Глав: 14 | Статей: 43
Оглавление
Знаменитый генерал нацистской Германии Гейнц Гудериан рассказывает о возникновении танковых войск, вооружении и особенностях боевого применения этих машин, сложностях и ошибках в их использовании. Гудериан был провозвестником, теоретиком, организатором и практиком танкового дела в своей стране. В книге он описывает ход трех масштабных военных операций — прорыва во Францию, наступления на Советский Союз и долгого отступления из России в 1943—1945 годах. По свидетельству военных теоретиков и политиков, эта книга — лучшее из всего того, что было написано немецкими генералами.

3. Противотанковая оборона

3. Противотанковая оборона

В 1916—1918 годах решение Германии не строить танки освободило вражеский альянс от необходимости принимать меры по противотанковой обороне; немцы со своей стороны недооценили значение нового вида вооружений как такового, а потому также не уделили внимания противотанковой обороне. Вследствие этого Германия потерпела поражение.

Установив причины своего поражения, Германия в первую очередь должна была позаботиться о средствах защиты против своих потенциальных противников, которые были вооружены танками. А потому мы обратились к проблеме противотанковой обороны в целом и в результате приняли некоторые практические меры. В свою очередь, восстановление германского военного суверенитета — и вместе с тем уверенности в том, что Германия будет производить свои танки, — означало, что теперь в течение нескольких лет другие страны также должны будут уделять пристальное внимание вопросу противотанковой защиты. Для начала мы рассмотрим основные принципы такой защиты.

Сама природа предоставляет наиболее эффективную противотанковую защиту, хотя не в любом месте и не в любое время года. Крутые откосы, широкие и глубокие водные потоки, котлованы, густые и высокие лесные заросли могут представлять непреодолимые преграды для танков; участки, прикрытые такими препятствиями, именуются «танкобезопасными» (Panzersicher). Менее резко выраженные препятствия будут затруднять и замедлять продвижение танков; застроенные районы также могут явиться сдерживающим фактором для напора танков и обеспечивать хорошее убежище за стенами, в домах и подвалах. Подобные территории характеризуются как «ограничивающие продвижение танков» (Panzerhemmend). Открытые, поросшие редкой растительностью пространства с разнообразным рельефом большей частью способствуют атаке бронетехники, а потому называются «благоприятными для танков» (Panzergunstig).

Обороняющиеся будут стремиться использовать для своих целей «танкобезопасные» территории, размещать на них свои оборонительные сооружения или прикрывать с их помощью один или оба своих фланга. «Ограничивающие» участки отыскать легче; это ценные активы противотанковой обороны, они увеличивают время, в течение которого противотанковое оружие может производить эффективные действия. Иногда саперы способны превратить условные препятствия в непреодолимые, к примеру сделав откосы отвесными, углубив ямы, создав водные преграды и заболотив местность, соорудив по краю леса завалы, имеющие значительную высоту, ширину и глубину. Искусственные препятствия могут быть установлены и на открытой местности в виде железных полос, вмурованных в бетон, а также столбов, бетонных стен, бетонных пирамид, витков колючей проволоки и минных заграждений.

Однако природа не всегда щедро предлагает «безопасные» или даже «ограничивающие» территории; протяженность искусственных препятствий, а также то, насколько мы сможем преобразовать местность, будет определяться наличием времени, рабочей силы, материалов и снаряжения, и эффективность таких преград в любом случае обуславливается тем, как хорошо они замаскированы и насколько могут противостоять работе групп разграждения. К тому же боевая задача и ситуация могут не оставить обороняющимся иного выбора, как только закрепиться на местности, благоприятной для танков. Все это означает, что обороняющимся войскам требуется бронебойное оружие, иначе они могут оказаться в такой же ситуации, в какую попала в 1918 году немецкая пехота, не имевшая защиты и поставленная перед невыполнимой задачей. Даже если фронтальные атаки исключаются, противник может еще прорваться на соседнем участке и представить неожиданную угрозу с фланга. Эффективное противотанковое оружие, таким образом, является важной частью вооружения всех войск, но особенно это касается пехоты.

Противотанковое оружие может быть признано вполне эффективным только в том случае, если оно действует достаточно быстро, чтобы отбить атаку противника прежде, чем она достигнет основной линии обороны пехоты. Если атака перейдет в следующую стадию, это приведет лишь к тому, что пехота понесет более тяжелые потери и, возможно, будет полностью уничтожена — так сказать, «операция прошла успешно, но пациент умер». Следовательно, пехотное противотанковое оружие должно быть достаточно легким и компактным, чтобы его можно было использовать на передовой, но при этом оно должно иметь адекватную мощность и дальнобойность, чтобы остановить атаку в самом ее начале.

