Глав: 7 | Статей: 124
Оглавление
В 1991 году распался Советский Союз, громадная страна, занимавшая 1/6 суши. Произошла переоценка ценностей бывших «подчиненных», ставших независимыми субъектами международных отношений. Вспомнились старые обиды, появились претензии к соседям. Это вылилось в 6 крупных войн, 20 военных столкновений и сотню конфликтов на межэтнической и межконфессиональной почве. В книге представлен ясно изложенный и очищенный от идеологических наслоений обзор сведений, необходимых для понимания сути постсоветских конфликтов.

Война 1992–1994 годов

Война 1992–1994 годов

Началом Карабахской войны можно считать 6 января 1992 года, когда была принята декларация о государственной независимости Нагорно-Карабахской Республики. Окончанием — 12 мая 1994 года, когда вступило в силу перемирие, заключенное согласно Бишкекскому протоколу.

Вывод внутренних войск СССР из Карабаха привел к кратковременному восстановлению баланса сил противоборствующих сторон в зоне конфликта. Так, 30–31 декабря 1991 года в результате контрнаступления азербайджанцам удалось восстановить контроль над пригородом Степанакерта (Кяркиджахан) и приступить к массированным обстрелам столицы непризнанной республики. При этом широко применялись реактивные системы залпового огня БМ-13, БМ-21 «Град», противотанковые пушки Т-12 «Рапира», а также градобойная артиллерия.


Символ Карабаха — скульптурная композиция «Мы и наши горы» (архив автора)

Видя невозможность с ходу взять Степанакерт, азербайджанцы сосредоточились на обстрелах столицы непризнанной республики. Расположенный на открытом пологом склоне горы город был со всех сторон окружен азербайджанскими населенными пунктами. Однако наибольшую опасность для карабахцев представлял расположенный прямо над Степанакертом, в южной стороне, на горе город Шуша. Понимая стратегическое положение города, в начале февраля в Шушу для обстрела Степанакерта азербайджанцами были переброшены две установки РСЗО БМ-21 «Град».

Одновременно азербайджанцы начали накопление сил в районе г. Агдам, где была предпринята попытка сформировать армейскую группировку из имевшихся в наличии подразделений МВД, территориального ополчения и отрядов НФА.

Однако боеготовность этих частей была крайне низкой (впрочем, это наблюдалось в азербайджанской армии на протяжении всей войны). Перед этой «разношерстной» группировкой была поставлена задача — начать наступление вглубь Карабаха в направлении райцентра Аскеран. Однако задача была практически невыполнимой, прежде всего, из-за отсутствия единого командования, централизованной системы управления, связи и, наконец, тылового обеспечения. Эти недостатки дополнялись непрофессиональной эксплуатацией имевшегося тяжелого вооружения.

Большой проблемой для азербайджанских частей стал и некомплект личного состава: в ходе осенней призывной кампании было призвано всего 3614 человек вместо планировавшихся 20 тысяч.

Ввиду вышеперечисленных причин агдамская группировка вооруженных сил Азербайджана в течение января-февраля фактически бездействовала, предприняв несколько безуспешных локальных атак по восточному периметру Карабаха. Неудачей завершилась также рейдовая операция 25–26 января, предпринятая силами 1-го разведывательного батальона азербайджанской армии в районе Дашалты, в ходе которой эта элитная часть потеряла до 100 бойцов убитыми и ранеными.

Тем временем, в конце января карабахские части предприняли наступление с целью захвата последних населенных пунктов Карабаха, где проживали азербайджанцы, находившихся к тому времени в полной изоляции. При этом, по твердому убеждению азербайджанских СМИ, они опирались на поддержку части командиров и бойцов 366-го мотострелкового полка 23-й мотострелковой дивизии, отдельного батальона химзащиты Степанакертского гарнизона бывшей Советской Армии, а также 42-го пограничного отряда, дислоцированного в Гадруте.

Как бы то ни было, но в течение первой половины февраля армяне при поддержке артиллерии и бронетехники отбили пригород Степанакерта — Кяркиджахан и населенные пункты вдоль стратегически важной дороги Шуша — Ходжалы и вокруг Шуши. Таким образом, город Ходжалы был полностью блокирован. При этом воздушное сообщение с ним — а с октября 1991 года это был практически единственный способ попасть в город — было прервано, так как ввиду участившихся случаев обстрела гражданских вертолетов летчики стали отказываться от полетов в зону конфликта (всего до 13 февраля 1992 года, когда был выполнен последний рейс вертолета в Ходжалы, оттуда в общей сложности эвакуировали менее 300 жителей).

Немногочисленный гарнизон города состоял из роты ОМОНа, территориального батальона местного ополчения и минометной батареи. В ночь с 25 на 26 февраля 1992 года после недолгого штурма Ходжалы был захвачен армянскими частями.

День штурма, вероятно, не стал случайным стечением обстоятельств, а был выбран в память об армянских погромах в Сумгаите, случившихся четырьмя годами ранее.

В ходе штурма только один выход из поселка оставался открытым. Согласно некоторым данным, командир местного отряда ОМОНа Гаджиев убеждал мирных жителей бежать в Агдам, обещая дать им для защиты своих бойцов, которые сопровождали бы их. Ночью огромная толпа людей «побежала» по колено в снегу через лес и начала спускаться в долину речки Гаргар. Ранним утром жители Ходжалы в сопровождении немногочисленных омоновцев вышли на равнину недалеко от армянской деревни Нахичеваник. Здесь их шквалом огня встретили армянские бойцы, засевшие на горных склонах прямо над равниной. Хотя азербайджанские бойцы открыли ответный огонь, но силы были явно неравны, и вскоре сопротивление было подавлено. В условиях близкого огневого контакта погибло большое количество мирных жителей.

Однако в ходе дальнейшего расследования выяснилось, что погибших от огнестрельных ранений было не так много, как тех, кто погиб от холода и обморожения в лесах. Кроме того, более тысячи жителей Ходжалы попали в плен, среди них и несколько десятков турок-месхетинцев.

Существуют разные оценки числа убитых азербайджанцев в Ходжалы или в его окрестностях. Пожалуй, наиболее правдоподобная цифра — та, которая была получена в ходе официального расследования, предпринятого азербайджанским парламентом. По этим данным, число погибших составило 485 человек. Даже принимая в расчет, что здесь учтены не только погибшие в перестрелке, но и умершие от переохлаждения, эта огромная цифра затмевает данные об однодневных потерях за всю историю войны в Нагорном Карабахе.

5–6 марта в попытке восстановить положение азербайджанское командование предприняло очередную наступательную операцию в направлении Аскерана и Ходжалы. Во взаимодействии с тактическим воздушным десантом, высаженным с вертолетов Ми-8 в районе населенного пункта Нахичеваник, азербайджанской бронегруппе удалось прорваться на окраины райцентра Аскеран (в районе винного завода и нефтебазы). Тем не менее резервов у азербайджанского командования не было, поэтому развить локальный успех им не удалось.

