Глав: 7 | Статей: 19
Оглавление
С первых дней Восточной кампании главной «головной болью» Вермахта стала советская бронетехника, на борьбу с которой гитлеровцы вынуждены были бросить все силы – танки и штурмовые орудия, пехоту и пикирующие бомбардировщики, противотанковую артиллерию и зенитки. Знаменитые «Тигры» и «Пантеры» также создавались в первую очередь как «убийцы» русских танков – не помогло. В итоге немцам пришлось разрабатывать целое семейство специализированных боевых машин – так называемых Jagdpanzer'oв («истребителей танков»), от легких «хетцеров» и средних Jagdpanzer IV до тяжелых «Ягдпантер» и сверхтяжелых «Ягдтигров», по праву считавшихся самой мощной противотанковой САУ Второй Мировой, – по бронированию боевой рубки JagdTiger превосходил даже легендарные «Фердинанды», а его чудовищное 128-мм орудие поражало любую бронетехнику на дистанции до 3 километров! Задуманный как очередное Wunderwaffe («чудо-оружие»), которое должно было изменить ход войны, «Ягдтигр» не оправдал возлагавшихся на него надежд, став такой же избыточной и фактически бесполезной боевой машиной, как и «Королевский Тигр»: «Целей, достойных 128-мм пушки, у противников гитлеровской Германии не было. Из металла же, необходимого для изготовления одного «Ягдтигра», можно было сделать четыре «хетцера» – лучших легких противотанковых САУ времен войны, от которых было куда больше толку!»
Михаил Барятинскийi

Боевое применение

Боевое применение

Из «ягдпантер» формировали специальные батальоны тяжелых истребителей танков РГК, находившиеся, как правило, в подчинении у командования полевых или танковых армий. По штату батальон «ягдпантер» должен был состоять из трех рот, каждая из которых включала три взвода по четыре САУ в каждом и две машины командования роты. Таким образом, каждая рота должна была состоять из 14 самоходок. В составе штаба батальона имелось еще три боевых машины, в результате чего на вооружении батальона должно было состоять 45 «ягдпантер». Однако на практике этот штат никогда не соблюдался. К счастью, как для нас, так и для наших союзников, немцы сумели выпустить слишком мало этих самоходок.




«Ягдпантеры» 654-го батальона во время учебных занятий на полигоне Графенвер. Октябрь 1944 года

Первые восемь машин 28 апреля 1944 года получила 2-я рота 654-го батальона тяжелых истребителей танков. После высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года 654-й батальон в спешном порядке стали готовить для отправки на Западный фронт. 11 июня в докладе Гитлеру о состоянии части говорилось, что штаб с 1-й и 2-й ротами 654-го батальона находится в полной боевой готовности, но в его составе имеется всего 8 «ягдпантер» и 5 БРЭМ «Бергепантера», которые использовались для тренировок механиков-водителей. Только 14 июня 1944 года 654-му батальону были отгружены 17 новых самоходок. Однако, не дожидаясь получения этого пополнения, 15 июня 2-я рота 654-го батальона погрузила 8 имеющихся у нее «ягдпантер» на железнодорожные платформы и отправилась на Западный фронт, где вошла в состав Учебной танковой дивизии. С 27 июня и до начала июля «ягдпантеры» находились в распоряжении 47-го танкового корпуса и вели бои с английскими танковыми подразделениями.



Левая часть боевого отделения. Хорошо видны укладка 88-мм выстрелов, казенная часть мортирки для стрельбы дымовыми гранатами и корзинка для установки перископического прицела.


«Ягдпантеры» 2-й роты 654-го батальона тяжелых истребителей танков на дороге близ Гуммерсбаха. Сентябрь 1944 года.


Колонна «ягдпантер» на улице французского города. 1944 год

Боевое крещение новых самоходок состоялось 30 июня 1944 года. Близ Ле Лежа в Нормандии эскадрон 6-й английской танковой бригады наскочил на три «ягдпантеры» 654-го батальона. Бой был предельно коротким. За две минуты «ягдпантеры» уничтожили 11 «Черчиллей»!

