Глав: 7 | Статей: 384
Оглавление
Такой книги еще не было — не только в России, но и на любом из европейских языков. Это — единственная полная энциклопедия НИНДЗЯ, основанная на аутентичных японских источниках. Всё о воинском искусстве ниндзюцу и легендарных воинах-«невидимках», прозванных «демонами ночи» (слово «синоби», являющееся синонимом «ниндзя», в переводе с японского означает «разведчик-диверсант»).

Происхождение ниндзя и генезис их уникальных боевых навыков, становление и расцвет ниндзюцу в эпоху междоусобных войн и его упадок при сегунате, «кодекс чести» и тайны мастерства, величайшие «школы» и «кланы» ниндзя, их оружие и снаряжение, огневые средства и шпионские приспособления, лекарства и яды — для этой энциклопедии нет секретов!

Она не имеет ничего общего с теми дешевыми сенсациями, рекламными мифами и киноштампами, которыми пичкают неискушенную публику. Это — серьезное профессиональное исследование, базирующееся на колоссальном объеме информации, собранной автором во время его поездок в Японию, на средневековых «гункимоно» («военных повестях»), где можно найти детальные описания операций лазутчиков, на дневниках и приказах военачальников, генеалогиях знаменитых семей ниндзя и подлинных руководствах и наставлениях, сотни лет передававшихся ими из поколения в поколение.

Глава 2. Оружие ниндзя


Описание оружия ниндзя традиционно составляет один из самых больших разделов в книгах о ниндзюцу. Различные виды боевых цепей, серпов, кастетов, духовых трубок и прочих «дьявольских» штучек, равно как и способы их применения, действительно впечатляют и мало кого оставляют равнодушным. Однако, если подойти к этому вопросу с конкретно-исторических позиций, выясняется, что из всего этого богатого арсенала специфическим оружием ниндзя можно назвать всего с десяток предметов, относящихся к разряду «потайного оружия». Это различные скрытые лезвия; пистолеты, замаскированные под мечи, курительные трубки, чернильницы и т. д. Всё остальное в не меньшей степени было достоянием обычных самураев, не занимавшихся разведкой и шпионажем, а также полицейских и разбойников.

Другая проблема возникает при описании конкретных приемов боя с использованием различных видов оружия. Дело в том, что в старинных текстах по ниндзюцу практически нет сведений о технике рукопашного боя. Например, в «Бансэнсюкай» описаны особые «шпионские» способы использования меча (так называемые «семь способов использования сагэо» — сагэо сити-дзюцу), но ничего не говорится о фехтовании. Впрочем, это неудивительно. Ведь подлинное, а не «киношное» ниндзюцу — это искусство шпионажа, разведки диверсий; оно не включает в себя никаких приемов рукопашного боя.

То, что ниндзюцу как таковое в силу специфики своего предмета не содержит приемов боя с оружием и без оружия, конечно же, не означает, что «воины ночи» таковых не изучали. Просто нужно различать ниндзюцу и другие дзюцу, изучавшиеся ниндзя. Например, знаменитый «невидимка» ХХ в. Фудзита Сэйко, помимо ниндзюцу школы Кога-рю, изучал еще кэмпо («кулачное искусство», бой без оружия) школы Намбан сатто-рю, сюрикэндзюцу (метание лезвий) школы Сингэцу-рю, дзёдзюцу (бой короткой палкой) школы Дайэн-рю, торидэдзюцу (разновидность дзюдзюцу) школы Итидэн-рю и др.

Так как в исторических текстах и наставлениях по шпионажу и разведке содержится очень мало сведений по боевым искусствам ниндзя — синоби будзюцу, историкам приходится реконструировать приемы рукопашного боя «невидимок», что ведет к массе ошибок, мистификаций и фальсификаций. Например, в массовом сознании прочно утвердилась идея о том, что ниндзя использовали какую-то супероригинальную, необычную технику боя с оружием и без него. Между тем синоби будзюцу, конечно же, имели определенную специфику, однако эта специфика была связана в основном с тактикой, а не с техникой.

Во-первых, ниндзя избегали прямого столкновения и предпочитали действовать исподтишка, из-за угла. Отсюда акцент на приемы внезапного нападения.

Во-вторых, средневековые разведчики старались не ввязываться в бой и предпочитали удирать при первой же возможности. Поэтому в рукопашной технике ниндзя большое внимание уделялось умению отвлечь противника, напугать, затормозить преследование и затем быстро разорвать дистанцию и скрыться без окончательного выяснения, кто «круче» в фехтовании или борьбе.

