Глав: 14 | Статей: 81
Оглавление
Уже в годы Первой мировой практически во всем мире начали понимать, что полевая артиллерия на конной тяге не соответствует резко возросшим требованиям ведения боевых действий. Артиллерийские орудия того времени были очень уязвимы на марше от огня противника, не обладали достаточной подвижностью и требовали затрат времени на подготовку к стрельбе. А армии всех стран в то время особо нуждались в новых образцах артиллерийского вооружения, способных быстро менять свое местоположение, свободно передвигаться по бездорожью вместе с пехотой и надежно защищать свой расчет от неприятельского огня. Глядя на первые неказистые образцы самоходной артиллерии, больше похожей на куски бронепоездов на колесном или тракторном шасси, вряд ли кто-то мог предположить, что они трансформируются со временем в целую когорту различных по внешнему виду и применению боевых машин. В новой книге Михаила Свирина вы узнаете об основных ключевых моментах истории советской САУ, о том, каким задумывали этот вид артиллерии советские военные теоретики, познакомитесь со штатами частей и соединений советской самоходной артиллерии, начиная с самых первых, пока еще робких опытов и до "заката эры ствольной артиллерии" в 1955-1960 гг. Особое внимание по праву уделено развитию САУ в годы Великой Отечественной войны, так как именно ее многие исследователи по праву считают "венцом самоходной артиллерии".

10.5. Наш ответ "Фердинанду"

10.5. Наш ответ "Фердинанду"

Так и не дождавшись к 1 марта 1944 г. обещанных чертежей шасси танкосамохода (от завода 100) и артсистемы (от ОКБ 172) для новой САУ, конструкторы Уралмашзавода, связанные жесткими сроками утвержденного в начале 1944 г. наркоматом плана опытных работ, решили спроектировать собственный вариант "среднего фердинанда" с использованием отработанных узлов ходовой части СУ-85 и вооружением из 85-мм длинноствольной или 100-мм пушек (ОКБ №9 заканчивало отработку 85-мм Д-5-85БМ и 100-мм Д-10).

Разработка эскизного проекта машины, первоначально названной ЭСУ-100, началась в середине марта 1944 г. В течение месяца были спроектированы ее основные узлы: бронекорпус, подвеска на торсионных валах с использованием опорных катков Т-34, электротрансмиссия, боевое отделение под 85-мм орудие большой мощности и 100-мм орудие Д-10. В целом проект был одобрен к исполнению на пленуме НКТП в апреле 1944 г.

Разрез силового отделения ЭСУ-100, по двигателю (внизу) и генератору (вверху).



Но в июне 1944 г. в ОГК НКТП состоялось обсуждение проектов перспективных танков и САУ. И здесь произошло, на первый взгляд, невероятное. Начальник ОГК НКТП И. Бер приостановил дальнейшие работы над ЭСУ-100, мотивируя это тем, что разрабатываемая САУ не подходит под утвержденные требования танкосамохода прорыва и не имеет никаких преимуществ перед уже имеющейся СУ-100. В то же время разработанная для САУ схема электротрансмиссии была высоко оценена и рекомендовалась для принятия "за основу" в проектировании танка прорыва (эта схема электротрансмиссии была реализована Уралмашзаводом для танка ИС-6, но в серию не пошла).

Несмотря на прекращение работ над ЭСУ-100, Л.И. Горлицкий верил в перспективность компоновки с задним расположением боевого отделения и добился у наркома разрешения о продолжении работ по данной САУ, но с механической трансмиссией. Машина получила индекс СУ-100-М. Неожиданно "толкачом" в продвижении этого проекта выступил И.В. Сталин. Как вспоминал Л.И. Горлицкий, в октябре 1944 г., слушая доклад о состоянии работ по танку Т-44, вождь вдруг спросил В.А. Малышева, готовится ли какая-нибудь самоходка на шасси нового танка? Малышев быстро ответил, что на Уралмашзаводе ведутся проектные работы над перспективной 100-мм САУ с улучшенной бронезащитой и компоновкой по типу "фердинанда", где используется МТО от Т-44. "Хорошо! - ответил Сталин. – Сделайте побыстрее и поставьте на нее 122-мм пушку!" Трудно сказать, так ли было на самом деле, но автор верит словам Льва Израилевича, так как они неплохо стыкуются с тогдашними событиями.

