Глав: 13 | Статей: 44
Оглавление
Книга посвящена строительству русского флота накануне и в период первой мировой войны. Она повествует о создании и боевых действиях легкого крейсера "Красный Кавказ" (бывший "Адмирал Лазарев") во время Великой Отечественной войны, а также кратко затрагивает историю однотипных кораблей – первых турбинных крейсеров русского флота. Книга является заключительной частью трилогии автора о кораблях, в которую вошли также "Эскадренный миноносец "Новик" и "Линкор "Октябрьская революция"". При подготовке рукописи широко использовались архивные документы и личные воспоминания участников событий – офицеров, старшин и матросов крейсера "Красный Кавказ".

2.2. Конкурсное проектирование легкого крейсера водоизмещением 6800 т

2.2. Конкурсное проектирование легкого крейсера водоизмещением 6800 т

Эскизное проектирование легкого крейсера для Балтийского моря вскоре было прервано. По сведениям, которые поступили от заводов, приглашенных на конкурс, в Морском генеральном штабе стало известно, что при выполнении всех требований Технических условий на проектирование, разосланных предприятиям 23 февраля 1912 г., водоизмещение легкого крейсера будет чрезмерно большим. Об этом было доложено морскому министру, который выразил крайнее неудовольствие, так как увеличение водоизмещения неизбежно вело к удорожанию стоимости постройки, выходившей за рамки предполагаемых бюджетных ассигнований. Кроме того, МГШ считал, что такой крейсер не сможет выполнять возложенные на него функции в соответствии с тактическими заданиями. Действительно, он становился слишком крупной целью, а из-за отсутствия бортовой брони был легко уязвимым. В начале 1912 г. в МГШ было закончено составление новых тактических заданий на проектирование легкого крейсера для Балтийского моря.

В докладе МГШ морскому министру от 3 апреля 1912 г. говорилось: «Направляются на утверждение новые тактические задания для проектирования легкого крейсера для Балтийского моря взамен таковых» утвержденных Вами 18 июня 1911 г. Изменение заданий было вызвано желанием уменьшить водоизмещение крейсера, так как при прежних заданиях, по сведениям, которые были получены от заводов, участвующих в конкурсе, оно возросло более 10 000 т, что не отвечает идее легкого крейсера. При новых тактических заданиях крейсер, хотя и будет немного слабее, но все же явится вполне достаточным для выполнения своих как стратегических, так и тактических задач. Водоизмещение же его уменьшится довольно значительно» [73] Снижение водоизмещения крейсера МГШ связывал с отказом от башенной артиллерии, но взамен предполагал усилить не менее важный тактический элемент – скорость, увеличив ее до 34,0 уз.

Получив копию доклада морскому министру, исполняющий обязанности начальника Главного управления кораблестроения (ГУК) контр-адмирал П.П. Муравьев сразу же довел его до сведения начальников кораблестроительного, артиллерийского, механического и минного отделов для срочного рассмотрения и составления нового варианта Технических условий на проектирование легкого крейсера. Одновременно всем заводам, участвовавшим в конкурсе, были разосланы письма одинакового содержания: «Вследствие новых обстоятельств, повлекших за собой перегруппировку основных заданий, последовало изменение некоторых элементов Технических условий на составление проекта легкого крейсера для Балтийского моря, причем отдельных даже в сторону ослабления, что, безусловно, облегчит составление проекта с возможно меньшим водоизмещением. Ввиду этого ГУК просит завод покамест приостановить дальнейшее составление проекта впредь до получения уведомления о последовавших изменениях в Технических условиях» [74].

Девятнадцатого марта 1912 г., незадолго до официального доклада морскому министру, механический отдел в письме начальнику ГУК высказал свое мнение о новых заданиях на проектирование легкого крейсера, разрабатывавшихся в МГШ. Применение чисто нефтяного отопления, по мнению специалистов механического отдела, давало возможность «увеличить размеры и мощность каждого котла до 5000 л.с., считая таковую мощность при сжигании не более 4,5 кг нефти на 1 м2 нагревательной поверхности в один час» [75] Механический отдел считал, что наиболее предпочтительным типом является котел Ярроу с изогнутыми на концах кипятильными трубками, но окончательные размеры котлов должны быть выбраны исходя из ширины крейсера.

