Глав: 14 | Статей: 43
Оглавление
Знаменитый генерал нацистской Германии Гейнц Гудериан рассказывает о возникновении танковых войск, вооружении и особенностях боевого применения этих машин, сложностях и ошибках в их использовании. Гудериан был провозвестником, теоретиком, организатором и практиком танкового дела в своей стране. В книге он описывает ход трех масштабных военных операций — прорыва во Францию, наступления на Советский Союз и долгого отступления из России в 1943—1945 годах. По свидетельству военных теоретиков и политиков, эта книга — лучшее из всего того, что было написано немецкими генералами.

1. Оборона

1. Оборона

К тому времени, как в 1918 году окончилась мировая война, система обороны достигла беспрецедентного в истории уровня прочности. Именно для укрепления обороны имело наибольшее значение наращивание ресурсов пехоты, артиллерии и инженерных войск, имевшее место в течение всего конфликта. Воздушные и танковые войска внесли основной вклад в ведение наступательных действий, но в 1918 году развитие и тех и других было задавлено в зародыше, и, таким образом, они не имели возможности продемонстрировать свой потенциал во всей полноте — фактор, еще и сегодня оказывающий значительное влияние. Вопреки очевидным сигналам 1918 года, до сих пор наблюдается склонность скорее недооценивать эти два новых рода войск.

Предположим для наглядности, что воздушные и танковые войска в настоящее время не существуют, а затем рассмотрим значение этого для наступления и для обороны. Неизбежно следует вывод, что для атакующей стороны нынче гораздо труднее, чем даже в 1918 году, достичь решающей победы при столкновении с обороняющейся стороной, примерно равной по силе; одно только, пусть самое значительное, превосходство в материальной части и численности войск еще не является гарантией успеха, и, если бы мы захотели (или за недостатком времени были вынуждены) достичь победы при наступлении, мы должны были бы поискать совершенно новые средства для ведения наступательных действий.

Как развивалась ситуация на Европейском континенте начиная с 1918 года?

Появились сильные пограничные укрепления, которые превзошли все, что видано было со времен древних римлян; в некоторых странах они образовали постоянно действующие, активно вооружаемые оборонительные полосы. И гарнизоны, и оружие с боеприпасами — все размещено в безопасных, защищенных от попадания снарядов сооружениях; там же устроены заграждения и оборудованы средства связи. В укреплениях даже в мирное время постоянно находятся гарнизоны, организационно независимые от полевых частей. Умело используются все преимущества, которые может предоставить рельеф местности, и естественные препятствия дополняются искусственными. Справедливо будет предположить, что за пограничными укреплениями уже существует множество тыловых оборонительных позиций, а другие еще запланированы, чтобы быть обустроенными в будущем. Из опыта мировой войны нам известно, как быстро могут быть укреплены такие позиции, чтобы расстроить атаку традиционных родов войск, намного превосходящих в численности.

Даже если нам удастся успешно добиться внезапности, атакуя подобные укрепления, наше вторжение будет пресечено быстро передвигающимися моторизованными резервами, что даст обороняющимся время на организацию контрмер. Уже в 1916—1918 годах современные транспортные средства, и особенно грузовики, приобрели большое и неоспоримое значение для обороны.

Нечего даже и думать о нападении на подобные укрепления, имея оружие образца 1916 года; единственным результатом стало бы то, что наступление исчерпало бы свои силы в изматывающей битве на истощение, в которой атакующие оказались бы в невыгодном положении и, соответственно, понесли тяжелые потери.

Но это еще не все. Мы также должны принять в расчет то, как различные страны организовывали свои оборонительные системы начиная с 1918 года. Ряд государств, не имеющих постоянно мобилизованной армии, предпочли распланировать оборонительные позиции вдоль наиболее ответственных участков национальных границ. Эти работы намечено производить на местности, для танков недоступной или, по крайней мере, предоставляющей возможность укрытия против всех реально существующих видов бронетехники. Там будет вполне достаточно противотанкового оружия, имеющего хорошо просматриваемые секторы обстрела. Все надлежащее внимание будет уделено маскировке и противовоздушной защите материальной части. Укрепленная подобными бастионами, оборона станет чрезвычайно мощной и сможет противостоять даже современным наступательным видам вооружения, таким, как авиация и танки. Чтобы разгромить подобную защиту за достаточно короткое время, понадобится совершенно по-новому организовать наступление.

