Главная / Библиотека / Гвардейский крейсер «Красный Кавказ». /
/ Глава 6. В огне Великой Отечественной / 6.3. Обороняя родной Севастополь. Гибель «Червоной Украины»

Глав: 13 | Статей: 44
Оглавление
Книга посвящена строительству русского флота накануне и в период первой мировой войны. Она повествует о создании и боевых действиях легкого крейсера "Красный Кавказ" (бывший "Адмирал Лазарев") во время Великой Отечественной войны, а также кратко затрагивает историю однотипных кораблей – первых турбинных крейсеров русского флота. Книга является заключительной частью трилогии автора о кораблях, в которую вошли также "Эскадренный миноносец "Новик" и "Линкор "Октябрьская революция"". При подготовке рукописи широко использовались архивные документы и личные воспоминания участников событий – офицеров, старшин и матросов крейсера "Красный Кавказ".

6.3. Обороняя родной Севастополь. Гибель «Червоной Украины»

6.3. Обороняя родной Севастополь. Гибель «Червоной Украины»

Не выдержав натиска противника, Приморская армия с тяжелыми боями была вынуждена отступить к Севастополю. Ослабленная в боях 51-я армия также не смогла остановить врага и стала отходить на Керченский полуостров. 30 октября 1941 г. передовые части 11-й немецко-фашистской армии Э. Манштейна вышли на ближние подступы к Севастополю.

30-31 октября и в первых числах ноября немецко-фашистские войска под командованием генерал- полковника Э. Манштейна предприняли попытку овладеть Севастополем с ходу. Сильное беспокойство у командования флота вызывали участившиеся полеты немецких самолетов-разведчиков над рейдом и бухтами Севастополя.

В этот критический момент предстояло решить, что делать с кораблями эскадры, находившимися в Севастополе. «С одной стороны, их целесообразно было бы оставить здесь, чтобы иметь в резерве корабельную артиллерию для отражения возможного прорыва противника,- вспоминает участник обороны города вице-адмирал Н. М. Кулаков,- но сможем ли мы уберечь крупные корабли, представлявшие собой хорошие цели, от массированных налетов авиации, которую гитлеровцы стягивали на захваченные ими крымские аэродромы?» [408] Это прежде всего относилось к линейному кораблю «Парижская коммуна», новым крейсерам «Молотов» и «Ворошилов», крейсеру «Красный Кавказ» и эскадренным миноносцам, вступившим в строй незадолго до начала войны. Командующий эскадрой контрадмирал Л. А. Владимирский настаивал на немедленной отправке наиболее новых и ценных кораблей в порты Кавказа. Военный совет флота принял решение оставить в Севастополе старые крейсера «Красный Крым» и «Червону Украину», а остальные корабли эскадры перебазировать в Новороссийск и Поти.

В ночь на 1 ноября 1941 г. «Парижская коммуна», крейсера «Молотов», «Ворошилов», «Красный Кавказ», лидер «Ташкент» и другие корабли ушли из Севастополя.

4 ноября решением Ставки ВГК был создан Севастопольский оборонительный район (СОР), в состав которого вошли Приморская армия, Севастопольская военно-морская база и корабли Черноморского флота. Командующим СОР Ставка ВГК назначила вице-адмирала Ф, С. Октябрьского, а генерал И. Е. Петров, командующий Приморской армией, стал его заместителем по сухопутным войскам.

Артиллерийская поддержка войск первого и второго секторов обороны, расположенных на юге СОР, была возложена на крейсера «Красный Крым», «Червону Украину» и несколько эскадренных миноносцев. «Красный Крым» занял огневую позицию в Северной бухте, а «Червона Украина» – в Южной, в районе пристани Совторгфлота (Торговая пристань). Корабль стоял на якорях и бочках носом к выходу из бухты почти на линии Графская пристань – Павловский мысок в полукабельтове от причала.

Последние три дня перед праздником 24-й годовщины Великого Октября прошли относительно спокойно. «Червона Украина» вместе с крейсером «Красный Крым» и эскадренными миноносцами ежедневно участвовала в отражении воздушных налетов фашистской авиации на город и бухты Севастополя. Налеты были еще не такими ожесточенными и длительными.