Установку котлов с большей мощностью, чем 5000 л.с., механический отдел считал недопустимой по следующим причинам:

– выход из строя одного котла вызывал большую потерю в паропроизводительности котельной установки;

– большие размеры коллекторов представляли повышенную опасность при взрыве;

– крупногабаритные коллекторы для котлов не могли быть изготовлены из-за отсутствия в России производства по прокатке котельного железа соответствующих размеров и цельнотянутых коллекторов [76].

Стремление МГШ к увеличению скорости легкого крейсера до 34,0 уз вызвало серьезное беспокойство механического отдела и опасение за сохранность котлов. «Требование достижения легким крейсером малого водоизмещения такой высокой скорости, как 34,0 уз, – говорилось в письме механического отдела,- вызывает неизбежную необходимость допустить сжигание в котлах значительно большего количества нефти по сравнению с тем, которое обычно сжигается при хорошей утилизации топлива, т. с. 4,5 кг в час на 1 м2 нагревательной поверхности котлов» [77] Поэтому механический отдел настоятельно предлагал при проектировании котельной установки исходить из общепринятых норм сжигания жидкого топлива (не более 4,5 кг/м 2 в один час), понизив при этом требуемую скорость крейсера до 32,0 уз. Заканчивая письмо, механический отдел указал, что «на скорость свыше 32,0 уз следует смотреть как на исключение в крайних случаях, так как форсированное сжигание нефти сверх указанного предела вызывает серьезные опасения за порчу котлов и значительно сокращает срок их службы» [78] По-видимому, эти соображения были приняты во внимание МГШ, и требование скорости 34 уз было исключено из доклада морскому министру.

В новых заданиях МГШ ни главные размерения, ни водоизмещение легкого крейсера не устанавливались. Обращалось особое внимание на обеспечение высоких мореходных качеств легкого крейсера в свежую погоду на большом ходу, которые, по мнению МГШ, могли быть достигнуты соответствующим образованием надводного борта в носовой части – достаточно высоким баком, полубаком или подъемом бортовой линии в носу. Вместе с этим требовалось предусмотреть ледокольное образование фор- и ахтерштевней для возможности плавания в битом льду.

Понятие максимальной скорости толковалось неоднозначно: «Полная скорость хода крейсера должна быть не менее 30 уз при нормальном водоизмещении и запасе нефти. Но паропроизводительность котлов должна быть рассчитана таким образом, чтобы при допустимом форсировании котлов и машин пару хватило бы на развитие полной форсированной мощности последних. При этом форсированная скорость должна быть не менее 32,0 уз» [79].

Отопление котлов предполагалось сделать чисто нефтяным. Нормальный запас топлива должен был обеспечить 30-уз ход крейсера в течение 24 ч (720 миль), а полный запас – дополнительно к этому еще 48 ч со скоростью 24 уз (1870 миль). Количество часов пробега 32-уз ходом вообще не оговаривалось, откуда вытекало, что он может быть дан только в экстремальных ситуациях с большим риском выхода котлов из строя. Заранее предусматривая такую возможность, МГШ выдвинул идею конструкции палуб, которая позволяла бы осуществить быструю и удобную замену котлов. Кроме того, к турбинной установке предъявлялось требование обеспечить 14-уз ход при возможно меньшем расходе топлива. МГШ рекомендовал также, чтобы при представлении конкурсных проектов форма образования корпуса отвечала условию достижения наибольшей скорости и была проверена в бассейне.

