Глав: 26 | Статей: 26
Оглавление
Монография содержит информацию о речных боевых кораблях и вспомогательных судах, входивших в состав действующих соединений, находившихся в постройке, либо внесенных в кораблестроительные программы русских войсковых соединений или же Русского Императорского флота в период с 907 по 1917 гг. Приведены краткие исторические справки и тактико-технические элементы по каждому кораблю, кроме того, схематично показан их вид в одной проекции и гравюрные или же фотографические изображения. Предназначена для историков, преподавателей, слушателей военно-морских и морских учебных заведений; для преподавателей и студентов судостроительных техникумов и кораблестроительных институтов (СПб ГМТУ, для специальности «Регеновация средств материального производства» (судостроение и морская техника), а также для всех тех, кто интересуется историей государства Российского и отечественного флота.

Глава 1 Речные корабли XIV-XVII вв.

Глава 1 Речные корабли XIV-XVII вв.

Татаро-монгольское нашествие на Русь в середине XIII в. более чем на двести лет затормозило ее экономическое развитие. В XIV в. образуется сильное Московское княжество, поставившее целью консолидацию русских земель. Вассальная зависимость Руси от монголов привела к упадку судостроения и судоходства, но даже в этом скромном виде они не прекратили своего существования.

Результаты Куликовской битвы 1380 г. позволили русскому государству вернуть политическую самостоятельность. Поход русских к Куликову полю обеспечивался судовой ратью. Так 30 августа у устья реки Лопасни русские войска переправились через Оку на ладьях. Переправа через Дон осуществлялась по пяти мостам, в качестве устоев для которых использовались лодки и ладьи донских казаков. Известно, что казаки, издревле используя систему речек и протоков, представлявшихся им на волжко-донском волоке, практиковали следующие способы переволакивания здесь своих судов: они подводили под днища катки и на них переталкивали суда с одной реки на другую; в других случаях ставили суда на колесные ходы и перевозили их через волок; в третьих случаях, пользуясь поросшей скользкой травой ровной местностью, волочили суда в буквальном смысле этого слова, в наиболее трудных местах перетаскивая их на руках, как это практиковали когда-то приднепровские руссы. Колесная передача судов на реку Дон из соседних речных бассейнов вряд ли была явлением исключительным. Именно таким способом были в 1389 году переведены из Оки в Дон (из Рязани в Воронеж) три струга и один насад, предназначавшиеся для путешествия в Константинополь духовной миссии митрополита Пимена.

Свержение татаро-монгольского ига и образование в конце XV- начале XVI в. русского централизованного государства отразились прежде всего на военной организации, а также на характере и направлении русской торговли и, следовательно, на использовании в военных целях системы водных путей сообщения. Ядром русского войска был «двор» великого московского князя, состоявший из «детей боярских» и дворян, которые несли военную службу. Второй составной частью войска продолжали оставаться «городовые полки», которые набирались из горожан. Третьей частью войска была «рубленная рать», т. е. рать, собранная (срубленная) с определенного количества сох (податная единица, равная 12 человекам населения). Эта рать называлась также «посошной», и ее выставляло сельское население.

Вооружение русских воинов качественно улучшилось и стало разнообразнее. Оружием ударного действия были: копья, сулицы, рогатины, мечи, сабли, палаши, кончары, бердыши, кистени, топоры, чеканы, шестоперы; метательным оружием служили луки и самострелы.

Защитное оружие воинов состояло из доспехов кольчатых (кольчуги, байданы) и дощатых (зерцала, латы, кирасы), из доспехов, прикрывающих плечи, руки и ноги (бормицы, наколенники, наручники, поножи), и из головных уборов (шеломы, мисюрки, шапки железные и медные, ерихонки). Многие воины надевали тегиляи – суконную одежду, имевшую толстый слой ваты или пеньки и хорошо защищавшую от стрел. Щиты в большинстве случаев были круглые, обтянутые кожей, обитые железом или медью.

