Глав: 14 | Статей: 43
Оглавление
Знаменитый генерал нацистской Германии Гейнц Гудериан рассказывает о возникновении танковых войск, вооружении и особенностях боевого применения этих машин, сложностях и ошибках в их использовании. Гудериан был провозвестником, теоретиком, организатором и практиком танкового дела в своей стране. В книге он описывает ход трех масштабных военных операций — прорыва во Францию, наступления на Советский Союз и долгого отступления из России в 1943—1945 годах. По свидетельству военных теоретиков и политиков, эта книга — лучшее из всего того, что было написано немецкими генералами.

4. Танковые войска

4. Танковые войска

Наши разведывательные и противотанковые отряды были новыми образованиями, не имевшими себе подобных в армиях других государств. Однако, что касалось танковых сил, во всех наиболее важных милитаризованных государствах уже имелся целый ряд прецедентов. Мы уже описывали, как они развивались во время войны и в последующее время в Англии, Франции и России. Инспекции бронетанковых сил, следовательно, предстояло принять ответственное решение — выбрать, какую из совершенно несходных между собой зарубежных моделей она должна рекомендовать нашему высшему командованию как наиболее подходящую в условиях Германии; или же нам действительно следует сформировать в корне новую доктрину.

Две вещи, по крайней мере, были ясны: мы не могли в одно и то же время принять на вооружение английскую, французскую и русскую тактику. Во-вторых, мы не могли создавать свою собственную доктрину в условиях, когда у нас полностью отсутствует практический опыт, а то, что есть, представляет собой не более чем поверхностное знакомство с английским и французским опытом времен войны. По зрелом размышлении было решено, что до тех пор, пока мы не накопим достаточно собственного опыта, мы будем опираться главным образом на представления англичан, как сказано в «Предварительном руководстве по подготовке танков и бронированных автомобилей», часть II, 1927. Этот документ был написан ясным языком, и он не только давал указания касательно того, что нам нужно для проведения собственных экспериментов, но также и открывал пути развития, казалось бы, закрытые в более известных французских предписаниях того периода, в которых делалась попытка привязать танки к пехоте. Высшее командование одобрило наше решение, и, таким образом, получилось, что вплоть до 1933 года интеллектуальная подготовка офицерского корпуса моторизованных частей будущих танковых войск велась согласно британским установлениям. К настоящему времени немецкая точка зрения на военные действия бронетанковых сил уже озвучивается все более громко, причем ее источники — частично наши размышления и частично то, что мы выяснили в процессе экспериментов с подразделениями танковых макетов. Взгляды немцев имели много общего с тем, как мыслили за рубежом, но одновременно имели и множество отличий.

Оставляя в стороне обстоятельства, существовавшие в Германии на тот момент, имеет смысл задать вопрос: каковы в общих чертах условия формирования доктрины? Факторы, относящиеся к делу, — географическое положение страны, сила или слабость ее границ, ее запасы сырья, ее промышленность и состояние ее вооруженных сил в сравнении с соседними странами, — эти факторы, и особенно последний, оказывают непосредственное воздействие на формирование доктрины и в ответ на изменение обстоятельств требуют соответствующих реакций. Однако, когда новый род войск находится в процессе развития, основная задача — не подчиняться каждому сиюминутному колебанию мнений, а, наоборот, сохранять определенную беспристрастность по отношению к настроениям и тенденциям сегодняшнего дня. Мы должны после надлежащего обсуждения отчетливо определить наши цели, а затем поддерживать техническое развитие в нужном направлении все то время, которое необходимо для их окончательного осуществления. Последовательности можно достигнуть лишь в том случае, когда этим развитием долгое время занимаются одни и те же лица и когда эти лица могут действовать, применяя необходимую власть. Объединенное руководство является тем более важным, когда техническое и тактическое становление новой военной силы, а также ее снаряжение и подготовка находятся на самой ранней стадии своего развития. И даже в последующие годы, когда развитие это не будет происходить с такой головокружительной скоростью, как в настоящее время, еще останутся убедительные причины утверждать, что потенциал моторизованных сил может раскрыться в полной мере лишь тогда, когда они будут составлять отдельный род войск.