Но наиболее важным отличием новых требований МГШ от предыдущих был отказ от башен и снижение калибра орудий. МГШ предлагал установить не менее пятнадцати 130-мм орудий со щитами или в казематах, а также четыре 2,5-дюймовые пушки для борьбы с аэропланами. Это решение приближало русские легкие крейсера к обычному типу крейсеров-разведчиков, принятому в других флотах, но в то же время полностью исключало идею первоначального замысла и возвращало артиллерийское вооружение корабля к крейсерам периода русско-японской войны с палубно-казематным расположением орудий, не выдержавшим проверку в боях.

Каковы же были причины столь резкого изменения состава артиллерийского вооружения? Во-первых, МГШ в этот период считал башенную артиллерию недостаточно подвижной и скорострельной в борьбе с высокоманевренными современными эскадренными миноносцами – главными противниками легких крейсеров. Во-вторых, изменение состава артиллерийского вооружения объяснялось стремлением снизить весовую нагрузку крейсера за счет артиллерии» обеспечив бронирование борта. Нагрузка снижалась путем уменьшения массы как брони самой башни, так и артиллерийских орудий. Кроме того, 130-мм орудия заряжались вручную, и исключалась необходимость в лотке для снаряда, механическом прибойнике с приводом, устройстве перегрузки с элеватора на лоток и других механизмах, необходимых при механическом заряжении, что увеличивало общую массу артиллерии. Немалое значение имело и то, что новое 130-мм орудие, недавно разработанное Обуховским заводом и только что запущенное в серию, обладало хорошими баллистическими характеристиками, и его применение предполагалось сделать универсальным – в качестве противоминного калибра на линкорах и линейных крейсерах [80] и в качестве главной артиллерии на легких крейсерах. Размещение же части артиллерии на легких крейсерах в казематах можно рассматривать как дань многолетней традиции, как плату за сложившийся за долгие годы стереотип мышления.

Но были и другие соображения по снижению калибра артиллерии и переходу к ее палубно-казематному размещению, носившие, на наш взгляд, конъюнктурный характер. Как известно, к этому периоду относится и проектирование линейных крейсеров-дредноутов типа «Измаил». Оно показало, что на крейсерах этого типа возможно размещение четвертой трехорудийной 14-дюймовой (356-мм) башни главного калибра, что значительно увеличивало боевую мощь корабля. При этом разница в стоимости всех четырех линейных крейсеров с учетом четвертой башни составляла 28,0 млн. руб. Поскольку при рассмотрении ассигнований на Большую судостроительную программу в Государственной думе 6 июня 1912 г. морской министр И. К. Григорович дал слово в течение пяти последующих лет не просить дополнительных кредитов на строительство флота, пришлось укладываться в отпущенные средства, «урвав сколь возможно от легких крейсеров для броненосных» (линейных. – И. Ц.)[81].

Этим во многом объясняется окончательно принятый состав артиллерийского вооружения легких крейсеров и, как будет показано дальше, снижение их скорости. Упрекать Морской генеральный штаб и Морской технический комитет за допущенные просчеты, по-видимому, нет оснований. Справедливости ради, заметим также, что опытные образцы башенных артиллерийских установок на легких крейсерах в других флотах появились только после первой мировой войны, например на английских крейсерах «Дайомид» и «Энтерпрайз» в 1919-1921 гг., а серийные – со второй половины 20-х годов. На американских же легких крейсерах типа «Омаха» две трети главной артиллерии даже в 1920-1924 гг. было размещено еще в казематах.

Особое внимание обращалось на скорость подачи боеприпасов, которая в полной мере отвечала бы скорострельности орудий. В нормальную нагрузку корабля предлагалось включить 150-200 выстрелов на каждое орудие в зависимости от угла обстрела, обеспечив соответствующую вместимость артиллерийских погребов. При этом в каждом погребе разрешалось хранить боеприпасы не более чем для двух орудий.

Система бронирования крейсера представлялась в двух вариантах. Первый вариант возвращал новые корабли к периоду бронепалубных крейсеров конца XIX и начала XX вв. Броней толщиной 25-50 мм защищались только палубы, боевая рубка и кожухи дымовых труб. Второй вариант дополнительно включал броневой пояс по ватерлинии толщиной 75 мм от штевня до штевня и высотой 2,1 м.

