Глав: 4 | Статей: 8
Оглавление
Этот сверхтяжелый танк должен был стать «чудо-оружием», способным переломить ход войны и вернуть Пенцеваффе утраченное превосходство на поле боя. Этот чудовищный 180-тонный монстр с 200-мм броней и двумя орудиями, то ли для конспирации, то ли в припадке сумрачного германского юмора названный «Маусом» (Maus — «мышь»), поставил в гонке вооружений жирную точку, доведя до абсурда маниакальную страсть руководства Третьего Рейха к созданию все более тяжелых танков. Чуда не произошло — серийный выпуск этих колоссов был уже не по зубам немецкой промышленности. Но даже появись «маусы» в сколько-нибудь заметных количествах, вряд ли они смогли бы переломить ход боевых действий — эти огромные и крайне малоподвижные танки скорее всего стали бы легкой добычей советской и англо-американской авиации.

Менее известно, что легендарный «Маус» не был исключением — «сухопутные дредноуты» пытались создать не только в гитлеровской Германии, но и в других странах, в том числе и в СССР. Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники исследует эту тупиковую ветвь танкостроения, анализируя самые феноменальные, парадоксальные и просто безумные проекты, среди которых «Маус» был далеко не худшим.
Михаил Барятинскийi

ОЦЕНКА МАШИНЫ

ОЦЕНКА МАШИНЫ

Итак, в свете изложенного выше, можно утверждать, что «Маус» являлся и является по сей день единственным в мире реально изготовленным сверхтяжелым танком. Однако, недостаточно просто разработать и выполнить в металле самый большой танк в мире, необходимо, чтобы он при этом представлял собой полноценную боевую единицу. Понять же насколько боеспособен тот или иной танк, можно проанализировав три основных оценочных параметра — вооружение, защищенность и подвижность.

Что касается вооружения, то у «Мауса» оно было весьма мощным — две пушки и пулемет, а по проекту предусматривался еще и огнемет с дистанционным управлением. Впрочем, проектные варианты мы рассматривать не будем.

Главным вооружением танка была 128-мм пушка. Это было страшное оружие, более известное, правда, по тяжелой самоходке «Ягдтигр». Весной 1945 года эти тяжелые САУ стали «головной болью» для советских и американских танкистов. Они умудрялись поражать цели на дальностях до 2500 м! Ни один танк антигитлеровской коалиции не мог противостоять бронебойному снаряду этой пушки. Нет никакого сомнения, что в случае боевого применения «маусов» результат был бы тем же.

Едва ли не единственным недостатком этого орудия было раздельно-гильзовое заряжание. Максимум, чего удалось добиться немецким конструкторам — довести скорострельность до 3 выстр./мин за счет введения в экипаж второго заряжающего.



Красноармейцы осматривают взорванный танк «Маус» 205/2. Июнь 1945 года. На переднем плане — кусок гигантской гусеницы этого танка


С помощью шести трофейных полугусеничных тягачей башня танка 2 0 5 /2 была снята с разбитого корпуса и опрокинута на клетку из досок

Если с главным вооружением «Мауса» все более или менее ясно, то вспомогательное вызывает много вопросов. Его состав, признаться, удивляет — 75-мм пушка и 7,92-мм пулемет. Зачем «Маусу» вторая пушка? Ответ, вроде бы, напрашивается сам собой — для поражения второстепенных целей недостойных «внимания» 128-мм пушки. Но каких? Скорее всего, легкой бронетехники, автомобилей, пехоты. Но для этих целей значительно эффективней было бы вооружить «Маус» 20-мм автоматической пушкой. Для борьбы с пехотой хватило бы и пулемета, а лучше двух. И вообще, размещение вооружения у такой тяжелой и малоподвижной машины как «Маус» только в передней части башни, вряд ли было хорошим решением. Отсутствие бортового и кормового вооружения у других танков компенсировалось скоростью вращения башни и маневренными характеристиками. Ни тем, ни другим «Маус» похвастать не мог. Даже на максимальной скорости его башня делала полный оборот за 45 с, соответственно поворот на 180°- за 22,5 с. Напомним — башня Т-34-85, например, делала полный оборот за 18 с! Так что кормовой пулемет, признанный достаточно бесполезным на советских тяжелых танках, «Маусу» был просто необходим. Впрочем, без него можно было обойтись при наличии двух пулеметов на турельных установках башенных люков, пригодных как для самообороны, так и для ведения огня по воздушным целям.

