Глав: 7 | Статей: 124
Оглавление
В 1991 году распался Советский Союз, громадная страна, занимавшая 1/6 суши. Произошла переоценка ценностей бывших «подчиненных», ставших независимыми субъектами международных отношений. Вспомнились старые обиды, появились претензии к соседям. Это вылилось в 6 крупных войн, 20 военных столкновений и сотню конфликтов на межэтнической и межконфессиональной почве. В книге представлен ясно изложенный и очищенный от идеологических наслоений обзор сведений, необходимых для понимания сути постсоветских конфликтов.

Версальская система мирового порядка

Версальская система мирового порядка

Одним из первых право на самоопределение нации сформулировал французский философ и просветитель Жан-Жак Руссо. Говоря о необходимости утверждения гражданских свобод и о праве народа решать свою судьбу, он отмечал, что один народ по отношению к другим выступает как равноправный партнер и что все народы должны иметь одинаковые права.

Принцип равноправия народов и права каждого народа на самоопределение, закрепленный в 1776 году Декларацией независимости США, стал одним из главных лозунгов борьбы народа Соединенных Штатов за независимость.

Английские политики сразу после наполеоновских войн ввели в международное право лозунг самоопределения («право наций»).

В XIX веке право народа на создание национального государства превратилось в основной пункт программы многочисленных национально-освободительных движений народов Европы и Америки. Идеи революционно-демократического национализма оказали огромное влияние на развитие национальных движений за объединение Германии и Италии, а также освободительных движений Польши, Венгрии, стран Латинской Америки.

В XX веке оба принципа (право наций на самоопределение и неприкосновенность границ) претендовали на главенство в системе международных отношений. Первый из них был сформулирован американским президентом Вудро Вильсоном в знаменитых «четырнадцати пунктах», обнародованных в январе 1918 года.

Пункт десятый этого документа гласил: «Народы Австро-Венгрии, место которых в Лиге Наций мы хотим видеть огражденным и обеспеченным, должны получить широчайшую возможность автономного развития». [2]

Так президент США, сам того не подозревая, бросил зерно «права наций на самоопределение» в благодатную почву: и еще сегодня мир «сотрясается в конвульсиях» от сепаратизма, который стал практически универсальным средством для крушения многонациональных государств и империй.

Второй принцип — неприкосновенности границ суверенных государств — заявил о себе в полный голос в конце Второй мировой войны, которая, собственно говоря, и была развязана под флагом «ревизии» существовавших границ.

Вот что писал в конце 1944 года президент Ф. Рузвельт: «Правительство Соединенных Штатов работает над созданием мировой организации безопасности, посредством которой Соединенные Штаты вместе с другими государствами-членами могли бы принять на себя ответственность за нерушимость согласованных границ».

На протяжении послевоенных десятилетий складывалось впечатление, что битва двух принципов закончена с принятием Хартии Объединенных Наций, а также Хельсинским Заключительным актом СБСЕ 1975 года, подтвердившим нерушимость существующих границ в Европе, и, как все надеялись, поставившим точку в вопросе права наций на самоопределение и неприкосновенности границ. Но не тут-то было. Именно ушедший XX век характеризуется последовательным распадом многонациональных государств и парадом суверенитетов. Что этому предшествовало?

11 ноября 1918 года в Кампьенском лесу в собственном штабном вагончике маршал Фош от имени союзников подписал перемирие с побежденной Германией. Подписанный вскоре Версальский договор перекроил прежние границы и выпестовал идею реванша. Однако главный результат версальской системы все же заключается в том, что была разрушена многонациональная Австро-Венгрия и создан прецедент перекраивания Европы по этническому принципу.

Путь к этому был долгим. Уже к лету 1918 года стал очевиден курс Антанты на разрушение империи. Все большую популярность в Европе приобретал лозунг-клич бывшего профессора Венского университета Масарика: «Уничтожьте Австро-Венгрию!» В публицистике и документах держав Антанты все чаще стали мелькать совершенно новые, непривычные термины — «чехословак», «чехословацкий», а также «югослав», «югославский».