Примерная нагрузка (т) в вариантах ТУ на проектирование легкого крейсера [83]

Статьи нагрузки Варианты
  I II III
Корпус (около 29% водоизмещения) 1600 1720 1880
Подкрепления под орудия 30 30 30
Дерево, краска, внутреннее устройство и дельные вещи 300 300 320
Системы и устройства 380 400 430
Мачты 10 10 10
Шлюпки и катера 40 40 50
Артиллерия и боеприпасы 375 375 375
Механизмы и котлы с водой 1850 1880 1930
Нормальный запас топлива 460 480 500
Броня и боевые рубки 360 550 765
Снабжение 120 120 120
Команда 75 75 80
Итого 5600 6000 6500

Требования МГШ предусматривали усиленное минное вооружение крейсеров: по три двойных подводных минных аппарата с каждого борта. На крейсер также возлагалась задача постановки минных заграждений в неприятельских водах, дли чего корабль должен был принимать на борт не менее 100 мин заграждения.

Седьмого апреля 1912 г. состоялось заседание Технического совета ГУК, на котором были обсуждены задания МГШ [82] , Заседание выработало основные требования к проекту легкого крейсера. Величина водоизмещения корабля варьировалась в зависимости от системы бронирования и соответственно составляла 5600, 6000 и 6500 т. Первый вариант планировал бронированную палубу толщиной 25 мм и бронированные скосы на протяжении котельных и турбинных отделений толщиной 50 мм. Во втором варианте палуба была без скосов, но имелся бортовой бронированный пояс по ГВЛ высотой 2,1 м и толщиной 75 мм, который закрывал только котельные и машинные отделения. В третьем варианте этот пояс распространялся на всю длину корабля.

Крейсера во всех вариантах проекта имели одинаковое вооружение, предложенное в докладе МГШ морскому министру. Участники совещания решили понизить скорость крейсера до 30 уз при 12-ч испытании, но при этом установить норму сжигания топлива не более 3,5 кг нефти на 1 м2 нагревательной поверхности котлов в один час, чтобы иметь возможность форсировки (до 4,5 кг/м2 ) и в случае надобности развить скорость более 30 уз. Нормальный район плавания определялся 18 ч плавания полным ходом (540 миль) и наибольший – 50 ч (1500 миль). Совещание также обратило внимание на то, что если принять скорость плавания полным ходом не 30,0, а 29,0 уз, то появится возможность иметь во втором варианте бронирование по всему борту, не выходя за пределы водоизмещения 6000 т. Это предложение показалось весьма заманчивым и получило в дальнейшем развитие в проектах легких крейсеров, но при несколько увеличенном водоизмещении.

Двенадцатого апреля 1912 г. выводы заседания Технического совета ГУК были доложены начальником кораблестроительного отдела Н. Н. Пущиным товарищу морского министра для принятия дальнейших решений по проектированию легких крейсеров. Товарищ морского министра приказал направить доклад Н.Н. Пущина на Адмиралтейский завод для проработки возможности создания проекта легкого крейсера на базе новых заданий. В течение апреля 1912 г. такая проработка в пределах эскизного проекта была выполнена. 2 мая 1912 г. начальник Адмиралтейского завода генерал-майор Моисеев представил в ГУК «эскизный проект легкого крейсера в 6500 т, составленный на основании секретного доклада начальника кораблестроительного отдела товарищу морского министра» [84].

В справке, составленной Н. Н. Пущиным по результатам рассмотрения проекта Адмиралтейского завода, указывалось, что он может быть признан удовлетворительным с незначительными замечаниями [85].

Котельные отделения следовало разделить добавочными переборками на восемь групп вместо четырех, как указывалось в проекте, а массу корпуса принять 28% водоизмещении вместо 24%. Исправление этих замечаний вызывало увеличение водоизмещения до 6800-7000 т, что, по мнению Н. Н. Пущина, было вполне приемлемым.

