Глав: 14 | Статей: 43
Оглавление
Знаменитый генерал нацистской Германии Гейнц Гудериан рассказывает о возникновении танковых войск, вооружении и особенностях боевого применения этих машин, сложностях и ошибках в их использовании. Гудериан был провозвестником, теоретиком, организатором и практиком танкового дела в своей стране. В книге он описывает ход трех масштабных военных операций — прорыва во Францию, наступления на Советский Союз и долгого отступления из России в 1943—1945 годах. По свидетельству военных теоретиков и политиков, эта книга — лучшее из всего того, что было написано немецкими генералами.

1. Тактика бронетанковых сил

1. Тактика бронетанковых сил

В предыдущих главах мы выяснили, как и почему танки появились на свет, как они развивались в течение войны и после нее и каковы были намерения тех, кто создавал вооруженные силы Германии. Теперь от истории событий перейдем к теоретической базе. Мы опишем состав и тактику современных танковых сил, не упуская и технические реалии. По нашему убеждению, вклад бронетанковых сил в армию может быть весьма ценным, и мы покажем, как они вписываются в картину сами по себе и каков наилучший способ их взаимодействия с другими подразделениями.

Для иллюстрации мы поставим перед нашими бронетанковыми силами задачу одержать убедительную победу, которой они должны добиться неожиданной массированной атакой на линию вражеских полевых укреплений. Целью атаки будет пункт, выбранный нашим командующим и наиболее предпочтительный для развертывания танкового строя. В качестве примера мы выбрали прорыв вражеских позиций, предпочтя его другим альтернативам, таким, как маневренные действия, окружение или преследование, поскольку прорыв, вероятно, наиболее востребованная миссия из всех возможных.

В данном случае мы не уверены, установили ли обороняющиеся минные поля. Но мы знаем наверняка, что их противотанковые орудия способны пробивать наши танки при угле входа более 60 градусов и дальности до 600 метров и у них приблизительно столько же танков, сколько и у нас.

Теперь атакующие должны выбрать способ нападения, учитывая прежде всего, какие составляющие вражеской обороны являются соответственно наиболее и наименее опасными. Если перед позициями противника установлены мины, то они могут задержать значительную часть наших танков. Следовательно, мины должны расцениваться как чрезвычайно опасная угроза, и мы должны обезвредить их хотя бы частично, прежде чем бронетанковые части смогут прорваться в зону боевых действий пехоты. Работа по идентификации и обезвреживанию мин, как и обеспечение прохода сквозь другие виды заграждений, ложится на саперные войска. Они подходят к препятствиям под покровом темноты или тумана и под прикрытием артиллерии и пулеметного огня приступают к расчистке проходов для танков. Возможно, их даже будет прикрывать собственная бронетехника; некоторые иностранные державы уже несколько лет проводят вполне успешные эксперименты с саперными танками и танковыми мостоукладчиками.

Все это означает, что саперы, входящие в состав танковых войск, по всей вероятности, будут предназначены сопровождать первую атакующую волну в любом сражении, имеющем целью прорыв. Они обязаны уметь обнаруживать мины и другие препятствия под покровом тьмы и тумана, обезвреживать их, и они должны быть обеспечены транспортом и снаряжением, необходимым для выполнения этой задачи.

Затем нам следует принять во внимание противотанковые орудия. Они будут размещены всюду по всей глубине полосы обороны; те, что иаходятся в зоне действия пехоты, будут уже стоять на позициях, готовые открыть огонь прямой наводкой, а из тех, что расположены дальше к тылу, по крайней мере некоторые, уже будут готовы к перемещению. Что касается их характеристик, мы уже предположили, что они могут пробивать броню наших танков под достаточно отвесным углом с расстояния до 600 метров.

В данных обстоятельствах атакующая сторона должна сделать что-то, чтобы ослабить огонь упомянутых орудий. Она не в состоянии продолжать наступление на второстепенные объекты, пока находится под их дулами, и это не оставляет ей иной альтернативы, как только уничтожить эти орудия сразу либо принять меры к тому, чтобы поразить их или заставить замолчать другими боевыми средствами.