В качестве примера приведем несколько цифр. Танки противника идут в атаку со скоростью 12 километров в час, покрывая тысячу метров за пять минут. Давайте предположим, что у обороняющихся имеется оружие, которое способно прицельно выпускать восемь зарядов в минуту при дальности эффективной стрельбы 600 метров; размещенное на переднем крае зоны боевых действий пехоты, такое оружие способно выпустить 24 заряда, прежде чем танки достигнут этого рубежа; это число возрастет до 40 выстрелов, если дальность эффективной стрельбы орудия равняется тысяче метров. Соответствующие цифры для автоматического оружия, стреляющего короткими очередями, — 100 зарядов в минуту вместо восьми, что составляет 300 выстрелов при дальности эффективной стрельбы 600 метров и 500 — при дальности тысяча метров. И все же при одинаковых калибрах большая интенсивность огня автоматического оружия приобретается за счет возрастания тяжести и громоздкости самого оружия и боеприпасов.

В британской армии мирного времени в каждом четвертом батальоне пехотных бригад имеются моторизованные противотанковые роты, вооруженные шестнадцатью автоматическими пушками калибра 20 мм. Франция внедрила в обращение автоматическую пушку калибра 25 мм, и каждому пехотному батальону выделили по 3 таких пушки на тракторной тяге (№ 21). Германия имеет 37-миллиметровые орудия (№ 43), перевозимые при помощи шестиколесных тягачей. В настоящий момент разрабатывается ряд моделей более легкого противотанкового вооружения калибра 12 мм и выше, так называемые «противотанковые ружья» (Tankbuchsen); они предназначены для небольших отрядов, имеют приблизительно те же размеры, что и пулеметы, но способны пробивать броню лишь на малой дистанции. Видимо, еще не решено окончательно, принимать ли на вооружение этот вид оружия, хотя англичане проводят испытания 12-миллиметрового противотанкового ружья, которое весит 16 килограммов, имеет скорость стрельбы от 6 до 8 выстрелов в минуту и эффективно против легкой брони на дистанции до 150 метров (Militar-Wochenblatt, 1937, № 48).

Было бы ошибкой делать из этого вывод, что в настоящее время пехота способна противостоять угрозе танковой атаки. Военная технология вполне в состоянии производить танки, абсолютно защищенные против оружия такого калибра и при этом не теряющие маневренности и не превышающие по весу предельно допустимую нагрузку для мостов. Такие танки уже существуют, особенно во Франции. Оружие, упомянутое выше, будет неэффективно против атаки подобных тяжелых танков, и, если противник поставит в первую атакующую волну именно тяжелые танки, они не только сметут с лица земли легкую противотанковую защиту, но и дадут возможность множеству легких танков вырваться вперед; последние, будучи неуязвимыми для бронебойных патронов калибра стрелкового оружия, окончательно уничтожат пехоту и завершат прорыв.

Этой опасности можно противодействовать, приняв на вооружение противотанковые орудия крупного калибра. Они уже находятся в разработке. Действительно, у нас имеется сообщение (Militar-Wochenblatt, 1937, № 46) о подобном британском противотанковом орудии калибра 75 мм «виккерс» на моторной тяге. Лафет позволяет вести круговой обстрел, а пушка стреляет снарядами массой 6, 5 килограмма с начальной дульной скоростью 595 метров в секунду и дульным давлением 117 метрических тонн. Поединок между артиллерией и броней уже давно ведется в морских сражениях и при осаде крепостей; теперь он распространяется и на танковые сражения, а в будущем неизбежно коснется и войны в воздухе. Однако мы не перестаем строить военные корабли, крепости и самолеты из-за того только, что тяжелая и сверхтяжелая артиллерия способна пробивать броню, так что и неоспоримая эффективность противотанковой защиты не означает, что по этой причине строить танки бессмысленно. Если мы поддадимся влиянию подобной аргументации, нам придется согласиться с тем, что умозаключения генерала Дуэ справедливы в целом, а не только для Италии, когда он утверждает, что одни только воздушные силы сохранят способность к наступательным действиям, а наземные войска должны будут довольствоваться оборонительными. Взгляды Дуэ на самом деле подвергаются резкой критике, особенно теми, кто подчеркивает, что наземные военные действия остаются по-прежнему решающими и что наземные войска, как и прежде, обладают адекватной наступательной мощью. Если мы спишем со счетов бронетанковые войска в качестве средства для достижения победы, мы попросту вернемся к позиции, которую немцы занимали с 1916-го по 1918 год, когда они не признавали значения танков. Фактически это будет концом успешных наступательных действий в наземной войне.