На основании доклада Н. Н. Пущина от 12 апреля 1912 г. и эскизной проработки Адмиралтейского завода в первый вариант Технических условий на проектирование легких крейсеров были внесены соответствующие исправления.

Девятнадцатого июня 1912 г, второй вариант Технических условий поступил в типографию Морского министерства для литографирования в количестве 30 экземпляров. 1 сентября 1912 г. после утверждения Морским министерством новые Технические условия вновь разослали заводам, участвовавшим в конкурсе [86] Второй вариант Технических условий содержал ряд принципиально новых положений, которые и определили окончательное направление дальнейшего проектирования легких крейсеров.

Водоизмещение крейсера ограничивалось 6800 т, а длина – 156-158 м. Наряду с бронированием палуб вводились два бортовых броневых пояса из крупповской цементированной стали: верхний толщиной 25 мм и нижний – 75 мм. Башенная артиллерия заменялась палубно-казематной в количестве пятнадцати 130-мм орудий с башенноподобными или коробчатыми щитами. Более конкретно были изложены вопросы, связанные с энергетической установкой. В качестве главных механизмов планировалось установить четыре комбинированные турбины Кэртиса в одном корпусе и расположить их в четырех машинных отделениях вместе с холодильниками. Частота вращения турбин ограничивалась 450 об/мин на полном ходу. Технические условия предписывали применить на крейсере шесть универсальных котлов и семь чисто нефтяных типа Ярроу. При этом расход пара не должен был превышать 0,8-0,85 кгс/л.с. Контрактная скорость корабля сохранялась прежней – 30 уз. Нормальный запас топлива рассчитывался на 18 ч 30-уз хода, а полный – дополнительно к этому еще на 50 ч 24-уз хода.

Требование к форсированной скорости осталось без изменений: «при форсированном действии всех котлов и механизмов скорость, какая получится» [87].

Таким образом, последний вариант Технических условий окончательно определил основные тактикотехнические характеристики легкого крейсера водоизмещением 6800 т.

Ознакомившись с условиями конкурса и узнав, что легкие крейсера обязательно должны строиться в России, а представленные на конкурс проекты никак не вознаграждаются, все зарубежные предприятия под тем или иным предлогом отказались от участия в проектировании крейсера. Некоторые из них изъявили желание оказывать техническую помощь русским заводам, которые будут строить легкие крейсера.

Невский завод сообщил в ГУК, что завод вынужден отказаться от проектирования и постройки этого корабля, так как указанный в запросе крейсер не может пройти невские мосты. Таким образом, в списке участников конкурса остались Балтийский, Адмиралтейский и Путиловский заводы, Русское общество для производства снарядов и военных припасов, а также два южных завода, которые не спешили с ответом.

Примечательно письмо, адресованное правлением ОНЗиВ из Петербурга на завод в Николаев: «Нами выслан Вам в субботу 25 февраля 1912г. экспрессом (поездом Петербург – Николаев.- И. Ц.) полученный правлением запрос на быстроходный крейсер для Балтийского моря. По мнению К. П. Боклевского, нам следует представить проект, так как если «Руссуд» (Русское судостроительное общество.- И. Ц.) представит теперь таковой, а мы не представим, то в будущем, когда поступит запрос на такие же крейсера для Черного моря,- и этого надо ожидать,- наши конкуренты будут иметь перед нами преимущество, что вовсе нежелательно» [88].

Но опасения правления ОНЗиВ были напрасными. Русское судостроительное общество (РСО), загруженное проектированием линейных кораблей и эскадренных миноносцев, не могло позволить себе вести одновременно еще и проектирование легкого крейсера, тем более что была возможность получить готовый проект крейсера для Балтийского моря, разрабатывавшийся северными заводами, как это было с линейными кораблями типа «Севастополь». Начальник ГУК вице-адмирал П. П. Муравьев подтвердил эту возможность в беседе с директором завода РСО Н. И. Дмитриевым. В связи с этим правление РСО 5 сентября 1912 г. телеграфировало из Петербурга в Николаев: «Муравьев советует пока воздержаться от составления эскизного проекта. В понедельник в Главном управлении кораблестроения рассматриваются три проекта: представленные здешними заводами (Адмиралтейским, Путиловским и Обществом для изготовления снарядов и военных припасов.- И. Ц.), после чего будет решено, каким заданиям придерживаться» [89].