С 6 по 10 ноября командование 11-й немецко-фашистской армии продолжало подтягивать к Севастополю войска и по мере их подхода с северо-западного направления вводило в бой. Продолжая теснить наши части в направлении Дуванкой – Билюк – Отаркой, противник 7 и 8 ноября развил наступление на хутор Мекензия, расположенный всего лишь в 8 км восточнее Северной бухты. Продвижение врага на этом участке грозило расчленить оборону города на две изолированные части – северную и южную, если он выйдет к восточной оконечности Северной бухты. С утра 8 ноября части Приморской армии и 7-я бригада морской пехоты перешли в контрнаступление в направлении хутора Мекензия. Артиллерийскую поддержку наступления осуществлял крейсер «Червона Украина». Он был первым из кораблей эскадры, открывшим огонь но врагу главным калибром. Вслед за ним в стрельбу включились «Красный Крым» и эскадренные миноносцы. Стрельба велась на предельной дистанции по скоплениям войск и танков противника, наступавших по Бахчисарайской дороге в направлении хутора Мекензия и долины Кара-Коба. «Червона Украина» произвела сорок шесть пятиорудийных залпов.

Контратаки 7-й и 8-й морских бригад при поддержке корабельной и береговой артиллерии увенчались успехом, позиции наших войск значительно улучшились.

Во второй половине дня на «Червоной Украине» произошло важное событие – смена командиров. Бывший командир крейсера капитан 1 ранга К. Е. Басистый получил новое назначение; он занял должность командира отряда легких сил (ОЛС) Черноморского флота. На его место прибыл капитан 2 ранга И. А. Заруба [409] Времени для ознакомления с кораблем и личным составом у И. А. Зарубы не было. В тот же день ему пришлось руководить стрельбой по району села Шули, расположенному несколько южнее хутора Мекензия, а затем по требованию корректировочного поста – по селу Нижний Чоргунь. На следующий день крейсер вел стрельбу на дистанции 100-110 кабельтовых по району Уппа-Узенбаш, где противник сосредоточил войска для наступления на Инкерман. 10 ноября дальность стрельбы несколько уменьшилась – крейсер обстреливал селения Черкез-Кермен и Шули, расположенные в 85 кабельтовых к востоку от Южной бухты.

Утром 11 ноября 1941 г., сосредоточив пять пехотных дивизий, мотострелковую и горнострелковую румынские бригады (всего около 60 тыс. человек), при поддержке танков противник возобновил наступление на Севастополь. Главный удар был направлен вдоль Ялтинского шоссе на Балаклаву, а вспомогательный – вдоль долины Кара-Коба из района Черкез-Кермен на хутор Мекензия. Так начался первый ноябрьский штурм Севастополя. В наступлении на главном направлении впервые участвовала 72-я немецкая пехотная дивизия, усиленная танками. По частям этой дивизии, уже побывавшей в Греции и Франции, и был сосредоточен огонь «Червоной Украины», «Красного Крыма» и эскадренных миноносцев. 11 ноября стало для «Червоной Украины» самым напряженным днем за полгода войны. Стрельба велась на дистанции 70-75 кабельтовых с кормовых курсовых углов правым бортом по району Кадыковка – Варнутка, В этот день было израсходовано около семисот 130-мм снарядов, уничтожены три артиллерийских батареи противника, 18 бронетранспортеров и автомашин с войсками, 4 танка, рассеяно и уничтожено до трех рот фашистских солдат [410].

Утром 12 ноября бои на подступах к Балаклаве вспыхнули с новой силой. Но огонь корабельной артиллерии, как и ранее, мешал гитлеровцам сосредоточить войска для нанесения решительного удара. Тогда гитлеровское командование приняло решение, не прекращая штурма города, уничтожить корабли Черноморского флота, стоявшие в Севастополе.

С утра над городом висела низкая облачность, было пасмурно и туманно. Налетов фашистской авиации не ожидалось, В 9 ч 00 мин дежурный управляющий огнем лейтенант В. И. Дуриков, получив заявку от корректировочного поста, открыл огонь из четырех орудий правого борта по скоплению немецко- фашистских войск под Балаклавой, После восьми залпов лейтенант В. Сташкевич доложил о поражении цели, последовала команда дежурного артиллериста: «Дробь, орудия на ноль». Это были последние залпы главного калибра «Червоной Украины».