Давайте вернемся к состязанию между танком и орудием и применим его к нашему случаю. Мы должны сделать все возможное, чтобы способствовать организации противотанковой обороны, и точно так же от нас требуется серьезная работа, чтобы мощность наших танковых сил гарантировала успешность наших контратак. И совершенно закономерно, что с точки зрения обороняющихся нам нужны орудия и боеприпасы, способные противостоять самым грозным из известных в настоящее время танков. Сегодняшняя наша тяжелая артиллерия обладает достаточной дальностью стрельбы и пробивной силой, но ей недостает мобильности и скорости, чтобы отразить внезапную атаку тяжелых танков, идущих на прорыв; ей также не хватает быстроты реагирования и скорости изменения угла наводки, а механизмы прицела неудобны для наведения на быстродвижущиеся мишени. Следовательно, современная средняя и тяжелая артиллерия имеет приемлемые шансы для того, чтобы успешно отбить атаку тяжелых танков, но никак этого не гарантирует. Вывод таков: нам нужны орудия нового типа.

Мины являются еще одним ценным резервом противотанковой обороны. Их можно установить зa короткий срок на участке требуемой глубины и ширины, и они легко могут быть замаскированы на какой угодно пересеченной местности. Танковым силам противника будет весьма нелегко обнаружить это оборонительное средство, и они понесут большие потери, если не произведут надлежащую разведку и не смогут расчистить проходы в минных полях при помощи артиллерийского обстрела или отрядов разминирования. Все это вместе делает мины страшным противником танков.

Использование мин обусловлено наличным их запасом, а еще больше — мерами предосторожности, которые неизбежно должны предприниматься обороняющимися войсками в связи с существованием минных полей. Минные поля большой протяженности, по существу, жестко ограничивают свободу передвижения обороняющихся. Неравномерно сгруппированные мины и установка отдельных мин вразброс дают больше свободы, но они по-прежнему представляют опасность для наших собственных войск. Фактическое местонахождение мин обычно известно только саперам, которые их устанавливали. Другие войска в большинстве случаев менее информированы, особенно если части, удерживающие данные позиции, постоянно сменяются. Этот недостаток становится еще более заметен для обороняющихся в случае маневренных военных действий, даже если войска отступают и не намереваются закрепляться на новых позициях.

Подведем итоги. Основа противотанковой обороны — это естественные или искусственные препятствия, с которыми на данном участке сталкивается бронетехника, дополнительные заграждения (мины), которыми мы перегораживаем площадь атаки, а также огонь противотанковых орудий различных калибров. Следовательно, мы можем выделить две формы противотанковой обороны:

неподвижную, жестко закрепленную на местности;

способную действовать — при помощи мобильного оружия — практически на любой местности.

Необходимо использовать обе формы. На тех участках, где мы намереваемся ограничиться обороной, можно устанавливать стационарный тип в виде систематически расположенных заграждений, какие применяются в современных оборонительных системах; мобильные войска могут выступать в качестве подкреплений и подвижных резервов для стационарной обороны, но, кроме того, их можно будет быстро перебросить для организации обороны на неукрепленной территории там, где это потребуется. Для стационарной формы особенное значение имеют условия местности, систематическая разведка, а также наличие рабочей силы, материалов и времени; мобильная форма зависит от потенциала соответствующих оборонительных сил, зато их можно бросить в бой там и тогда, когда возникнет необходимость.

Противотанковые подразделения и саперы — силы, наиболее подходящие для организации противотанковой обороны, но в сражении с обычными войсками их следует поддержать пулеметным огнем, а при необходимости также огнем артиллерии и действиями подразделений разведки и связи. Таким образом, кроме противотанкового подразделения, которое включено в состав дивизии, необходимо иметь заградительные части (Sperrverbande), остающиеся в распоряжении высшего командования. Принимая во внимание характер атаки, вероятность успешной обороны сильно зависит от скорости, с которой эти части способны передвигаться и вступать в бой. Почти невозможно преувеличить значение подобных отрядов — маневренных, обладающих большой оборонительной силой и специально обученных и вооруженных для выполнения своей задачи.

Оглавление книги


Генерация: 0.121. Запросов К БД/Cache: 3 / 0