Тем не менее и ОНЗиВ, и РСО 13 августа 1913 г. были приглашены на торги цен и сроков постройки крейсеров. «Прошу к 1 сентября 1912 г. доставить на мое имя заявление на пену и сроки готовности одного и двух крейсеров, писал начальник ГУК И. П. Муравьев,- оно должно быть подано в запечатанном конверте с надписью „Цена и срок на постройку легких крейсеров”» [90] Далее говорилось, что «если общество представит к тому же сроку свой проект крейсера, то это будет весьма желательно» [91] Но своего проекта не было, и цену пришлось исчислять с 1 т водоизмещения.

Видно, что и на этот раз полноценного конкурса, как это было при проектировании линейных кораблей и эскадренных миноносцев, не получилось. Если не считать казенного Адмиралтейского завода, который разрабатывал проект по приказанию Морского министерства, заведомо зная, что строить легкие крейсера он не будет, и выступал как некий регулятор цен и технического уровня разработки, то практически соревновались между собой только Путиловский завод и Русское общество для изготовления снарядов и военных припасов.

Балтийский завод, загруженный проектированием линейных крейсеров» из конкурса выбыл, так как Морское министерство считало вполне достаточным участие в конкурсе одного казенного завода, Таким образом, выбор Морского министерства был ограничен двумя заводами, причем каждый из них отлично понимал, что он получит заказ на два крейсера независимо от результатов конкурса. Руководствуясь старыми Техническими условиями, Русское общество для изготовления снарядов и военных припасов, Адмиралтейский и Путиловский заводы в течение мая – июня 1912 г. представили в Морское министерство эскизные проекты легкого крейсера водоизмещением соответственно 7550, 6500 и 6300 т [92] Их рассмотрели на Техническом совете ГУК 27 июня 1912 г. Замечания по проектам вместе с изменениями в Технических условиях были высланы заводам 30 июня 1912 г., поэтому эскизное проектирование легких крейсеров фактически не прерывалось [93] Срок представления переработанных проектов ГУК назначило на 16 июля 1912 г. [94].

Уже 28 июня 1912 г. в Морское министерство поступил первый переработанный проект из Русского общества для изготовления снарядов и военных припасов. «Мощность механизмов для этого проекта определялось по способу Тейлора [95] ,- говорилось в сопроводительном письме,- но сейчас изготавливается модель для испытания в бассейне, и по проведении этих испытаний результаты будут представлены позже» [96] 31 июля 1912 г. этим же заводом дополнительно было представлено два варианта расположения 130-мм орудий [97].

Первый вариант предусматривал размещение десяти орудий в казематах и пяти орудий на верхней палубе. Во втором варианте на крейсере размещалось 16 орудий, причем шесть из них предполагалось установить спаренно на трех станках, что несколько увеличивало углы обстрела. Сама идея спаренных стволов представлялась оригинальной и продуктивной, но требовала разработки соответствующих станков, поэтому она была сразу же отвергнута артиллерийским отделом ГУК.

По поступлении эскизных проектов от всех трех заводов они были рассмотрены в МГШ и отделах ГУК, а затем на заседании Технического совета, состоявшемся 9 августа 1912 г. Судя по замечаниям отделов ГУК, глубина проработки эскизных проектов была недостаточной. Поэтому большинство замечаний носило скорее декларативный характер, чем конструктивный. Особенно это касалось замечаний кораблестроительного отдела по корпусу крейсера, в общем одинаковых для всех трех проектов. Сжатые сроки разработки эскизных проектов не позволили заводам представить спецификации по корпусу, механизмам и вооружению, что также затрудняло рассмотрение материалов и анализ их качества. Водоизмещение крейсеров Адмиралтейского и Путиловского заводов было одинаковым – 6600 т, а Русского общества для изготовления снарядов и военных припасов несколько больше – 6650 т.