Отрядов однообразно вооруженных воинов в XV в. не было. Русская рать этого периода имела два основных рода войск: «кованую рать» и «судовую рать». Кованая рать – это конница, укомплектованная хорошо вооруженными всадниками. Судовая рать – пехота, большую часть которой составляла «рубленная рать». Пехота именовалась судовой ратью потому, что она, как правило, совершала поход на судах по рекам.

В 1434 г. вятская судовая рать принимала участие в борьбе московского великого князя Василия Васильевича с галицким князем Василием Косым. В 1483 г. полки великого князя Ивана III северными путями ходили на Юргу и на вогуличей, достигнув рек Обь и Иртыш. В 1499 г. рекой Печорой ходила войной к Каменному Поясу (Уралу) московская рать под предводительством воевод князей Семена Курбского и Петра Ушатого.

В XVI в. московские князья предприняли ряд походов против Казани. В результате одного из таких походов в 1523 г. на Волге, в 200 км от Казани, была заложена крепость Васильсурск. В дальнейших казанских походах крепость Васильсурск стала промежуточной базой русского войска. В период царствования Ивана Грозного было организовано три похода на Казань.

Первый поход был предпринят в 1547 г. Русское войско двигалось через Владимир и Нижний Новгород вдоль рек Клязьма, Ока и Волга. Однако срыв снабжения войска заставил командование отказаться от намеченной цели и возвратиться назад.



Рис. 1.1. Ясаульский струг. Впервые термин струг упоминает «Русская правда» в 1054 г.

Струги – небольшие плоскодонные низкобортные суда с очень малой осадкой. Изготовлялись без набоев и с набоями, значительно увеличивавшими их размеры. Набойные струги отличались от насадов тем, что доски бортовой обшивки пришивались «внакрой». Из собрания автора.

На схеме представлен ясаульский струг следующих размерений: длина – 17 м; ширина – 4,2 м; осадка – 0,8 м; весел – 22; Парус- прямой. Площадки на носу и корме позволяли устанавливать мелкокалиберную артиллерию. Экипаж – 25-30 человек.

Через два года был организован второй поход. В феврале 1550 г. русская рать обложила Казань и начала обстреливать ее из орудий наряда. Штурм сильной крепости был плохо подготовлен и поэтому успеха не имел. В это время началась весенняя распутица, и Иван Грозный снял осаду. Но в 25 км от Казани была заложена и в короткий срок (за четыре недели) построена крепость Свияжск, которая имела для русских очень важное значение. Наличие этой крепости закрепляло за Москвой всю левую сторону Волги, населенную чувашами, мордвой и черемисами. Свияжск служил опорным пунктом для дальнейших действий против Казани в любое время года.

С учетом опыта первых двух походов весной 1552 г. был предпринят третий поход на Казань, который закончился покорением Казанского ханства.

Оку и Волгу решено было использовать для перевозки судовой рати с большим артиллерийским нарядом и запасами продовольствия. Для обеспечения судовой рати в Свияжске сосредоточивалось три полка. Переправы на Волге между Васильсурском и устьем реки Кама были заняты отдельными отрядами. В наряде, отправленном с судовой ратью, насчитывалось 150 орудий крупных калибров, кроме того было перевезено много полевых пушек. Судовая рать доставила большое количество пороха как для наряда, так и для минных работ. С нею же ехали купцы со множеством товаров для воинов.

Казань была взята. 11 октября 1552 г. судовая и конная рати двинулись в обратный путь. В Казани остался сильный гарнизон, который должен был обеспечивать восточную границу Русского государства.

Завоевание территории Казанского ханства имело для Руси важное экономическое и политическое значение. Была ликвидирована база постоянных набегов казанских татар, разорявших русские земли и уводивших население в плен. Волжский путь освобождался для торговли Руси с Азербайджаном, Персией и Индией, с Сибирью и Средней Азией. Создались благоприятные условия для борьбы за воссоединение русских земель на западной границе и за выходы к морю, так как тыл теперь был надежно обеспечен. Завоевание Казани, присоединение в 1556 г. Астрахани, а затем подчинение Ногайской Орды было началом образования русского многонационального государства. Включение в состав русского государства Казани и Астрахани явилось стратегическим обеспечением борьбы в Прибалтике.

