Глав: 7 | Статей: 124
Оглавление
В 1991 году распался Советский Союз, громадная страна, занимавшая 1/6 суши. Произошла переоценка ценностей бывших «подчиненных», ставших независимыми субъектами международных отношений. Вспомнились старые обиды, появились претензии к соседям. Это вылилось в 6 крупных войн, 20 военных столкновений и сотню конфликтов на межэтнической и межконфессиональной почве. В книге представлен ясно изложенный и очищенный от идеологических наслоений обзор сведений, необходимых для понимания сути постсоветских конфликтов.

Документы

Документы

Докладная записка председателя КГБ Киргизской ССР Д. Асанкулова о событиях в Ошской области руководителю Киргизии А. МАСАЛИЕВУ [26]

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА КИРГИЗСКОЙ ССР,

ПЕРВОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА

КОМПАРТИИ КИРГИЗИИ

ТОВАРИЩУ МАСАЛИЕВУ А. М.

О массовых беспорядках в г. Ош

Начиная с 27 мая с.г. в г. Ош стала складываться напряженная обстановка между жителями киргизской и узбекской национальностей. Основанием для ее осложнения послужили возникшие споры на почве выделения земельных участков под индивидуальное строительство. Самодеятельное группирование (Добровольное киргизское общество) «Ош-Аймагы» (ошское население) выступило с требованием к местной власти предоставить им 30 га поливных земель колхоза им. Ленина Кара-Суйского района, вплотную прилегающих к черте города. Путем митингового силового давления им удалось вынудить руководство области принять их решения. Данный факт был негативно воспринят тружениками колхоза, подавляющее большинство которых составляют лица узбекской национальности.

Этой ситуацией воспользовались представители узбекского неформального формирования «Адолат» (Справедливость), которым удалось повести за собой большую массу узбекского населения города, состоящую в основном из молодежи.

Исходя из сложившегося положения, руководителями области и находящимся там Председателем Совета Министров республики противостоящим сторонам было внесено альтернативное предложение — для индивидуального строительства выделить 600 га земли, прилегающей к черте города в совхозе «Кенеш» города Ош и на территории колхоза им. Калинина вышеуказанного района. Большинство населения, как узбекской, так и киргизской национальностей, остро нуждающегося в получении земли, согласились с этим решением. Однако часть представителей «Ош-Аймагы» (около 200 человек) в категоричной форме настаивала на предоставлении им именно 30 га земли в колхозе им. Ленина, что встретило широкое недовольство узбекской стороны. 2–3 июня межнациональное противостояние усилилось, четко обозначилась грань, разделившая представителей двух народов.

Начиная с 06 часов 20 минут утра 04.06.90 года на поливных землях колхоза им. Ленина происходило постоянное скопление жителей киргизской и узбекской национальностей, количество которых составляло с киргизской стороны около 1,5 тысячи, с узбекской стороны свыше 10 тысяч. Причем к 18 часам людской поток стал увеличиваться. На разъяснительную работу руководителей республики и области собравшиеся не реагировали, требуя наряду с разрешением социально-бытовых проблем решить вопросы политического характера, включая смещение руководства области и города, снятия со своих постов руководителей отдельных предприятий и организаций. К 17 часам стала поступать информация о прибытии к собравшимся на узбекской стороне групп поддержки из соседних Наманганской, Ферганской и Андижанской областей Узбекской ССР.

В то же время начали отмечаться факты хулиганских действий со стороны находившейся в нетрезвом состоянии части узбекской молодежи, выразившиеся в забрасывании подручными средствами сил по поддержанию общественного порядка. Ими же был осуществлен временный захват двух сотрудников ОМОН, что еще больше обострило создавшуюся обстановку. К 19 часам управление толпой было утеряно. Учитывая ее агрессивный характер, сотрудниками милиции были произведены выстрелы холостыми патронами. Увидев идущее подкрепление большого количества узбеков, толпа с целью воссоединения с ними двинулась им навстречу, в результате чего были смяты кордоны правоохранительных органов. В 19.30 боевыми выстрелами в воздух соединившаяся толпа была рассредоточена.

