Глав: 83 | Статей: 83
Оглавление
Афганская война стала не только первым крупномасштабным военным конфликтом нового времени с участием советской военной авиации, но и источником уникального боевого опыта для всех родов ВВС. Впервые после продолжительного послевоенного периода были опробованы новые схемы недавно введенного в советской авиации камуфляжа: на самолетах и вертолетах появились декоративные элементы — отметки о боевых вылетах, наградах летчиков и разнообразные эмблемы. «Бортовая живопись», столь излюбленная в авиации многих стран, долгое время у нас не приветствовалась, считаясь не отвечающей требованиям армейской дисциплины и строгого распорядка. Военная обстановка оказалась более демократичной, дав возможность самовыражению авиаторов и зримому воплощению их отношения к своим боевым машинам.

Своими эмблемами обзавелись штурмовики и разведчики, истребители и вертолетчики. Как известно, всякий самолет и вертолет обладает своим характером и повадками, выражающимися в особенностях техники пилотирования, удобстве в обращении, работоспособности и надежности. Под стать им были и появлявшиеся на бортах рисунки, предоставлявшие авторам большую свободу самовыражения в создании зрительного образа.

Практически все образцы известной «бортовой живописи» ушли в прошлое по завершении афганской кампании и в дальнейшем перестали существовать вместе со снятой с вооружения техникой. Лишь в единичных случаях доставшимся от Афганской войны эмблемам суждено было найти новое воплощение, продолжив жизнь с приходом самолетов нового поколения.

Штурмовики Су-25

Штурмовики Су-25


Су-25 из 378-го ошап, проходивший ремонт на заводе в Чирчике после боевых повреждений. Сентябрь 1986 года

Николай Садовников, до прихода в ОКБ имевший опыт службы в строевой части ВВС, рассказывал о своих впечатлениях от работы в Афганистане: «Самолет зарекомендовал себя очень хорошо с учетом горных условий и высокой температуры, аэродинамические характеристики и боевые возможности Су-25 тоже показал высокие. Например, мы заходили в такие ущелья, из которых мог выбраться только Су-25. обычно с вершины горы осуществлялось пикирование для сброса бомб. А мы даже входили сверху и потом выходили в сторону вершины, причем было такое впечатление, что самолет „вспухает“ сам и лезет наверх. Никакой другой самолет такое сделать бы не смог. В основном мы выполняли бомбометание, поскольку в горной местности бомбы показывали себя эффективнее. Ракета могла срикошетировать о склон и не попасть в цель, а бомбы ложились точно. Мы, в основном, бросали там стокилограммовые бомбы. Военные очень были довольны, особенно точностью бомбометания. После того, как мы вернулись, пехота сразу же попросила возобновить полеты».


Оценить толщину титановой брони позволяет откинутая ступенька бронекороба кабины. Рядом — встроенная стремянка

А. Иванов, перешедший на работу в суховское ОКБ из НИИ ВВС и имевший большой опыт испытательной работы, по итогам афганской командировки отмечал следующие достоинства Су-25: «Вся эта экспедиция была чистым испытанием характеристик самолета в реальных условиях. Мы испытывали возможности машины в горных условиях и при высоких температурах воздуха с боевой нагрузкой. Сначала это были испытания аэродинамики, а потом полеты с бомбовой нагрузкой, вплоть до максимальной в четыре тонны. Мы опробовали различные боевые приемы и, в частности, свободный поиск. При этом ходили на малой высоте, это было достаточно безопасно, так как успеваешь смотреть по сторонам и следить за полетом. Были несколько раз случаи, когда по нам стреляли из ДШК, но, увидев эти огневые точки, мы доворачивали машину и „гасили“ их. После этого душманы поняли, что с нами связываться бесполезно, да и небезопасно. Когда мы прилетали, чтобы уничтожать боевые позиции, то, бывало, не видели — куда же бросать бомбы, поскольку душманы тут же прятались. Тактика действий была такой: мы выпускали закрылки в маневренное положение и на очень малых скоростях кружили над ущельем, не теряя визуального контакта с целью, ибо когда ты отошел на большой радиус виража, все внизу теряется, и уже не найти даже само ущелье — внизу ведь одни горы. А наша машина позволяла не терять контакта с целью и выполнять всякую задачу. Был эпизод, когда в ущелье мы заметили низину. Выполнили несколько пусков ракет С-25. Одна из них удачно попала, пошел густой дым. На следующий день нас поздравило армейское командование — оказалось, в этом месте был склад с боеприпасами. Су-25 оказался устойчив на пикировании, управляем в горных условиях. Хорошо зарекомендовал себя прицельный комплекс, который, кстати, был не особенно сложен, но отлажен здорово. Пятисоткилограммовые бомбы укладывались в десятке метров от прицельной марки, наложенной на цель. Пехота тогда очень полюбила наши самолеты».

Были и замечания по части эксплуатационных свойств: отмечалась неудовлетворительная приемистость двигателей Р-95Ш, низкой была эффективность тормозных щитков, из-за чего самолет чересчур быстро набирал скорость в пикировании. Летчики жаловались также на недостаточную вентиляцию кабины — «каждый раз после полета вылезали сплошь мокрые от пота». Причиной была неудовлетворительная работа системы кондиционирования, никак не предусматривавшей работу при тамошней жаре. Обычно на комфорт и прочие изыски внимания обращалось немного, но тут дефект мешал работе и его пришлось устранять.


Штурмовики над аэропортом Кабула. Основной задачей здесь было предотвращение обстрелов столицы и аэродрома


Регламентное обслуживание Су-25 в ТЭЧ Баграма

Су-25 подтвердили ожидания, продемонстрировав значительные преимущества в реальной боевой обстановке. Тем самым Су-25 оказался единственным в своем роде боевым самолетом послевоенного времени, проходившим гоисипытания значительной частью в боевых условиях. Боевые вылеты, зачтенные в счет совместных госиспытаний, стали веским аргументом в пользу новой машины. Потеснивший современные сверхзвуковые самолеты штурмовик до этого пробивал себе дорогу достаточно трудно и его перспективы прежде не были определенными. Помимо процедурных результатов испытательных работ, наглядные преимущества штурмовиков привлекли на их сторону даже вчерашних оппонентов казавшейся неказистой машины, пополнив число сторонников самолета на «самом верху». Положительные результаты раззадорили военных, все настойчивее требовавших полномасштабного задействования штурмовиков в боевой работе, пусть даже те еще и не были приняты на вооружение. Вскоре после удачного дебюта пары опытных Су-25 в Афганистане последовало решение о формировании в составе ВВС первой штурмовой части на новых самолетах. «Операция „Ромб“» (программа испытаний штурмовика в боевых условиях) продемонстрировала впечатляющие качества и высокую эффективность Су-25, что немаловажно, отмечавшуюся и наземными войсками. Не дожидаясь госиспытаний, еще 7 июня 1976 года был выпущен Приказ МАП о развертывании производства штурмовика на Тбилисском авиазаводе. Решение инициировалось при непосредственном вмешательстве Л. И. Брежнева, активно вникавшего в оборонные вопросы. Тем самым появление самолета Су-25 стало основанием для возрождения штурмовой авиации, последовавшего после ее директивного упразднения в апреле 1956 года. Потребовалась четверть века, чтобы признать недальновидность этого решения.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.055. Запросов К БД/Cache: 0 / 0