Перед самым обедом, когда бачковые уже выстроились в очередь у камбуза, была сыграна боевая тревога. В направлении от Павловского мыска на город заходила девятка фашистских бомбардировщиков «Хейнкель-111». На некотором расстоянии от них двигалась еще одна группа из трех машин. Самолеты шли на высоте около 3000 м курсом на «Червону Украину». Первой открыла огонь спаренная носовая 100мм зенитная установка, к ней сразу присоединилась такая же установка с правого борта в корме. Вокруг фашистских самолетов начали вспыхивать белые облачки разрывов. Видно было, как плотный строй «хейнкелей» стал распадаться, не дойдя до береговой черты Южной бухты, Первая девятка самолетов беспорядочно сбрасывала бомбы на Корабельную сторону и в воду бухты. В этот момент на высоте около 3000 м к «Червоной Украине» приблизилась концевая тройка «хейнкелей» и с горизонтального полета начала бомбометание по кораблю. Первая бомба массой 250 кг разорвалась по правому борту на расстоянии 5-7 м от корабля в районе шкафута. Крупный осколок попал в помещение лазарета и вызвал пожар. За первой бомбой сразу же последовала вторая такой же мощности. Она пробила верхнюю палубу по левому борту и разорвалась в механической мастерской, образовав пробоину в палубе диаметром около 10 м. Четвертый торпедный аппарат был сорван с анкерных болтов и сброшен в воду. Возник огромный очаг пожара, который мгновенно соединился с пожаром, пылавшим на правом борту.

Огонь быстро распространялся по развороченному взрывом деревянному настилу верхней палубы, охватывая ростры, кормовой мостик, надстройки. Огромный язык пламени взвился к небу. Когда огонь достиг бочек с бензином, находившихся на левом шкафуте, они, пробитые осколками, катались по палубе, разливая бензин, который тут же вспыхивал. Шкафут горел от борта до борта, огненный столб достигал до высоты грот-марса. Управляющему зенитным огнем старшему лейтенанту Валовику и военкому корабля В. А. Мартынову пришлось покинуть кормовой мостик. Пламя вот-вот грозило перекинуться на третий торпедный аппарат, за ряженный боевыми торпедами. Бушевавшим огнем корабль был поделен на две части. Борьба с пожаром велась одновременно с трех сторон. С носа на огонь наступала аварийная партия во главе с командиром машинной группы старшим инженер-лейтенантом Ю. В. Блюмбергом, а с кормы с огнем боролись котельные и трюмные машинисты под руководством старшин 2-й статьи Ананьева и Сюнякова. К правому борту подошел портовой буксир. Он тушил пожар на крейсере, используя свои противопожарные средства. Через 5-6 мин благодаря умелым действиям моряков пожар был ликвидирован.

Во втором котельном отделении также бушевал пожар. В результате взрыва швы второго дна междудонного пространства, где хранилось топливо, разошлись. Уровень воды, смешанной с мазутом, медленно поднимался. Когда уровень этой смеси достиг топки, вспыхнул пожар, По приказанию командира котельной группы старшего инженер-лейтенанта Бендерского туда втащили баллон с углекислым газом, затем открыли вентиль и задраили входной люк в шахту. Пожар быстро ликвидировали, взрыв боеприпасов, находившихся в соседнем артпогребе, удалось предотвратить.

Начало затапливать и второе котельное отделение, но вода прибывала здесь гораздо быстрее. Командир отделения котельных машинистов старшина Лагутин, убедившись, что предотвратить затопление невозможно, приказал погасить котлы и покинуть котельное отделение. Но война не отводила времени на передышку – «хейнкелей» сменили «юнкерсы». Они шли двумя группами на высоте 2500 м с юга, вдоль Южной бухты курсом прямо на «Червону Украину». Снова ударили с юта 100-мм артустановки старшин 2й статьи М. П. Харченко и Лещева. Фашистские самолеты на этот раз заходили со стороны солнца, используя свой излюбленный прием. Стремительно проваливаясь в пике, они с воем неслись на корабль. Бомбы рвались с обоих бортов, поднимая огромные столбы воды. Но вот с бака, подавляя собой всю эту мешанину звуков от стрельбы зениток и пулеметов, разрывов бомб и воя самолетов, отчетливо послышались один за другим два глухих взрыва, содрогнувшие крейсер. Командир электромеханической боевой части инженер-капитан 3 ранга А. Ф. Трифонов так и записал в вахтенном журнале: «Корабль, приподнявшись носом, задрожал, а потом, качнувшись, снова погрузился в воду с дифферентом на нос и креном 4 градуса на левый борт» [411]. Минут через десять-пятнадцать, сбросив все бомбы, фашистские стервятники скрылись в направлении Мекензиевых гор. Но на посту СНиС, расположенном на Павловском мыске, продолжал висеть флажный сигнал «ТТ» – отбоя воздушной тревоги не было. Через несколько минут начался новый налет фашистской авиации. «Юнкерсов» опять сменили «хейнкели», но на этот раз они шли с юга на север вдоль Южной бухты. Из средств противовоздушной обороны на «Червоной Украине» остались в строю после предыдущего налета только одна спаренная «сотка» на юте, две 45-мм пушки и два зенитных пулемета, но корабль продолжал отражать атаки фашистов. Бомбы рвались в восточной части бухты и на Корабельной стороне. Попаданий в крейсер на этот раз не было. Бомбометание с горизонтального полета оказалось менее эффективным, чем с пикирования.