Чтобы уничтожить противотанковые орудия, наши танки должны либо открыть по ним огонь прямой наводкой, стоя на месте в укрытии, либо смять их массированной атакой. Кроме того, противотанковые орудия можно подавлять артиллерийским или пулеметным огнем или ослеплять их дымом — этот процесс может распространиться на орудия, расположенные вне досягаемости самих танков, к примеру в лесах или в селениях, которые не являются непосредственным объектом атаки, или на местности, которая недоступна для бронетехники. Но в зоне действия самих танков быстрее всего можно уничтожить оборону, если мы собираемся развивать атаку, превращая ее в успешный прорыв. Лучшее время для такого нападения — с первыми лучами солнца или тогда, когда лежит легкий туман, поскольку дальнобойность оборонительного оружия в этом случае не может использоваться в полную силу и стреляющие окажутся в чрезвычайно серьезном положении, когда танки внезапно возникнут прямо перед ними. С начала атаки предупреждение об опасности должно было уже облететь все противотанковые части до самого тыла, и теперь они стремятся занять оборонительные позиции. Наступающие войска, следовательно, должны прорвать оборонительную полосу большими силами и с большой скоростью, чтобы застать противотанковые части еще в процессе перемещения и уничтожить их. Иначе, когда взойдет солнце, наступающие внезапно окажутся перед новой оборонительной линией, протянувшейся непосредственно позади передовой зоны боев, и на то, чтобы прорваться сквозь нее, потребуется много времени и много жертв, особенно если атакующие уже вышли за пределы дальнобойности собственных орудий.

Батареи артиллерии противника будут играть активную роль в обороне, и их следует подвергнуть атаке одновременно с тем, когда мы будем сражаться с противотанковыми орудиями, расположенными в глубине оборонительной полосы.

В нашей модели мы обусловливаем, что противник обладает танковыми силами, сравнимыми с нашими. Но когда именно они проявят себя? Они уже не смогут оказать непосредственной поддержки своей пехоте, но им определенно не доставит радости смотреть, как их артиллерия попадает к нам в руки. Именно тогда, когда мы вступим в бой с вражеской артиллерией, именно тогда нам следует ожидать появления вражеских танков. В этот момент на стороне обороняющихся множество преимуществ — особенно знание местности и тот факт, что их боевые порядки не нарушены, тогда как в наших рядах уже возник беспорядок. Самый страшный противник танка — другой танк. Если мы не сумеем разгромить вражескую бронетехнику, прорыв фактически потерпит поражение, поскольку наша пехота и артиллерия будут не в состоянии продвинуться ни на шаг дальше. Все сводится к тому, чтобы отсрочить вмешательство противотанковых резервов и танков противника и как можно быстрее и глубже проникнуть в зону неприятельских командных центров и резервов нашими эффективными танковыми силами, — под «эффективными» мы подразумеваем силы, способные вести танковое сражение. Лучший способ задержать вмешательство резервов — использовать авиацию, и это, вероятно, один из наиболее значительных ее вкладов в наземную битву. Полезное дело может также сделать дальнобойная артиллерия, при условии, что мы сможем установить с достаточной точностью расположение вражеских путей подхода или районов сосредоточения.

Как мы видим, сражение с целью прорыва предъявляет танкам довольно жесткие требования. Очевидно, успех достижим лишь тогда, когда оборонительную систему можно подвергнуть, атаке полностью на всю глубину более или менее одновременно. Когда атака начинается, тыловые районы противника должны стать объектом неусыпного наблюдения с воздуха, чтобы заметить передвижение резервов противника и направить против них нашу боевую авиацию. Военно-воздушные силы должны направить свои усилия на то, чтобы предотвратить или, по крайней мере, отсрочить стягивание этих резервов к месту прорыва. На земле основным оружием прорыва остаются танки. Они должны будут преодолеть минные поля и заграждения, а затем развернуться в глубину несколькими эшелонами, чтобы атаковать и стремительно подавить один за другим элементы оборонительной системы: районы сосредоточения вражеских резервов, командные центры, полосу артиллерийских батарей и маневренной противотанковой обороны и, наконец, зону боевых действий пехоты; из всех этих операций наиболее значительными являются преодоление противотанковой обороны и победа над танковыми резервами. Если мы выиграем эту битву, у нас немедленно освободятся силы, чтобы начать преследование и сломить сопротивление на тех участках фронта, которые еще держатся; задачу справиться с батареями противника и завершить очистку зоны действия пехоты можно поручить сравнительно малочисленным танковым подразделениям, в то время как наша пехота может продолжать развивать успехи, достигнутые нашей бронетехникой. Если же, напротив, мы не сумеем подавить танковую оборону противника, прорыв потерпит крах, даже если нам удастся предать огню зону боевых действий пехоты. В этом случае битва закончится так, как это обыкновенно происходило во время мировой войны, — кровопролитным, дорогой ценой доставшимся прорывом, после которого наступающая сторона часто остается в худшем положении, чем до этого, — внутри выступа с уязвимыми флангами.