Так что, с одной стороны, желание разработчиков вооружить сверхтяжелый танк как можно мощнее вполне понятно, с другой стороны набор этого вооружения никак нельзя признать рациональным.



Сравнительные размеры танков Maus и ИС-3

С бронезащитой, на первый взгляд, все обстоит куда лучше. «Маус», без сомнения, был самым толстобронным танком Второй мировой войны. Очень сложно найти артиллерийское орудие способное пробить его броню. Из советских артсистем наибольшие шансы были лишь у 100-мм пушек БС-3 и Д-1 °C. Бронебойным снарядом БР-412Б с баллистическим наконечником эти орудия с дистанции 500 м пробивали 162-мм броню, а значит, могли поразить «Маус» в борт. Немногим могли похвастать и наши западные союзники. По сути, англичане и американцы тоже имели в своем распоряжении по одной артсистеме, способной бороться с «Маусом». Речь идет о британской 17-фунтовой пушке и американской 90-мм. Первая могла пробить бортовую броню немецкого сверхтанка с дистанции 500 м обычным бронебойным снарядом. При использовании же подкалиберного снаряда, покидавшего ствол пушки с начальной скоростью 1200 м/с, появлялись шансы даже для пробития с такой дистанции лобовой брони. Что же касается брони бортовой, то подкалиберным снарядом 17-фунтовка могла пробить ее с дистанции больше километра. Подкалиберным снарядом с 500 м уверенно поражала «Мауса» в борт и американская 90-мм пушка.

Наиболее же эффективным средством борьбы с «Маусом» были немецкие же противотанковые пушки калибром 88 и 128 мм. Обе артсистемы надежно обеспечивали пробитие брони «Мауса» с любого ракурса, начиная с дальности 1500 м. Однако, вероятность встречи с ними на поле боя, по понятным причинам, была крайне мала, что, по видимому, и заставило конструкторов фирмы Porsche ограничиться 200-мм броней.

Что же получается в итоге? Стремясь обеспечить своему сверхтяжелому танку сверхнадежную защиту, немцы ничего, по сути, не добились. Создать абсолютно неуязвимый танк все равно не удалось. Арсенал средств борьбы с «Маусом» все равно был достаточным — от авиации до банального фаустпатрона. В угоду идее равнопрочного бронирования немцы принесли в жертву одно из важнейших качеств танка — подвижность.



Собранный из двух частей сверхтяжелый танк «Маус» на специальной железнодорожной платформе

С вооружением дело обстоит несколько сложнее. Оно вовсе не было слабым, как это считали советские специалисты тех лет. Нельзя мощь вооружения оценивать только с точки зрения соответствия его боевой массе. Так можно дойти до абсурда. Если «Маус» втрое тяжелее «Королевского тигра», например, так что же и калибр его пушки должен быть втрое больше? Немцы вооружили свой танк самой мощной танковой (противотанковой) пушкой Второй мировой войны, способной уничтожить любой танк того времени на дистанции

2,5 км. Ничего более мощного просто не было ни у них, ни у кого-либо другого. Ну не вооружать же в самом деле танк 150- или 170-мм пушкой, или пуще того — каким-нибудь 280-мм морским орудием! Танк должен оставаться танком.

Впрочем, «Маусу» лишившемуся или почти лишившемуся одной из важнейших составляющих, делающих танк танком, это было довольно трудно. Желание добиться равнопрочного бронирования привело к непомерному росту массы танка, а невозможность оснащения его соответствующей силовой установкой серьезно ограничило подвижность. Удельная мощность «Мауса» оказалась на уровне французских боевых машин начального периода Второй мировой войны. Меньше имели только британские пехотные танки. Что же касается удельного давления, то хуже не было ни у кого. Плохо обстояло дело и с отношением L/В — длины опорной поверхности к ширине колеи. У немецких танков оно было традиционно небольшим, что всегда обеспечивало им неплохую маневренность. Например, у «Королевского тигра» оно составляло 1,16 (для сравнения, у ИС-2 — 1,78), что позволяло 70-тонной боевой машине разворачиваться буквально на «пятачке». У «Мауса» отношение L/В = 2,5, что было чудовищно много. Из танков-участников Второй мировой войны большим оно было только у советского Т-35 — 3,03!