Проект легкого крейсера водоизмещением 5200 т, разработанный Адмиралтейским заводом. 21 марта 1912 г.

Проект Путиловского завода, по мнению кораблестроительного отдела, а также консультантов генерал- лейтенанта А. Н. Крылова и генерал-майора И. Г. Бубнова, отличался наиболее продуманной конструкцией корпуса и обоснованностью весовых характеристик. Проект Адмиралтейского завода отличался в лучшую сторону по системе бронирования корпуса и высоте расположения главного броневого пояса. Но МГШ отдал предпочтение проекту Путиловского завода, так как он предусматривал две броневые палубы, а проект Адмиралтейского завода только одну [98] Замечания кораблестроительного отдела в основном касались усиления продольной прочности и норм ее обеспечения, а также расположения хранилищ угля и нефти. Кораблестроительный отдел установил норму метацентрической высоты в пределах 1,0 – 1,2 м при нормальном водоизмещении [99].

В отзыве механического отдела было указано необходимое соотношение универсальных котлов и котлов с чисто нефтяным отоплением. Весовая нагрузка, отведенная на механизмы, котлы и запас питательной воды в проекте Путиловского завода (1900 т), была признана недостаточной. Ее требовалось увеличить до 2000 т с запасом питательной воды не менее 30 т. В проекте Русского общества для изготовления снарядов и военных припасов говорилось о замене двухвальной турбинной установки четырехвальной. Мощность источников электропитания (два турбогенератора по 125 кВт и два дизель- генератора по 75 кВт) во всех проектах оценивалась достаточной [100].

Замечания артиллерийского отдела были в основном одинаковыми для всех трех проектов. Требовалось ликвидировать скученность 130-мм орудий и расположить их равномерно по всей длине корабля, снабдив щитами толщиной 25 мм. Подкрепления под орудиями рекомендовалось устроить в виде труб, центральный пост опустить ниже ГВЛ, в боевой рубке устроить два яруса. Отмечалось также, как недопустимое, прилегание артиллерийских погребов непосредственно к нефтяным цистернам и второму дну.

В проекте Русского общества по изготовлению снарядов и военных припасов, кроме того, надлежало опереть 75-мм броневой пояс на настил нижней палубы и устроить в корме броневой траверз толщиной 25 мм. Во всех проектах общая весовая нагрузка по артиллерии оказалась заниженной, что также следовало исправить, доведя ее до 399,2 т [101]. По минной части замечаний было мало: они сводились только к установке минных рельсов на нижней палубе и удлинению минных аппаратов.

Эскизные проекты крейсера вместе с замечаниями 13 17 августа 1912 г. были возвращены заводам на доработку. Срок представления доработанных проектов был назначен на 1 сентября 1912 г. К этому же [102] времени следовало заявить цену и сроки готовности одного и двух крейсеров . Так закончился первый тур конкурса по новым Техническим условиям.

В течение первой половины сентября 1912 г. поступившие от заводов проекты были рассмотрены в МГШ и отделах ГУК- По мере доработки проектов по замечаниям ГУК они все больше приближались один к другому. Это подтверждает и отзыв МГШ, представленный в ГУК 7 сентября 1912 г.: «Рассмотрев проекты Адмиралтейского, Путиловского и Ревельского заводов, Морской генеральный штаб пришел к выводу, что они более или менее идентичны, хотя по бронированию, боевым рубкам и общему расположению предпочтение следует отдать Адмиралтейскому заводу [103].

По дополнительному заданию ГУК Ревельским заводом Русского судостроительного общества был также представлен «облегченный вариант» легкого крейсера водоизмещением 6100 т [104].