Именно поэтому чрезвычайно важно стремиться произвести одновременную атаку на всю глубину оборонительной системы противника. Эта грандиозная задача может быть исполнена только крупными танковыми силами, развернутыми на значительную глубину, танковые подразделения и командиры которых обучены сражаться в составе больших соединений и способны сломить неожиданное сопротивление противника быстро и решительно.

Кроме глубины, атака с целью прорыва требует достаточной ширины фронта наступления, чтобы противнику было труднее подвергнуть центральную ось наступления огню с флангов. Если танковая атака идет настолько узким фронтом, что зона штурма фактически перекрывается продольным пулеметным огнем, остальные войска не в состоянии последовать за танками и долговременный успех достигнут не будет.

Подводя итоги, можно следующим образом определить необходимые условия для решающей танковой атаки: подходящая местность, внезапность и массированная атака на необходимую глубину и ширину фронта.

Теперь мы подробно опишем тактику, посредством которой танки выполняют эту задачу, после чего нам будет ясно видно, как должны содействовать успеху танковой атаки другие рода войск.

Предположим, что большая часть наших танков оснащена пулеметами и бронебойным оружием и равно способна вести бой с вражескими танками, противотанковым вооружением и пехотой. Наши роты также включают несколько танков, оснащенных пулеметами, для рекогносцировки, связи и выполнения менее сложных боевых задач. Танковые отряды могут быть обеспечены танками с тяжелыми орудиями по образцу британских «танков непосредственной поддержки». Несколько отрядов формируют полк, несколько полков формируют бригаду.

Танковые силы управляются по радио, а более мелкие подразделения, от роты и ниже, — еще и визуальными сигналами. При условии соблюдения радиомолчания приказы и сообщения могут также передаваться при помощи авиации, транспорта или по телефону. Командиры находятся в головных танках, за которыми по необходимости следуют танки, оборудованные радиосвязью для надежного сообщения с начальством и подчиненными. Нам необходимо постараться заблаговременно произвести рекогносцировку района атаки с воздуха. Средняя скорость передвижения танковых подразделений при дневном свете — 20 километров в час, ночью — 12—16 километров; при благоприятной погоде и на хорошем ходу скорость в бою составляет 16 километров в час.

Штурму предшествует рекогносцировка районов сосредоточения и подступов к ним, местности, подходящей для нашей атаки, а также разведка сил противника, которые мы ожидаем там встретить. Основа для плана атаки обеспечивается изучением карт, оценкой результатов аэрофотосъемки, допросами пленных и другими источниками информации.

Успешно достигнутая внезапность — факт первостепенной важности, умножающий шансы на победу. Большая оперативная и тактическая маневренность бронетанковых сил чрезвычайно помогает достижению внезапности, если только приготовления к атаке всех родов войск проводятся так сосредоточенно и так быстро, как это только возможно, марш-подходы выполняются под покровом ночи, приток пополнений скрыт от глаз, а передвижение транспорта по ночам держится под строгим контролем. Мы предполагаем, что танковые войска были стянуты в свои районы сосредоточения ночью, без огней, используя заблаговременно определенные пути подхода, которые были четко размечены при помощи указателей и в ожидании танков оставались свободными. Как правило, районы сосредоточения должны оставаться вне пределов досягаемости огня вражеской артиллерии, так чтобы наши войска смогли подготовиться к сражению, заменить экипажи после долгих марш-подходов, раздать пайки и установить связь с другими войсками. Однако случаются и исключения из этого правила, вызванные сложностями рельефа и другими соображениями.