«Маус» на платформе перед отправкой в СССР (фото сверху и внизу). В лобовой броне корпуса хорошо видны вмятины от снарядов, что позволяет утверждать, что немцы проводили испытания первого прототипа обстрелом. Возможно, впрочем, что это следы от советских снарядов. Обращает на себя внимание массивная литая крышка люка для загрузки боеприпасов в кормовом листе башни. Хорошо различимы шиповые соединения кормового и бортовых листов и штифты



Трофейный танк «Маус» на НИБТПолигоне в Кубинке. 1946 год


Танк «Маус» на Базе хранения образцов бронетанковой техники в Кубинке. 1960-е годы

Закономерен вопрос: насколько эти весьма и весьма скромные характеристики соотносятся с оптимистичными данными испытаний в Бёблингене? Очень даже хорошо соотносятся — в общем-то тепличных условиях заводского полигона почти за полгода испытаний первый прототип «Мауса» едва прошел 100 км. Не случайно в документах пробег порой указывался в метрах, а не в километрах. Движение, в основном, осуществлялось по дорогам с твердым покрытием или по твердому грунту. Единственная попытка попробовать танк в движении по раскисшему весеннему грунту закончилась плачевно — «Маус» увяз, чуть ли не по крышу корпуса. Его пришлось буквально откапывать и только затем вытаскивать из грязи. Спасательная операция длилась несколько дней. Так что, можно констатировать, что «Маус» относительно свободно, хоть и с очень небольшой скоростью, мог передвигаться по дорогам с твердым покрытием, каменистому или схваченному морозом грунту. Движение же по относительно мягкому грунту, если и не приводило к застреванию гиганта, то быстро обеспечивало перегрузку и отказ трансмиссии.



Сравнительные размеры танков Maus и ИС-4

В связи с этим бесполезной роскошью выглядит оборудование для подводного вождения. С одной стороны, его необходимость очевидна, иного способа преодолеть водную преграду у «Мауса» просто не было, за исключением переправы на каком-нибудь пароме большой грузоподъемности. С другой, для «Мауса» нужно было либо специально готовить дно в месте переправы, либо искать места с твердым грунтом. В любом другом случае танк просто завяз бы в иле на дне реки. В результате всех стараний немцы получили хорошо вооруженный и бронированный, но крайне малоподвижный (если понятие «подвижность» тут вообще применимо) танк. Как следствие изменились и взгляды на его возможное боевое применение. В 1942 году сверхтяжелая машина виделась германскому руководству исключительно как танк прорыва, некий аналог «К-вагена», но на новом уровне. К 1944 году иначе чем чисто оборонительная машина, своего рода передвижной дот в системе укрепленных районов, этот танк не воспринимался.



100-мм противотанковая пушка БС-З обр. 1944 г. До мая 1945 года было изготовлено свыше 600 таких орудий, большая часть из которых успела поступить в войска


Самоходная установка СУ-100. В 1944 году заводские цеха покинули 50 °CАУ этого типа, а до окончания войны — еще более тысячи

Трудно сказать, во что бы все это вылилось, если бы немцы не прекратили работы по сверхтяжелым танкам. Установив на первый прототип башню, они к осени 1944 года имели бы два боеготовых «Мауса», к весне 1945 года — шесть — семь машин. К этому времени подоспела бы и пара Е-100.

Можно предположить, что опробовать новые танки в бою немцы попытались бы уже зимой 1944 — 1945 годов. Нетерпение Гитлера в подобных случаях известно. Достаточно вспомнить боевой дебют «тигров» под Ленинградом в 1942 году. Нечто подобное произошло бы, скажем, в январе 1945 года где-нибудь в Польше.