Казанский поход показал количественный и качественный рост русского войска. Экономическое и политическое укрепление русского централизованного государства усиливало и централизацию вооруженных сил. Судовая рать доставляла не только наряд и средства осады, но и продовольствие.

В 1558 г., т. е. вскоре после занятия Астрахани, в этот город из Нижнего Новгорода отправляется во главе с воеводой 500 кораблей, везущих оружие, припасы, ратные силы и купеческие товары. Со второй половины XVI в. в Астрахань начинают ежегодно отправляться суда за солью, рыбой и другими товарами из Москвы и других городов. Число судов, приходивших в Астрахань, составляло ежегодно по 500 и более единиц. Грузоподъемность многих из них была сначала по 500 т, позднее доходила до 800-1000 т. Во второй половине XVI в., уже в первые годы после завоевания Казани, здесь были организованы значительные по корабельному составу речные флотилии из ясаульских стругов (рис. 1.1,1.2), принимавшие активное участие в умиротворении вновь покоренного края, далеко не сразу подчинившегося русской власти; известно, что последней довелось выдержать здесь упорную и длительную борьбу с инородческими мятежами и движениями. Помимо рассылки по городам гарнизонов и снаряжения воинских походов в неспокойные места, в Казани организуются так называвшиеся «летние плавные службы», т. е. регулярные крейсирования по Волге, Каме и Вятке речных флотилий, с посаженными на них воинскими командами. В первое время эти флотилии формировались из оставшихся под Казанью судов похода 1552 г., но дальнейший ремонт этих судов и замена их новыми, необходимость организации сношений Казани с обширной, приписанной к ней территорией, а также с Москвой, наконец, интересы торговые – все это содействовало быстрому росту здесь судостроения.

В ноябре 1557 г. в Новгороде была сосредоточена 40-тысячная рать для похода в Ливонию. В декабре эта рать под командованием татарского царевича Шиг-Алея, князя Глинского и других выступила к Пскову.

В это же время князь Шастунов начал военные действия из района Ивангорода с целью утвердиться в устье р. Нарова и начать там строительство нового города «для корабельного пристанища». Рать под командованием Шастунова «повоевала весь район р. Наровы» и приступила к строительству морской базы.

В мае 1558 г. русская рать приступила к осаде крепости Сыреньск, из Новгорода и Пскова судовая рать и артиллерийский наряд были переброшены на ладьях.

6 июня гарнизон крепости Сыреньск капитулировал. Русской рати достались богатые трофеи.

Вся полоса местности северо- западнее р. Нарова шириной в 40-50 км была очищена от ливонских отрядов. Чудское озеро и р. Нарова до моря стали безопасны для судоходства.

Затем русское войско заняло сильные крепости Нейгаузен и Дерпт. Падение Дерпта произвело на ливонцев сильное впечатление; паника распространилась по всей Ливонии. Русские отряды, прибывавшие из Нарвы и Дерпта, быстро овладевали ливонскими замками. До октября 1558 г. русское войско взяло 20 замков.

15 января 1559 г. на Ригу двинулась новая русская рать.

Под Тирзеном ливонцы пытались организовать сопротивление, но снова были разбиты. Русское войско взяло 11 замков, сожгло под Ригой ливонские корабли и через месяц овладело всей южной частью Ливонии. После этого ливонцы вынуждены были заключить перемирие до конца 1559 г.

К ноябрю 1559 г. ливонцы навербовали немецких ландскнехтов и возобновили войну. Но уже в январе 1560 г. русская рать взяла первоклассную орденскую крепость Мариенбург.

Последовательные удары русских войск обеспечили достижение важной стратегической цели – возвращение Русскому государству выхода в Балтийское море.

Сейчас же после разгрома русскими ливонцев Польша и Швеция потребовали очищения русскими занятых ими городов и областей. Они боялись утверждения Русского государства на Балтийском море. Война с Ливонией превратилась для Руси в войну с Польшей и затянулась на длительное время.

В этой обстановке Иван IV решил военные действия перенести в Белоруссию и нанести удар по объединенному польско-литовскому государству.

В конце 1562 г. в Можайске была сосредоточена 32-тысячная рать.

