Глав: 13 | Статей: 44
Оглавление
Книга посвящена строительству русского флота накануне и в период первой мировой войны. Она повествует о создании и боевых действиях легкого крейсера "Красный Кавказ" (бывший "Адмирал Лазарев") во время Великой Отечественной войны, а также кратко затрагивает историю однотипных кораблей – первых турбинных крейсеров русского флота. Книга является заключительной частью трилогии автора о кораблях, в которую вошли также "Эскадренный миноносец "Новик" и "Линкор "Октябрьская революция"". При подготовке рукописи широко использовались архивные документы и личные воспоминания участников событий – офицеров, старшин и матросов крейсера "Красный Кавказ".

3.1. Модернизация завода «Наваль» и создание «Руссуда»

3.1. Модернизация завода «Наваль» и создание «Руссуда»

К моменту закладки первых двух легких крейсеров для Черного моря (октябрь 1913 г.) на юге России действовали два крупнейших судостроительных предприятия: ОНЗиВ и РСО («Руссуд»), расположенные в Николаеве. При распределении заказов на постройку легких крейсеров для Черного моря каждое из них получило подряд на два корабля: ОНЗиВ на крейсера «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Истомин», «Руссуд» на крейсера «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Корнилов».

Завод «Наваль», основанный в 1895 г. как бельгийское «Общество корабельных верфей, мастерских и плавилен», в 1911 г. перешел в собственность французского «Общества николаевских заводов и верфей» (ОНЗиВ). Он специализировался на изготовлении котлов и механизмов для броненосцев, сооружавшихся в Николаевском адмиралтействе, а также на постройке миноносцев и минных крейсеров. Завод «Наваль» был единственным судостроительным предприятием на юге России, оборудованным современной техникой. Закончив в 1909 г. строительство последних минных крейсеров для Черного моря, он надолго остался без заказов Морского министерства. Но положение завода резко изменилось с принятием судостроительных программ 1912-1916 гг. По соглашению, принятому в Петербурге в апреле 1912 г., значительная часть акций «Наваля» перешла в руки С.-Петербургского международного коммерческого банка. В результате этого в 1913 г. французское Общество николаевских заводов и верфей было преобразовано в русское акционерное общество под тем же названием. Требование Морского министерства строить корабли по новым судостроительным программам только на русских заводах и руками русских рабочих теперь было удовлетворено. Вскоре новые владельцы завода добились получения заказа на постройку линейного корабля «Екатерина II» (позже «Императрица Екатерина Великая») и поставку турбин и котлов для линейных кораблей «Императрица Мария» и «Император Александр III», строившихся на заводе «Руссуд». Завод должен был построить также четыре эскадренных миноносца типа «Дерзкий».

Получив свою долю военных заказов, ОНЗиВ срочно приступило к модернизации цехов и оборудования, прибегнув к помощи английской фирмы «Виккерс», приславшей в Николаев своих инженеров. К 1913 г. судостроительный отдел этого завода был капитально переоборудован и укомплектован новыми высокопроизводительными станками. Но не обошлось и без просчетов: крупным упущением в оборудовании механических мастерских было отсутствие специальных молотов для ковки роторов турбин. Поэтому стальные поковки для их изготовления приходилось ввозить из Англии. Об этом был осведомлен морской министр. В 1914 г., когда с началом войны доставка поковок из-за границы резко осложнилась, он записал в своем дневнике: «У нас до сих пор не могут выделывать роторов, но я надеюсь, что и это производство у нас будет развито. Я уже говорил с Н. И. Дмитриевым о необходимости устроить на Юге, может быть в том же Николаеве, большой ковочный завод. Все остальное, кроме роторов, у нас делается – большие стальные отливки для других частей современных кораблей (штевни, кронштейны гребных валов, рулевые рамы, корпуса турбин и пр.)» [160].

В военные годы завод ОНЗиВ продолжал строить корабли, предусмотренные судостроительными программами 1912-1916 гг. В конце 1914 г. вступили в строй четыре эскадренных миноносца, а в октябре 1915 г. флоту был сдан линейный корабль «Императрица Екатерина Великая». В 1913 г. на заводе заложили два легких крейсера «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Истомин».

