Глав: 13 | Статей: 44
Оглавление
Книга посвящена строительству русского флота накануне и в период первой мировой войны. Она повествует о создании и боевых действиях легкого крейсера "Красный Кавказ" (бывший "Адмирал Лазарев") во время Великой Отечественной войны, а также кратко затрагивает историю однотипных кораблей – первых турбинных крейсеров русского флота. Книга является заключительной частью трилогии автора о кораблях, в которую вошли также "Эскадренный миноносец "Новик" и "Линкор "Октябрьская революция"". При подготовке рукописи широко использовались архивные документы и личные воспоминания участников событий – офицеров, старшин и матросов крейсера "Красный Кавказ".

3.4. Спуск на воду. Остановка на стапеле

3.4. Спуск на воду. Остановка на стапеле

Спуск на воду второго легкого крейсера для Черного моря «Адмирал Лазарев» был намечен на 28 мая 1916 г.

Перед спуском на корабле тщательно опробовали под давлением всю наружную обшивку согласно ведомости водо- и нефтенепроницаемых отсеков, утвержденной начальником ГУК 10 октября 1915 г. Исключение составляли лишь некоторые отсеки, где еще не были закончены клепка и чеканка каналов системы Фрама. В этих отсеках проверку осуществляли наливом воды только до уровня нижней палубы. Таким же образом испытывали и те кормовые отсеки (№ 173-179), в которых были размещены части нижней палубы, разобранной для погрузки рулевых устройств и приводов. Участки же наружной обшивки в районе бортовых отсеков, под которыми находились разборные части нижней палубы, предназначенные для погрузки котлов и турбин, опробовали полностью, для чего разборные, части были поставлены по пазам и стыкам на сборочных болтах с суречной замазкой [210].

Для участия в церемонии спуска в Николаев выехал начальник кораблестроительного отдела ГУК генерал-лейтенант П. Ф. Вешкурцев. В Петрограде его замещал помощник начальника отдела генерал- майор В. А. Лютер. Морской министр И. К. Григорович в это время находился в Архангельске. Архангельский порт не справлялся с нараставшим потоком грузов из Англии и Америки, и морской министр решил лично проверить его готовность к открытию навигации [211].

На стапеле «Руссуда», где строился «Адмирал Лазарев», бригада плотников и такелажников заканчивала последние приготовления к спуску крейсера. В мае 1916 г, стояла не по сезону жаркая погода: температура воздуха в тени достигала 35 °С, а на солнце превышала 50 °С, К вечеру корпус крейсера и стапель сильно нагревались, над ними колыхалось марево поднимавшегося вверх горячего воздуха.

К 7 ч вечера 28 мая 1916 г. на площадке у стапеля корабля собрались должностные лица, принимавшие участие в церемонии спуска: командир Николаевского порта и градоначальник г, Николаева вице-адмирал А. И. Мязговский, генерал-лейтенант П. Ф. Вешкурцев, директор «Руссуда» А. И. Дмитриев, председатель Комиссии для наблюдения за постройкой судов на Черном море контр-адмирал А. А. Данилевский, главный корабельный инженер «Руссуда» полковник Л. Л. Коромальди, наблюдающий за постройкой крейсера полковник Н. И. Михайлов, начальник технического бюро «Руссуда» подполковник М. И. Сасиновский и др.

Большая толпа зрителей с нетерпением ожидала начала церемонии спуска. Ровно в 7 ч вечера после окончания традиционного в этом случае ритуала крейсер, стронувшись с места, под крики «ура» медленно заскользил вниз по стапелю, постепенно набирая скорость. На первых 70 м пути корабль набрал скорость, на 20% превышавшую скорость крейсера «Адмирал Нахимов», спущенного осенью прошлого года с использованием аналогичного устройства. Но после этого скорость резко замедлилась, и крейсер, пройдя в общей сложности 106,7 м, остановился, имея на пороге стапеля переборку 81-го шп. [212].

В Петроград была отправлена срочная телеграмма: «Сегодня, 28 мая, крейсер «Адмирал Лазарев» при спуске на воду, войдя кормой в воду, остановился на стапеле. Приняты меры к дальнейшему спуску на воду» [213], Генерал-майор Лютер доложил о неудачном спуске морскому министру в Архангельск. Генерал- лейтенант Вешкурцев получил указание министра находиться в Николаеве до повторного спуска и установить причины остановки крейсера.


Эскиз легкого крейсера «Адмирал Лазарев» в положении 81-м шпангоутом на пороге стапеля в момент остановки при спуске 28 мая 1916 г.

R, ra , rb – реакции опоры; Р – подъемная сила крана; D – сила поддержания; Р1, P2 – силы тяжести воды в отсеках; Q – масса корпуса. Размеры в метрах

Вешкурцев сразу же приказал закрепить корабль на стапеле и начать подготовительные работы для повторного спуска. Одновременно была создана комиссия для выяснения причин остановки и выработки мер по обеспечению дальнейших спусковых работ. В состав комиссии вошли представитель завода Коромальди и офицеры ГУК Вешкурцев, Михайлов и др.

