Глав: 83 | Статей: 83
Оглавление
Афганская война стала не только первым крупномасштабным военным конфликтом нового времени с участием советской военной авиации, но и источником уникального боевого опыта для всех родов ВВС. Впервые после продолжительного послевоенного периода были опробованы новые схемы недавно введенного в советской авиации камуфляжа: на самолетах и вертолетах появились декоративные элементы — отметки о боевых вылетах, наградах летчиков и разнообразные эмблемы. «Бортовая живопись», столь излюбленная в авиации многих стран, долгое время у нас не приветствовалась, считаясь не отвечающей требованиям армейской дисциплины и строгого распорядка. Военная обстановка оказалась более демократичной, дав возможность самовыражению авиаторов и зримому воплощению их отношения к своим боевым машинам.

Своими эмблемами обзавелись штурмовики и разведчики, истребители и вертолетчики. Как известно, всякий самолет и вертолет обладает своим характером и повадками, выражающимися в особенностях техники пилотирования, удобстве в обращении, работоспособности и надежности. Под стать им были и появлявшиеся на бортах рисунки, предоставлявшие авторам большую свободу самовыражения в создании зрительного образа.

Практически все образцы известной «бортовой живописи» ушли в прошлое по завершении афганской кампании и в дальнейшем перестали существовать вместе со снятой с вооружения техникой. Лишь в единичных случаях доставшимся от Афганской войны эмблемам суждено было найти новое воплощение, продолжив жизнь с приходом самолетов нового поколения.

Вертолеты Ми-8

Вертолеты Ми-8


Отдельные эскадрильи, работавшие со спецназом, обходились без бортовых номеров на своих вертолетах, вместо которых имелись небольшие бумажные номера на иллюминаторах, различимые только на стоянке. Кандагар, лето 1987 года

Без вертолетов была бы невозможной работа спецназа — сил специального назначения Главного Разведуправления Генштаба, наиболее боеспособных, обученных и хорошо вооруженных подразделений, настоящих профессионалов войны. Восемь батальонов спецназа, перекрывавших приграничные районы и «южный пояс», были сведены в две бригады со штабами в Джелалабаде и Лашкаргахе. Совместная с «воздухом» работа как нельзя лучше способствовала решению задач спецназа. В первую очередь этим достигалось значительное увеличение подконтрольных зон разведформирований, радиус которых возрастал до 150–180 км (он определялся характеристиками вертолетов при типовой нагрузке и заправке с учетом запаса топлива на возможное развитие ситуации — от поддержки втянувшейся в бой разведгруппы до навигационного резерва). Существенно возрастала мобильность спецназа, оперативно попадавшего в назначенный район, прежде нередко попросту недоступный. Высадка групп осуществлялась более скрытно и скоротечно, в малозаметных местах и без привлечения лишнего внимания ревом моторов и тучами пыли, сопровождавшими выход бронегруппы на всем ее пути. Патрулирование на вертолетах позволяло выполнять «просмотр» обширных участков и протяженных маршрутов, а при досмотре каравана, стычке с душманским отрядом и налете на селение или базу с огрызающимся противником огневая поддержка с воздуха оказывалась как нельзя кстати.


Погрузка раненых из 70-й бригады в вертолет 280-го овп. Операция под Гардезом, осень 1984 года

Наиболее эффективными являлись вертолетное патрулирование и высадка засад. Обычно с утра выполнялась пара вылетов в поисках караванов, вышедших в путь после ночлега, а к вечеру в очередных вылетах старались подловить тех, кто не успел укрыться в кишлаках для ночевки. Досмотра в селениях избегали: он редко позволял рассчитывать на удачу, ведь караван успевал рассредоточиться среди дувалов, спрятав вьюки, а его сопровождающих было не отличить от местных жителей; к тому же, всегда оставался риск нарваться на мощное сопротивление, не имея представления о силах противника, прячущегося под защитой строений и стреляющего в спину из узких улочек.

Обычной тактикой являлся поиск с воздуха на хорошо просматриваемых равнинах и межгорьях, где досмотровая группа обладала свободой действий, могла контролировать обстановку и навязать противнику свою волю. На вылет выделялось вертолетное звено из двух Ми-8 с группой досмотра и двух Ми-24, обеспечивавших прикрытие и огневую поддержку. Полеты в составе пар были обязательным правилом, как с целью должной эффективности, так и по соображениям безопасности — «на крайний случай», когда при отказе на борту, повреждении от огня противника и вынужденной посадке экипаж и десант с пострадавшей машины могли рассчитывать на выручку и эвакуацию напарником.