Хулиганствующая масса двинулась в город Ош, по ходу своего движения учиняя погромы и поджоги центральных улиц, общественного и индивидуального транспорта, а также спецмашин органов милиции. Лицами в большинстве своем узбекской национальности в количестве 30–40 человек предпринимались попытки нападения на здание Ошского ГОВД, СИЗО-5, УВД Ошского облисполкома. Дежурными нарядами милиции с применением огнестрельного оружия нападение было отражено. В этот день задержано 35 активных участников погромов и массовых беспорядков.

В ночь с 6 на 7 июня с.г. в г. Ош было обстреляно здание УВД области и наряд милиции, двое сотрудников получили ранения. На границе с Андижанской областью Узбекской ССР появилась многотысячная толпа, прибывшая для оказания помощи узбекскому населению города Ош.

Утром 7 июня были совершены нападения на насосную станцию и городскую автобазу, сожжено 5 автобусов. Работа водонасосной станции была восстановлена.

В связи с прекращением поставок в город жидкого хлора для очистки воды и нарушением режима работы ряда предприятий и транспортных организаций начались перебои в снабжении населения продуктами питания и питьевой водой. Дестабилизирующее влияние на обстановку в молодежной среде города оказало прибытие из города Фрунзе группы студентов-киргизов в количестве 59 человек во главе с активистом демократического движения «Кыргызстан» Солпиевым с целью ознакомления с обстановкой в области. Некоторые из них настроены экстремистски, занимаются подстрекательской деятельностью, собирают тенденциозную информацию о событиях в городе Оше. Имеются сведения, что аналогичную работу проводят представители узбекского «Бирлика». В городе выявлены случаи постановок меток на квартиры лиц как узбекской, так и киргизской национальности, в том числе сотрудников КГБ.

Со стороны проживающих в области узбеков проявляется крайнее недовольство действиями сотрудников милиции киргизской национальности, которые, по их мнению, попустительствуют бесчинствам и принимают в них активное участие. Высказываются намерения совершения насильственных действий в отношении сотрудников милиции. В УКГБ Киргизской ССР по Ошской области имеются данные, подтверждающие некоторые факты противоправного действия милиционеров.

В ряде населенных пунктов Ферганской, Андижанской и Наманганской областей Узбекской ССР отмечены факты избиения лиц киргизской национальности, поджоги их домов, что вызвало поток беженцев киргизов с территории Узбекистана.

Во всех кварталах г. Оша создаются интернациональные отряды самообороны. Для наведения порядка используются силы милиции, войск и военная техника.

Все чаще поступают сведения о широком распространении хулиганских проявлений, выражающихся в мародерстве и драках с применением холодного оружия. Так, например, массовому грабежу подверглись в г. Оше кварталы узбекских беженцев. Мародеры, как правило, забирают наиболее ценные вещи (ковры, телевизоры, золотые украшения, хрусталь). В последние [дни] отмечаются новые элементы в тактике противостоящих сторон нападения мелких групп с применением холодного оружия. Так, 12 июня с.г. в дневное время в г. Ош группой лиц узбекской национальности совершено нападение на сотрудника милиции — киргиза, последний получил тяжкое ножевое ранение.

В ночь на 13.06.90 г. при выезде из г. Оша колонны с мукой неизвестными лицами была предпринята попытка забросать ее бутылками с зажигательной смесью. Предупредительными выстрелами нападающие были рассеяны.

Поступившая в течение дня 13.06.90 г. в КГБ информация свидетельствует о продолжающейся стабилизации положения в области. Практически в полную силу начинают функционировать предприятия тяжелой и легкой промышленности, нормализуется работа общественного транспорта, общественно-политическая жизнь области, но по-прежнему плохо действует сфера общественного питания и бытового обслуживания. В местах компактного проживания узбекского населения города распространяются листовки, в которых выдвигаются требования к Верховному Совету Киргизской ССР, включающие в себя 8 пунктов:

1. оказание срочной материальной помощи семьям погибших и пострадавших в ходе беспорядков 4 июня и в последующие дни;

2. отставка всех членов городского и областного комитетов партии;

3. обновление на 100 % личного состава УВД и привлечение к уголовной ответственности сотрудников милиции, преступивших закон в ходе массовых беспорядков;

4. избрание демократическим путем и в соответствии с национальным составом председателей городских и районных судов, прокуроров, руководителей партийных и советских органов, предприятий и совхозов;

5. выделение строительных участков в размере 8 сотых га на поливных землях всем нуждающимся;

6. открытие в Ошском пединституте и средне-специальных учебных заведениях факультетов и отделений с узбекским языком обучения;

7. КГБ республики должен привлечь самодеятельное движение «Ош-Аймагы», как виновника трагических событий 4 июня с.г.;

8. полностью оплатить рабочим и служащим города дни вынужденных прогулов.