По состоянию на 1 августа 1944 года в 654-м батальоне имелось 8 исправных самоходок и два командирских танка «Пантера». Еще 16 САУ находились в ремонте. Для восполнения потерь 16 августа батальон получил еще 8 «ягдпантер». Всего же в течение августа батальон потерял безвозвратно 17 машин, в основном в ходе прорыва из Фалезского котла. Остальные самоходки требовали ремонта. 9 сентября батальон был отозван с фронта и в тот же день убыл на полигон Графенвер в Баварии.

Вскоре новыми боевыми машинами перевооружили 519, 559, 560 и 655-й батальоны тяжелых истребителей танков, каждый из которых имел в своем составе одну роту, укомплектованную «ягдпантерами». Две другие вооружались истребителями танков Jagdpanzer IV, Panzer IV/70 или штурмовыми орудиями StuG 40. Такая организация была утверждена Гитлером в качестве основной для батальонов тяжелых истребителей танков 11 сентября 1944 года.



Правая часть боевого отделения. Хорошо видны установка курсового пулемета и вертикальная штанга с подвижным станком для крепления стереотрубы в командирском люке

К началу контрнаступлении немецких войск в Арденнах на Западном фронте имелось 56 «ягдпантер» в составе пяти батальонов тяжелых истребителей танков. Однако в боеготовом состоянии находилось только 27 машин, но и из этого количества в начавшемся 16 декабря 1944 года наступлении принимали участие не более 20.



Командирская «Ягдпантера» из состава 559-го батальона тяжелых истребителей танков. Эта машина (шасси №300054) была выпущена заводом MIAG в июле 1944 года. Захвачена англичанами, ныне экспонируется в Имперском военном музее в Лондоне

Следует отметить, что в 1944 году на Восточном фронте «ягдпантеры» не применялись. Но уже 13 января 1945 года по пять «ягдпантер» получили 563-й и 616-й батальоны тяжелых истребителей танков. Спустя несколько дней в адрес этих частей направили еще 9 «ягдпантер». О действиях этих машин на Восточном фронте можно узнать из доклада командира 563-го батальона:

«Батальон прибыл в Миелау из Курляндии 3 декабря 1944 года в составе: штаб и три роты. По распоряжению генерал-инспектора танковых войск подразделение должно было переформироваться в тяжелый батальон истребителей танков и иметь следующий состав:

штабная рота;

1-я рота, вооруженная «ягдпантерами»;

2 и 3-я роты, вооруженные истребителями танков Pz.IV/70;

рота обеспечения;

рота технического обслуживания.



Еще одна подбитая «шерманами» и сгоревшая командирская «Ягдпантера» 559-го батальона. Сентябрь 1944 года

16 января 1945 года было закончено формирование трех рот (боевой матчасти нет). 17 января батальон в полном составе был введен в бой в районе Грудуск. Во время этой операции потеряно 55 специалистов (командиры машин, водители, наводчики). Перед началом боев из части выбыло 150 человек.

Состояние матчасти: 35 вспомогательных и специальных машин находилось в ремонте в ротах и 10 машин – в роте технического обслуживания. 23 машины отправили военному коменданту в Миелау.

По приказу верховного командования батальон должен был получить свое вооружение в Солдау, но в результате прорыва русских танков потерял там 16 специальных машин. Предназначенное батальону вооружение (24 самоходки Pz.IV/70 и 18 «ягдпантер») отправлено в Алленштейн, где должно быть укомплектовано две роты по 12 Pz.IV/70, рота «ягдпантер» (9 машин), а также приданная 3-я рота 616-го батальона тяжелых истребителей танков с девятью «ягдпантерами». Недостаток в экипажах покрыл перевод специалистов из других подразделений.

Переформирование в Алленштейне началось 20 января в 10.00 часов и закончилось 21 января в 7.00 часов. Из-за недостатка времени прибывшие самоходки были осмотрены и проверены только поверхностно, стрельбы не производились, механики-водители были прикомандированы частично из частей Восточной Пруссии. Люди полностью вымотаны в предыдущих боях.