Войска производят первоначальное развертывание для атаки из районов сосредоточения. Этот процесс должен быть завершен достаточно рано, чтобы войска имели возможность пересечь собственную линию фронта до указанного времени. Под первоначальным развертыванием подразумевается эшелонирование в глубину и расчленение по фронту, предназначенное для намеченной атаки, хотя отдельные части обычно сохраняют строй походных колонн, чтобы использовать доступные маршруты, облегчить проходы дефиле и пройти с минимальным нарушением порядка через расположение других частей, уже размещенных на местах, особенно через части связи. Мы будем наносить отвлекающие удары, использовать дымовые завесы, артиллерийский огонь и активность в воздухе для того, чтобы противник оставался в неведении относительно места, где мы предполагаем вклиниться.

Непосредственно перед вступлением в бой, обычно пользуясь последней возможностью прикрытия, войска завершают полное развертывание и перестроение в боевой порядок; этот маневр особенно труден тогда, когда особенности местности ограничивают первоначальное развертывание слишком узким участком фронта. Наши танковые силы должны быть обучены проводить скоростные марш-подходы и развертывания ночью, иначе они лишатся фактора внезапности и столкнутся с необходимостью заниматься длительными приготовлениями под носом у противника, рискуя быть обнаруженными и понести тяжелые потери.

С момента развертывания и до открытия огня наступающие максимально используют все особенности рельефа, а затем, когда противник уже близко, предпринимают атаку на полной скорости. Однако для того, чтобы открыть огонь, скорость необходимо снизить и даже, если позволяет обстановка, остановиться и вести огонь с места.

Результаты огневого воздействия в существенной степени определяют результаты танковой атаки. Отдельные атакующие линии, особенно первый эшелон, должны представлять собой плотный фронт с большим количеством огневой мощи; следующие линии оказывают непосредственную поддержку и постоянно заполняют бреши. Противотанковым орудиям легче выбивать отдельные машины, когда атакующая сторона пытается прорваться на территорию противника редкими, рассредоточенными силами; когда прорыв совершается широким фронтом и сопровождается интенсивным огнем танковых орудий, оборонительный рубеж с гораздо большей вероятностью будет прорван и обороняющиеся войска можно будет атаковать с флангов и с тыла.

Теперь перейдем к боевым порядкам. Построение в боевой порядок имеет куда большее значение для танковых сил, чем для других родов войск, поскольку оно должно давать танкам возможность эффективно применять свое оружие, не загораживая друг другу дорогу, и поскольку боевой порядок должен облегчать использование особенностей рельефа и, следовательно, движение в укрытие, и обеспечивать взаимную поддержку. Чем проще боевой порядок, тем легче eгo сохранять и тем быстрее можно будет передавать приказы.

Наименьшей боевой единицей является взвод, в котором насчитывается от 3 до 5 машин, если рота состоит из средних и тяжелых танков, и от 5 до 7 — если из легких танков. Взводы, как правило, не делятся на меньшие единицы. В бою взводы движутся, выстроившись в линию или клином и сохраняя дистанцию между машинами примерно 50 метров. Командиры взводов обычно занимают позицию в центре или во главе строя они отвечают за поддержание боевого порядка, скорости и места взвода внутри роты, и они же обязаны заботиться о рекогносцировке или, по крайней мере, о наблюдении за фронтом и за открытыми флангами, а если речь идет о последней цепи, то также и за тылом. Походным строем является колонна, а на поле боя также сдвоенная колонна.

Для атаки роты перестраиваются в волны, отряды в линии, а более крупные танковые соединения — в боевой порядок. Все командиры во время атаки находятся далеко впереди, так чтобы постоянно держать свои части в поле зрения и личным примером влиять на то, чтобы движение шло без задержек.

Легким танковым ротам, идущим в первой линии, часто придают отдельные взводы средних танков для оказания непосредственной поддержки.

Каждый боевой порядок и каждая составляющая часть получают четко определенную боевую задачу. Характер ее зависит от уже рассмотренных соображений. Если задача осуществима, подчиненным командирам должны быть сразу же указаны объекты атаки и подходящие наземные ориентиры, чтобы обеспечить сохранение направления атаки, несмотря на дым и пыль. Если это окажется невозможным из-за неровностей рельефа, из-за тумана или темноты, следует воспользоваться компасом.