Деятельность комендантских участков все больше нацеливается на решение социальных вопросов населения, обеспечение полнокровного функционирования народного хозяйства.

Председатель Комитета госбезопасностиД. АСАНКУЛОВ14 июня 1990 года

Секретная докладная записка начальника Управления КГБ по Ошской области первому секретарю Ошского обкома Компартии Киргизии У. Сыдыкову [27]

24.06.90 г. № 4256

Секретно

ПЕРВОМУ СЕКРЕТАРЮ ОШСКОГО ОБКОМА КОМПАРТИИ КИРГИЗИИ ТОВ. СЫДЫКОВУ У. С.

О событиях, приведших к массовым беспорядкам в г. Оше

С 1989 года на территории области начали создаваться самодеятельные неформальные группирования: «Народно-Демократический Фронт Киргизии» (НДФК) (сентябрь), объединяющий в своих рядах лиц киргизской национальности, и «Адалат» (ноябрь), состоящий из узбекской части населения. В деятельности этих групп фиксировались проявления, вносящие негативное влияние в межнациональные отношения, в том числе между киргизским и узбекским населением.

В частности, представители «Адалат» все чаще высказывали претензии в отношении киргизов, говорили о необходимости пересмотра территориальных границ Ошской области. Среди членов НДФК с установлением контактов с неформалами г. Фрунзе стали отмечаться суждения о «прижатии ошских узбеков, которые чувствуют себя несколько вольготно и используют киргизов как подсобную рабочую силу».

Постепенно среди узбеков все шире стали муссироваться разговоры о возможности создания в Ошской области узбекской автономии. Со стороны киргизского населения отмечались высказывания, выражающие недовольство такими суждениями. В эту волну была втянута учащаяся и рабочая молодежь как той, так и другой национальностей.

В начале 1990 года в результате активизации «Адалат» ее представителями была возвращена мечеть, в здании которой размещалась часть историко-краеведческого музея, что отрицательно было воспринято киргизской частью интеллигенции и молодежи г. Ош.

К этому времени в городе появилось новое неформальное группирование «Ош-Аймагы», поставившее перед собой задачу обеспечить земельными участками под индивидуальное строительство лица киргизской национальности, не обеспеченные жильем.

Члены оргкомитета этого группирования открыто стали проявлять национальный эгоцентризм. Особенно четко это выразилось в настойчивом требовании о выделении в их пользование земли на территории колхоза им. Ленина, где они намеревались образовать чисто киргизское поселение. Это являлось частью содержания предвыборной программы руководителя «Ош-Аймагы» Бектемирова К., нашедшее активную поддержку у представителей киргизской рабочей молодежи, многие из которых прибыли из сельской местности, не имели жилья.

Настойчивость киргизской молодежи негативно была воспринята, прежде всего, тружениками колхоза им. Ленина, состоящего, в основном, из представителей узбекской национальности. С этого момента реально стало просматриваться межнациональное противостояние.

27 мая с.г. под давлением организованного по инициативе лидеров «Ош-Аймагы» на поле колхоза им. Ленина несанкционированного митинга руководство города и области было вынуждено тут же на территории колхоза экстренно провести выездное заседание бюро с участием почти всех его членов и без глубокого учета возможных последствий принять решение о выделении представителям «Ош-Аймагы» 30 га поливных земель колхоза им. Ленина. Однако через несколько дней из-за усилившегося противостояния узбекского населения из колхоза им. Ленина данное решение руководителями области было отменено.