23 декабря в Можайск прибыл Иван Грозный и двинул русскую рать на Полоцк. В этом походе наряд насчитывал до 200 орудий и делился на три вида: большой (осадные орудия), средний и малый (полевые орудия). Сосредоточение войск и выступление их в поход были произведены так быстро, что появление русских под Полоцком явилось для поляков неожиданностью, их попытки выручить крепость успеха не имели, и 15 февраля 1563 г. гарнизон Полоцка сдался. После этого русская рать была направлена на Вильну. Королевская рада стала просить о перемирии, которое и было заключено до 1564 г.

В 1564 г. военные действия возобновились. Русские войска заняли почти всю Белоруссию. Местное население было на стороне русского войска.

Для защиты нарвского торгового пути и для борьбы с польской морской торговлей был создан наемный каперский флот. Нарва являлась не только торговым портом, но и базой для создания русского военного флота.



Рис. 1.2. Стружок. Конструкция аналогична стругу. Из собрания автора.

На схеме представлен стружок следующих размерений: длина – 10,5 м; ширина – 2,3 м; осадка – 0,5 м; весел – 4- 8; экипаж – 6-10 человек, вооруженных холодным и легким стрелковым оружием.

В конце Ливонской войны вольные казаки проникли в Западную Сибирь, подготовили падение Сибирского татарского ханства и создали предпосылки для присоединения его земель к русскому государству. Длительная война в Прибалтике, поглотившая большие силы и средства, не обеспечила достижения намеченных целей. Небольшой же казачий отряд, не имея тыловой базы и резерва в короткий срок добился в Сибири крупных политических и стратегических результатов.

В XVI в. городовые казаки несли пограничную службу и участвовали в больших походах русского войска. Вольные казачьи отряды, возникавшие в пограничных землях, совершали походы по своему почину или по договоренности с официальными или частными лицами. Наиболее характерным в этом отношении является поход в Западную Сибирь казачьего отряда под командованием Ермака Тимофеевича [* Ермак Тимофеевич – завоеватель Сибири. О происхождении его точных сведений нет; по одному преданию, он был родом с берегов Камы, по другому – уроженцем Качалинской станицы на Дону Имя его одни считают изменением имени Ермолай, другие производят его от имен Герман и Еремей. По одной летописи, Ермак есть прозвище («ермаком» называли в старину в Поволжье котел для варки каши), христианское же имя его было Василий. Принимая во внимание те невероятные трудности, преодолевая которые Ермак совершил свое завоевание огромного царства, понятно, почему личность его в представлении народа окружена ореолом всевозможных чудесных подвигов и легендарных сказаний.] (рис. 1.3). Промышленники Строгановы в 1581 г. организовали поход отряда казаков в Западную Сибирь с целью захвата новых богатств. Но объективно этот поход имел общегосударственное значение. Во время похода был поставлен вопрос о присоединении к русскому государству богатой Западной Сибири.

В конце 1579 г. на службу к Строгановым нанялся казачий отряд во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем и четырьмя другими атаманами (Иван Кольцо, Никита Пан, Матвей Мерещак, Яков Михайлов). Отряд насчитывал 840 человек, имел на вооружении три малокалиберные пушки, 300 семизарядных пищалей (рис. 1.4), дробовые ружья и даже испанские аркебузы. Кроме того, казаки были вооружены самострелами, луками, саблями, копьями, топорами и кинжалами. Пушки стреляли на 200- 300 метров, пищали – до 100 метров; на заряжание пищали требовалось 2-3 минуты. Для похода были построены лодки, вмещавшие до 20 человек.

1 сентября 1581 г. отряд выступил в поход. Четыре дня он плыл по р. Чусовая (приток Камы) и два дня по р. Серебряная (приток Чусовой). На перевале казаки построили земляное укрепление – Кокуй- городок, в котором перезимовали, уточнив свой дальнейший маршрут.

Весной 1582 г. отряд волоком перешел на р. Тагил, а из нее в р. Тура (приток Тобола), где уже начинались земли Сибирского ханства.