Как известно 12 января 1945 года в 12.30 передовые отряды корпусов 3-й гвардейской танковой армии начали движение в прорыв с Сандомирского плацдарма и спустя 1,5–2 часа обогнали пехоту. К 18.00 13 января 51-я гвардейская танковая бригада — передовой отряд 6-го гвардейского танкового корпуса — вышла к реке Нида в районе Собкува, переправила по льду батальон автоматчиков и захватила плацдарм на западном берегу. К исходу дня плацдарм был расширен в южном направлении. Приданные передовому отряду две саперные роты приступили к наводке моста.





Главные силы 6-го гвардейского танкового корпуса, двигаясь следом за передовым отрядом были вынуждены неоднократно разворачиваться в боевой порядок и вступать в бой с противником. В районе между Хмельником и Влошовице колонна главных сил корпуса была атакована танками 17-й немецкой танковой дивизии. В боевых порядках этой дивизии двигалась «боевая группа особого назначения» (Sonderkampfgruppe) в составе двух сверхтяжелых танков «Маус» и шести «пантер». Перед ними была поставлена задача возглавить контрудар 24-го танкового корпуса и отбросить советские войска. Правда, сверхтяжелые танки могли двигаться только по дорогам и узким дамбам. Еще затемно танк 205/2, пытаясь объехать поврежденное штурмовое орудие, съехал одной гусеницей с дороги и безнадежно завяз в болотистом грунте. Танк 205/1 утром 14 января столкнулся с разведкой 53-й гвардейской танковой бригады и быстро расстрелял две «тридцатьчетверки». Вслед за этим под удар немецкой «особой группы» попали и основные силы бригады. Собственно сам удар наносили «пантеры» и поддерживавшие их Pz.IV 17-й танковой дивизии. «Маус» же медленно передвигаясь по дороге «отстреливал» русские танки с большой дистанции, находясь вне пределов их действенного огня. Ситуация складывалась критическая — под угрозой срыва был весь график наступления 6-го гвардейского танкового корпуса.

Решением командира корпуса генерала В.А.Митрофанова навстречу противнику был выдвинут 57-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк. Тяжелым ИСам удалось несколько потеснить немецкие средние танки, но огневая дуэль с тяжелым немецким танком неизвестного типа оказалась безрезультатной. Более того четыре ИС-2 были подбиты. Тем временем немецкие боевые порядки были накрыты залпами корпусного артполка. Частокол разрывов 152-мм снарядов заставил противника начать отход. Тем более, что фланг 17-й танковой дивизии начали охватывать подразделения 52-й гвардейской танковой бригады.



Сравнительные размеры танка Maus и самоходного орудия СУ-100

Начал пятиться и «Маус», стремясь выйти из-под удара тяжелой артиллерии и укрыться за рощицей, клином выходившей к самой дороге. Но именно там, за этим клином, на опушке, уже заняли позицию два орудия 199-й легкой артбригады. Артиллеристы и пехотинцы на руках протащили тяжелые 100-мм пушки через рощицу и теперь ждали своего часа. До дороги было совсем недалеко — каких-то 300 м и медленно двигавшийся по ней огромный вражеский танк представлял собой отличную мишень. Развернутая в противоположную сторону башня — «Маус» продолжал выцеливать советские танки — не позволила немецким танкистам вовремя обнаружить опасность. Они поняли свою ошибку слишком поздно, получив два попадания в правый борт. Оба 100-мм снаряда пробили броню, но «Маус» все еще продолжал медленно ползти вперед. Расчеты противотанковых пушек, ни на секунду не останавливаясь, всаживали в немецкий танк снаряд за снарядом. Над крышей танка перед башней полыхнуло пламя, и повалил черный дым. Брызнул осколками разбитый ленивец, правая гусеница змеей поползла в кювет. Танк встал, как-то наискосок, перегородив дорогу, упершись поникшим стволом пушки в грязно-серый снег. «Сотки» перенесли огонь на выползавшие из-за рощицы «пантеры».



