Глав: 14 | Статей: 81
Оглавление
Уже в годы Первой мировой практически во всем мире начали понимать, что полевая артиллерия на конной тяге не соответствует резко возросшим требованиям ведения боевых действий. Артиллерийские орудия того времени были очень уязвимы на марше от огня противника, не обладали достаточной подвижностью и требовали затрат времени на подготовку к стрельбе. А армии всех стран в то время особо нуждались в новых образцах артиллерийского вооружения, способных быстро менять свое местоположение, свободно передвигаться по бездорожью вместе с пехотой и надежно защищать свой расчет от неприятельского огня. Глядя на первые неказистые образцы самоходной артиллерии, больше похожей на куски бронепоездов на колесном или тракторном шасси, вряд ли кто-то мог предположить, что они трансформируются со временем в целую когорту различных по внешнему виду и применению боевых машин. В новой книге Михаила Свирина вы узнаете об основных ключевых моментах истории советской САУ, о том, каким задумывали этот вид артиллерии советские военные теоретики, познакомитесь со штатами частей и соединений советской самоходной артиллерии, начиная с самых первых, пока еще робких опытов и до "заката эры ствольной артиллерии" в 1955-1960 гг. Особое внимание по праву уделено развитию САУ в годы Великой Отечественной войны, так как именно ее многие исследователи по праву считают "венцом самоходной артиллерии".

2.2. Самоходная пушка мехчастей

2.2. Самоходная пушка мехчастей

Русский аналог французской игрушки

В ноябре 1929 г. конструктор АНИИ K.M. Иванов по заказу Управления механизации и моторизации (УММ) РККА выполнил проект самоходной 76,2-мм пушки сопровождения мехчастей на базе малого танка Т-18 и бронированного трактора-транспортера к ней. Машина представляла собой развитие идеи французского танка поддержки на шасси "Рено-ФТ" с учетом применения шасси и бронекорпуса Т-18. Подобно французскому прототипу на корпусе танка была размещена неподвижная клепаная боевая рубка с установленной в нем полковой 76,2-мм пушкой, для уменьшения отката дополненной щелевым дульным тормозом конструкции П.Н. Сячинтова. Кроме того, по инициативе АНИИ был выполнен эскиз установки в рубку указанной САУ 37-мм противотанковой пушки большой мощности (ПС-2), или 45-мм танковой пушки обр. 1930 г. (той самой, которая должна была пойти на Т-12/Т-24), которые предполагалось использовать для борьбы с вражескими танками.

Французское 75-мм орудие поддержки на шасси танка "Рено", 1918-1920 гг.



Проект 76,2-мм самоходной пушки сопровождения мотомехчастей, 1929 г.




Так как возимый боекомплект указанных САУ был крайне ограничен, то для их снабжения предполагалось построить специальную машину снабжения из расчета одна машина на батарею. Поскольку экипаж машины снабжения состоял всего из одного человека (водителя), бензобаки убрали внутрь корпуса, а в подбашенную коробку был встроен бронеящик для перевозки 50 выстрелов калибра 76,2 мм, или 16 лотков с 37-мм или 45-мм снарядами.

В феврале 1930 г. состоялась защита этого проекта, который был сочтен удовлетворительным, однако, по мнению членов приемочной комиссии, перевозимого запаса выстрелов (4-6 шт.) было мало не только для проведения боя, но даже для решения любой поставленной задачи, а применение на батарею еще одной машины спецпостройки неоправданно удорожало САУ. Проект был отклонен в пользу подобной машины на шасси перспективного танка Т-19, создать который планировалось к началу 1932 г.

Предок "штурмгешютца"?

Примерно в то же время с целью привлечения иностранных специалистов и изучения передового опыта председатель НТК УММ Лебедев выдвинул аналогичные ТТТ на рассмотрение специальной советско-германской Технической комиссии (TEKO). С германской стороны проработку задания вели конструкторы фирмы "Даймлер-Бенц".