На фоне разворачивающейся крупномасштабной войны командованием Закавказского военного округа во избежание ненужных потерь в личном составе было решено эвакуировать из Степанакерта технику и личный состав 366-го гвардейского мотострелкового полка. Однако направленную колонну армяне, которые считали технику и вооружение полка своим «законным» трофеем, остановили уже на подходе. Выход был найден в эвакуации по воздуху, для чего задействовали транспортные вертолеты Ми-8 и Ми-26 под охраной десантников из Кировабада.

Операция была завершена 4 марта, при этом 10 танков, несколько БМП, БТР и БРДМ, 45 артиллерийско-минометных систем полка, которые невозможно было вывести физически, были просто оставлены. Это оценочные данные. Согласно официальным данным, представленным российской стороной, при выводе полка из г. Степанакерта в марте 1992 года карабахскими армянами был произведен захват следующей техники: боевые танки Т-72 — 9 ед.; боевые бронированные машины — БТР-70 — 5 ед., БМП-1 — 49 ед., БМП-2 — 28 ед., БРМ-1к — 5 ед., итого — 87 ед. Интересно, что артсистемы не упоминаются вовсе.

Около 180 военнослужащих, включая 22 офицеров, в числе которых был и один из будущих командующих Армии Самообороны НКР — Сейран Оганян, перешли на сторону армянских формирований. Переброшенный в Грузию 366-й полк был расформирован 10 марта.

Самой большой ценностью для карабахских армян были 9 танков, захваченных при выводе полка, так как перебросить тяжелую технику непосредственно из Армении в Карабах на тот момент было невозможно.

Однако у армян возникла другая проблема: все найденные в республике танкисты служили в армии довольно давно и знали только устройство танка Т-64, но никак не доставшегося им Т-72. Обучаться им пришлось прямо в ходе боевых действий, так как уже 6 марта армянские танки отмечены при отражении атаки азербайджанских войск в Аскеране.

За пределами Степанакерта и Шуши велась так называемая «война деревень», отличавшаяся крайней жестокостью и непредсказуемостью. События тех дней все еще не нашли достойного отражения в литературе. Так, почти неизвестными для общественности остались события в армянской деревне в северной части Карабаха — Мараге, что недалеко от границы, рядом с азербайджанским городом Тертер.

10 апреля азербайджанцы захватили деревню. На следующий день армяне отбили ее и сообщили, что нашли и похоронили тела, по меньшей мере, 43 жителей (по другим данным — 45). Группа представителей международной организации «Christian Solidarity International» во главе с баронессой Кэролайн Кокс, приехала в Марагу для расследования обстоятельств этой бойни. Они записали рассказы местных жителей и эксгумировали и сфотографировали «обезглавленные и обугленные тела». По меньшей мере 50 жителей Мараги были также взяты в заложники, причем 19 из них так никогда и не вернулись. [38]

Неудачные боевые действия в Карабахе, игнорирование властями проблемы укрепления обороноспособности стимулировали очередной виток политического кризиса в Азербайджане. Сопровождавшие этот процесс кадровые перемещения в военном командовании, маневры различных политических группировок отрицательно отразились на боеспособности войск и ведении операций непосредственно в Карабахе. В марте после напряженной борьбы контроль над силовыми структурами (МО, МВД) полностью перешел к НФА.

Одновременно обострение ситуации в Карабахе привело к обострению ситуации вокруг бывших советских (а на тот момент фактически — российских) воинских частей в Азербайджане и вынудило командование Закавказского военного округа приступить к их выводу за пределы зоны конфликта. В условиях острого военно-политического кризиса азербайджанские военизированные группировки и население перешли к открытому силовому изъятию техники и вооружения российских войск.

Так, при свертывании и отводе из приграничной полосы застав трех полков 23-го и 295-го мотострелковых дивизий часть сил была разоружена. Только 135-й мотострелковый полк 295-й мсд при выводе из южного сектора армяно-азербайджанской границы в направлении Баку утратил на марше 81 единицу бронетехники, 12 артсистем, другое вооружение. Были захвачены склады боеприпасов ЗакВО в г. Агдам.

Всего в первом квартале 1992 года дислоцированная в Азербайджане 4-я общевойсковая армия ВС СНГ в результате 85 нападений утратила 4 реактивных установки залпового огня, 14 танков, 96 БМП, 45 БТР и БРДМ, 2929 единиц стрелкового оружия, 836 автотранспортных средств. За этот же период Каспийская флотилия лишилась более 250 стволов стрелкового оружия, 50 автотранспортных средств. Крупные изъятия оружия и боеприпасов имели место в частях ПВО и погранвойсках. Не обошлось и без убитых: так, только в январе — апреле в 4-й армии погибло 20 военнослужащих, в 104-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (Кировабад) — 12 убитых, 49 раненых.

Аналогичные процессы происходили и в Армении. Хотя тут оружие, преимущественно, передавали официально: так, в этот период российскими военными были переданы на баланс МО Армении 39 БМП, 10 БТР и БРДМ, 8 РСЗО БМ-21«Град», 12 боевых вертолетов Ми-24 382-й вертолетной эскадрильи, несколько транспортных вертолетов Ми-8, более 6000 танковых снарядов, другие виды техники, вооружения и боеприпасов.

Одновременно армянские части в Карабахе продолжали работу по укреплению обороноспособности. Уже в марте-апреле имеющиеся в распоряжении командования силы были реорганизованы, созданы постоянные подразделения звена «рота — батальон», перераспределены имевшиеся техника и вооружение.

На танкоопасных восточном и юго-восточном направлениях (Аскеран, Мартуни, Гадрут) спешно сооружались так называемые «укрепленные районы», которые представляли собой несколько оборонительных рубежей с долговременными огневыми сооружениями и прикрытием из минно-взрывных и инженерных заграждений.

Снабжение группировки в Карабахе (доставка боеприпасов, горючего, предметов материально-технического обеспечения, ротация личного состава, переброска подкреплений) по-прежнему осуществлялись исключительно по воздуху с территории Армении гражданскими самолетами Як-40, Ан-2 и вертолетами Ми-8. Для этого использовались аэропорт Ходжалы, а также вертолетные площадки Степанакерт и Колатаг. Однако для ведения наступательных операций снабжения явно не хватало, поэтому армянское командование приняло решение сосредоточить усилия на захвате г. Шуша и последующем обеспечении наземного сообщения территории Карабаха с Арменией.