«При составлении этого проекта,- сообщал в ГУК директор Ревельского завода полковник И. А. Гаврилов,- я придерживался возможно близко проекта крейсера, представленного нами 1 сентября 1912 г. Вследствие изменения водоизмещения на 650 т главные размеры крейсера изменились: длина уменьшилась до 150 м, ширина – до 14,8 м. Расположение артиллерии и внутреннее расположение осталось прежним» [105]. Водоизмещение было уменьшено некоторым снижением запаса топлива, массы брони и механизмов, последнее же повлекло за собой снижение скорости.

По мнению начальника МГШ вице-адмирала князя А. А. Ли-вена, которое поддержал и начальник ГУК, «крейсер водоизмещением 6100 т следует считать неприемлемым ни по бронированию, ни по скорости, ни по району плавания» [106] Путиловский завод также по дополнительному заданию ГУК 3 сентября 1912 г. представил «утяжеленный проект» крейсера водоизмещением 6750 т, который был признан слишком дорогим. В связи с этим в дальнейшем в отделах ГУК рассматривались только проекты корабля водоизмещением 6600-6650 т.

Общим недостатком всех проектов кораблестроительный отдел считал отсутствие броневой защиты дымоходов и котельных кожухов. Остальные замечания были мелкими, в основном были отмечены недостаточность площадей под механизмы и неудобство расположения некоторых помещений [107].

Механический отдел обратил внимание на слишком высокий пропульсивный коэффициент (0,534), принятый Путиловским заводом при проектировании энергетической установки, вследствие чего общая масса механизмов оказалась заниженной. Путиловскому заводу было также указано на тесноту турбинных отделений, недостаточность количества вспомогательных холодильников, масляных и нефтяных насосов, малый объем теплых ящиков. Такие же замечания по вспомогательным механизмам были сделаны в отношении проектов Адмиралтейского и Ревельского заводов. Общим недостатком всех проектов механический отдел считал отсутствие расчетов, обосновывавших запас топлива и район плавания [108].

Артиллерийский отдел уведомил заводы, что окончательные чертежи 130-мм орудия со станками и щитами (круглым и коробчатым) будут им выданы в январе 1914 г., а элеваторы должны быть разработаны самими заводами [109]. Замечания артиллерийского отдела касались углов обстрела орудий, удобства расположения элеваторов и подачи боеприпасов, а также способа бронирования подачных труб [110].

Эскизные проекты легкого крейсера и замечания были рассмотрены на заседании Технического совета ГУК 18 сентября 1912 г. Общее мнение, к которому пришло заседание, было следующее: «Главное управление кораблестроения считает, что ни один из проектов не может быть принят без надлежащих переделок и исправлений, которые предпочтительно делать на проекте, в наибольшей мере удовлетворяющем требованиям механического отдела. Что же касается теоретических обводов судна, то для выбора проекта следует произвести параллельные испытания моделей этих трех проектов в Опытовом судостроительном бассейне Морского министерства». [111].

В связи с этим было принято решение поручить Путиловскому и Ревельскому заводам разработать совместный окончательный проект легкого крейсера водоизмещением 6600 т и представить его на утверждение Морскому министерству в октябре 1912 г. На этом закончился второй тур конкурсного проектирования легкого крейсера.

Расширенное заседание Технического совета по рассмотрению совместного проекта состоялось в пятницу 26 октября 1912 г. На нем присутствовали флагманские специалисты штаба командующего Морскими силами Балтийского моря, офицеры МГШ и ГУК, представители Путиловского и Ревельского заводов [112].

Совместный проект путиловцев и ревельцев был утвержден, после чего каждый завод самостоятельно приступил к детальной разработке проекта. В процессе проектирования выявились неучтенные грузы, заниженная масса некоторых статей нагрузки, ошибки в расчетах, что в конечном итоге привело к увеличению водоизмещения до 6800 т. Проекты крейсера Путиловского и Ревельского заводов с таким водоизмещением и стали основой для создания легкого крейсера на южных заводах.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.284. Запросов К БД/Cache: 0 / 0