпуск этих колоссов был уже не по зубам немецкой промышленности. Но даже появись «маусы» в сколько-нибудь заметных количествах, вряд ли они смогли бы переломить ход боевых действий — эти огромные и крайне малоподвижные танки скорее всего стали бы легкой добычей советской и англо-американской авиации.

Менее известно, что легендарный «Маус» не был исключением — «сухопутные дредноуты» пытались создать не только в гитлеровской Германии, но и в других странах, в том числе и в СССР. Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники исследует эту тупиковую ветвь танкостроения, анализируя самые феноменальные, парадоксальные и просто безумные проекты, среди которых «Маус» был далеко не худшим.
Михаил Барятинскийi

Первые шаги

Первые шаги

Создание сверхтяжелых танков в Германии обычно связывается с личностью Гитлера, а точнее — с его стремлением заполучить некое чудо-оружие, превратившемся со временем в навязчивую идею. Это не совсем верно. То есть, в части навязчивой идеи все правильно, а вот в остальном — не совсем. Дело в том, что «процесс пошел» в то время, когда будущий фюрер только-только примерил ефрейторские погоны.

Как известно, проектирование танков в Германии началось в ноябре 1916 года, спустя два месяца после боевого дебюта британских танков на Сомме. В отличие от англичан и французов, возлагавших на новый род оружия большие надежды, немцы относились к танкам весьма скептически. Так, например, генерал-фельдмаршал Гинденбург, осмотревший в марте 1918 года первые 10 машин A7V, сказал: «Вероятно, они не принесут большой пользы, но так как они уже сделаны, то мы попробуем их применить». Так что не стоит удивляться, что из 100 заказанных машин германская промышленность изготовила лишь 22 танка A7V. Тем более необъяснимым выглядит тот факт, что именно в это время в Германии приступили к проектированию сверхтяжелых боевых машин. Очевидно, 30-тонного A7V немецким генералам было недостаточно.

Уже в конце марта 1917 года в германской Ставке главного командования разработали техтребования на «сверхтанк» массой до 150 т, получивший название К-Wagen (Kolossal-Wagen или просто Kolossal). Проект был утвержден 28 июня 1917 года. Предполагалось защитить танк 30-мм броней и вооружить двумя или четырьмя пушками калибра 50 — 77 мм, четырьмя пулеметами и двумя огнеметами. Экипаж должен был состоять из 18 человек. Скорости движения в 7,5 км/ч планировалось достичь за счет использования двух двигателей мощностью 200 — 300 л.с. каждый. Для перевозки по железной дороге K-Wagen мог разбираться на 15–20 частей.

Компоновочную схему танка Kolossal немцы позаимствовали у англичан: гусеницы охватывали корпус, а вооружение — четыре пушки и пулеметы — устанавливалось в широких спонсонах и в бортовых амбразурах. Однако взаимное расположение отделений было иным: отделения управления и боевое находились впереди, моторно-трансмиссионное — сзади. При этом моторно-трансмиссионное отделение и боевое без спонсонов занимали примерно равный объем корпуса. В отделении управления размещались два водителя. На крыше танка в передней части монтировалась цилиндрическая рубка управления со смотровыми щелями по периметру и люком в крыше. Рубка предназначалась для командира танка и артиллерийского офицера.

Корпус танка собирался из катаных бронелистов, крепившихся к каркасу заклепками и болтами. Спонсоны выполнялись съемными и имели сложную в плане форму. В передней и задней стенках спонсона имелись орудийные амбразуры, в которых размещались 77-мм капонирные пушки на тумбовых установках. В передней стенке каждого спонсона располагалась установка пулемета MG 08. Такие же пулеметные установки имелись в узкой кормовой части спонсона, в бортах и лобовом листе отделения управления. Огонь из кормовых пулеметов должны были вести механики, основной обязанностью которых являлось наблюдение за состоянием двигателя и трансмиссии. Установка вооружения позволяла вести круговой обстрел — в любом направлении танк мог сосредоточить огонь примерно равной плотности. На крышах спонсонов имелись вентиляционные решетки.

Уже на стадии проектирования стало ясно, что нужно искать более мощные двигатели. Конструкторы остановили свой выбор на моторах «Даймлер» мощностью 650 л.с. Выхлопные трубы с глушителями и горловины радиаторов выводились на крышу в задней части корпуса. Запас бензина составлял 3 тыс. литров. Оригинальностью конструкции отличалась ходовая часть: катки с ребордами по типу железнодорожных крепились не к корпусу танка, а к тракам гусениц. Корпус по бокам был охвачен рельсовыми направляющими, по которым и «обкатывались» гусеницы. Ведущее колесо располагалось сзади.



Сверхтяжелый танк Kolossal-Wagen. Рисунок С.Ромадина

Экипаж у танка Kolossal оказался рекордным для Первой мировой войны — 22 человека.

Рассматривая конструкцию «к-вагенов» довольно трудно представить себе как германское командование предполагало применять эти колоссы. Очевидно немцы верили в возможность прорыва фронта с помощью своего рода подвижных крепостей. Что ж, они были не одиноки — подобные идеи возникали в те годы во всех воюющих странах. Однако, всерьез к ее реализации приступили только немцы.

Впрочем, уже 18 октября 1917 года Опытное отделение Инспекции автомобильных войск пришло к выводу, что такой танк пригоден только для позиционной войны, так как он представлял собой своего рода «подвижный форт». Тем не менее в апреле 1918 года на заводах «Рибе» в пригороде Берлина Вайсензее и «Вагонфабрик Вегман» в Касселе приступили к изготовлению 10 танков. К концу войны на «Рибе» практически закончили сборку одного танка, для второго были готовы бронекорпус, основные агрегаты и узлы, за исключением двигателей. После поражения Германии в соответствии с Версальским договором все это было разобрано и пошло на переплавку.

Так закончился первый немецкий подход к созданию сверхтанка. «Взять вес» не удалось.

Бытует мнение, что и в Первую и во Вторую мировые войны немецкие сверхтяжелые танки выступали в роли своего рода соломинки, за которую хватается утопающий. Относительно «К-вагена» это в общем верно, а вот относительно сверхтанков Второй мировой — не совсем. Дело в том, что проектирование таких машин началось в начале 1942 года, то есть тогда когда до краха Третьего рейха было еще очень далеко.

Оглавление книги


Генерация: 0.086. Запросов К БД/Cache: 0 / 0