Таким образом, весной 1992 года эпицентр войны сместился в Шушу. На тот момент город представлял собой практически единственный серьезный пункт азербайджанского сопротивления. Во-первых, из-за своего стратегического положения (контроль дороги из Карабаха в Армению), во-вторых, из-за наличия большого количества людских резервов (именно в Шуше осело большинство азербайджанцев, изгнанных из окрестных деревень). Если бы азербайджанцы сумели здесь удержаться, они могли бы еще надеяться, что карабахские армяне будут в конце концов вынуждены искать компромисс и пойдут на мирные переговоры.

Однако парадоксальность ситуации заключалось в том, что и сам город был в осаде, — попасть в него наземным транспортом можно было только с запада, через Лачин, находящийся в непосредственной близости от Армении.

Прибывший 20 января в Шушу второй за историю независимого Азербайджана министр обороны Таджеддин Мехтиев не смог реально помочь защитникам города. В его заслуги можно поставить только обреченную на провал вылазку из Шуши с целью захвата армянской деревни Каринтак, которую азербайджанцы называют Дашалты. Отряд под его командованием попал в засаду, в завязавшемся бою около 70 солдат погибли. После столь сокрушительного разгрома министр обороны покинул Шушу и вскоре был отстранен от должности.

В начале февраля в Шушу был направлен новый военный руководитель — Рагим Газиев. Он не был профессиональным военным, в гражданской жизни являлся простым преподавателем математики. В то же время он умел много и страстно говорить, но идеи его были далеки от практики. Ему так и не удалось объединить 4 разрозненные вооруженные группы, находившиеся под его командованием. Их командиры не доверяли друг другу настолько, что даже не поддерживали радиоконтактов.

Как не раз бывало на этой войне, политические междоусобицы в Азербайджане снова отрицательно сказались на обороне Шуши. Обещанное подкрепление так и не прибыло, мало того, в марте Газиева назначили министром обороны, и он вернулся в Баку.

В апреле была предпринята попытка сформировать новую «шушинскую бригаду» под руководством подполковника Эльбруса Оруджева, кадрового армейского офицера. Однако и тут не обошлось без накладки — из-за острой нехватки кадров его помимо Шуши «попутно» назначили военным комендантом еще 3 городов — Лачина, Кубатлы и Зангелана, что было невероятно тяжелым бременем ответственности для одного человека. Кроме того, когда он прибыл в Шушу, в частях гарнизона уже начался разброд и шатания, и многие солдаты и ополченцы вместе со своими семьями массово покидали город.

Стоит отметить, что армяне между тем времени зря не теряли и за короткий период смогли собрать все свои силы «в кулак» для решения ключевой задачи. Возглавил армянские отряды талантливый военачальник Аркадий Тер-Татевосян по прозвищу «Командос».

Первой пробой сил было сражение в конце апреля за так называемую 26-ю высоту в пригороде города. Несмотря на огромные потери, азербайджанцам не удалось выбить противника с господствующей высоты.

В начале мая все было готово к штурму Шуши, который отложили на несколько дней, видимо, из-за плохой погоды (по другой версии, штурм приурочили к визиту президента Армении Тер-Петросяна в Иран).

За 2 дня до наступления связь Шуши с внешним миром была отрезана. А непосредственно сам штурм начался в 2 часа 30 минут 8 мая. По воспоминаниям Тер-Татевосян, по его расчетам, вся операция должна была занять 3–4 дня. Армянское командование всерьез рассчитывало на психологический аспект: считалось, что наступление посеет панику среди защитников города и заставит их покинуть город без боя. Об этом свидетельствовал, например, тот факт, что дорогу на запад из Шуши не блокировали, находившимся там подразделениям был отдан приказ не стрелять в людей, бегущих из города, однако блокировать возможный подход подкреплений. Одним из тех, кто находился на этой позиции, был и Роберт Кочарян — будущий президент Армении.

Еще одно штурмовое подразделение получило приказ закрепиться на высокой скале над Каринтаком, но помешала плохая погода. Таким образом, основное бремя наступательной операции легло на плечи тех армянских солдат, которые подходили к городу по горным тропам с севера и востока.

Днем развернулись ожесточенные бои за шушинскую телевизионную башню на северной окраине города и за здание тюрьмы на востоке. В ходе боев произошли и первые в истории карабахской войны встречные танковые бои.

Широко освещался в СМИ случай танковой дуэли двух Т-72: армянского экипажа Гагика Авшаряна и азербайджанского Альберта Агарунова. В районе северных подступов к городу с расстояния 350 метров азербайджанский экипаж сработал эффективнее и после 3 попаданий армянский танк загорелся. В итоге командир армянского экипажа получил сильнейшие ожоги, но выжил, а вот остальные 2 человека погибли. Однако победитель этой схватки не пережил войны и погиб в этот же день в бою на дороге между Шушой и Лачином.

К вечеру защитники города решили, что атака армян отбита. Один из защитников города утверждал, что основанием для этого стал радиоперехват, согласно которому, русский командир по прозвищу «Казак» якобы отдал приказ отступить от города.

При этом наметившуюся оперативную паузу азербайджанцы использовали не для укрепления своих позиций, а для массового бегства — к концу дня эвакуация приобрела стихийный характер.

Первые армянские отряды вошли в брошенную Шушу только утром 9 мая, потому как существовало опасение, что внезапно затихший город может оказаться очередной ловушкой противника.

Только 10 мая в город вошли основные части. В Шуше армянское командование ожидала масса сюрпризов: так, в хаосе отступления азербайджанцы не взорвали склад боеприпасов с ракетами для установки «Град», находившийся в единственной армянской церкви города — Казанчецоц.

В целом бои за Шушу продлились всего один день, но в ходе них погибло, вероятно, около 300 человек. При этом, как часто бывает в таких случаях, данные сторон расходятся — Тер-Татевосян оценивает потери армян в 58 человек убитыми, а азербайджанцев — 200 человек. Один из бойцов ОПОНа Эльдар Оруджев утверждает, что армян погибло больше, а собственные потери составили 159 человек убитыми и 22 пропавшими без вести.

В течение последующей недели армянские части продолжили развивать удачно начавшееся наступление, выполняя вторую стратегическую цель — установление наземного коридора с Арменией. В итоге к 18 мая сходящимися ударами из районов г. Горис (Армения) и Шуша (Карабах) карабахские армяне установили контроль над г. Лачин и проходящей через него стратегически важной автомобильной дорогой.

Местное азербайджанское ополчение, организованное в так называемый «Лачинский полк территориальной обороны», не смогло оказать организованного сопротивления и с боями отошло в южном направлении.

Таким образом, карабахской армии удалось создать наземный коридор шириной до 20 километров между Арменией и территорией Карабаха. Это было главное достижение войны, так как теперь возможности Армии Обороны НКР возросли многократно.