Фашистские самолеты сбросили бомбы и на место якорной стоянки крейсера «Красный Крым» в Северной бухте, но корабль своевременно перешел в Южную бухту и удачно замаскировался у стоявших на берегу зданий.

Примерно через полчаса после окончания налета на крейсере объявили боевую готовность № 3 и приступили к ликвидации последствий взрывов и пожаров. Прежде всего нужно было определить размеры повреждений и выяснить потери в личном составе корабля. Для оказания помощи экипажу на крейсер прибыл флаг-механик эскадры инженер-капитан 2 ранга Б. И. Красиков, Вскоре к борту «Червоной Украины» подошли спасатель «Меркурий» и водолазный бот. К 15 ч 12 ноября крейсер принял свыше 3000 т воды. Корабль сел носом на грунт, так что носовая часть палубы погрузилась в воду. Спустившись под воду, водолазы обнаружили подводную пробоину в носовой части с правого борта площадью 5-6 кв. метров. Форштевень корабля был полностью разбит. Килевая балка переломилась. Как было установлено позже, с левого борта была пробоина такого же размера. Внизу под трапом на полубаке была видна трещина шириной 2-3 см. Она пересекала корабль по 50-му шп. на стыке верхней палубы шкафута и переборки полубака и шла по бортам до броневого пояса. Кроме этого, из-за угрозы детонации боеприпасов пришлось затопить пять артпогребов главного калибра. Затопленными в результате тушения пожара на левом шкафуте оказались также помещения в районе судовой механической мастерской. Но энергетическая установка крейсера продолжала действовать, работали четыре паровых котла в кормовом котельном отделении и все четыре турбины. Кормовая электростанция вырабатывала электроэнергию.

Половина сохранившихся водоотливных средств работала на полную мощность, откачивая воду из затопленных помещений. Артиллерии главного калибра корабля был нанесен незначительный урон – выведено из строя всего лишь одно 130-ми орудие. Хуже обстояло дело с зенитным калибром, в этом дивизионе в исправном состоянии остались только одна спаренная 100-мм установка на юте, две 45-мм зенитные пушки и два крупнокалиберных зенитных пулемета. Полностью вышла из строя телефонная и корабельная громкоговорящая связь, значительно были повреждены средства радиосвязи. В штурманской боевой части из стропя вышел кормовой компас. Потери в личном составе составляли более ста человек убитыми и ранеными.

Подойдя к борту «Червоной Украины», спасательный буксир «Меркурий» с помощью своих водоотливных средств принялся осушать котельное отделение. С водолазного бота под воду спустились водолазы для осмотра подводной части крейсера. Но вскоре они были вынуждены прервать работу и спешно отойти от борта корабля. К «Червоной Украине» опять приближались фашистские бомбардировщики. Эскадрилья из восьми самолетов, заходивших с южной стороны бухты, собиралась сбросить бомбы на крейсер. Зенитные расчеты оставшихся в строю орудий и пулеметов приготовились к отражению атаки. Взамен поврежденных в бою зениток, к стрельбе по самолетам приготовился расчет бакового орудия главного калибра. Наводчики придали ему наибольший угол возвышения, а заряжающие приготовились стрелять шрапнельными снарядами. Бомбометание с горизонтального полета было менее опасно, чем из пике, и зенитчики были уверены, что успешно отразят атаку врага. Действительно, фашистские летчики, увидев разрывы крупнокалиберных шрапнельных снарядов, поспешно сбросили бомбы, разорвавшиеся далеко за кормой «Червоной Украины», и скрылись.