Чтобы решать такие вопросы, жизненно важно определить базовую задачу танковых войск. Предполагается ли использовать их для штурма крепостей и стационарных оборонительных укреплений, или для осуществления оперативных охватов, или для обходных маневров на открытом пространстве; будут ли они действовать на тактическом уровне, совершая прорывы своими силами и блокируя вражеские прорывы и охваты, или же они останутся не более чем вооруженным пулеметами бронированным транспортным средством, действующим в тесном контакте с пехотой? Попытаемся ли мы найти выход из навязанного нам тупика, разом введя в действие во всем объеме наше самое мощное наступательное оружие? Или мы откажемся использовать его очевидную потенциальную способность на большой скорости преодолевать большие расстояния ради того, чтобы привязать себя к черепашьему шагу пехоты и артиллерийских батарей, отказываясь тем самым от всяких надежд на быстрое достижение победы как в сражении, так и во всей войне?

Давно прошло то время, когда танки были всего лишь приложением к пехоте; фактически мы почти что можем признать обратное, поскольку Франция полагает, что какая бы то ни было атака пехоты без присутствия танков более нереальна. Но в эту аргументацию мы дальше вдаваться не будем.

Откровенно абсурдно принимать сознательное решение не использовать в полную силу потенциальные возможности оружия. Поэтому для окончательно разработанного варианта оружия должны устанавливаться настолько высокие характеристики, насколько это возможно в данное время. Если, к примеру, у нас есть необходимые боевые средства молниеносной атаки, просто нелепо заставлять танки изображать из себя еле движущиеся мишени для вражеского огня только потому, что иначе пехота старого образца не будет способна двигаться с ними вровень. Теперь, когда техника позволяет посадить пехоту в бронированные машины сопровождения, которые могут передвигаться точно с такой же скоростью, что и танки, именно танки должны определять скорость пехоты; французы, осознав это преимущество, уже посадили своих Dragons portes в бронетранспортеры. И опять-таки не имеет смысла останавливать танковую атаку на несколько часов только по той причине, что артиллерии на копной тяге требуется сменить позиции, когда сейчас имеется техническая возможность прицеплять к пушкам тягачи или крепить их на самоходные бронированные лафеты, а также обеспечивать маневренность орудийных расчетов и передовых наблюдателей с помощью бронемашин. Танки не должны следовать за артиллерией, их задача идти другим путем.

Если танки ввести в состав каждой пехотной дивизии, они потеряют способность сосредотачиваться в решающем пункте. Многие из этих машин, подвергаясь риску серьезных потерь, застрянут на участках, где их передвижение невозможно либо сильно замедлено, и будут вынуждены согласовывать свои действия с тактикой медленно передвигающейся пехоты и артиллерии на конной тяге. Возможность быстрого передвижения будет уничтожена в зародыше, и мы потеряем всякую реальную надежду на достижение внезапности и решающего успеха в битве. Мы встретим трудности, пытаясь использовать танки en masse, — a возрастание противотанковой мощности всех армий означает, что концентрация бронетехники в настоящее время еще важнее для победы, чем это было в 1917 году. Мы не сможем удерживать тыловые линии обороны и танковые резервы и, следовательно, лишимся средств, позволяющих развить успехи, достигнутые усилиями первого эшелона. Мы предоставим противнику время, чтобы он мог подтянуть резервы, заново закрепиться на тыловых оборонительных линиях, отразить наши попытки охвата и сосредоточить силы для контратаки.

Сейчас мы приступаем к разбору типов танков, их вооружения, их средств защиты, а также того, как их организовать и какую поддержку им должны оказывать дополняющие и вспомогательные войска. Это, в свою очередь, будет определяться теми целями, для которых предполагается использовать танки.

Танкам нет необходимости развивать особенно высокую скорость, если они предназначены лишь для взаимодействия с пехотой и если мы не собираемся формировать головной отряд из бронетехники для преодоления укреплений противника и борьбы с его артиллерией. Однако им в таком случае требуется исключительно прочная броня, поскольку они двигаются медленно и на значительное время становятся мишенью огня артиллерии и противотанковых орудий, особенно на близкой дистанции. Их вооружение составляют пулеметы и, по крайней мере, малокалиберное основное вооружение, чтобы обеспечить их хотя бы минимальной защитой против танков противника или артиллерийских орудий с прикрытием, которые могут появиться на дальней дистанции. Подобные танки, сопровождающие пехоту, организуются в небольшие подразделения, не более отряда, и их не подготавливают и не экипируют для сражения в составе крупных формирований. Старшие офицеры этих подразделений становятся всего лишь советниками пехотных штабов, а тактическая ответственность за их использование перекладывается на плечи среднего и низшего командного состава пехоты. Как результат, танки будут вводиться в действие малыми группами, как использовали бронетехнику британцы и французы в 1918 году, причем с гораздо меньшей вероятностью успеха, чем тогда.