Это обстоятельство болезненно было воспринято членами «Ош-Аймагы», наотрез отказавшимися принять предложенный руководством области альтернативный вариант о представлении им участков земли на другом месте. В ультимативной форме потребовали дать им окончательный ответ 4 июня с.г. В связи с чем, начиная с 30 мая, ими постоянно на поле колхоза им. Ленина проводились митинги и собрания, что вызывало растущее недовольство у узбекской стороны.

Положение усугубилось и тем, что отрицательно настроенная часть узбекского населения города, начиная с 1 июня с.г., начала выселять квартирантов киргизской национальности из своих частных домов, этому способствовала разжигаемая угроза экстремистов поджечь их дома в случае, если они не выселят своих постояльцев-киргизов.

В результате в городе появились бездомные лица киргизской молодежи в количестве более 1,5 тысячи человек, среди них студенты, рабочие, служащие, которые, в свою очередь, присоединились к членам «Ош-Аймагы» и стали в категоричной форме требовать разрешения земельного вопроса и жилищной проблемы.

В это же время со стороны узбекского населения была предпринята акция «бойкота», выражавшаяся в запрете продажи лепешек всем жителям города.

Складывающейся ситуацией воспользовались лидеры группирования «Адалат» и экстремистски настроенные элементы, решившие возглавить узбекское население на предстоящем митинге. В этих целях узбекской стороной 31 мая с.г. была избрана инициативная группа в составе 24 человек, в число которых вошли народные депутаты Киргизской ССР и местных советов.

На состоявшемся 30 мая на том же колхозном поле митинге наряду с социально-бытовыми вопросами узбекскими жителями были выдвинуты требования об автономии. В частности, о предоставлении Ошской области самостоятельного статуса, создании узбекского культурного центра, об открытии узбекского факультета при Ошском педагогическом институте, о смещении должности первого секретаря обкома, который якобы защищает интересы лишь киргизского населения. Свои требования они передали руководству области, потребовали дать на них ответ 4 июня с.г.

В свою очередь, аналогичные по своему содержанию требования были предъявлены руководству области представителями «Ош-Аймагы», в числе которых смещение с должности первого заместителя председателя Верховного Совета Киргизской ССР, бывшего первого секретаря обкома партии, который, по их мнению, не решал социальные проблемы молодежи, способствовал тому, что в сфере торговли и обслуживания населения города подавляющее большинство оказались лица узбекской национальности. Требовали от руководства области довести общую численность лиц киргизской национальности в указанных сферах до 50 %, урегулировать внутреннюю миграцию, решить проблемы прописки, трудоустройства и жилья киргизской молодежи.

Утром 4 июня 1990 года на противоположных концах указанного выше поля площадью 30 га началось скопление людей узбекской и киргизской национальностей.

По поступившим данным, лица узбекской национальности уже к 15 часам этого дня забирали своих детей из детских садов и яслей. К 16 часам дня отдельные руководители организаций и предприятий отпустили с работы лиц узбекской национальности.

К местам скопления на колхозном поле выехали руководство города и члены республиканского штаба. Перед собравшимися представителями «Ош-Аймагы» было заявлено, что на настаиваемом киргизской стороной участке земли решено построить киргизский молодежный культурный центр под названием «Кара-Шоро» и 200-квартирный дом для нуждающихся в жилье в первую очередь. Остальные получат земельные участки на другой вполне пригодной территории трех хозяйств Кара-Суйского района, который непосредственно примыкает к черте города Ош.

Данное заявление большинством собравшихся было воспринято одобрительно. Часть участников митинга на 6–7 автобусах направилась для получения земельных участков на территорию колхоза им. Калинина, 450–500 человек также на автобусах на территории совхозов «Кенеш» и «Папан». Часть же (около 500 человек) агрессивно настроенных не пожелала покидать поле, оставшись на месте. Эту категорию лиц составляла в основном молодежь. Прибывшие в указанные места не встретили представителей местных властей для организации выделения земельных участков, что было воспринято отрицательно и с недоверием. Прибывшие получать землю простояли на поле и вдоль дороги Ош-Хорог в течение 1,5–2 часов, а некоторые из них приступили к самовольному разделу земли на посеянном хлопчатником поле. Затем все вернулись обратно к месту митинга на поле колхоза им. Ленина на тех же автомашинах. К 18 часам туда вернулась другая часть «землеполучателей», выехавших в совхозы «Кенеш» и «Папан», количество собравшихся лиц киргизской национальности достигло до 1,5 тысячи человек.