Радикальные перемены были предприняты в конце 1985 года, когда в Афганистан направили вертолетные эскадрильи, специально сформированные и предназначенные для обеспечения действий частей СпН. По решению командования 15-й бригаде СпН была придана 239-я отдельная вертолетная эскадрилья (овэ),

22-ю бригаду СпН должны были поддерживать вертолеты 205-й овэ. С учетом специфики предстоящей деятельности и базирования эскадрильи формировались по отличным от принятых в армейской авиации штатов № 15/423, согласно которым в них насчитывалось по пять звеньев из четырех машин. Основной тактической единицей спецназовских эскадрилий являлся вертолетный отряд из восьми вертолетов (двух звеньев на Ми-24 и на Ми-8), обладавший достаточной автономностью и обеспечивавший решение большинства задач — как по транспортно-десантным возможностям звена «восьмерок», способных за раз перебросить до роты бойцов, так и по огневым возможностям боевых Ми-24. Соответственно в 205-й овэ насчитывалось 32 вертолета, по 16 Ми-8 и 16 Ми-24 в четырех отрядах — в полтора раза больше, чем в эскадрильях обычных полков, и с полуторным комплектом летного состава в 48 экипажей.

Работая в интересах «своего» отряда спецназа, вертолетчики преимущественно занимались высадкой и снятием засад и патрулированием местности с досмотром транспорта в своей зоне ответственности. Патрулирование обычно велось парой Ми-8 с разведгруппой на борту, прикрываемой парой Ми-24. Разведгруппа, размещавшаяся на двух «восьмерках», включала 12–18 человек, вооруженных штатным стрелковым оружием с боекомплектом из 5–6 магазинов на автомат и 2–3 патронных лент на пулемет ПК. Более мощного оружия разведчики с собой не брали — необходимую огневую поддержку при оказании сопротивления и завязывании боя обеспечивали вертолеты, прикрывавшие группу после высадки. Заметив подозрительную машину, караван или стоянку, вертолеты закладывали вираж перед ними, предупредительным огнем давая команду остановиться. Как правило, в эти минуты и определялась ситуация: «мирные» останавливались и высыпали наружу, размахивая поднятыми руками и показывая, что у них нет оружия; «духи» же пытались оторваться от преследования, разбегались в поисках укрытия или с ходу открывали огонь. При таком ответе решающее слово брали Ми-24, расстреливавшие машины и противника НАР, ПТУР и пулеметно-пушечным огнем. Уцелевший транспорт и остатки каравана осматривала высадившаяся группа, собирая трофеи и загружая их в «восьмерки».

Рекомендованный боевой порядок вертолетов звена при поиске строился следующим образом: впереди шла пара Ми-8 с десантом, следом — пара Ми-24 (поначалу ведущими выступали Ми-24, выполнявшие разведывательно-ударную функцию и с ходу атаковавшие противника, но практически сразу с учетом обстановки и необходимости проведения досмотра грузов и самих караванщиков, распознать характер которых с воздуха было трудно, поиском стали заниматься преимущественно «восьмерки», на борту которых наблюдение вел как экипаж, так и десант, а командир разведгруппы находился рядом с летчиками, вместе с ними принимая решение). В парах дистанция между машинами выдерживалась 300–400 м, интервал — 100–200 м с превышением замыкающей пары в 100–500 м, обеспечивающим ей свободу маневра. Высота полета обычно составляла 1500–1800 м, откуда осуществлялся достаточной обзор местности, однако профиль полета мог меняться в зависимости от условий, рельефа и обстановки: если трасса проходила через участки, где отмечались средства ПВО противника, высоту увеличивали до 2500–3000 м. Над пустыней и в горных распадках к караванному маршруту подкрадывались на 10–15 м, оставаясь незамеченными до последнего момента.


Ми-8МТ из 50-го осап доставил в горы группу разведчиков. Крышка переднего бокового люка, часто использовавшегося при стрельбе, снята и проем завешен брезентом для защиты от пыли


Подбор разведгруппы Ми-8МТ 50-го осап в «зеленке» под Кабулом

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.042. Запросов К БД/Cache: 0 / 0