10 октября макеты СУ-100-М1 и СУ-100-М2, вооруженные 100-мм пушкой, были показаны в техотделе НКТП и подвергнуты "поискам блох". По результатам было обнаружено более 40 недостатков, о чем был составлен соответствующий документ, и никаких практических результатов. Но 26 октября НКТП без видимых на то причин своим приказом № 625с предложил Уралмашу закончить проектирование и выпустить опытный образец САУ СУ-100-М-2 с использованием двигателя и агрегатов серийного танка Т-44 с ликвидацией отмеченных ранее недостатков. Так, может быть, действительно было указанное выше высказывание вождя? Тем более, что уже готовый проект СУ-100-М2 спешно бросились перерабатывать, в том числе для возможной установки в ней 122-мм пушки Д-25С.

Проектный вид СУ-100-М-1 (вверху) и СУ-100-М-2 (внизу).



В марте 1945 г. окончательный вид САУ с задним расположением боевого отделения был утвержден в Техсовете НКТП и ГБТУ. Опытный образец новой САУ предписывалось изготовить к 1 мая 1945 г. Но традиционная компоновка не желала сдавать свои позиции. Видимо, характеристики и внешний вид "ягдпантеры" подстегнули НКТП к выдаче тогда же заказа на разработку САУ с передним расположением боевого отделения и вооружением и бронированием, аналогичным САУ "Уралмаш-1" на шасси танка Т-44. САУ получила рабочее название "Гром-1" (СУ-100-44) или "Гром-2" (СУ-122-44). Однако весной 1945 г. в Кубинке были проведены совместные ипытания СУ-100 и "ягдпантеры", в ходе которых вновь подтвердился тезис о нецелесообразности фронтального размещения оружия в САУ классической компоновки. Проектирование САУ "Гром" было прекращено.

Проектный вид СУ-122-44 "Гром-2".



Самоход же "Уралмаш-1" начали изготавливать в двух экземплярах с вооружением из 100-мм орудия Д-10С (СУ-101) и 122-ммД-25-44С(СУ-102). Орудие Д-25-44С отличалось от Д-25С унитарным выстрелом (по типу Д-25-44 танка Т-44). Казалось, машину ждал путь, увитый лаврами, но при испытании корпуса первой САУ обстрелом военные сочли его недостаточно прочным в кормовой части. Кормовая броня толшиной 30 мм была прорвана разрывом 122-мм фугасной гранаты с расстояния 300 м, а эвакуационная дверь для экипажа была сорвана с петель. Однако Л.И. Горлицкий отказался увеличивать свыше 45 мм толщину кормовой брони, аргументировав, что попадания в корму столь мощных фугасных фанат в реальном бою чрезвычайно редки, а утяжеление никогда не сказывалось на машине положительно.

Корпус изготовленной САУ "Уралмаш-1". 1945 г.



Корпус САУ "Уралмаш-1" перед обстрелом Свердловском на полигоне. 1945 г.

Представитель заказчика пытался настаивать на своем, но в результате некоторых уступок конструкторы победили.

Окончательно утвержденный вид САУ "Уралмаш-1". 1945 г.




Эталонный самоход "Уралмаш-1" был изготовлен в мае 1945 г. По заданию их должно было быть 3 штуки, два с вооружением из 100-мм пушки Д-10С и один со 122-мм пушкой, но автор не уверен, что данный план был выполнен. Скорее всего, было лишь две машины с разным вооружением, но могло быть изготовлено и две однотипных 100-мм САУ, одна из которых была затем перевооружена 122-мм пушкой Д-25С. На испытаниях машины продемонстрировали очень хорошие результаты. Так, по бронированию "Уралмаш" мог поспорить с любой современной ему боевой машиной, а вооружение также было "на соответствующем уровне" и давало возможность дальнейшего увеличения его мощности. Но война закончилась, а для требований службы в мирное время агрегаты первых Т-44 уже не годились.

САУ "Уралмаш-1" перед испытаниями на НИБТполигоне. 1945 г.



САУ "Уралмаш-1" с вооружением из 122-мм пушки Д-25-С (СУ-102). 1945 г.

Поэтому разворачивать производство принципиально новой боевой машины в мирных условиях сочли нецелесообразным. Советский "фердинанд" остался в прототипе.

Оглавление книги


Генерация: 0.229. Запросов К БД/Cache: 3 / 1