Казакам удалось захватить в плен одного из представителей татарской знати – Таузака, который сообщил Ермаку все необходимые сведения о Сибирском ханстве – его силах, укрепленных пунктах, путях сообщений. Таузак был освобожден после того, как ему продемонстрировали силу нового оружия, стреляющего огнем и громом и пробивающего любые доспехи. Это оказало сильное моральное воздействие (через Таузака) на самого Кучума и его войско. Еще до боя Ермак сумел достичь морального превосходства над противником.

Кучум решил преградить путь противнику на дальних подступах к Искеру – столице Сибирского ханства, расположенной у устья Иртыша. Конница (по сведениям летописи – до 10 тысяч всадников) под командованием царевича Маметкула двинулась навстречу казакам.



Рис. 1.3. Портрет Ермака Тимофеевича.


Рис. 1.4. Семизарядная пищаль Ермака.

Первый бой татарской конницы с казаками произошел на берегу Тобола, в урочище Бабасан. Татары обстреливали отряд Ермака с высокого берега реки. Чтобы обеспечить безопасность движения по реке, Ермак высадил часть своих сил на берег. Завязался бой. Татарская конница с копьями атаковала небольшой отряд казаков. Но эта атака была встречена огнем. Новое оружие оказало на татар сильное моральное воздействие. Атака была отбита; контратакой казаки опрокинули противника и обратили его в бегство.

Недалеко от устья Иртыша, под Чувашевым, у Карсульского Яра р. Тобол довольно узка. Здесь Маметкул приказал устроить заграждение из связанных деревьев с необрубленными сучьями. Эта засека на воде, обстреливаемая из луков с обоих берегов, преграждала путь казачьей флотилии.

Флотилия казаков подошла к засеке. Противник обстреливал ее из луков и не давал даже приблизиться к ней. Высадку десанта затрудняли крутые берега. Ермак отвел свой отряд в закрытое место и в течение трех дней готовился к ночному бою. Оставив на лодках около 200 казаков, Ермак приказал им плыть к засеке и обстреливать берега реки. Чтобы сохранить видимость прежней численности отряда, на лодки посадили чучела.

Большая часть отряда ночью скрытно высадилась на берег. Лодки открыто двинулись к засеке. При появлении татар казаки обстреляли их из пушечек и пищалей. В это время высадившийся на берег отряд казаков зашел в тыл главным силам татар, внезапно открыл огонь и стремительно атаковал их. Татары в панике бросились бежать. Путь для дальнейшего движения казаков был свободен.

Третью попытку задержать движение отряда Ермака предпринял Кучум со всеми своими главными силами – конницей и пехотой. Конница Маметкула была усилена пехотой. Командование войском принял лично Кучум.

Татарское войско засело в укреплении (засеке) на ближних подступах к Искеру под Чувашевым. Чтобы занять столицу Сибирского ханства, казакам надо было разбить противника, преградившего им путь.

Утром 23 октября 1582 г. отряд Ермака пошел на приступ, но был встречен тучей стрел. Казаки открыли по противнику огонь из пушечек и пищалей. Видя малочисленность отряда Ермака, татары разобрали засеку в трех местах и контратаковали казаков. Ермак приказал занять позицию для круговой обороны. Казаки построились в каре. Пищальники находились внутри каре и имели возможность перезаряжать пищали.

Татары пытались прорвать каре и доводили атаки до рукопашных схваток.

Казаки, закончив вечером бой, на ночь отошли в Атик-городок, где, выставив стражу, расположились на отдых.

В результате безуспешных попыток задержать продвижение казаков в рядах противника началась паника. Остяцкие князья, составлявшие со своими воинами значительную часть войска Кучума, ушли от него в свои улусы. Татары вместе с Кучумом оставили свою столицу Искер и перекочевали в Барабинскую степь.

26 октября отряд Ермака без боя занял столицу Сибирского ханства.

Ермак хотел отколоть от Кучума угнетаемые племена. Такая политика вскоре дала положительные результаты: остяки и вогулы «поклонились» ясаком (данью) русским завоевателям. Ермак принялся энергично налаживать торговлю, обеспечивая безопасность продвижения купеческих караванов. Одновременно продолжалась борьба с татарами.