На корабле продолжалась борьба за живучесть. Спасательный буксир и водолазный бот вновь подошли к борту крейсера. Но в 16 ч работы но спасению корабля опять прервались. На этот раз шесть бомбардировщиков атаковали корабль. Одна из бомб разорвалась недалеко от кормы по левому борту. Взрывной волной оборвало швартовный конец, заведенный с кормы на бочку, и заклинило привод горизонтального наведения левой кормовой 100-мм зенитной установки. После отбоя воздушной тревоги работы по спасению корабля возобновились.

За это время крейсер принял 3500 т воды, и крен его значительно увеличился. Комиссия специалистов штаба флота, работавшая на корабле под руководством флаг-механика капитана 2 ранга Б. И. Красикова, поставила перед экипажем задачу удержать крейсер на плаву до утра. К утру 13 ноября предполагалось подготовить понтоны, доставить на крейсер мощные мотопомпы, оторвать носовую часть от грунта и доставить корабль в док Морзавода, расположенный в Корабельной бухте. Решение комиссии было встречено личным составом с неподдельной радостью и воодушевлением, удвоив силы экипажа в борьбе за спасение корабля. Но вода продолжала прибывать, создавая огромные свободные поверхности в затопленных помещениях, что грозило потерей остойчивости. Наиболее обширное жилое помещение корабля – коммунальная палуба – было уже до середины заполнено водой, превратившись в большое озеро, на поверхности которого отражался свет электрических лампочек, укрепленных на подволоке. Аварийная обстановка быстро ухудшалась, а обещанные водоотливные помпы не присылали. На корабле работало четыре котла, обеспечивавших паром работу вспомогательных механизмов и корабельных водоотливных средств. Но все цистерны с питательной котельной водой были разбиты или затоплены, и котлы питались забортной водой, вскипая через каждые 45 мин от интенсивного засоливания. Старшине котельной группы мичману Рожкову приходилось непрерывно маневрировать работой котлов, периодически отключая засолившиеся котлы для продувки и подпитки свежей забортной водой. Затем в этих котлах экстренно поднимался пар, и они вновь включались в работу. Только так можно было обеспечить непрерывную подачу пара к водоотливным средствам. Уровень воды, смешанной с мазутом из разбитых топливных цистерн, в котельных отделениях медленно повышался, угрожая пожаром.

Чтобы максимально облегчить тонущий корабль, в штабе флота было принято решение о снятии с крейсера артиллерии и выгрузке боезапаса. В 19 ч 30 мин к «Червовой Украине» подошел плавкран с рабочими артмастерских на борту. Съем артиллерии начали с носовых орудий. Личный состав артиллерийской боевой части начал выгрузку снарядов на стоявшую у борта баржу. Ранние ноябрьские сумерки быстро сменились темнотой. Чтобы не нарушать светомаскировку, приходилось работать без освещения, перетаскивая 35-кг снаряды по накренившейся, скользкой от воды и мазута верхней палубе.

К полуночи крен на левый борт увеличился до 6,5°, Подошедший спасатель «Меркурий» подключился к осушению затопленных помещений, но предотвратить нарастание крена было уже невозможно. К 2 ч 13 ноября крен достиг 9°, к 3 ч – уже 11°, продолжая стремительно увеличиваться. В 3 ч 30 мин, когда крен корабля достиг 25° и гибель крейсера стала неотвратимой, командир крейсера отдал последнее приказание с ГКП корабля; «Личному составу оставить корабль!» Свободной от воды осталась только часть палубы на юте. Фок-мачта крейсера медленно склонялась в сторону Графской пристани. Уже были выведены из действия котлы и механизмы, отключены водоотливные средства. Плавкран отошел от корабля, неся стрелой спаренную 100-мм установку. Пятый час утра, крен приближается к 55°. Последним покидает крейсер командир корабля капитал 2 ранга И. А. Заруба, пропустив впереди себя дежурного по кораблю старшего лейтенанта В. В. Лопатинского, который уже приготовился спускаться по штормтрапу в баркас. На глазах экипажа крейсер ложится на левый борт и уходит под воду вместе с гафельным флагом, который накануне вечером было приказано не спускать [412].

