Глав: 14 | Статей: 18
Оглавление
Четырнадцать долгих месяцев продолжалось заточение “Цесаревича” в гавани германской колонии. Время, столь стремительно утекавшее, а в Порт-Артуре и каждый день усугублявшее осаду, здесь, в Циндао словно остановилось. Тягостное ощущение плена не покидало матросов и офицеров. Снова и снова каждый по-своему переживал обстоятельства того решающего боя 28 июля и всей войны. Осознание многих упущенных возможностей и технических неполадок тяжким гнетом лежало на душе у каждого моряка. Мучительно было чувствовать свою оторванность от Порт- Артура и невозможность помочь эскадре, которая, находясь так недалеко — в каких- то 200 милях — медленно погибала.

Источники РГА ВМФ

Источники РГА ВМФ

Фонд 417. Главный морской штаб.

Фонд 418. Морской генеральный штаб.

Фонд 421. Морской Технический комитет.

Фонд 427. Главное управление кораблестроения и снабжений.

Фонд 477. Штаб начальника 1-й бригады линейных кораблей Балтийского моря. Фонд 483. Штаб начальника 1-й бригады линейных кораблей Балтийского моря. Фонд 902. Штаб начальника 2-й бригады линейных кораблей эскадры Балтийского моря. Фонд 870. Вахтенные и шканечные журналы (коллекция).

Фонд 402. Гидрографический департамент Морского министерства.





“Цесаревич" вводят в один из Кронштадтских доков.


На “Цесаревиче" во время замены 12-дюймовых орудий (вверху) и постановки на бочку


“Цесаревич” в Портсмуте (там-же четыре фото ниже)





В Tулоне во время парада



“Цесаревич” в Гибралтаре (вверху) и в Тулоне


На рейде



У берегов Греции


Среди парусных судов


У берегов Греции



“Цесаревич" во время учений


“Цесаревич" снимается с якоря



“Цесаревич” во время смотра


На Кронштадтском рейде


“Цесаревич” на стрельбах


“Цесаревич” на стрельбах



В совместном плавании со “Славой” (вверху) и в составе эскадры.


На Ревельском рейде во время визита французской эскадры (внизу)




На стрельбах (вверху) и во время большой приборки.


"Цесаревич” на якорной стоянке



Во время визита французской эскадры



Моряки “Цесаревича”



Из жизни корабля. Катера “Цесаревича" во время спуска (вверху) и праздника



На якоре (вверху). У борта “Цесаревича”



“Цесаревич" во льдах Гельсингфорса


“Цесаревич” в годы первой мировой войны



“Цесаревич”-”Гражданин” в дни Февральской революции (вверху) и после обстрела с Красной горки. 1921 г.


В Кронштадте. Начало 20-х гг.



“Цесаревич”-”Гражданин” во время разборки. Кронштадт 20-е годы



“Цесаревич”-”Гражданин” во время разборки. Кронштадт 20-е годы



“Цесаревич”-”Гражданин” во время разборки. Кронштадт 20-е годы


И обозревая все этапы жизни корабля, в которой так часто и не по его вине оказывались упущены решающие исторические возможности, нельзя не напомнить упорно замалчиваемый нашими историками завет великого С.О. Макарова: “Не пресмыкаться в пыли, но смело подняться умом до облаков”. Именно этого — отрыва от мертвящей рутины и взлета мысли к подлинному творчеству и искусству предвидения — постоянно и фатально недоставало всему тому множеству начальствующих лиц, что в разных обстоятельствах истории “Цесаревича” влияли или прямо решали его судьбу. Они, эти лица — от великого князя генерал-адмирала до функционеров Центробалта, парализовавших флот своей демагогией, не позволили кораблю в полной мере решать поставленные перед ним задачи.
----

Оглавление книги


Генерация: 0.222. Запросов К БД/Cache: 0 / 0