28 июня 1918 года США публично декларировали необходимость освобождения всех славянских народов от германского и австрийского господства. Буквально на следующий день Франция объявила о признании Чехословацкого национального совета в качестве единственного представителя «чехословацкой нации».

Мировая война завершилась полным распадом исторической империи, просуществовавшей без малого четыре столетия. Последнюю точку поставил сам император Карл Габсбург, подписавший документ о своем отречении 11 ноября 1918 года. (В 1921 году союзники интернировали бывшего императора на остров Мадейра, где он вскоре умер.)

На следующий день после отречения Карла была провозглашена Австрийская республика, следом возникли новые государства, причем тоже многонациональные (за исключением Австрии и Венгрии), только гораздо более слабые и потому беззащитные перед лицом внешних угроз.

Неявным следствием «пунктов Вильсона» стал также фактически санкционированный творцами-основателями Версальской системы распад и двух других многонациональных империй — Российской и Османской.

В этом случае интересна такая деталь. Еще в октябре 1918 года правительство Вильсона разработало тайные «комментарии к четырнадцати пунктам», в которых предлагалось окончательно решить «русский вопрос» при помощи расчленения России на отдельные «самостоятельные области», подвластные США. На этом фоне американские правители объявили Россию «более не существующей» и требовали не только выделения Польши, Финляндии, Литвы, Латвии и Эстонии из состава бывшей Российской империи, но также отделения от России Украины, Сибири, Кавказа и других территорий.

Наглядным примером планов США по уничтожению России служит официальная карта, составленная Госдепартаментом США для Парижской мирной конференции и озаглавленная «Предлагаемые границы в России». [3]

Стратегические установки разрушения России, сформулированные администрацией Вильсона сразу после окончания Первой мировой войны, становятся основополагающим стержнем внешней политики США и после окончания Второй мировой войны, и даже в настоящее время (уже после окончания «холодной войны»).

В Версале при определении новых границ в Европе исходили из стремления президента США Вильсона реализовать право нации на самостоятельное государство, при этом он считал важным «перехватить» у большевиков лозунг «самоопределение», чтобы нации, обретая независимость, становились буржуазными государствами. Интересно, что многие европейские политики (прежде всего, британский премьер Черчилль) считали, что новые независимые государства станут надежным «санитарным коридором» вокруг Советской России.

Но реализация курса на замену Германской, Австро-Венгерской (а затем и Османской) империй «букетом» независимых национальных государств столкнулась с весьма серьезными проблемами. Так, появление независимых государств, имеющих порой политические и территориальные претензии друг к другу, привело к разрыву многолетних экономических связей.

Таким образом, буквально одним росчерком пера в Европе вместо 14 появилось 27 валют, а внутренние границы увеличились на многие десятки километров. Казалось, что Старый Свет вернулся во времена средневековья с десятками таможен, пропускных пунктов и прочими «прелестями».

Мало того, практика показала, что в тех условиях этнически чистые национальные государства создать невозможно в принципе. Ведь в каждом новом якобы национальном государстве оказалось немало граждан других национальностей, порой очень значительных по численности.

Так, в Польше чуть ли не треть населения составили украинцы, белорусы, немцы, литовцы, жили тут и 3 млн евреев; в Чехословакии помимо чехов оказались также словаки, а еще судетские немцы, венгры и прикарпатские русины; в Румынии — масса венгров; в самой Венгрии осталась только треть всех европейских венгров; в Королевстве Югославия в одном государстве оказались сербы, хорваты, словенцы (причем все придерживались разных религиозных воззрений).

В общем, вместо больших многонациональных империй появились малые многонациональные государства.

Еще на этапе подготовки Версальского договора выяснилось, что достаточно сложно определить, какой нации предоставить независимость, а какой — нет. В итоге одни нации ее получили, а другим (например, тем же словакам и русинам в Чехословакии) самостоятельность не предоставили. Другой яркий пример — Украина. Хотя украинская делегация (вернее, делегация УНР) и участвовала в Парижской мирной конференции, тем не менее «украинский вопрос» так и повис в воздухе.