К тому времени обстановка на узбекской стороне сильно накалялась. Собрались более 12 тысяч человек.

Расстояние между узбекской и киргизской толпами составляло не более 1000 метров. Вдруг из толпы прозвучали провокационные призывы «научить» киргизов, преподать им «урок». Временами толпа экстремистски настроенных молодчиков бросалась в сторону собравшихся киргизов. Однако их с трудом сдерживали цепь сотрудников внутренних дел и кордон ОМОН. С призывом к благоразумию выступил один из руководителей «Адалата», имам мечети, которого молодчики забросали камнями, выступление руководителей республики и города сопровождались со стороны толпы криками и свистом. Толпа иронически потребовала руководителей республики выступить на узбекском языке.

Последним слово взял председатель Ошского горисполкома, который известил толпу о разрешении требований узбекской стороны, выдвинутых на митинге, состоявшемся 31 мая с.г. Он отметил, что почти все пункты требований выполнимы, и рассказал, какие проблемы каким образом будут решаться. Камнем преткновения стал последний пункт требований о создании узбекской автономии на территории Ошской области. Председатель горисполкома в категоричной форме заявил, что, согласно Конституции СССР, данный вопрос несостоятелен.

После этих слов толпа, выкрикивая слова «автономия», «автономия», стала еще более агрессивной. Она очередной раз атаковала кордон правоохранительных органов с целью прорыва к толпе киргизов. Отряду ОМОН с большими усилиями, при помощи выстрелов в воздух, удалось остановить толпу.

В это время сборище киргизов, услышав выстрелы и почувствовав агрессивность противоположной стороны, стала вооружаться палками, камнями, металлическими прутьями, ломали растущие на краю поля деревья, несмотря на то что в этой толпе находились экстремистски настроенные лица, тем не менее толпа держалась. Прозвучали призывы не поддаваться провокации, не двигаться в сторону узбекской толпы. Некоторые активисты «Ош-Аймагы» призывали собравшихся к спокойствию и отметили, что их цель добиться выделения земельных участков, а не драться с узбекским населением города. Вместе с тем заявили, что если узбеки подойдут к ним и начнут их атаковать, то они получат достойный отпор. Руководители области и аксакалы призывали собравшихся расходиться, чтобы успокоить противоположную сторону. Если часть митингующих согласилась разойтись, то другая часть останавливала первую, обвиняя ее в трусости.

К тому времени на узбекской стороне обстановка все более накалялась и стала взрывоопасной. Одной из причин этого стало появление одной небольшой и неизвестной толпы людей в районе пересечения шоссейной дороги, ведущей в аэропорт г. Ош, с кольцевой. Часть узбеков, увидев людей на шоссе, стали кричать о том, что к ним пришла подмога с Андижанской области, и бросились в их сторону, обходя правый фланг цепи правоохранительных органов. Выстрелами в воздух, с использованием дымовых шашек, прорвавшихся удалось вернуть в основную толпу. После этого разбушевавшаяся толпа инспирировала столкновение с силами общественного порядка. ОМОНовцев толпа забрасывала камнями, бутылками и другими подручными предметами. Пьяные молодчики, пританцовывая, кричали, что [в н]их стреляют холостыми патронами, призывали решительнее атаковать кордон ОМОНовцев. В этой ситуации один из сотрудников был затащен в толпу, к нему была применена физическая сила. Стоящими солдатами сзади кордона ОМОН были сделаны несколько предупредительных выстрелов в воздух. Однако и это не остановило толпу.

В этот критический момент ОМОНовцами был открыт огонь. Увидев лежащих раненых, несколько человек узбекской национальности одного раненого подняли на вытянутых руках вверх и с криками «Кровь за кровь» направились в сторону города. За ними хлынула в город часть толпы, в основном молодежь. Остальная часть с криками начала расходиться. Толпа, устремившаяся в город, совершала погромы, двигаясь к центру, переворачивая и поджигая личный и общественный транспорт.