Первый штурм Севастополя длился до 21 ноября 1941 г. Бок о бок с защитниками Севастополя сражались артиллеристы «Червоной Украины». За десять дней упорных боев 11-й немецкой армии Э. Манштейна удалось вклиниться в передовую оборонительную полосу лишь на двух участках; в направлении поселка Дуванкой на 3-4 км и хутора Мекензия на 1-2 км.

Неся большие потери, враг был вынужден прекратить наступление на Севастополь и перейти к обороне [413].

Второе наступление фашистских войск на Севастополь началось на рассвете 17 декабря 1941 г. В приказе командующего 11-й немецкой армией Э. Манштейна по поводу предстоящего штурма города выражалась твердая уверенность, что на этот раз немецкие войска овладеют Севастополем. Захват Севастополя сулил гитлеровскому командованию высвобождение застрявшей на Крымском полуострове 11-й немецкой армии для использования ее на других участках фронта. Кроме того, сам Э. Манштейн горел желанием реабилитировать себя перед Гитлером.

Судьба Севастополя зависела сейчас от того, как быстро будут переброшены резервы. В связи с этим Ставка ВГК 20 декабря обязала командующего Закавказским фронтом срочно доставить в Севастополь необходимые подкрепления и одновременно переподчинила СОР Закавказскому фронту. Переброска войск была возложена на корабли Черноморского флота.

Утром 20 декабря Ф. С. Октябрьский поставил задачу крейсерам «Красный Кавказ», «Красный Крым», эскадренным миноносцам «Бодрый», «Незаможник» и лидеру «Харьков», базировавшимся в Новороссийске, принять на борт 79-ю морскую стрелковую бригаду и доставить ее в Севастополь. Одновременно на корабли возлагалась задача поддержать артиллерийским огнем наши сухопутные войска, оборонявшие Севастополь.

Вечером 20 декабря с наступлением темноты отряд кораблей под флагом командующего флотом Ф. С. Октябрьского вышел из Новороссийска. Флагманским кораблем был крейсер «Красный Кавказ». На переходе удерживалась эскадренная скорость 18 уз, корабли шли в строю кильватерной колонны. До рассвета отряд вышел к минному фарватеру, ведущему к Севастополю. При подходе к боковым заграждениям бухты корабли атаковала группа самолетов. Отряд по-прежнему шел кильватерной колонной, удерживая дистанцию между кораблями от половины до двух кабельтовых, что повышало плотность заградительного зенитного огня. Но сомкнутый строй и скованность в маневрировании сильно увеличивали вероятность прямого попадания авиабомб. Однако зенитчики кораблей, сумев создать плотный заградительный огонь, лишили фашистских летчиков возможности прицельного бомбометания. Корабли на полном ходу проходили боновые ворота и, не сбавляя хода, врывались на Севастопольский рейд. Первым прошел ворота лидер «Харьков», за ним «Красный Кавказ», «Красный Крым» и эсминцы. Резко повернув перед Павловским мыском, крейсер «Красный Крым» направился к Каменной пристани Южной бухты. Остальные корабли ошвартовались, как было предусмотрено планом, в Северной бухте у причалов Сухарной и Клеопиной балок. Корабли немедленно приступили к выгрузке войск и боевой техники. Обрывистый берег Сухарной балки надежно защищал их от артобстрела. Выгрузка длилась менее одного часа. Морская пехота с ходу вступала в бой. Окончив выгрузку, корабли отходили от причалов и сразу же открывали огонь с назначенных им огневых позиций. Крейсер «Красный Кавказ» подавлял дальнобойные батареи гитлеровцев и обстреливал железнодорожные станции Сирень и Бахчисарай. Стоявший в Южной бухте «Красный Крым» поддерживал своим огнем наши войска в районе Балаклавы. В этот день корабли вели стрельбу в основном по площадям с частичной корректировкой наземных пунктов по заявкам командиров сухопутных частей, с которыми была установлена связь во время швартовки.

Вслед за 79-й бригадой в Севастополь была доставлена из Туапсе 345-я стрелковая дивизия с танковым батальоном в составе 25 машин Т-26. 24-25 декабря артиллерийскую поддержку войск СОР осуществляли прибывшие в Севастополь лидер «Ташкент», эсминцы «Смышленый» и «Безупречный», 29 декабря линкор «Парижская коммуна» и крейсер «Молотов», но натиск противника не ослабевал.

Оглавление книги


Генерация: 0.147. Запросов К БД/Cache: 3 / 1