Какие характеристики, с другой стороны, необходимы танкам, которые в сражении будут внезапно вторгаться на вражеские позиции или осуществлять глубокие прорывы, имеющие целью достичь командных центров противника, добраться до их резервов и уничтожить неприятельскую артиллерию? Их необходимо, по крайней мере частично, покрыть броней, непробиваемой для большинства видов противотанкового оружия. Их скорость и запас хода должны быть больше, чем у танков сопровождения пехоты, и им также нужно вооружение в составе пулеметов и пушек калибра до 75 мм. Их способность прокладывать проходы, преодолевать водные преграды и сокрушать препятствия должна быть достаточной, чтобы они имели возможность справиться с вражескими укреплениями. Танковым формированиям можно придать легкие бронетранспортеры, вооруженные пулеметами, для очистки зоны боевых действий пехоты; для этой задачи вполне хватит и их, поскольку большую часть артиллерии обороняющихся к этому времени уже выбьют наши тяжелые танки.

Такие танковые силы должны быть собраны в крупные формирования и обеспечены дополнительными и вспомогательными боевыми средствами, которые нужны им для того, чтобы они могли действовать независимо, точно так же, как и пехотные дивизии. Их непосредственное руководство в мирное время уже проходило подготовку для этих целей, а ответственность за введение их в бой лежит на высшем командовании. Они развертываются en masse как в ширину, так и в глубину. Они стремятся перевести тактический успех на оперативный уровень. Атаки бронетехники противника в будущем неизбежны, но у нас будет возможность выслать им навстречу наши танки, сгруппированные в крупные формирования, специально подготовленные для подобного сражения. Сосредоточение всех имеющихся бронетанковых сил всегда будет эффективнее, нежели их распыление, независимо от того, идет ли речь о наступлении или обороне, о прорыве или охвате, о преследовании или контратаке.

К последней категории танков относятся те, которые предназначены для штурма крепостей или долговременных позиций. Помимо мощной 6poни и тяжелого вооружения (калибром до 150 мм) они должны обладать более значительной способностью преодолевать наземные и водные препятствия, а также сокрушать преграды. Тот, кто решит производить подобные танки, очень быстро поймет, что масса их будет равна от 70 до 100 тонн — до сих пор только Франция смогла этого достигнуть. Подобных тяжелых танков никогда не будут выпускать в значительном количестве, а использовать их будут либо независимо, либо в составе танковых сил, согласно задаче. Они представляют собой чрезвычайно опасную угрозу, и их нельзя недооценивать.

Германия придает огромное значение принципу объединенного руководства в подготовке танковых войск. Опираясь на уроки военного времени, мы отвергли саму идею ограничить применение танков ролью поддержки пехоты, и с самого начала мы решили создать род войск, обученный сражаться в крупных формированиях, который будет соответствовать любой задаче, могущей выпасть на его долю в течение войны. Танковые (бронетехнические) дивизии создавались на основе именно этой идеи, и всем танкам, входящим в их состав, требуются дополняющие части и части поддержки — их должно быть много, и нечего и говорить, все они должны быть полностью моторизованы.

Каждый отряд, входящий в состав танковых полков, укомплектован пулеметами и различными артиллерийскими орудиями, необходимыми для ведения огня на ближней, средней и дальней дистанции, а также для того, чтобы при необходимости немедленно отразить атаку танков пpoтивника, имея достаточное количество бронебойных средств. Для полной уверенности в том, что орудия всех калибров используются с наибольшим эффектом, необходимо еще одно условие — командиры танковых бригад и полков должны развернуть эти орудия в соответствии с требованиями ситуации и поручить им определенные задачи.

Оглавление книги


Генерация: 0.083. Запросов К БД/Cache: 2 / 0