Весной 1583 г. отряд казаков в 60 человек на р. Вагай ночью внезапно напал на расположение Маметкула и перебил большую часть татар. Маметкул был взят в плен. Затем были предприняты экспедиции по рекам Иртыш и Обь.

Зимой 1583 г. Ермак послал в Москву атамана Ивана Кольцо «бить челом царю царством Сибирским». Иван IV богато наградил казаков, а Ермака назвал князем Сибирским и послал ему для подкрепления отряд стрельцов.

Но обстановка в Сибири для завоевателей складывалась неблагоприятно. Противник изменил методы борьбы. Он стал заманивать небольшие отряды казаков и уничтожать их. Так был убит атаман Иван Кольцо и с ним 40 казаков. Атаман Яков Михайлов был убит во время разведки. Немало жертв унесла цинга.

Узнав об ослаблении отряда Ермака, татары и остяки под командованием хана Карачи обложили Искер. Казаки оказались в осаде. Противник расположился на дистанции пушечного выстрела, рассчитывая взять русских измором.

12 июня 1584 г. отряд казаков во главе с атаманом Матвеем Мещеряком сделал ночную вылазку. Казаки тихо вышли из Искера, подкрались к стану Карачи и внезапно напали на сонных татар. Утром Карача собрал остатки деморализованных воинов и повел их в атаку на казаков. Атака была отражена огнем из пищалей. Карача с остатками татар ушел за р. Ишим.

Летом 1585 г. было получено сообщение о том, что татары не пропускают по Иртышу караван бухарских купцов. Ермак с отрядом в 50 казаков поплыл на лодках вверх по реке. Не обнаружив каравана, в бурную ночь на 6 августа казаки пристали к одному из островов Иртыша и, не выставив стражи, легли спать. Отряд татар в тысячу человек, выследив, когда казаки заснули, вброд переправился на остров. Сонные казаки были перебиты. Ермак бросился в Иртыш и поплыл. Но тяжелая кольчуга (24 кг), подаренная ему Иваном IV, потянула его на дно. Спастись удалось лишь одному казаку, который прибежал в Искер и сообщил о случившемся.

Поход казаков под командованием Ермака в Сибирь имел важные политические и стратегические результаты: был открыт путь в Западную Сибирь, выявлена слабость Сибирского ханства, подготовлено его падение. Небольшой казачий отряд, насчитывающий менее тысячи человек, добился положительного решения крупной стратегической задачи. Успех похода объяснялся прежде всего политической и военной слабостью Сибирского ханства, феодальной его раздробленностью, отсутствием внутреннего единства. Политика же Ермака была направлена на обострение противоречий у противника. Важное значение имело техническое превосходство русских, имевших новое огнестрельное оружие.

Поход в Западную Сибирь выявляет особенности действий речной казачьей флотилии XVI в. Отряд передвигался на лодках. Это сохраняло физические силы казаков. Для боя большая часть отряда высаживалась на берег, не удаляясь от него. Во время боя обстрел противника с лодок содействовал успеху главных сил казаков, сражавшихся на берегу.

Продвижение в Дальнюю Россию началось вслед за появлением на Лене русских передовых отрядов и основанием Усть-Кутского острога в 1631 г. В том же году сотник Петр Бекетов, выйдя из Усть- Кута, направился вверх по Лене и, достигнув района нынешнего г. Верхоленска, проник отсюда в прилегающие к озеру Байкалу бурятские степи, но, встретив здесь упорное сопротивление, вынужден был возвратиться, основав в устье р. Тутуры Тутурский острог. Меры по более прочному закреплению за Россией верхоленского бурятского края последовали лишь в начале сороковых годов, с основанием в 1641 г. Верхоленского острога.

Довольно рано удалось русским людям познакомиться и с Амуром. Так, еще в 1635 г. томский казак Иван Москвитин впервые узнал от тунгусов о существовании р. Амур. В начале 40-х годов привез в Якутск весть о существовании той же реки енисейский атаман Максим Перфильев. В 1643 г. якутский воевода Петр Головин снарядил на Амур экспедицию, руководство которой было поручено Василию Пояркову. Трехлетнее путешествие Пояркова по Амурскому и Охотскому краям представляет собой, несомненно, одну из ярких страниц в истории русских путешествий и географических открытий.