Британские саперы занимаются эвакуацией «Ягдпантеры» (шасси №300027). Эта машина принадлежала к составу 3-й роты 654-го батальона тяжелых истребителей танков. Середина августа 1944 года

21 января 1945 года 563-й батальон тяжелых истребителей танков двумя группами убыл к месту боевых действий. С этого времени он участвовал в боях севернее Алленштейна, южнее и западнее Гуттштадта, занял Лиебштадт и в настоящее время воюет в районе Вормдитта.

В течение 10 дней батальон подбил и уничтожил 58 танков противника. Потери следующие:

от огня противника безвозвратно потеряно четыре Pz.IV/70 и одна «Ягдпантера»;

взорвано из-за нехватки топлива восемь «ягдпантер» и четыре Pz.IV/70;

взорвано застрявших и не могущих быть эвакуированными одна «Ягдпантера» и восемь Pz.rV/70;

взорвано подлежащих длительному ремонту три «ягдпантеры» и три Pz.IV/70.

С учетом имеющегося личного состава батальон в настоящее время может укомплектовать экипажами и использовать 15 самоходок «Ягдпантера» или Pz.rV/70».

Таким образом, если следовать немецкой статистике, учитывавшей только боевые потери, то надо говорить о соотношении потерь за 10 дней как о 58:5. При этом, «объективные» немцы у себя учитывали только безвозвратные потери, а у противника – все. Но совершенно очевидно, что какая-то часть из 58 подбитых советских танков после ремонта была возвращена в строй. Кроме того, нет никакого сомнения в том, что относительно немецкой стороны необходимо считать все потери, ведь взрывали свои машины тоже не просто так, а в результате неблагоприятного для них хода боевых действий. А это уже не 5 боевых машин, а 32! И соотношение вырисовывается совсем другое! Но вернемся к «ягдпантерам».



В распоряжении механика-водителя «Ягдпантеры» находились такие же три педали, что и в любом автомобиле: педаль управления главным фрикционом (сцепление), педаль тормоза и педаль акселератора


«Ягдпантера», подбитая двумя бронебойными снарядами, попавшими в моторное отделение. На втором плане подбитый американский истребитель танков М36 «Слаггер». Снимок сделан 17 марта 1945 года

Что касается последних, то в последние месяцы войны значительное количество «ягдпантер» поступало не в батальоны истребителей танков, а в танковые соединения для восполнения потерь в танках. Так, по 10 машин этого типа в феврале 1945 года получили 2-я танковая дивизия СС «Рейх», 9-я танковая дивизия СС «Хоенштауфен» и 10-я танковая дивизия СС «Фрундсберг». По нескольку «ягдпантер» получил и ряд других танковых соединений Вермахта и войск СС. Надо сказать, что распыление противотанковых самоходок по танковым частям отрицательно сказалось на их боевом применении. Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует доклад обер-лейтенанта Бока, инспектировавшего танковые дивизии 6-й танковой армии СС и 8-й полевой армии, а также имевшего задание выяснить причины, по которым 560-й батальон тяжелых истребителей танков в ходе боев в Венгрии подорвал большое количество самоходных установок. Обер-лейтенанту Боку удалось выяснить, что:



Английские танкисты осматривают «Ягдпантеру», подорвавшуюся на мине. Германия, март 1945 года


Разоруженная «Ягдпантера» ранней модели. Хорошо видны литая маска типа «свиное рыло» и окантовка пушечной амбразуры


«Ягдпантера», подбитая в боях у озера Балатон. Венгрия, март 1945 года


Сгоревшая «Ягдпантера». Обращают на себя внимание два перископа механика-водителя, как у машин самого раннего выпуска, и характерный для более поздних моделей составной ствол 88-мм пушки. Венгрия, март 1945 года

«Батальон был подчинен 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд» и использовался в боях в качестве 3-го батальона танкового полка. Роту обеспечения батальона объединили с подразделением обеспечения полка в так называемую группу обеспечения. Таким же образом были объединены эвакуационные подразделения, для того чтобы можно было централизованно управлять ремонтом и эвакуацией. В результате этого командир батальона не мог нормально управлять ни обеспечением, ни ремонтом боевой техники. Кроме того, к полку от батальона должны были направить ординарца, но в батальоне не нашлось человека, которому можно было бы поручить исполнение этих обязанностей.