Государства, границы которых почти по всей их протяженности неприступны от природы и которые способны защищать остальную свою территорию описанным выше способом, обладают поистине высоким уровнем безопасности. Если соседи таких государств не последуют их примеру, укрепления также могут послужить хорошим прикрытием для развертывания наступательных сил.

Совсем другое дело, когда страны не имеют естественных укрепленных рубежей и когда они лишены сплошных и мощных пограничных укреплений, возведенных по принципу римских границ Римской империи, какие мы можем видеть в других местах. В этой ситуации государства будут способны противопоставить наступающим только отдельные, не связанные между собой укрепления, дополненные в лучшем случае легкими вспомогательными сооружениями. Подобные рубежи обеспечивают достаточную защиту против обычных вооружений, но только не в том случае, когда противник имеет возможность применить авиацию и танки. Если атакующая сторона использует преимущество внезапности, ей будет не так уж трудно прорваться сквозь бреши.

Когда государства в самом деле окружены современной «великой китайской стеной», они защищены настолько надежно, что, казалось бы, могут обойтись и без собственных танков, полагаясь на мощь своих укреплений, неприступность заградительной полосы и совершенство противотанкового оружия. Фактически ничего подобного не происходит. Оказывается, что именно эти государства создали наиболее крупные танковые формирования, пригодные для штурма укреплений, и именно они проводят постоянное наращивание и модернизацию своих вооруженных сил. Тому есть два объяснения. Либо они понимают, что даже у самой сильной крепости существует своя ахиллесова пята, либо сами планируют внезапное наступление, что вполне осуществимо, поскольку они находятся в состоянии постоянной боевой готовности.

Следовательно, страны, такой китайской стены не имеющие, должны рассчитывать на то, что атакующая сторона будет достигать первоначального успеха, пользуясь преимуществом внезапности, и осуществлять вклинения с различной быстротой и на различную глубину. Для вклинения атакующая сторона редко будет использовать пехотные дивизии, и еще реже — кавалерийские; гораздо вероятнее, что в бой будут брошены на прорыв тяжелые танки в первой атакующей цепи, а вслед за ними пойдет легкая бронетехника и любые виды моторизованных войск поддержки. Одновременно с наземным штурмом атакующая сторона ударит с воздуха, чтобы парализовать воздушные силы обороняющихся и заставить войска противника — особенно танки и другие моторизованные подразделения — замедлить свое движение. Стремительные атаки воздушных и танковых сил должны быть особенно эффективны, если обороняющаяся сторона не успевает привести свои войска в движение. Если недостаток пространства вынуждает обороняющихся делать все возможное, чтобы ограничить глубину вклинения, они обязаны маневрировать с исключительной быстротой и противостоять противнику как в воздухе, так и на земле с равными, а на отдельных участках и превосходящими силами.

А там, где дело касается танков, превосходство, по крайней мере, в местном масштабе достижимо только путем сосредоточения всех имеющихся сил, между тем как распределение танков поровну между армиями, корпусами и дивизиями является верным средством неизменно оставаться более слабыми на решающих участках. Задача выбора места концентрации бронетанковых сил для решающего оборонительного сражения упростится, если, сообразуясь с трудностями рельефа местности, развертывание крупных моторизованных и танковых формирований как наступающей, так и обороняющейся стороны будет ограничено пределами территории. Было бы серьезной ошибкой вводить танки на территории, где вы не собираетесь организовывать решающую битву, или туда, где это вообще исключено по причине топографических препятствий. Для подобных участков достаточно небольших заградительных сил.

К чему мы придем, если будем распылять наши танковые резервы, рассредоточив их в состоянии обороны равномерно по всей линии фронта? Мы придем к тому, что потерпим поражение, как потерпели его англичане в 1918 году. В противоположность им французы придержали свои танки для успешного контрнаступления, и в битве под Суассоном в июле 1918 года это принесло им победу.

Оглавление книги


Генерация: 0.131. Запросов К БД/Cache: 2 / 0