После тщательного осмотра стапеля комиссия пришла к выводу, что наиболее вероятной причиной остановки явилось резко возросшее трение спусковых полозьев о фундамент стапеля. Насалка сильно размягчилась вследствие высокой температуры воздуха и легко соскребывалась передними гранями полозьев. В результате движение крейсера тормозилось. Комиссия предложила возобновить насалку под полозьями, не вошедшими в воду, и использовать для страгивания судна имевшиеся на заводе тали с общей силой тяги 200 т, гидравлические домкраты по 200 т и буксирные суда с силой тяги 30 т [214] В техническом бюро «Руссуда» были разработаны проект сдвига крейсера с места и два пояснительных чертежа к нему.

29 и 30 мая праздновалась Троица, и работы на верфи не производились. С 31 мая по 2 июня были сняты спусковые полозья и возобновлена насалка между ними и стапелем. Последующие четыре дня ушли на подготовительные работы по установке кессонов и креплений к ним под кормовой частью крейсера. Предполагалось, что это увеличит плавучесть кормы. Наконец, 7 июня при значительном подъеме воды в реке (примерно на 1 м выше ординара) была предпринята попытка сдвинуть крейсер с помощью талей при содействии паровоза и двух 200-тонных гидравлических домкратов, но к 5 ч вечера вода спала, и попытка не удалась.

8 июня в 9 ч утра для перераспределения нагрузки два носовых отсека (8-13-й шп.) заполнили водой общей массой 350 т. Корма была приподнята плавкраном грузоподъемностью 200 т. При одновременном содействии шести домкратов общим усилием 400 т крейсер удалось сдвинуть на 3 м. Наконец в 7 ч 20 мин вечера, когда вода в реке снова поднялась (на этот раз до 2 м выше ординара), опять были пущены в ход все домкраты и тали при тяге их паровозами. В результате этих усилий крейсер стронулся с места и сошел со стапеля. Плавкран в момент окончательного спуска был убран, так как мешал движению корабля [215].

Сразу же после спуска были отмечены марки углубления: носом 2,667 м и кормой 4,111 м, что соответствовало спусковому водоизмещению 3600 т. По указанию ГУК работники завода замерили с помощью теодолита и мишени стрелку остаточного прогиба корпуса, появившуюся после спуска судна. Она составила 21 мм и оказалась на 1 мм больше, чем у крейсера «Адмирал Нахимов».

В Николаеве предстояло спустить на воду еще два крейсера, поэтому требовался более углубленный анализ причин остановки на стапеле «Адмирала Лазарева». Такой анализ сделал 21 июня 1916 г. наблюдающий за постройкой крейсеров полковник Н. И. Михайлов в своем рапорте в ГУК. «Конструкция спускового устройства, впервые принятая заводом для спусков легких крейсеров типа «Адмирал Нахимов»,- докладывал он,- по моему мнению, не дает полной уверенности в удачном спуске. Надо полагать, что при наличии отдельных полозьев, расставленных по фундаменту с большими промежутками между собой, случай остановки спускаемого судна более вероятен, чем при спуске на обычных сплошных полозьях». Михайлов обратил также внимание руководства ГУК, что при использовании отдельных полозьев неблагоприятные обстоятельства, например низкий уровень воды в реке, высокая или очень низкая температура наружного воздуха, некоторые дефекты в спусковом устройстве (выбоины, бугры и пр.), недостаточная насалка, оказывают гораздо большее влияние на увеличение коэффициента трения, чем при применении сплошных полозьев. «Полагал бы необходимым,- заканчивал рапорт Михайлов,- в спусковое устройство для крейсера «Адмирал Корнилов», спуск которого предполагается в сентябре 1916г., внести поправки, а именно, сделать полозья из отдельных кусков, собранных впритык друг к другу непрерывно от кормы в нос на таком протяжении, чтобы к моменту всплытия крейсера часть полозьев все время оставалась над порогом спускового фундамента» [216].

После спуска крейсера «Адмирал Лазарев» контр-адмирал Данилевский, проанализировав вместе с представителями заводов ход постройки кораблей, к очередной раз сообщил в ГУК «окончательные» сроки готовности легких крейсеров: «Адмирал Нахимов» – март 1917 г., «Адмирал Лазарев» – сентябрь 1917 г., «Адмирал Корнилов» – май 1918 г., «Адмирал Истомин» – июль 1918 г.

Дальнейший ход строительства легких крейсеров для Черного моря в августе 1916 г. рассматривался в ГУК. Помощник морского министра утвердил новые сроки готовности, но по согласованию с командующим Черноморским флотом отнес легкие крейсера к судам второй очереди. В первую очередь на Николаевских заводах надлежало строить линейный корабль «Император Александр III» и эскадренные миноносцы типа «Новик» [217].

Оглавление книги


Генерация: 0.368. Запросов К БД/Cache: 0 / 0