Главным носителем 17-фунтовой пушки в британской армии был танк Sherman Firefly

Вот так, собственно, они бы и воевали. Причем вне зависимости от количества задействованных в бою танков результат был бы тем же. С большими или меньшими усилиями, как на Восточном фронте, так и на Западном. Маневренный танковый бой «маусы» вести были не в состоянии, ни самостоятельно, ни совместно с танками других типов.

Что характерно в описанном гипотетическом эпизоде? Да то, что «Маус» оказался очень уязвимой машиной, причем, уязвимой во всех отношениях, в том числе и с точки зрения энерговооруженности. Ведь один танк остановился, не дойдя до поля боя не из-за поломки, а просто потому, что завяз. Мощности двигателя не хватило, чтобы выбраться самому, а вытащить 180-тонную махину было просто нечем.

Второй танк использовался в бою скорее как тяжелая САУ, поддерживая огнем атаку средних танков. Однако маневрировать «Маус» не мог, был фактически привязан к дороге, что его и погубило. Появление на поле боя 100-мм пушек БС-3 не вымысел. 199-я легкая артиллерийская бригада (два полка 76-мм пушек ЗИС-З и один полк 100-мм БС-3) реально входила в состав 3-й гвардейской танковой армии. Две батареи этих орудий двигались в колонне 53-й гвардейской танковой бригады, одна батарея была придана передовому отряду корпуса. «Сотки» отличились и 12, и 13 января, да и в последующие дни «…стреляя на дистанции свыше 1000 м, поражали самоходные 75-мм орудия и танки Т-4, сами находились вне досягаемости прямого выстрела бронеединиц противника». Можно себе представить какой восторг это вызывало у пехотинцев, натерпевшихся за войну от этих самых «бронеединиц»!

В ходе контрудара 17-й немецкой танковой дивизии ее головные части вклинились в боевые порядки 6-го гвардейского танкового корпуса и даже смешались с ними. Так что нет ничего удивительного в том, что два орудия заняли позицию как бы в тылу у немцев. Нет ничего удивительного и в том, что экипаж «Мауса» не обнаружил наши орудия. Противотанковые пушки вообще трудно обнаружить, а при почти полном отсутствии на «Маусе» приборов наблюдения сделать это было просто невозможно. Поразительно, но факт — число приборов наблюдения на немецких танках в ходе войны постоянно уменьшалось. На «Маусе», например, их было меньше чем на «Королевском тигре», что с учетом размеров сверхтяжелого танка просто необъяснимо.

Ну а что бы произошло, окажись на пути «Мауса» не 100-мм, а 76-мм пушки. С 300 м они бы, конечно, не пробили бортовую броню, вряд ли им оказался бы «по зубам» и 105-мм фальшборт, а вот разбить гусеницу или повредить ходовую часть смогли бы.

Чего уж говорить о случайно попадании 122- или 152-мм снаряда корпусной артиллерии, или неслучайного, пущенного из какой-нибудь ИСУ. 200-мм броню он может быть и не пробил бы, но даже простое попадание снаряда такого калибра (в том числе и осколочно-фугасного) в башню «Мауса» вызвало бы у членов его экипажа ушиб головного мозга, именуемый контузией, что неизбежно повлекло бы за собой временную потерю трудоспособности. Тут, кстати, необходимо отметить еще один факт. Выше уже шла речь о химическом составе брони «Мауса» и отмечалось, что легирующие элементы молибден и никель заменялись другими элементами — хромом, марганцем и кремнием. А это приводило к ухудшению качества брони. Вот что говорилось по этому поводу о качестве брони «Королевского тигра» после испытаний его обстрелом осенью 1944 года на полигоне в Кубинке:

«Качество брони танка «Тигр-Б» по сравнению с качеством брони танков «Тигр-Н», «Пантера» и СУ «Фердинанд» резко ухудшилось. В броне танка «Тигр-Б» от первых одиночных попаданий образуются трещины и отколы. От группы снарядных попаданий (3–4 снарядов) в броне образуются отколы и проломы большой величины.