Тем временем все боеспособные азербайджанские части в очередной раз решали внутренние проблемы, так как 15 мая в Баку произошел военный переворот. В тот день контролируемые Народным фронтом части Национальной Армии вместе с бронетехникой вошли в Баку и отстранили от власти президента Азербайджана Аяза Муталибова.

Таким образом, к середине 1992 года произошло существенное изменение масштабов конфликта. На фоне резкой эскалации боевых действий стороны активизировали мобилизационные усилия, ускорили наращивание сил и средств для дальнейшего ведения войны.

Задача технического оснащения была успешно решена обеими сторонами в силу общего изменения региональной военно-политической обстановки, вызванного переподчинением закавказской группировки Объединенных вооруженных сил СНГ под юрисдикцию РФ. В рамках достигнутых межгосударственных договоренностей Армении и Азербайджану передавались техника, вооружение, инфраструктура, материальная и учебная база, склады дислоцируемых на их территории войск. Ввиду чрезвычайной ситуации процесс передачи осуществлялся ускоренными темпами в предельно сжатые временные сроки. В авральном порядке части расформировывались, а личный состав выводился на территорию РФ. В этих условиях было не избежать всяческих перегибов, как с одной, так и с другой стороны.

При этом, как уже отмечалось, наблюдалась некая диспропорция в дислоцированном на территории Армении и Азербайджана вооружении, что в конечном итоге и предопределило подход этих республик к вопросу о строительстве национальных вооруженных сил. Армения пыталась решать проблему в рамках системы коллективной безопасности СНГ и поддерживала претензии России на полный контроль над имуществом Советской армии. Поэтому ставший президентом Армении Левон Тер-Петросян декларировал отказ от построения боеспособной национальной армии, в надежде, что Россия не допустит передачи складированного в Азербайджане оружия. Однако его расчет оказался неверным — большинство республик СНГ, в первую очередь Украина и Азербайджан, провозгласили имеющееся на их территории вооружение национальным достоянием, в связи с чем заявление России о переходе бывшей Советской Армии в Закавказье под ее юрисдикцию оказалось пустой декларацией намерений.

К концу лета 1992 года группировка российских сил на территории Азербайджана и Армении практически прекратила существование. Ее потери в первом полугодии 1992 года составили более 200 убитых, несколько тысяч дезертиров, значительное количество перешедших в национальные армии военнослужащих.

Прорыв лачинского коридора, обеспечение территориального сообщения Армении с Карабахом способствовали формированию у армянской стороны иллюзии качественно новой военно-политической ситуации, позволяющей добиться международного признания существующего положения и окончательного решения карабахского вопроса. Планами командования предполагалось в короткие сроки установить контроль над оставшимися районами, входящими в сферу территориальных претензий Армении, и перейти затем к активной обороне по всем направлениям до юридического закрепления сложившегося статус-кво и политического урегулирования конфликта на армянских условиях.

С целью ускоренного формирования национальных вооруженных сил в мае-июне в Армении был осуществлен массовый призыв на военную службу. Одновременно по «лачинскому коридору» производилась непрерывная переброска подкреплений, поступавших в распоряжение командования действовавшей в Карабахе группировки сил. В результате предпринятых усилий к середине июня на фронте было сформировано эквивалентное армейскому корпусу войсковое объединение численностью 20 тысяч человек со 100 единицами бронетехники.

После успешно проведенной Шуша-Лачинской операции армянское командование допустило крупный просчет относительно дальнейших намерений и имевшихся возможностей азербайджанской стороны. По итогам боевых действий силы противника рассматривались армянами как деморализованные и небоеспособные, военно-политическое руководство — некомпетентное и расколотое.

Однако ситуация претерпела резкое изменение после прихода к власти НФА. Реализуя установки своей политической программы, Фронт провозгласил курс на радикальное изменение сложившейся военной ситуации. Военное ведомство ускорило темпы формирования и развертывания частей на базе техники и вооружения, передаваемых в рамках заключенных соглашений.

Состоялись определенные подвижки в создании единой организационно-штатной структуры вооруженных сил, системы управления, связи, тылового обеспечения. Начался отзыв в республику военнослужащих срочной службы, перевод кадровых офицеров азербайджанской национальности из других регионов бывшего СССР — на 1.02.93 г. только из ВС РФ перевелось 1200 офицеров. Временно снизилась острота политических трений среди командного состава, укрепилась межведомственная координация в плоскости МО — МВД — МНБ, были частично нейтрализованы и разоружены неконтролируемые вооруженные группировки.

Тем временем процесс передачи техники и вооружения Азербайджану не везде прошел гладко. Российское руководство, небезосновательно опасаясь, что получение сторонами тяжелого вооружения и, в частности, авиации, приведет только к эскалации конфликта, решило попытаться вывести максимальное количество самолетов и вертолетов.

Так, в ночь с 9 на 10 июня по приказу министра обороны РФ П. Грачева был осуществлен массированный взлет и перебазирование на территорию России всех имеющихся на территории Азербайджана авиачастей.

Однако не везде этот приказ удалось выполнить, и в руки азербайджанцев попало некоторое количество авиатехники, которая практически сразу оказалась задействована в войне в Карабахе.

Между тем в Азербайджане с приходом к власти Альбуфаза Эльчибея разрешился затянувшийся политический кризис, и моральный дух азербайджанских войск на передовой окреп. Боевые части сражались теперь за правительство, которое они поддерживали. Одной из них была «дивизия» (численностью не больше полка) «Серые волки» под командованием ультранационалиста Искандера Гамидова.

На этой волне военно-политическим руководством республики был отдан приказ на проведение крупномасштабной наступательной кампании «по освобождению оккупированных армянами районов». Соответствующее оперативное планирование было осуществлено на профессиональном уровне кадровыми генералами и офицерами Генерального штаба при активном участии высших офицеров из дислоцированных частей бывшей СА под руководством начальника Генштаба генерал-лейтенанта В. Баршадлы.

В начале июня значительные силы азербайджанской армии (3-я особая мотострелковая, 4-я танковая бригады, тертерский, геранбойский, ханларский, мингечаурский, ленкоранский, евлахский территориальные батальоны, батальон «Гуртулуш» и части внутренних войск) были переброшены к линии фронта и скрытно сосредоточились в исходных районах.

Армянская же сторона, как упоминалось выше, испытывала некоторую эйфорию от побед — многие добровольцы, посчитав, что война закончена, попросту вернулись в Армению. Кроме того, был допущен и важный стратегический просчет — армянское командование ожидало наступление противника с востока и значительно ослабило северный сектор фронта.