К этому времени удалось уговорить киргизов уйти с поля. Большая часть толпы пешим ходом шла по улице Касымбекова и по переулку Юбилейный, а затем начала двигаться в сторону Юго-Восточного микрорайона с целью сопровождать студенческую молодежь в студгородок. Но увидев по дороге бесчинства узбекской толпы, она также начала погромы и бесчинства на своем пути.

Узбекская толпа подошла и атаковала студенческие общежития ОГПИ по ул. Ленина. Затем двигалась вверх по ул. Ленина и Свердлова, постепенно следуя по кварталам города. Толпа киргизской молодежи, учиняя погромы, дошла до студгородка, оставив там студентов, обратно направилась в микрорайон ОПХБО.

После начала массовых беспорядков неизвестными лицами в количестве 30–40 человек была совершена попытка нападения на здание Ошского ГОВД, СИЗО № 5, УВД Ошского облисполкома, нападение отражено дежурными нарядами милиции с применением огнестрельного оружия.

К этому времени было задержано 35 активных участников погромов и массовых беспорядков.

Массовые беспорядки начались и в других районах области. 4.06 к 19 часам в с. Кара-Кульджа Советского района прибыли водители рейсовых автобусов, начавшие распространять среди жителей села слухи о происходящих в г. Оше физических расправах узбеков над киргизами. Один из водителей, по фамилии Абдукуров И., был вызван в здание РОВД для профилактической беседы. В это время у здания РОВД собралась толпа и потребовала отпустить Абдукурова.

Часть толпы захватила 4 автобуса местной автобазы и намеревалась выехать в г. Ош для оказания помощи киргизам. Принятыми мерами накалившуюся обстановку на время удалось нормализовать. Однако к 24 часам того же дня в с. Кара-Кульджа стали появляться киргизы, проживающие в Узгенском районе, которые распространяли слухи об избиениях в г. Узгене лиц киргизской национальности. Утром 5.06 с.г. на границе с Узгенским районом собралось большое количество жителей Советского района с намерением напасть на проживающих там узбеков. Настроение толпы активно подогревал Кочкоров К., бывший ответственный работник района. Несмотря на принятые меры, толпа примерно к 17 часам устремилась в г. Узген, совершая на своем пути погромы, поджоги и убийства лиц узбекской национальности. Общее количество прибывших в г. Узген на автомашинах и конным порядком жителей Советского района достигало приблизительно 1 тысячи человек. Первоначальный натиск прибывшей толпы узгенскими узбеками был отражен.

В течение 5–6 июня с.г. хулиганствующие и экстремистские элементы предприняли в с. Кара-Кульджа 8 попыток нападения на здание РОВД с целью захвата оружия, причем в первые ряды людской толпы ими выставлялись женщины. В местном отделении ДОСААФ ими были похищены винтовки. В ночь с 6 на 7 июня вооруженная часть экстремистов из числа киргизской национальности Советского и Узгенского районов совершила в с. Мирза-Аки убийства, изнасилование, грабежи и погромы местных жителей.

Примерно в 12.30 в г. Узген начали прибывать на автомашинах (в основном грузовых и автобусах ПАЗ) группы лиц киргизской национальности, вооруженные ножами, металлическими прутьями и палками, а в ряде случаев — оружием. По показаниям очевидцев, действиями групп руководили конкретные лица. После этого в различных районах города, близлежащих селах начались драки, погромы и грабежи. Местная милиция не смогла взять на себя роль организатора по предотвращению массовых беспорядков. Утром 8 июня организаторы погромов, собрав все киргизское население г. Узгена и с. Мирза-Аки, в том числе раненых и убитых, на угнанных из Узгенской автобазы машинах скрылись. Оставшиеся в г. Узгене киргизы стали подвергаться нападению и преследованию со стороны местных узбеков. Столкновения были пресечены вошедшими в Узгенский район 8.06. частями СА и внутренних войск.