В-третьих, нужно принять во внимание те специфические условия, в которых «ночным демонам» приходилось принимать бой: кустарники, бамбуковые чащи, узкие коридоры, комнаты с низкими потолками и т. д. и т. п. Здесь не было места для длинного оружия, для размашистых ударов. Отсюда — предпочтение укороченного оружия, любовь к малым видам — к различным кастетам, когтям, шипам, спицам и т. д., акцент на уколах и «сжатых», коротких рубящих ударах.

В то же время любое оружие само по себе диктует технику работы с ним. Поэтому, например, в технике «самурайских» и «ниндзевских» школ боя кусари-гама — серпом с цепью с грузиком — большой разницы даже теоретически быть не может.

Отсутствие у широкой публики представлений о реальной технике традиционных японских будзюцу позволяет многочисленным проходимцам выдавать за «подлинную ниндзевскую технику боя» приемы, которые на самом деле встречаются и в школах будзюцу, не имеющих никакой связи с «невидимками».

Например, «отец отечественного Будзинкана» Валерий Момот в одной из своих книг пишет: «Как сам меч, так и техника работы с ним в манере ниндзюцу достаточно сильно отличаются от того кэн-дзюцу, которое, возможно, знакомо читателю из традиций самурайских школ владения оружием — таких как Катори Синто-рю, Касима Синто-рю, Ягю-рю и др.». После этого категоричного заявления на последующих страницах он демонстрирует очевидно выученную по видеокассете с названием «Самурайское дзюдзюцу» (с Танэмура Сёто в главной роли) стандартную базовую технику школы Кукисин-рю, совершенно забывая о том, что данная школа возводит свою фехтовальную генеалогию к упомянутой выше «самурайской» Катори синто-рю.

Другой автор дает совершенно фантастическую характеристику «самурайского» кэндзюцу, не имеющую под собой никакого основания: «Вопреки мнению, широко распространившемуся сейчас благодаря кинофильмам, ниндзя редко когда был мастером фехтования. В открытом бою с самураями он, по сути дела, не имел никаких шансов на победу. Но это лишь в том случае, когда такой бой проходил в соответствии с правилами Бусидо. Известно, что классическая техника владения катаной сводится преимущественно к ударам сверху вниз по голове, плечам и рукам. Увертки и всякого рода хитрости во время поединка самураи считали делом, позорящим настоящего воина. Практически они никогда не рубили мечом ноги, не атаковали в спину и ниже пояса. Перед тем как вступить в бой, противники обязаны были представиться друг другу. Короче говоря, самураи были опутаны, словно веревками, своими представлениями о чести, о благородстве, другими сословными предрассудками».

Практически каждое предложение в этом отрывке несет в себе ложную информацию и выдает полное незнание автором традиционного японского фехтования и японской истории. Так, в базовой технике той же Катори синто-рю наряду с двумя нисходящими ударами изучаются три восходящие подрезки, существует техника работы в низком приседе и на колене, предназначенная для атаки внутренней поверхности бедра, паха и голеностопного сустава. В ближнем бою гарда к гарде в «самурайском» фехтовании применяются болевые приемы на пальцы, кисти, наносятся удары ногами в пах, а выставленными вперед указательными пальцами — в глаза. Многие приемы сюрикэндзюцу — искусства метания лезвий — можно отнести к кэндзюцу, так как за броском следует серия мгновенных ударов мечом.

Еще более смешными выглядят слова о том, что самураи якобы всегда представлялись перед тем, как вступить в бой. Действительно, такой обычай, называвшийся нанори, существовал в Японии в XII в., когда сражения велись небольшими армиями элитной кавалерии и походили на гигантские турниры. Однако уже в следующем, XIII в., охоту представляться врагу у японских самураев отбили монгольские завоеватели, не понимавшие по-японски ни слова, демонстрировавшие принципиально иную тактику коллективных действий и без всякого зазрения совести нападавшие кучей на одного.

Чтобы понять всю абсурдность этих обвинений самураев, не нужно быть специалистом в японской истории. Достаточно посмотреть японский художественный фильм «Небо и земля», недавно выпущенный в России на лицензионных видеокассетах. В нем прекрасно показано столкновение огромных масс копейщиков и кавалерии, в котором обычаю нанори просто нет места.

Вообще, на деле противопоставление «самурайское» — «ниндзевское» абсолютно неправомочно, так как самурайство — это сословие, а ниндзя — профессия.

В этой связи хочется посоветовать читателям критичнее относиться к утверждениям «учителей ниндзюцу» относительно «уникальности» преподаваемых ими «приемов боя ниндзя» и приложить больше усилий к изучению подлинных традиций японских будзюцу, благо в последние годы для этого появилось гораздо больше возможностей, чем прежде.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.050. Запросов К БД/Cache: 0 / 0