Экспедиция Пояркова состояла из 132-х казаков и была снабжена чугунной полуфунтовой пушкой. Выступив в путь из Якутска в начале июля 1643 года, Поярков в два дня сплавился Леною до устья ее правого притока Алдана. Затем, через четыре недели, казаки достигли устья реки Учура, а через десять дней вышли в устье порожистой и труднопроходимой реки Гонама. Наступившая осень побудила Пояркова расположиться здесь на зимовку. Враждебные отношения с даурами привели к большим потерям в отряде, с трудом продержавшемся здесь до весны. С наступлением весны 1644 года Поярков двинулся в дальнейший путь рекой Бряндой, притоком Зеи, и затем – в Амур. Плавание теперь было сплавным, по течению, поэтому экспедиция, выйдя в Амур у нынешнего города Благовещенска, в три недели достигла устья реки Сунгари, притока Амура. Поярков задержался здесь с целью изучить низовья Амура. Посланные в разведку 23 человека были перебиты туземцами. Поярков поспешил двинуться вперед со всеми своими силами. В шесть дней он доплыл до устья р. Уссури и еще 28 дней спустя был уже в устьях Амура. Между тем снова приблизилась осень.

Весною 1645 года остатки экспедиции Пояркова двинулись в морской путь, направившись к северу и придерживаясь западного побережья Охотского моря. Три месяца потребовалось экспедиции для морского перехода от устья Амура до устья реки Ульи, войдя в которое Поярков столкнулся с необходимостью новой зимовки, так как надвигавшаяся осенняя пора не давала ему возможности пуститься в немедленный путь вглубь Сибирского материка. В конце зимы Поярков, оставив 20 человек на месте зимовки, в целях удержания в повиновении местных тунгусов, сам отправился на санях к верховьям реки Маи, принадлежавшей теперь уже к бассейну р. Лены. Здесь Поярков выстроил судно, на котором, с вскрытием реки, и поплыл к Якутску, следуя по течениям Маи и Алдана. Благополучно возвратившись в Якутск летом 1646 г., Поярков привез с собой не только первое описание реки Амура, но и богатый ясак, собранный им при двух последних зимовках среди гиляков и тунгусов. Любопытен практический вывод, сделанный Поярковым из его трехлетней экспедиции: он представил донесение, в котором высказался за присоединение Приамурского края, для покорения которого он полагал достаточным отряда всего в триста казаков. Справедливость требует отметить, что еще за пять лет до экспедиции Пояркова, в 1638 г., казачим атаманом Перфильевым была предпринята попытка проникнуть на Амур рекой Витимом, правым притоком Лены, но ему удалось подняться лишь до устья р. Ципы.



Рис. 1.5. Струг.

Первоначально струги были однодеревными судами с набоями или без набоев. В XVI в. появились дощатые струги. Корпуса стругов выполнялись тщательно и, несмотря на значительные размеры, эти суда были самыми легкими на ходу. Их использовали не только для перевозки грузов, но и пассажиров. Конструкция корпуса – килевая, с прямыми наклонными штевнями. Крыша – двускатная, накрывалась соломой. На крыше настилался помост, называемый полатями, на котором помещалось до 10 и более человек судорабочих для управления поносном (потесью). Тут же устанавливалась площадка для кормчего, называемая креслом. Внутри корпуса в носу и корме устраивались небольшие помещения (так называемые казенки), в которых размещались кормчий, судорабочие и провизия. В крыше, на одной из сторон прорезывалось круглое отверстие, служившее для входа внутрь корпуса. Вода из льяла откачивалась деревянными помпами или деревянным черпаком, называемым плицею. Грузоподъемность стругов в зависимости от их размеров и осадки, была различна, но не превышала 130-160 т. Из собрания автора.

На схеме представлен струг следующих размерений: длина – 35,5 м; ширина – 8,5 м; осадка – 1,2 м.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.032. Запросов К БД/Cache: 0 / 0