Для всех узлов корпуса и башни танка характерным является слабость сварных швов. Несмотря на тщательное выполнение, швы при обстреле ведут себя значительно хуже, чем это имело место в аналогичных конструкциях танков «Тигр-Н», «Пантера» и СУ «Фердинанд».

В броне лобовых листов танка толщиной от 100 до 190 мм, при попадании в них 3–4 бронебойных или осколочно-фугасных снарядов калибра 152, 122 и 100 мм с дистанции 500 — 1000 м образуются трещины, отколы и разрушения сварных швов, влекущие за собой нарушение работы трансмиссии и выход танка из строя.

Бронебойные снаряды пушек БС-3 (100 мм) и А-19 (122 мм) производят сквозное пробитие при попадании в кромки или стыки лобовых листов корпуса танка «Тигр-Б» на дистанциях 500 — 600 м. Бронебойные снаряды пушек БС-3 (100 мм) и А-19 (122 мм) производят сквозное пробитие в лобовом листе башни танка «Тигр-Б» на дистанциях 1000–1500 мм».



Лобовая часть корпуса танка «Королевский тигр» после испытаний обстрелом. Пробоина 32 сделана 122-мм остроголовым бронебойным снарядом с дистанции 1500 м!


Американский истребитель танков М36, вооруженный 90-мм пушкой


Комиксы на тему «Маус» в бою», напечатанные в американском журнале Military Modeller (№ 12, 1991). Перевод здесь излишен, все и так понятно. С реальностью они имеют мало общего: один «Маус» спешит в Берлин на помощь его защитникам, другой — обороняет штаб-квартиру ОКН в Цоссене. В итоге первый был подорван экипажем, другой — захвачен русскими



Что же получается. Исходя из табличных значений пушка А-19 (или Д-25) 200-мм броню «Мауса» не пробивает даже с 500 м, а на деле с 1000 м пробивает 190-мм лобовую броню «Королевского тигра»! А ведь броня «Мауса» была не лучше по качеству!

Впрочем, мощное бронирование мало что решало, в условиях, когда любая поломка в бою могла оказаться фатальной. Эвакуировать сверхтяжелый танк с поля боя было практически невозможно. Ну а если подрыв на мине и порвана гусеница? А ее ведь вручную без специальных механизмов не натянешь, она ведь 14 т весит! Любое внешнее повреждение ходовой части превращалось для «Мауса» в неразрешимую проблему. Ремонтопригодность этого танка, точнее ее отсутствие, било все рекорды среди боевых машин Панцерваффе.

Говорить о боеспособности «Мауса» можно лишь формально. Стрелять мог, защиту экипажу обеспечивал, маломальскую подвижность имел. Формально — боеспособный, а вот фактически? Получается, что самый толстобронный танк Второй мировой войны оказывается и самым бесполезным. Если исходить из его массы, то ее хватило бы на трех «тигров», с которыми две пушки БС-3 могли и не справиться. Да и во всех других отношениях от трех «тигров» в том бою было бы гораздо больше толку, чем от «Мауса».



«Маус» в бою. Еще один фантастический рисунок на тему мифического боевого применения немецкого сверхтяжелого танка

Сам собой возникает вопрос — зачем же он был вообще нужен этот сверхтяжелый танк? Вопрос, конечно, интересный, тем более, что военные были против этой машины. Тут самое время вспомнить об уже упоминавшемся личностном факторе. Идеей создания гигантского танка, своего рода бронированного чудо-оружия, был увлечен Гитлер. Фюрер Третьего рейха вообще отдавал дань различным бредовым техническим идеям. Сказывался недостаточный для руководителя страны образовательный уровень. Не могло им похвастать и его ближайшее окружение. Выше среднего образования никто из них не поднялся, а Гитлер вообще не смог сдать выпускные экзамены в средней школе. Только необразованный человек мог дать отмашку созданию подобного бронированного монстра. То, что Порше тут же «взял под козырек» тоже неудивительно — он вообще был конъюнктурщиком. Впрочем, язык не повернется его за это ругать — не был бы конъюнктурщиком, не дожил бы до старости. С другой стороны, не мог же он не понимать, что занимается совершенно бесперспективным делом. Возможно, как инженеру ему было интересно, что из этого получится. А ведь могло получиться. Вполне можно было создать танк, соответствовавший техзаданию на сверхтяжелый, с таким же уровнем защищенности, аналогичной огневой мощью и вполне приемлемой подвижностью. Для этого было необходимо отказаться от равнопрочной конструкции корпуса и башни и вернуться к нормальной схеме дифференцированного бронирования.