Согласно заданию для нужд РККА требовалось 76-мм дивизионное или полковое самоходное орудие поддержки со следующими характеристиками:

– Боевой вес – до 9 т (для дивизионной пушки – 12 т);

– Экипаж – 3-4 человека;

– Вооружение – 76-мм пушка обр. 1927 г. с укороченным откатом (или 76-мм пушка обр. 1902 г. с укороченным откатом);

– Броня – 20-11 мм (30-15 мм);

– Скорость – 30-35 км/ч;

– Запас хода – 180-200 км.

Но немецкая фирма не уложилась в отведенные сроки и предложила свой проект только в середине 1932 г., когда испытания отечественной версии указанной САУ уже закончились. Кроме того, цена, истребованная немцами за услуги, примерно втрое превысила предварительно оговоренную. К тому же в СССР уже было принято решение о принятии на вооружение нового легкого танка Т-26, родившегося из британского "Виккерс 6-тонный", на базе которого и было решено проектировать САУ своими силами:

"…Поскольку немецкая сторона задерживает с пред'явлением результатов проэктирования и вновь просит увеличить размер оплаты заказа, прошу вас разрешить заводу продолжение работ по созданию 76-мм самоходной бронированной пушки на шасси танка В-26… Симский".

Сделка не состоялась, но немецкая разработка не пропала втуне. В 1937 г. она появилась на свет, дав старт самым популярным в Германии в 1940-е гг. штурмовым орудиям.

Сегодня трудно сказать однозначно, чей именно проект лег в основу машины, известной как СУ-1. Курировали ее создание 4-я секция НТК УММ и 2-я секция НТК АУ. Уже в октябре опытный образец поступил на НИАП для прохождения опытно-исследовательских работ.

Конструктивно САУ была изготовлена в кратчайшие сроки буквально "на коленке" и потому не могла претендовать на высокий балл. Все в ней было приспособлено "из того, что под руками". В частности, 76-мм полковая пушка обр. 1927 г. с укороченным до 750 мм откатом монтировалась в боевом отделении на тумбе, заимствованной от бронеавтомобиля времен Первой мировой войны. Амбразура для пушки была прорезана в лобовом листе корпуса (изготовленного к тому же из сырой брони) "по месту" и имела столь большие размеры, что без труда улавливала пули, прицельно выпущенные из пулемета Дегтярева с дистанции 150-200 м.

Штурмовая самоходная пушка СУ-1, вид спереди. 1932 г.


На первых испытаниях орудие вообще вышло из строя после первого же выстрела и требовало большого ремонта. Пробег же машины без вооружения ничего нового не дал. Машина прошла по бездорожью около 30 км, причем на ходовой части это никак не отразилось. После ремонта орудия и усиления конструкций тумбы испытания были продолжены. Во время второго этапа исследовательских работ из САУ были произведены 41 выстрел с места и 3 – с хода (один выстрел дал осечку). Испытания стрельбой должны были продолжиться, но боеприпасов больше подано не было.

При стрельбе из СУ-1 наблюдалась лучшая кучность стрельбы, чем из полковой пушки и бронеавтомобиля Гарфорда, что объяснялось лучшей жесткостью системы. Но прицельный огонь с ходу вести не удалось – членов экипажа болтало по боевому отделению даже на самом медленном ходу. Кроме того, боезапас в машине перевозился в ящиках, что также затрудняло операции с заряжанием орудия и проведением выстрелов в движении.

По окончании исследований и испытаний, в декабре 1931 г., вышло постановление следующего содержания:

"СУ-1 испытания выдержала и может быть допущена для проведения дальнейших работ по след. направлениям:

1.Угол вертикального обстрела увеличить до 20 гр, для чего повысить высоту цапф на 40 мм.

2. Горизонтальный обстрел довести до +/- 20. В рубке иметь два открывающихся окна для наблюдения цели. Высоту рубки – увеличить, чтобы не мешалась наводчику.

3.Расположение маховиков должно быть удобно для наводчика и не отрывать его от прицела.

4.Предусмотреть возможность проведения спуска как рукой со шнура, так и ногой – педалью.

5.В бортах рубки предусмотреть шаровые яблоки для пулеметов Дегтярева. Заднее яблоко установить с расчетом пропуска через него троса для отката орудия.