30 мая в с. Гульча из г. Ош прибыли четыре человека (фамилии известны), назвавшие себя членами общества «Ош-Аймагы». Последние во время демонстрации кинофильма обратились к сельчанам с призывом немедленно выехать на помощь киргизам в город Ош, где они «страдают» от узбеков, которых большинство. Принятыми в этот день мерами обстановку удалось локализовать, но поздно вечером и рано утром 5-го июня в с. Гульча и других населенных пунктах Алайского района стали распространяться слухи о насилиях узбеков над киргизами в г. Оше, о зверствах, творимых ими. (Часть лиц, распространявших слухи, установлена.)

К 10 часам утра на площади перед зданием райкома собралась возбужденная толпа около 500 человек, а к 12 часам количество собравшихся превысило 1000 человек. Во время несанкционированного митинга толпа потребовала от руководства района и милиции отправки их в г. Ош и предоставлении им оружия. Руководители района, старожилы села и воины-интернационалисты не смогли облагоразумить толпу.

Согласно полученным данным, с раннего утра, группа молодых людей в селе Журкун Уч-Добоинского сельсовета начала останавливать автомашины, следовавшие в г. Ош, избивать водителей узбекской национальности. Затем, погрузив раненых в кузова, на захваченных автомашинах направились в сторону с. Суфи-Курган. Здесь собравшиеся также потребовали от администрации совхоза транспорт для выезда в г. Ош.

Возбужденная толпа людей захватила еще 8 автомашин совхоза, на которых отправилась в с. Гульча. В связи с прибытием в Гульчу этой группы обстановка там еще более накалилась. Усилились требования предоставить оружие, затем толпа направилась к зданию РОВД, где предприняла попытку его захвата. Не добившись своих целей, хулиганствующие и экстремистские элементы стали учинять погромы и поджоги домов узбеков. 6 июня группы экстремистски настроенных лиц на захваченных автомашинах направились в г. Ош, громя по дороге дома жителей-узбеков, совершая убийства и издевательства над людьми.

К полудню экстремистские элементы Алайского района на машинах и конным порядком достигли прилегающего к г. Ош района Фуркат, где также совершали избиения и издевательства над лицами узбекской национальности. Прибывшие к месту беспорядков силы СА и внутренних войск пресекли действия бесчинствующей толпы и рассеяли ее.

5-6-7 июня под влиянием событий в г. Ош произошли волнения в Наукатском районе, сопровождающиеся убийством трех узбеков-пасечников Арапанского района. Часть киргизского населения Наукатского района приняла активное участие в Ошских событиях, предпринимала попытки с жителями ближайших к г. Ошу киргизских сел прорваться в г. Ош. Отдельные из них были вооружены гладкоствольным и нарезным оружием. Зверское убийство узбеков-пасечников в районе Науката всколыхнуло Араванский район. В результате происшедших здесь столкновений с обеих сторон имелись раненые.

К 18.00 8.06.90 г. у здания райкома партии собралось свыше 1000 лиц узбекской национальности, выдвинувших ряд требований политического и социально-экономического характера. Настроение собравшихся подогревали экстремистски настроенные лица, призывавшие к расправе с проживающими в районе киргизами. Усилиями представителей СА, внутренних войск МВД СССР столкновения удалось предотвратить.

Взрывоопасным оказалось положение в Кара-Суйском районе. Так, ранним утром 6 июня с.г. на 3-м километре памирского автотракта собралось свыше 800 человек киргизской национальности, имевших при себе огнестрельное и холодное оружие. Толпа, подогреваемая подстрекателями, распространившими слухи о зверствах узбеков в г. Оше, принялась громить в колхозе им. Калинина дома узбекского населения, бесчинства сопровождались убийствами и насилием.

Резкое обострение обстановки произошло и в г. Кара-Суу. 7.06.90 г. на центральной площади города населению были показаны два трупа убитых в г. Оше узбеков, это привело к новой волне беспорядков, столкновениям противоборствующих сторон и человеческим жертвам.

К 7 июня с.г. напряженность в межнациональных отношениях охватила практически всю область и территорию близлежащих районов Андижанской области. Так, в этот день на границе Ошской и Андижанской областей в районе местности «Дустлик» собралось около 15 тысяч лиц узбекской национальности, намеревавшихся прорваться в г. Ош. Принятыми мерами столкновения удалось предотвратить.

