Глав: 83 | Статей: 83
Оглавление
Афганская война стала не только первым крупномасштабным военным конфликтом нового времени с участием советской военной авиации, но и источником уникального боевого опыта для всех родов ВВС. Впервые после продолжительного послевоенного периода были опробованы новые схемы недавно введенного в советской авиации камуфляжа: на самолетах и вертолетах появились декоративные элементы — отметки о боевых вылетах, наградах летчиков и разнообразные эмблемы. «Бортовая живопись», столь излюбленная в авиации многих стран, долгое время у нас не приветствовалась, считаясь не отвечающей требованиям армейской дисциплины и строгого распорядка. Военная обстановка оказалась более демократичной, дав возможность самовыражению авиаторов и зримому воплощению их отношения к своим боевым машинам.

Своими эмблемами обзавелись штурмовики и разведчики, истребители и вертолетчики. Как известно, всякий самолет и вертолет обладает своим характером и повадками, выражающимися в особенностях техники пилотирования, удобстве в обращении, работоспособности и надежности. Под стать им были и появлявшиеся на бортах рисунки, предоставлявшие авторам большую свободу самовыражения в создании зрительного образа.

Практически все образцы известной «бортовой живописи» ушли в прошлое по завершении афганской кампании и в дальнейшем перестали существовать вместе со снятой с вооружения техникой. Лишь в единичных случаях доставшимся от Афганской войны эмблемам суждено было найти новое воплощение, продолжив жизнь с приходом самолетов нового поколения.

Вертолеты Ми-8

Вертолеты Ми-8


Ми-8МТ из 377-го полка афганских ВВС

Первые Ми-8 в афганской авиации появились накануне революционных событий 1978 года. Машины были поставлены афганцам для замены порядком послуживших Ми-4, полученным еще в период правления наследного принца Мохаммеда Дауда. Генерал Дауд придерживался здравомыслия в политике и военном строительстве, был давним и надежным союзником СССР, и по его настоянию афганская армия оснащалась исключительно советским вооружением, в воинских частях и штабах работали советские советники инструкторы.

Вертолеты Ми-8 были включены в состав 373-го транспортного авиаполка (тап), располагавшегося в военной зоне аэропорта Кабула. По состоянию на июнь 1979 года в составе ВВС Афганистана числилось 15 вертолетов Ми-8 и два остававшихся Ми-4, однако две «восьмерки» были неисправными и ожидали прибытия советских специалистов для ремонта. С обслуживанием новой техники, более сложной и требовавшей должной подготовленности, вообще дела обстояли не лучшим образом. Афганская авиация испытывала острый дефицит в квалифицированном лётном и техническом составе. Претензии предъявлялись как к технической грамотности и уровню выучки персонала, так и к обычному здоровью, из-за чего при наборе в ряды ВВС возникали непреходящие проблемы. Для имевшихся полутора десятков Ми-8 в строю насчитывалось лишь восемь экипажей.


Душманы у сбитого вертолета Ми-8. Судя по сброшенным блистерам и люкам, экипаж успел покинуть машину


Афганские Ми-8 на стоянке авиабазы Баграм

Тем не менее, руководство страны хорошо представляло ценность и эффективность авиации в местных условиях, где и добраться к иным гарнизона можно было лишь по воздуху. Будучи заинтересованным в укреплении ВВС, Кабул регулярно запрашивал советскую сторону о дополнительных поставках авиатехники и подготовке персонала. Первичное обучение будущие летчики и ИТС проходили дома, профессиональную подготовку — в советских авиационных училищах. Высказывались даже пожелания о направлении в Афганистан вертолетов с советскими экипажами для участия в боевых действиях с набиравшей силу оппозицией. Отчасти это было реализовано направлением в страну в августе 1979 года вертолетной эскадрильи Ми-8 из состава 280-го овп, однако экипажам предписывалось воздерживаться от участия в разгоравшейся в стране чужой войне. Вертолеты занимались исключительно перевозками и доставкой грузов и личного состава в интересах местного руководства. Впрочем, уже в сентябре запрет пришлось снять и советским советникам поручалось выполнение боевых вылетов на прикрытие и сопровождение войск.

И без того эксплуатации техники в афганских условиях сопутствовала масса проблем. Основными были разреженность воздуха высокогорья, летняя жара и высокая запыленность воздуха, приводившая к катастрофическому сокращению ресурса и частому выходу из строя вертолетных двигателей. Использовавшиеся на «восьмерках» двигатели ТВ-2–117 при установленном для них ресурсе 1500 часов вырабатывали едва треть, требуя замены уже после 400–500 часов наработки. Свою долю вносили особенности местного обслуживания техники, становившиеся причиной частого выхода из строя и поломок, что характеризовалось нашими представителями как «безграмотная эксплуатация и халатное отношение афганской стороны к своим обязанностям». Поставляемая безвозмездно щедрым советским союзником техника для «революционного Кабула» становилась практически расходным материалом. Так, из числа первых полученных Ми-8 восемь были переданы безвозмездно, а еще четыре считались поставленными в аренду с правом замены после израсходования ресурса.

Тем не менее, вертолеты были незаменимы и уже летом 1979 года были сформированы отдельные вертолетные отряды, приданные армейским корпусами отдельным дивизиям. Ими стали вертолетные отряды при 17-й пехотной дивизии в Герате и 18-й пехотной дивизии в Мазари-Шарифе, при 1-м армейском корпусе в Джелалабаде и 2-м армейском корпусе в Кандагаре. Однако эксперимент вскоре пришлось свернуть — армейское командование использовало вертолеты по своему разумению, пренебрегая «излишествами» по регламентному обслуживанию и подготовке техники. Пришлось попытку децентрализации свернуть, собрав все вертолеты во вновь сформированном 377-м отдельном вертолетном полку в Кабуле под командованием ВВС.



Афганский Ми-8 со снесенной при грубой посадке передней стойкой шасси. Несмотря на повреждения, экипаж перегнал искалеченный вертолет на базу

Ми-8 эксплуатировались куда интенсивнее прочей техники, имея репутацию незаменимой машины. Два-три вылета в день были нормой. Под стать были потери: к концу лета 1979 года полк лишился двух разбитых Ми-8, еще три были потеряны в ходе боевых действий.

Те же проблемы преследовали афганцев и в дальнейшем. Вертолеты теряли не столько в боевых условиях, как при неумелом пилотировании и ошибках в эксплуатации, били при посадках и в горных теснинах. В ходе Хостинской операции осенью 1987 года афганцы за один только день лишились пяти Ми-8, прочие получили повреждения и лишь три машины остались невредимы.

Вместе с тем и среди афганских летчиков встречались мастера своего дела, преданные лётной профессии и не уступавшие советским коллегам. В 377-м полку одной из эскадрилий командовал полковник М. Барат, на счету которого имелось более 300 вылетов. Отличился старший лейтенант Абдуль Тахир из того же полка, в октябре 1985 года спасший экипаж сбитого советского Ми-6 — летчику пришлось несколько раз садиться под огнем, чтобы подобрать и вывезти наших летчиков.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.050. Запросов К БД/Cache: 0 / 0