Наш ответ «Маусу» — советский тяжелый танк ИС-7. 1948 год


Сравнительные размеры танков Maus и ИС-7


Реальной альтернативой «Маусу» мог бы стать и американский тяжелый танк Т29, вооруженный 105-мм пушкой. Эта машина была создана в 1945 году

И такой танк был создан, правда, не в Германии и на три года позже, хотя путь к нему начался уже в 1944 году. Речь идет о своего рода антиподе «Мауса» советском тяжелом танке ИС-7. Окончательный облик этой машины сложился в 1948 году, когда были изготовлены четыре опытных экземпляра.

При массе в 68 т ИС-7 был вооружен 130-мм пушкой с длиной ствола в 54 калибра. Бронебойный снаряд покидал ее ствол с начальной скоростью 900 м/с. Высокая скорострельность (6–8 выстр/ мин) при раздельно-гильзовом заряжании обеспечивалась наличием механизма заряжания и наличием в составе экипажа двух заряжающих. Очень мощным было вспомогательное вооружение, включавшее восемь пулеметов, из них два — КПВ калибра 14,5 мм. Один КПВ и два пулемета РП-46 калибра 7,62 мм были спарены с пушкой. Еще два РП-46 находились на надгусеничных полках, два других, повернутых назад, крепились снаружи по бортам кормовой части башни. На крыше башни на специальной штанге устанавливался второй пулемет КПВ. Все пулеметы имели дистанционное управление.



Сверхтяжелый танк «Маус» — наиболее экзотический экспонат Военно-исторического музея бронетанковой техники и вооружения в Кубинке

Лобовая часть корпуса танка имела трехгранную форму, широко известную под названием «щучий нос». Толщина катаных лобовых броневых листов составляла 150 мм, но наклонены они были под углом 58° (верхние) и 50° от вертикали (нижние). Верхние бортовые листы корпуса также имели толщину 150 мм и наклон от вертикали 52°. Нижние бортовые листы выполнялись вогнутыми, имели толщину 100 мм и переменный наклон от 10° до 63°. Башня танка — литая, обтекаемой приплюснутой формы с толщиной стенок от 210 (по другим данным — 250) до 94 мм. Корпус и башня ИС-7 по состоянию на 1948 год были практически неуязвимы. Достаточно сказать, что они с успехом выдерживали обстрел 128-мм немецкой пушки.

В качестве силовой установки на ИС-7 использовался серийный морской 12-цилиндровый дизель М-50Т мощностью 1050 л.с. Удельная мощность равнялась 15.45 л.с./т, удельное давление — 0,97 кг/ см2. Максимальная скорость движения достигалась 60 км/ч!

По сути дела, ИС-7 представлял собой крейсерский танк прорыва по совокупности основных боевых показателей не имевший себе равных в мире. По всем, подчеркнем — по всем оценочным параметрам он превосходил «Маус», не будучи при этом сверхтяжелым. Совершенно очевидно, что при «личной» встрече на поле боя ИС-7 не оставил бы «Маусу» никаких шансов уцелеть.

В создании сверхтяжелых танков гитлеровская Германия не только не была одинока, но не являлась даже пионером. Значительно раньше процесс пошел в СССР. В июле 1929 года состоялось заседание Реввоенсовета СССР, на котором была утверждена «Система танко-тракторноавто-броневооружения РККА». По отношению к тяжелым танкам предполагалось на первом этапе ограничиться теоретической проработкой вопроса. Проработка эта привела к появлению большого числа эскизных проектов тяжелых и сверхтяжелых машин от вполне реальных до откровенно фантастических.


Оглавление книги


Генерация: 0.168. Запросов К БД/Cache: 0 / 0