Двигатель Maybach HL-230P30

При выходе из боя в районе от Баконьевского леса до Ольденбурга батальон вообще не получал горючего. Для того чтобы вывести имеющиеся в наличии девять Pz.IV/70 и три «ягдпантеры», приходилось использовать топливо с трофейных машин противника.



«Ягдпантера» позднего выпуска, подбитая на подступах к Кенигсбергу. Весна 1945 года

Наибольшее количество подрывов самоходок произошло из-за недостаточной организации эвакуации, которая должна была проводиться танковым полком дивизии «Гитлерюгенд». Однако в первую очередь велась эвакуация полковой техники, в то время как самоходки 560-го батальона эвакуировались последними. Однако в большинстве случаев сделать это уже не представлялось возможным, так как из-за слабого сопротивления собственной пехоты русские обходили позиции застрявших в грязи или поломавшихся самоходок.



Москва, Центральный парк культуры и отдыха имени Горького, выставка трофейной техники. Воины Красной Армии и передовики производства знакомятся с захваченной «Ягдпантерой», 1945 год.


«Ягдпантеры» и «пантеры» в сборочном цехе фирмы MNH в Ганновере, захваченном американскими войсками. Май 1945 года

Так, например, эвакуация истребителя танков, завязшего 8 марта 1945 года, была проведена только 21 марта.

Неоднократные настойчивые просьбы командира батальона, направляемые в штаб полка и дивизии о предоставлении ему дополнительных эвакуационных средств приходили обратно с резолюциями, что средств для эвакуации нет в наличии и в случае необходимости машины необходимо взрывать. Между тем танковый полк активно использовал самоходки 560-го батальона, предоставляя их другим подразделениям и не ставя об этом в известность командование батальона. В результате очень часто командир батальона не знал, сколько боеспособ ных машин имеется у него в наличии и где они находятся.

Другая причина больших потерь заключалась в тактически неправильном боевом применении. Истребители танков, почти во всех случаях без исключения использовались в боях в качестве штурмовых орудий вместе с пехотой в качестве арьергарда. В результате подбитые или вышедшие из строя самоходки в большинстве случаев оставались в расположении противника.

Для машины, которая может вести огонь только вперед по ходу движения, такое использование совершенно неприемлемо, так как перед каждой сменой позиций она должна маневрировать.



Трофейная «Ягдпантера» во время испытаний на НИБТПолигоне ГБТУ Красной Армии в Кубинке. 1945 год.

В некоторых случаях приказывалось зарывать поврежденные истребители танков в землю и использовать их как огневые точки. Такое использование истребителей танков также является неправильным, так как в результате приходилось взрывать машины во избежание захвата противником, обходившим их с флангов».

Любопытно отметить, что подобное использование самоходных орудий по-танковому было характерно для Красной Армии в 1943 году, в период становления самоходно-артиллерийских частей. Немцы же увлекались этим в конце войны, когда были вынуждены восполнять убыль в танках самоходками.

По состоянию на 15 марта 1945 года в частях Вермахта и войск СС насчитывалось 145 «ягдпантер», из которых только 59 находились в боеготовом состоянии. Из этого количества 34 машины находились на Восточном фронте, а 25 – на Западном. На 10 апреля 1945 года в германских войсках осталось только 53 «ягдпантеры». Из 16 боеготовых машин 11 находилось на Восточном фронте и 5 на Западном. Само собой разумеется, что столь мизерное количество самоходок, пусть даже и очень неплохих, не могло оказать заметного влияния на ход боевых действий.

После войны «ягдпантеры» некоторое время состояли на вооружении во французской армии, в частях, дислоцированных в Сатори и Бурже.

Оглавление книги


Генерация: 0.058. Запросов К БД/Cache: 0 / 0