6.Амбразура орудия должна прикрываться дополнительным щитком для защиты от пуль и осколков

7.Трубку-визир прямой наводки заменить прицелом-телескопом с полем зрения 10 гр. и с резиновым наглазником… Наводчик также должен иметь собственное окно или люк для обзора поля боя…

8.Для предохранения номеров орудия от отката предусмотреть откидные щитки или иное ограждение.

9.Должны быть предусмотрены специальные места для заряжающего и рации.

10. Боекомплект разместить в гнездах.

11.Предусмотреть перевозимый пулемет Дегтярева и 10 магазинов к нему для обороны машины от пехоты.

12.Необходимо наличие переговорного устройства самолетного типа.

13.Противооткатное приспособление прикрыть бронекожухом.

Переделанных таким образом самоходов необходима партия в количестве 100 шт. Подписи: председатель 4 секции УММ Павлов

Зам. Нач. 5 секции УММ Сакс

Член НТК ГАУ Анисимов"

Штурмовая самоходная пушка СУ-1, 1932 г. Фото из акта испытаний.


Проект улучшенной САУ был принят летом 1932 г., но изготовление машины отменено ввиду принятия решения о вооружении аналогичной артсистемой танка Т-26 с большой вращающейся башней.

Самоходный дебют Кировского завода

В том же году КБ завода "Красный путиловец" (с 1933 г. "Кировский завод") предложил свой вариант проекта 76,2-мм самоходной установки на базе легкого танка Т-26. Проектирование СУ, названной "Путиловец", велось ведущим инженером В.И. Ульяновым под руководством Маханова. Артиллерийская часть проекта имела индекс А-39.

Проект СУ "Путиловец" с башенной установкой А-39, 1932 г.





От СУ-1 проект выгодно отличался наличием вращающейся пушечной платформы (башни), установленной на подбашенной коробке на шариковой опоре морского типа. Вооружение САУ должно было состоять из 76,2-мм пушки Л-5 с клиновым вертикальным полуавтоматическим затвором, гидравлическим тормозом отката и пружинным телескопическим накатником. Работы над Л-5 велись по ТТТ, аналогичным требованиям, выдвинутым при создании пушки ПС-3. Экипаж САУ состоял из трех человек – командира, наводчика и замкового (заряжающего), причем замковый совмещал свои обязанности с обязанностями механика-водителя. Посадка экипажа в машину производилась через входную двухстворчатую дверь в корме башни.

Наводчик располагался слева от орудия и имел прицелы РМ – раздельной наводки для стрельбы с закрытых позиций и телескоп для стрельбы прямой наводкой. Подъемный механизм имел две рукоятки управления – по горизонтали у наводчика, а по вертикали у замкового, так как орудие Л-6 имело раздельную наводку.

Углы наведения орудия по вертикали составляли от -7° до +43°, расчетная дальность стрельбы – 11000 м. Поворот башни можно было осуществлять как вручную, так и с помощью электромотора двухскоростным механизмом поворота.

Замковый (заряжающий) располагался справа от орудия и обслуживал 7,62-мм пулемет ДТ в шаровой установке лобового листа. Поскольку он совмещал обязанности с обязанностями механика-водителя, вести огонь САУ могла только на остановках.

Командир размещался в кормовой части боевого отделения позади наводчика. Для лучшего обзора он имел наблюдательный бронеколпак с откидными дверцами и смотровыми щелями на крыше башни.

Командир мог управлять прибором установки дистанционных трубок шрапнелей. Боекомплект машины в количестве 68 выстрелов к пушке и 1134 патронов к пулемету ДТ (18 дисков) размещался под полом поворотной платформы.

Однако машина получилась очень высокой и недостаточно устойчивой. Шариковая опора башни, механизм поворота, прибор установки шрапнельных трубок, приборы наблюдения, в том числе стробоскопический, делали машину очень сложной и дорогой. Кроме того, 76,2-мм пушка Л-6 так и не вышла из стадии чертежей.

Несмотря на большую привлекательность, рассмотренная САУ завода "Красный Путиловец" так и не вышла из стадии эскизного проектирования.

Оглавление книги


Генерация: 0.268. Запросов К БД/Cache: 0 / 0