Интервалы и построение тыловых и боевых эшелонов зависят от характера задачи, рельефа местности, порядка развертывания других родов войск, идущих следом, и, наконец, от воздействия оружия противника и фактического хода битвы. Здесь важно помнить, что подразделения, идущие сзади, должны быть в состоянии быстро прийти на помощь передовым частям, сохраняя при этом свободу маневра, чтобы таким образом избегнуть скоплений, представляющих мишени для неприятельской артиллерии и авиации в том случае, если в передвижениях произойдут затор и остановка. Это также позволит задним подразделениям менять направления.

Атака осуществляется на большой скорости, и, как только атакующие цепи приблизятся на расстояние эффективного огня, следует переходить к боевым действиям. Огонь будет вестись отдельными формированиями согласно их боевым задачам. Наиболее существенной характеристикой танка является его способность открывать эффективный огонь на близком расстоянии по четко определенным целям и уничтожать их всего лишь несколькими зарядами. Танк также может вести огонь по площадям, которые, предположительно, удерживает противник, и по объектам, о которых неизвестно, обороняются они или нет, — однако на такие действия расходуется огромное количество боеприпасов. Мы различаем огонь, ведущийся с места, и огонь, ведущийся в движении. Первый предпочтительно вести, если боевая ситуация и согласованность войск позволит танкам остановиться и открыть огонь; но нет иного выбора, как только стрелять с ходу, если этот выбор диктуют действия противника или необходимость одновременно продолжать атаку. При стрельбе с места орудие может эффективно действовать в пределах видимости; при стрельбе с ходу пулеметы эффективны на дистанции до 400 метров, а орудия — до тысячи метров.

Для продвижения головных подразделений зачастую возможно организовать их прикрытие с помощью последующих линий и волн, которые могут остановиться и открыть поддерживающий огонь с дальней дистанции.

Помимо ведения огня, танки способны давить материальную часть противника, заграждения и укрытия, а также, при случае, и личный состав. Эта их способность зависит от массы танка и мощности его двигателя и еще в определенной степени от его способности преодолевать препятствия и от формы корпуса.

Так называемое моральное воздействие танков зависит в конечном счете от их физического воздействия — от его огневой мощи и сокрушающей силы. Во время последней войны это моральное воздействие было очень мощным, несмотря на все попытки его уменьшить, и основной причиной являлось то, что у немцев не было ни адекватной противотанковой обороны, ни, вообще говоря, собственных танков. В будущем моральное воздействие окажется тем меньше, чем большего равенства в отношении бронетанковой техники добьется противник. Следовательно, предельно важно произвести точную оценку количества танков у противника и его противотанкового вооружения; здесь мы должны одинаково учитывать как техническую сторону — качество материальной части, — так и организационный и тактический аспекты, в том числе сведения о командовании и расположении войск.

Танки, естественно, наиболее эффективны, когда они направляются на полностью беззащитные объекты или, по крайней мере, объекты, неспособные оказать адекватное сопротивление. Танки также эффективны при атаке на плохо укрытые объекты или такие, которые расположены на местности, удобной для прохода бронетехники; и, наоборот, эффективность их слабеет перед лицом сильного сопротивления, хороших укрытий или маскировки и расположения объектов на территории с ограниченной проходимостью или вовсе недоступной.

В связи с этим мы должны добавить несколько слов о сражении танков против танков. Военная литература склонна избегать обсуждения этого предмета, ссылаясь в оправдание на отсутствие у нас подобного опыта. На такой позиции нельзя оставаться слишком долго. В дальнейшем, как уже стало понятно, мы неминуемо будем сталкиваться с реальностью танковых поединков, и результаты всей битвы будут зависеть от исхода этого боя, независимо от того, в какой роли мы выступим — наступающих или обороняющихся.

В последней войне произошло всего два столкновения между немецкими и британскими танками — 24 апреля 1918 года под Виллер-Бретонне и 18 октября того же года под Ньерни-Серанвилье. Сейчас мы вкратце представим их характерные черты.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.169. Запросов К БД/Cache: 3 / 1