Утром 12 июня азербайджанские части внезапно нанесли мощный удар по сходящимся направлениям из районов Ханлар и Нафталан к райцентру Шаумяновск. Одновременные удары были нанесены также южнее Мардакерта (или Агдере, как его называли азербайджанцы), севернее и южнее Аскерана, на гадрутском направлении. Сохраняя высокие темпы наступления, азербайджанская армия при поддержке танков, тяжелой артиллерии и боевых вертолетов в течение 48 часов ликвидировала Шаумяновский укрепрайон, отбросив армянские подразделения в южном направлении, а также охватила с двух сторон г. Аскеран.

Успеху наступления во многом способствовало наличие у азербайджанцев достаточного количества боевой техники с подготовленными экипажами. Так как подготовить за короткое время экипажи было просто невозможно, то стоит признать, что единственным возможным источником такого «богатства» на тот момент были части 23-й дивизии.

Самым страшным для армянского командования в этой ситуации был массовый исход беженцев, которые не подчинялись никаким приказам. Остановить их и организовать оборону Степанакерта не было никакой возможности.

В этих условиях армянское руководство, чтобы избежать краха фронта и потери Карабаха, обратилось к помощи российских военных. Немедленно были подняты в воздух боевые вертолеты Ми-24, которые фактически и остановили азербайджанские части. Парадоксально, но ситуация складывалась таким образом, что в какой-то момент российские войска воевали друг против друга. Отметим также, что это был практически единственный случай, когда российская сторона открыто вмешалась в ход боевых действий в Карабахе.

Как бы то ни было, но 15 июня в целом азербайджанское наступление было остановлено, хотя в северном секторе фронта азербайджанская армия перенесла боевые действия вглубь территории так называемого Верхнего Карабаха.

С 17 июня по 9 июля азербайджанские части, сочетая фронтальное наступление с выходом во фланг и тыл оборонявшейся группировки противника, заняли райцентр Мардакерт (4 июля), крупные населенные пункты Маргушеван, Марага, Атерк, а также установили контроль над северным берегом Сарсангского водохранилища.

9 июля в преддверие очередных международных переговоров по урегулированию конфликта азербайджанская сторона по решению политического руководства остановила наступление и приступила к закреплению на занятых позициях южнее линии Мардакерт — Сарсанг.

Используя оперативную паузу, армянское командование смогло в короткий срок восстановить боеспособность подразделений и восполнить понесенные потери за счет переброски подкреплений через лачинский коридор. После перегруппировки 15 июля армянские части начали контрнаступление, в результате которого им удалось вернуть часть ранее утраченной территории и выйти на подступы к Мардакерту.

В начале августа азербайджанские войска нанесли встречный контрудар. Воспользовавшись эффектом неожиданности, им удалось сбить противника с занимаемых позиций и установить полный контроль над зоной Сарсангского водохранилища. Развивая наступление, азербайджанцы разблокировали автомобильную дорогу Мардакерт — Кельбаджар на участке общей протяженностью 121 километр, а также форсировали реку Тертер, продвинувшись в южном направлении.

Таким образом, ко 2 сентября азербайджанские части вышли на рубеж населенного пункта Чылдыран, завершив продолжавшуюся в течение 83 суток наступательную операцию, результатом которой был контроль над 1/3 территории Карабаха. В начале сентября линия фронта на этом участке стабилизировалась вдоль долины реки Хачен-чай.

Боевые действия летней кампании на других оперативных направлениях носили преимущественно позиционный характер: стороны вели бои за контроль над населенными пунктами в прифронтовой полосе по восточному и юго-восточному периметру Нагорного Карабаха. В приграничной зоне азербайджанские части специального назначения 8 августа выбили подразделения пограничного полка МВД Армении из анклава Башкенд (Арцвашен).

Армянская сторона вела интенсивные работы по созданию глубокоэшелонированной обороны в различных секторах фронта, в первую очередь в районе лачинского коридора. Противник за счет огневого воздействия с применением дальнобойной артиллерии и РСЗО стремился сорвать фортификационные работы армян и переброску резервов в этом направлении.

С середины августа ВВС Азербайджана приступили к нанесению систематических ударов с воздуха по военным и гражданским объектам в районе Степанакерта и на других участках фронта. При этом широко применялись истребители МиГ-21, МиГ-25, а также учебно-боевые самолеты Л-29 «Дельфин».

В начале сентября в связи с отставкой начальника Генерального Штаба генерал-лейтенанта В. Баршадлы изменился и характер боевых операций: азербайджанское командование отказалось от развития успеха на севере Карабаха, сосредоточив основные усилия на блокирование лачинского коридора.

18 сентября было начато наступление силами до одной бригады на северном фасе коридора. Одновременно части 3-го горнострелкового полка во взаимодействии с парашютным десантом отряда спецназа, выброшенным с самолетов Ан-2, нанесли удар в направлении Шуши через Карабахский хребет (высота до 2500 метров над уровнем моря). Третий удар наносился в направлении райцентра Мартуни в юго-восточном секторе Карабаха. В течение 2 суток наступающей стороне удалось добиться значительного вклинивания в оборонительные порядки противника. Армянские коммуникации в зоне коридора были практически перерезаны, азербайджанские части вошли в г. Мартуни. Бои развернулись на ближних подступах к г. Лачин.

И снова от окончательного разгрома армянскую сторону спасло вмешательство России. Под давлением Кремля 21 сентября министр обороны Азербайджана Р. Газиев принял откровенно невыгодные условия прекращения огня.

В ходе летней кампании обе стороны понесли существенные потери в живой силе и технике. Только по танкам с учетом безвозвратных и восстанавливаемых потерь они составили для Азербайджана около 70 машин, для Армении — более 30.

В течение осеннего периода боевые действия в Карабахе приняли преимущественно позиционный характер. В силу сложного рельефа местности основные операции сосредоточились вдоль дорог и населенных пунктов. Стороны ограничились огневым поражением позиций противника, широко применялись рейды разведывательно-диверсионных групп, на фронте активно «работали» группы снайперов. С целью выиграть время армянское командование активизировало действия на тактическом уровне, проведя несколько локальных наступательных операций. В результате армянские части заняли несколько населенных пунктов в районе Агдам (сентябрь) и Ходжавенд (октябрь).

16 ноября армянские части перешли в общее наступление в восточном секторе Карабаха, выйдя на ближние подступы к г. Агдам с южного направления. Азербайджанцам противопоставить было фактически нечего, поэтому в бой бросили даже сводный курсантский батальон Бакинского военного училища.

Для того чтобы несколько облегчить обстановку, 23 ноября полк внутренних войск Азербайджана начал наступление в северном секторе и занял важный стратегический пункт Сырхавенд, но был вынужден через сутки отойти из-за отсутствия подкреплений и нескоординированности действий.