Еще хуже было другое. Пока все нации жили под общим скипетром одной империи, все они вроде бы были равны в своем бесправии. А вот когда одни вдруг стали независимой нацией со своим государством, а другие остались несамостоятельными — у них и обид, и готовности бороться прибавилось в разы.

И сложилась парадоксальная ситуация: после появления почти десятка новых независимых национальных государств число наций в Европе, борющихся за независимость, не только не уменьшилось, но и увеличилось.

Серьезным изменениям подверглись и этнические границы. Так, по результатам Первой мировой войны часть немецкого населения была вынуждена уехать в Германию с территорий, которые долгое время были немецкими, но в результате послевоенных соглашений стали частью Польши, Дании, Чехословакии. Аналогичным образом, венгры покинули земли, ранее занимаемые общинами их диаспоры, перебравшись в новое, уменьшившееся в размерах венгерское национальное государство.

И закономерным итогом обострившихся национальных и экономических проблем стал взрывной рост нестабильности. А реакцией на эту нестабильность — тенденция к ограничению демократических прав и свобод. Получившие независимость части бывших диктаторских империй стали быстро переходить от демократических к разного рода вариантам авторитарных и диктаторских режимов.

Так, тоталитарные силы пришли к власти во многих странах Европейского континента, отменив или выхолостив парламентскую демократию. Одно перечисление чего стоит — Италия (Муссолини), Испания (Примо ди Ривера и Франко), Португалия (Салазар), Литва (Сметана), Латвия (Ульманис), Эстония (Пяте), Болгария (Георгиев и царь Борис), Польша (Пилсудский, режим санации), Венгрия (Хорти), Австрия (Дольфус и Шушниг), Югославия, Румыния (Антонеску) и, конечно же, Германия. Таким образом, через 15 лет после Версальского мира только в Чехословакии сохранилась демократическая республика.

Уместно подчеркнуть, что на Парижской мирной конференции победители попытались упорядочить процесс образования новых государств, опираясь на два принципа: языковый и проведение референдума. Однако, едва сформулировав принцип самоопределения наций, европейские государства принялись его нарушать.

Так, было создано многонациональное Королевство сербов, хорватов и словенцев, где в одно государство вошли сербы, воевавшие на стороне Антанты, и хорваты со словенцами, воевавшие на стороне Австро-Венгрии.

Частью этого Королевства стала и Чехословакия, где союз Богемии, Моравии и Силезии обосновывался исторической традицией, объединение со Словакией — принципом национального самоопределения, благодаря которому словаков провозгласили частью единой чехословацкой нации, а Закарпатская область была присоединена по итогам референдума, проведенного, кстати, не в самой области, а среди американских эмигрантов — русинов, в то время как немецкому населению, насчитывающему 3,5 млн человек, в референдуме было отказано.

Образование и других государств формировало значительное национальное меньшинство, то есть нарушался основополагающий принцип образования новых государств — языковой. Румыния в общей неразберихе, подавляя коммунистическое восстание в Венгрии, «отхватила» себе Трансильванию, где и поныне сосредоточено венгерское меньшинство. Поляки предъявили права на южную часть Восточной Пруссии, ссылаясь на то, что население этого края говорит на польском языке и составляет большинство. Однако сами отказались применить тот же принцип в отношении украиноговорящей Восточной Галиции, на которую они претендовали на основании «исторических прав».

Поражение германо-австрийского блока, подписание в 1919 году Версальского (29 июня) и Сен-Жерменского (10 сентября) договоров и создание на их основе версальско-вашингтонской системы завершают первый в истории человечества поистине глобальный геополитический передел.

Таким образом, Версаль привел к распаду побежденных и образованию новых государств, произошло перераспределение колоний, сформировались новые зоны геополитического влияния и политические союзы.

Оглавление книги


Генерация: 0.116. Запросов К БД/Cache: 0 / 0