В течение 1915 г. на стапелях завода было заложено еще восемь эскадренных миноносцев Ушаковской серии [161] и линейный корабль «Император Николай 1». Шесть эсминцев и линкор сошли со стапелей в течение 1916 г., а еще два эсминца – в 1917 г. Линкор, два легких крейсера и четыре эсминца остались недостроенными.

Причиной создания второго крупнейшего судостроительного предприятия юга России – завода «Руссуд» явилось также принятие судостроительных программ 1912-1916 гг. Несмотря на большие производственные мощности, ОНЗиВ не могло самостоятельно построить все корабли для Черного моря, предусмотренные программой. Идея создания «Руссуда» возникла в 1911 г., сразу же после утверждения программы строительства Черноморского флота. После изучения предложений, поступивших от частных судостроительных фирм, руководство Морского министерства пришло к выводу, что наибольшую выгоду для казны, а также гарантию скорости и качества постройки представляет предложение только что созданного РСО. Поэтому Совет министров решил сдать ему в аренду Николаевское адмиралтейство и построить Черноморский флот с помощью этого общества. Новой фирме вменялось в обязанность также переоборудование верфи «со всеми новейшими требованиями техники». Получив в бесплатную аренду на 25 лет Николаевское адмиралтейство и крупный аванс от Морского министерства, «Руссуд» срочно приступил к коренной реконструкции верфи, создав в рекордно короткое время современное предприятие, оборудованное по последнему слову техники и пригодное для постройки кораблей любого водоизмещения. «Руссуд» не ограничился арендой Николаевского адмиралтейства и начал широко использовать инженернотехнические кадры с казенных заводов Морского ведомства при непосредственном содействии морского министра И. К. Григоровича.

Как ОНЗиВ, так и «Руссуд» стремились заполучить на руководящие должности в своих правлениях отставных генералов флота и адмиралов, имевших большие связи в Морском министерстве, независимо от их способностей, талантов и возраста.

Председателем правления акционерного общества «Руссуд» был избран отставной военный инженер генерал-лейтенант В. М. Иванов. Он не играл видной роли в проектировании и постройке кораблей, но широко использовал свои связи в Госсовете, в Комиссии по обороне Государственной думы, Военном министерстве и других учреждениях. Накануне войны он выехал лечиться на воды в Германию и долго не мог возвратиться в Россию, но его отсутствие никак не отразилось ни на процессе проектирования, ни на ходе строительства кораблей.

В состав членов правления «Руссуда» вошел также бывший товарищ морского министра, а затем командующий Черноморским флотом отставной вице-адмирал И. Ф. Бострем. Одновременно он занимал должность председателя правления ОНЗиВ. Карьера И. Ф. Бострема весьма примечательна. Осенью 1907 г., отвечая на запрос Государственной думы по поводу передачи секретных чертежей 10-дюймовой пушки фирме «Виккерс», строившей тогда броненосный крейсер «Рюрик», товарищ морского министра контрадмирал И. Ф. Бострем, пытаясь доказать законность действия Морского министерства, по ошибке сослался на одну из статей Уложения законов Российской империи, которая, как оказалось, входила в Лесной устав и говорила о наказаниях за порубку леса. Он был поднят на смех членами Думы и, естественно, не мог больше показываться на ее заседаниях [162] После этого случая И. Ф. Бострем получил назначение на должность командующего Черноморским флотом, но в 1911 г. в связи с посадкой на мель по его вине нескольких кораблей был уволен в отставку с присвоением звания вице-адмирала и сразу же занял пост председателя правления ОНЗиВ.