Наибольшую активность стороны проявили, как и ожидалось, в зоне лачинского коридора. В течение октября — декабря как азербайджанцы, так и армяне предпринимали неоднократные попытки установить контроль над ключевыми пунктами, расположенными южнее и севернее лачинской дороги. При этом армянским частям, атаковавшим с территории собственно Армении через линию государственной границы, удалось расширить коридор в южном направлении.

В ходе контрнаступления азербайджанская сторона восстановила часть утраченных позиций.

10–12 декабря армянское командование предприняло наступательную операцию в южном секторе армяно-азербайджанской границы, заняв 8 населенных пунктов Зангиланского района. Под прикрытием этой операции в Карабах через зону лачинского коридора были переброшены значительные подкрепления из состава вновь сформированных регулярных воинских частей, предназначенных для запланированного зимнего наступления.

Таким образом, боевое напряжение сместилось в приграничную зону. Азербайджанское командование приступило к организации массированных ракетно-артиллерийских и авиационных ударов по целям в прифронтовой полосе и ближнем тылу противника. Обстрелами и налетами был нанесен существенный ущерб объектам энергоснабжения и промышленным предприятиям в городах Кафан, Горис, Варденис, Красносельск, Иджеван. Части 1-го армейского корпуса вооруженных сил Азербайджана предприняли действия в северо-западном секторе границы на направлениях Иджеван, Красносельск.

Несмотря на исключительно суровые условия зимы 1992–93 гг. — глубокий снежный покров, низкие температуры, короткая продолжительность светового дня, азербайджанское командование под давлением политического руководства во главе с президентом Эльчибеем возобновило активные боевые операции в северном секторе фронта.

15 января 1993 года азербайджанские части перешли в крупномасштабное наступление в районах Чылдыран, Сырхавенд с целью обеспечить создание плацдарма для дальнейшего продвижения на южном направлении к Степанакерту. В наступлении были задействованы части 703-й мотострелковой бригады, морской пехоты, внутренних войск, а также тертерского батальона ополчения. Ожесточенные боевые действия развернулись близ населенного пункта Фаррух и высоты «Глобус».

Из-за нескоординированных действий командиров частей, допущенных просчетов оперативного планирования, промедления с вводом в бой резервов, поставленную задачу выполнить не удалось. Неудачный для азербайджанцев ход операции характеризовался значительным уровнем потерь в живой силе и техники (так, например, карабахской ПВО были сбиты 2 МиГ-21). В сложившихся условиях азербайджанское командование отдало вполне логичный приказ на свертывание наступления и переход к обороне. Это решение явилось одной из основных предпосылок последовавших неудач весенне-летней кампании 1993 года.

На рубеже 1992–93 гг. военно-политическая ситуация вокруг армяно-азербайджанского конфликта претерпела существенное изменение. В его основе содержались общие подвижки в политике России, нарастание силовых тенденций, реанимация традиционного южного вектора российской геополитики.

К тому времени армянским лидерам, опиравшимся на поддержку ряда группировок в руководстве РФ, удалось сформировать у российской стороны однозначное убеждение в том, что Армения является единственным союзником и последним плацдармом России в стратегически важном Кавказском регионе, рассматриваемом Москвой в качестве зоны геополитического соперничества и интенсивного проникновения соседних государств. Тем самым был обеспечен поворот российской политики в пользу Армении.

Азербайджан более не рассматривался как дружественное государство, его руководство стало считаться прозападно ориентированным (читай — антироссийским). Последовавшее ужесточение политики России в отношении Азербайджана, совпавшее по срокам с выходом российско-армянских отношений на уровень стратегического партнерства, радикально отразилось на дальнейшем ходе боевых действий.

Особый характер отношений Армения — РФ был удачно трансформирован Ереваном в военно-политический союз, обеспечив таким образом армянской стороне серьезную экономическую, финансовую, политическую, военно-техническую поддержку. В частности, была организована ускоренная подготовка национальных военных кадров в военных вузах России, продолжено обучение специалистов на объектах Группы российских войск в Закавказье, оказано содействие в развертывании армянского военно-промышленного комплекса, осуществлены крупные поставки техники, вооружения, боеприпасов, запчастей, горючего, установлена постоянно действующая связь военных ведомств.

В первую очередь были приняты меры для сведения на нет превосходства противника в воздухе: в Карабах были переброшены ЗРК «Оса» из расформированного 988-го зенитно-ракетного полка, ЗРК «Круг», а также закупленные по каналам армянской диаспоры переносные ЗРК «Мистраль» французского производства.

Зимой 1992–93 гг., несмотря на тяжелый экономический кризис и блокадные условия, Армения резко активизировала военные усилия по подготовке к перелому в ходе боевых действий. Была обеспечена внутренняя стабильность, созданы условия для осуществления очередного крупномасштабного воинского призыва (ноябрь-декабрь 1992 г.). Были сформированы, вооружены и подготовлены новые регулярные воинские части, введена служба по контракту, осуществлен призыв офицеров запаса, расширен процесс вербовки военных специалистов в государствах СНГ.

На фоне резкого усиления армянской военной машины провал январского наступления 1993 года создал в азербайджанской армии весьма напряженную ситуацию. В очередной раз внесли свою лепту и политические трения внутри общества — так, в январе с фронта без согласия бакинских властей были отведены части 2-го армейского корпуса полковника С. Гусейнова. Выведенные в район г. Гянджа боеспособные части и техника были заменены менее подготовленными территориальными формированиями ополчения. По всей видимости, этот фактор стал решающим в выборе срока и направления удара армянских частей.

5 февраля 1993 года Армия Обороны НКР после массированной артподготовки начала широкомасштабное наступление в северном секторе фронта в районе населенного пункта Чылдыран. В операции задействовались крупные силы при поддержке бронетехники, артиллерии, РСЗО, минометов, боевых вертолетов. К исходу третьих суток армянские части продвинулись на 10 километров в северном направлении к Сарсангскому водохранилищу, где были остановлены контратакой азербайджанской десантно-штурмовой бригады.

13–14 февраля после перегруппировки сил армянские формирования возобновили наступление, перерезав автомобильную дорогу Тертер — Кельбаджар. К 23 февраля армянские части вышли в район плотины Сарсангской ГЭС. Линия фронта снова стабилизировалась, боевые действия приняли позиционный характер.

Не сумев после месяца непрерывных атак добиться перелома на мардакертском участке фронта, армянское командование перенесло усилия на другое направление.

С санкции высшего военно-политического руководства Армении было принято решение о фактической оккупации Кельбаджарского района Азербайджана. При выборе места наступления учитывались фактор полной географической изоляции района от остальной территории Азербайджана, его уязвимое положение между территориями Армении и Карабаха, а также незначительная численность личного состава и техники дислоцированной здесь азербайджанской бригады, имевшей ограниченные возможности для усиления и снабжения по воздуху. В ходе операции предполагалось ликвидировать позиции азербайджанской армии к северу от лачинского перешейка, а также пробить второй коридор между Арменией и Карабахом в дополнение к существующему.