Очаг конфронтации отмечался на границе сел Маданият Пахта-Абадского и Бурганды Ленинского районов, где после похорон в с. Маданият погибших в Кара-Суйском районе женщин-узбечек, раздались призывы к отмщению со стороны собравшихся свыше 1000 лиц узбекской национальности. Только благодаря своевременному прибытию войск СА назревающие массовые беспорядки были предотвращены.

В Токтогульском районе местными жителями был блокирован участок дороги Ош-Фрунзе, забрасывались камнями проходящие машины, имелись факты избиения шоферов некиргизской национальности.

Напряженность в межнациональных отношениях возникла в гг. Джалал-Абаде, Майли-Сае, Таш-Кумыре, Сузакском и Базар-Курганском районах.

Поступающие в УКГБ по Ошской области оперативные данные свидетельствуют о том, что после происшедших трагических событий Ошскую область активно стали посещать лица из Узбекистана, в том числе имеющие причастность к «Бирлику». Ими осуществлялись видео-фотосъемки погрома жилых домов, людских трупов, проводилась звукозапись пострадавших и очевидцев насилия. Добытый кино-, фото— и звукоматериал использовался ими среди узбекского населения в г. Оше и на территории Узбекистана, подстрекал их на активные выступления, для оказания помощи узбекскому населению Ошской области. Ими же инспирируются акции по организации торговой блокады, невыходу на работу, отказу от примирения с киргизским населением, которые сопровождаются угрозами расправой в случае неподчинения их требованиям.

Анализ имеющихся в УКГБ по Ошской области материалов свидетельствует о том, что происшедшие 4–8 июня в г. Оше — Узгенском, Алайском, Советском, Кара-Суйском и Наукатском районах трагические события с многочисленными жертвами и разрушениями явились результатом запущенности работы с населением, особенно с молодежью, серьезных просчетов в безотлагательном решении вопросов землепользования, что породило опасную ситуацию и напряженность в межнациональных отношениях.

Вызревающая в г. Оше конфликтная ситуация на почве земельных притязаний между представителями двух народов руководством города и области не была должным образом оценена и локализована. Это послужило поводом для развязывания массовых беспорядков.

Стихийный характер развернувшихся 5 июня с.г. хулиганских столкновений на Узгенском рынке между лицами киргизской и узбекской национальностей перешел в организованные массовые межнациональные столкновения, в которых приняли участие большие группы жителей близлежащего Советсткого района. Провокационным слухам поддалась значительная часть населения, включая и ряд должностных лиц.

К числу первопричин, предопределивших основной очаг трагических событий в г. Узгене, по предварительным данным, относятся: разделение проживающего в нем населения по имущественному и материальному положению, в частности появление (преимущественно из числа узбеков) зажиточных групп, что породило негативное отношение к ним малоимущей части киргизского населения, в основном проживающего в сельской местности Советского района. Сложилось среди узбекского населения недовольство тем, что подавляющее большинство руководящих кадров составляют лица киргизской национальности, существующие пережитки земляческой и местнической психологии проявились в возникшем конфликте. Имеющиеся серьезные социально-экономические проблемы, как в г. Оше, так и районах, оказали дестабилизирующее влияние на политическую и оперативную обстановку.

Управление КГБ по Ошской области на основе поступающих материалов, начиная с 1990 года, неоднократно (№ 252 от 21.10.90 г.; № 922 от 5.02.90 г.; № 1184 от 13.02.90 г.; № 2034 от 29.03.90 г.; № 2118 от 3.04.90 г.; № 2586 от 20.04.90 г.; № 3256 от 18.05.90 г.; № 3418 от 25.05.90 г. и т. д.) письменно информировало обком партии о вызревании негативных процессов и их возможных последствиях, предлагались конструктивные меры по нормализации обстановки, снятию нараставшего напряжения в молодежной среде. Однако по данному вопросу не было принято ни одного конкретного решения.

В начале апреля УКГБ сообщило о том, что группировка «Ош-Аймагы» намерена осуществить насильственный захват земли. Указывалось, что акция по захвату земли готовится тщательно, по замыслу ее организаторов она должна была быть неожиданной для властей города и области.

Начальник УправленияА. МАМЕЕВ

Оглавление книги


Генерация: 0.294. Запросов К БД/Cache: 0 / 0