Видную роль в организации строительства верфи «Руссуда» и кораблей играл директор завода Н. И. Дмитриев. О его деловых качествах хорошо отзывался морской министр И. К. Григорович. «На Адмиралтейском заводе есть очень дельный инженер Дмитриев, которого все сманивают и обещают большое содержание,- писал Григорович в 1910 г.,- буду стараться его удержать. Он мне нужен для проекта перестройки Черноморских заводов и, мне кажется, что учредители будущего Общества, которое будет строить там суда, не прочь его взять» [163] А. Н. Крылов, выдвинувший Дмитриева в 1908 г. на должность начальника цеха Адмиралтейского завода, оценивал его как «выдающегося во всех отношениях инженера» [164] По предложению А. Н. Крылова, который занимал тогда пост председателя Морского технического комитета, известная книга Н. И. Дмитриева [165] была приобретена Морским министерством и разослана судостроительным заводам.

Все ключевые инженерные должности на «Руссуде» занимали уволенные в запас офицеры, служившие до этого в портовых конторах и на казенных судостроительных заводах Морского министерства. Главным корабельным инженером завода был полковник Л. Л. Коромальди, главным инженер-механиком – полковник В. М. Бакин, начальником технического бюро – подполковник М. И. Сасиновский. В соответствии с новым положением о прохождении службы офицеров флота, принятом по предложению И. К. Григоровича в 1913 г. [166], они увольнялись в запас по статье «для прохождения службы на коммерческих судах», которая позволяла потом при желании снова поступить на военную службу. Это были энергичные сравнительно молодые (в возрасте 35-40 лет) люди, обладавшие достаточным опытом. В короткое время они сумели наладить на «Руссуде» строительство современных боевых кораблей всех классов.

Управление заводами ОНЗиВ и «Руссуда» было двухзвенным. Каждое общество имело в Петербурге свое правление [167]. Последнее осуществляло связь с заказчиком – Морским министерством и всеми контрагентами, поставлявшими металл, различные устройства и оборудование для кораблей, которые не производились на заводе. Непосредственно на территории заводов в Николаеве помещались заводоуправления во главе с управляющими заводами и директорами. Первые отвечали за коммерческую деятельность предприятий, а вторые – за техническую деятельность. При заводоуправлениях находились отделы: коммерческий, технический, судостроительный и др. Проектированием кораблей по заданию Морского министерства и выпуском чертежей занимались Технические бюро заводов.

По договоренности с Морским министерством на заводах также помещалась Комиссия для наблюдения за постройкой кораблей на Черном море, возглавляемая ее председателем контр-адмиралом А. А. Данилевским. Из состава комиссии для наблюдения за постройкой конкретных кораблей или нескольких кораблей в зависимости от водоизмещения выделялись наблюдающие офицеры, которые контролировали ведение весового журнала, проведение испытаний на водо- и нефтенепроницаемость, осуществляли приемку отдельных устройств и решали все текущие вопросы. В частности, за постройкой легких крейсеров по корабельной части наблюдал корабельный инженер полковник Н. И. Михайлов.

В соответствии с программами 1912-1916 гг. «Руссуд» получил заказ на два линейных корабля «Императрица Мария» и «Император Александр III», два легких крейсера «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Корнилов», а также на эскадренные миноносцы второй Ушаковской серии и подводные лодки.

Характерно, что проект строительства завода «Руссуд» не предусматривал создания мастерских и цехов для производства судовых котлов и механизмов, т. е. широкая кооперация с ОНЗиВ в этом отношении, подобная той, которая существовала между Адмиралтейским и Франко-Русским заводами в Петербурге, с самого начала была просто неизбежной. В 1915 г. С.-Петербургский международный коммерческий банк, финансировавший заводы ОНЗиВ и «Руссуд», получив согласие царя, объединил управление ими, создав крупнейшую в стране монополистическую организацию в судостроительной промышленности юга России – трест «Наваль – Руссуд». Несколько раньше началась специализация производства: ОНЗиВ стал строить только судовые механизмы, а «Руссуд» выполнял все корпусные работы. Специализация производства позволила ускорить постройку судов, улучшить качество работ и снизить себестоимость продукции.

Оглавление книги


Генерация: 0.117. Запросов К БД/Cache: 0 / 0