27 марта достаточно крупные силы карабахской армии начали наступление с целью захвата Кельбаджарского района. Боевые действия развернулись сразу на 4 направлениях: по всей видимости, основной удар был нанесен из Варденисского района Армении, а вспомогательные — из Джермукского района Армении, северо-западного сектора Карабаха и лачинского коридора. Наступление поддерживалось достаточно значительным, по меркам той войны, количеством танков, артиллерии, РСЗО «Град» и в некоторой степени авиацией. Через 72 часа после начала наступления армянские части, заняв господствующие высоты, вышли на подступы к райцентру, захватив стратегически важный туннель на автодороге Лачин — Кельбаджар.

Азербайджанские подразделения, действовавшие в районе лачинского коридора, оказались неготовыми к такому развитию событий и вскоре начали отступление, при этом сознательно или нет, но для выхода из окружения они рассредоточились мелкими группами и, используя горно-лесистую местность, смогли просочиться в тыл. Азербайджанские части, дислоцированные в районе г. Кельбаджар, смогли оказать некоторое сопротивление, во многом благодаря практически непрерывной поддержке с воздуха.

К вечеру 2 апреля после ожесточенных боев армянские части заняли Кельбаджар. Оставшийся в строю личный состав азербайджанских подразделений беспорядочно отошел из Кельбаджарского района в северном направлении через перевалы Муровдагского хребта. Часть бронетехники (до 15 танков и БМП) застряла на перевалах из-за глубокого снежного покрова и была просто брошена или уничтожена собственными экипажами.

Таким образом, в результате проведения кельбаджарской операции армянская группировка в Верхнем Карабахе обеспечила себе достаточную глубину оперативного и стратегического тыла, а также более надежное территориальное сообщение с Арменией. В этих условиях 6 апреля 1993 года азербайджанское руководство объявило чрезвычайное положение в масштабах государства, начав мобилизацию призывников и резервистов. Военному командованию были отданы распоряжения по подготовке контрнаступления в предстоящий летний период.

В начале апреля армянские войска активизировали боевые действия на южном участке фронта, кроме того, ими было предпринято несколько серьезных попыток наступления на райцентр Физули, в ходе которых под угрозой оказались коммуникации, связывающие юго-западный регион (Губадлы, Зангилан, Джебраил) с остальной территорией Азербайджана. В результате контрнаступления, предпринятого частями переброшенной из Баку бригады президентской гвардии, местной пехотной бригады, 2-го пограничного отряда, карабахские части, не получившие нужной поддержки, отошли на исходный рубеж. К 20 апреля ситуация на этом участке фронта стабилизировалась.

Некоторая военная активность в течение апреля-мая наблюдалась на северном направлении (восточные отроги Муровдагского хребта, район Полистан), где армянское командование стремилось восстановить ранее утраченные позиции, предприняв несколько атак и неудачную попытку высадки тактического вертолетного десанта.

Оперативная пауза в боевых действиях, установившаяся с середины апреля и вызванная активизацией международных усилий по урегулированию конфликта, завершилась 12 июня переходом карабахских частей в массированное наступление на центральном участке фронта.

И снова боевые действия оказались заложником очередного резкого обострения внутриполитического противостояния в Азербайджане, вызванного мятежом командования и личного состава 709-й мотопехотной бригады, дислоцированной в г. Гянджа, которым руководил полковник Сурет Гусейнов.

Руководством республики в этих условиях был отдан приказ на проведение операции по разоружению бригады силами президентской гвардии и внутренних войск. 4–5 июня произошли вооруженные столкновения, в ходе которых с обеих сторон было убито более 60 военнослужащих.

Используя переданную технику и вооружение выведенной неделей ранее российской 104-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (105 боевых машин десанта, БТР, 42 артиллерийско-минометные системы), руководство военной оппозиции взяло под контроль г. Гянджу, аэропорт и прилегающие районы, разоружило и расформировало подразделения внутренних войск, лояльных НФА.

В течение последующих нескольких суток оппозиционные силы, поддержанные перешедшей на ее сторону 707-й бригады 1-го армейского корпуса и других частей армии Азербайджана, совершили марш-бросок в восточном направлении вдоль шоссе Тбилиси — Баку. К исходу дня 10 июня они вышли на дальние подступы к столице, установив контроль над северо-западным и центральным регионами Азербайджана. Передвижение сил оппозиции происходило беспрепятственно, при негласном нейтралитете высшего военного командования и частей регулярной армии. В результате было обеспечено начало процесса отстранения от власти НФА.

Тем временем с утра 12 июня карабахские части предприняли массированное наступление в направлении райцентров Агдам и Мардакерт. В этой операции задействовалось более 6 тысяч военнослужащих, до 75 единиц бронетехники, поддержанных огнем гаубичной и реактивной артиллерии, ударами эскадрильи вертолетов Ми-24. В качестве ближайшей задачи ставилось расчленение боевых порядков азербайджанских частей с последующим окружением Агдама, уничтожением сосредоточенных в нем группировки сил, штабов, склада боеприпасов, базы ремонта бронетехники и военного госпиталя. При этом учитывалось сложное положение обороняющейся стороны, отрезанной от основных сил частями оппозиции, продвигавшихся из Гянджи в направлении Баку.

В ходе первых трех суток наступления карабахцам удалось выйти на рубеж в 5 км севернее и 10–15 км южнее Агдама, таким образом, охватив город с двух сторон. Хотя азербайджанские части пытались оказать сопротивление, однако удержать основные позиции снова не удалось. И это при том, что в бой были брошены все наличные самолеты и вертолеты ВВС Азербайджана, которые практически непрерывно наносили удары по армянским частям. Только 18 июня после подхода подкреплений азербайджанские войска предприняли контратаку, отбросив противника на исходные позиции практически по всему периметру Агдама.

Не добившись успеха в районе Агдама, армянское командование перенесло усилия на мардакертское направление. Перебросив сюда мобильные танковые части из-под Агдама, карабахцы начали атаку на прикрытые минными полями азербайджанские позиции вокруг райцентра. После затяжных боев, сопровождавшихся значительными потерями, 26 июня карабахские части заняли Мардакерт.

Таким образом, к началу июля армянское командование сосредоточило на агдамском направлении основные силы 2-го армейского корпуса ВС Армении: 4 пехотных полка (до 6 тысяч военнослужащих), 2 танковых батальона (60 танков), 5 артиллерийских дивизионов (120 стволов артсистем), часть 1-го десантно-штурмового полка, вертолетную эскадрилью.

Задействовав имеющиеся силы, армянские войска предприняли в общей сложности 6 массированных атак с целью захвата Агдама. При этом они неоднократно входили в пределы городской черты, но были выбиты после уличных боев. Несмотря на упорную оборону, гарнизон города был поставлен в сложное положение из-за затяжного внутриполитического кризиса, развернувшегося в Баку. Личный состав был измотан многодневными боями и испытывал отсутствие подкреплений, нехватку боеприпасов. В результате воздействия всех факторов в ночь с 23 на 24 июля после 42 суток непрерывных боевых действий части агдамской бригады оставили город и отошли в северном и восточном направлениях.

Политический кризис негативно отразился на обороноспособности Азербайджана. Начатая в апреле мобилизация была сорвана, произошли очередные перемещения высшего командного состава МО и ГШ. И как результат — активизировался саботаж, массовым явлением стало уклонение от призыва в армию. Как показали дальнейшие события, ошибкой стало расформирование корпусного звена управления, в результате чего было нарушено руководство частями действующей армии.

Кроме того, отрицательным фактором при обороне Агдама и других населенных пунктов явилось вмешательство в оперативное планирование руководства «военной оппозиции», добившейся ряда ключевых государственных постов (прежде всего, это касается премьер-министра Сурета Гусейнова). Но самое главное — политический кризис негативно повлиял на морально-психологическое состояние личного состава. Из-за негативного настроя военное командование было вынуждено расформировать непосредственно в зоне боевых действий в общей сложности 33 батальона, контролировавшихся НФА.

Осуществляя мероприятия по урегулированию проблемы и стабилизации обстановки, руководство Азербайджана перебросило в южные районы дополнительные войска, вынужденно ослабив фронтовую группировку.

Подобным «козырем» не могло не воспользоваться армянское командование, которое возобновило наступательные действия. Применив принцип концентрации сил на направлении главного удара, армянская сторона вновь ввела в действие мобильные бронегруппы, ранее использовавшиеся в районах Мардакерта и Агдама. В соответствии с замыслом операции, предполагалось оккупировать Физулинский, Джебраильский районы Азербайджана, выйти к иранской границе у населенного пункта Горадиз, таким образом, отрезав Зангиланский и Губадлинский районы от остальной территории республики.

Одновременно 11 августа армянская армия начала наступление на райцентры Физули и Джебраил. При этом только на физулинском направлении было задействовано не менее одного танкового батальона (до 35 танков Т-72). По истечении нескольких суток боевых действий боевая устойчивость азербайджанских частей была нарушена ввиду отсутствия подкреплений и подвоза боеприпасов.

20 августа после боев армянские части заняли оборонявшийся ленкоранским батальоном райцентр Джебраил, ранее трижды переходивший из рук в руки.

22 августа под давлением армян части 160-го азербайджанского полка и физулинской бригады оставили г. Физули и одноименный район.

В конце августа после перегруппировки армянские части нанесли удар по сходящимся направлениям с территории Армении и Карабаха по Губадлинскому району Азербайджана. 31 августа райцентр Губадлы был взят, а северная часть района была занята ко 2 сентября. В стратегическом плане была ликвидирована сохранявшаяся в течение полутора лет угроза блокирования азербайджанской армией лачинского коридора.

К началу сентября армянские войска вышли на отдельных участках на расстояние 4–5 км от азербайджано-иранской государственной границы. В ответ турецкое военное командование развернуло вдоль границы с Арменией основные силы 3-й полевой армии (8-й, 9-й армейские корпуса), выдвинуло 12-ю и 13-ю механизированные бригады в сектор дислокации 127-й российской мотострелковой дивизии (Гюмри) и ввело повышенную степень боеготовности в авиационных частях. С своей стороны командование Группы российских войск в Закавказье провело командно-штабные учения 127-й мсд, на которых отрабатывались вопросы отражения турецкого наступления на территорию Армении.

Одновременно Иран развернул и привел в полную боевую готовность в западном секторе границы с Азербайджаном крупную войсковую группировку в составе 21-й пехотной дивизии регулярной армии, 31-й пехотной дивизии Корпуса стражей исламской революции, частей жандармерии и ВВС. После сосредоточения сил, переброшенных в короткие сроки автомобильным, железнодорожным транспортом и по воздуху, иранское командование начало проведение внеплановых учений «Соханд» южнее реки Аракс в непосредственной близости от района боевых действий.

Смена власти в Азербайджане в силу целого ряда причин не способствовала корректировке и сбалансированию российского подхода к армяно-азербайджанскому конфликту.

Военно-политическое давление на Азербайджан соответствовало стратегии РФ на южном геополитическом направлении и вновь вырабатываемой модели силовой реализации государственных интересов. Это обстоятельство вновь было использовано армянской стороной на завершающем этапе летне-осенней кампании.

В середине октября карабахские части начали очередное наступление на южном участке фронта в районе населенного пункта Горадиз, расположенного на иранской границе. Благодаря хорошей подготовке, 23 октября армянские части при поддержке 12 танков начали штурм Горадиза. Заняв этот важный транспортный узел, армяне отрезали Зангиланский и ранее неоккупированную часть Джебраильского и Губадлинского районов от остальной территории Азербайджана. Оставшиеся в окружении немногочисленные подразделения зангиланского полка не смогли удержать растянутую линию фронта. Нанеся удар со стороны Кафана и Мегри с территории Армении, армянские части при поддержке до 40 единиц бронетехники 28 октября заняли железнодорожную станцию Миндживан, а утром 1 ноября — райцентр Зангилан и прилегающие населенные пункты. Личный состав ополченцев (так называемого зангиланского полка) вынужденно отошел в Иран, переправившись вместе с некоторым количеством боевой техники и вооружением через реку Аракс.

Таким образом, за 8 месяцев 1993 года Азербайджан, пребывавший в состоянии перманентного внутриполитического кризиса, утратил в результате наступления карабахской армии контроль над территорией 6 районов общей площадью 14 тысяч кв. км. Боевые действия переместились за пределы нагорной части Карабаха в равнинную зону. К началу ноября фронт стабилизировался по линии восточнее Физули — восточнее Ходжавенд — восточнее Агдам — западнее Тертер — Муровдаг.

К концу 1993 года в зоне конфликта сформировалась качественно новая военно-политическая ситуация, связанная, прежде всего, с установлением сильной и компетентной власти в Азербайджане.

Чрезвычайными мерами, предпринятыми новым руководством во главе с Президентом Г. Алиевым, внутреннее положение республики было стабилизировано. Непримиримая оппозиция была нейтрализована, раскол общества преодолен, незаконные военизированные формирования различных политических группировок разоружены. Кроме того, властям удалось несколько утихомирить сепаратистское движение Талыш-Муганского региона, была восстановлена стабильность в районах расселения лезгин.

Вышеперечисленные факторы создали условия для активизации процесса создания боеспособных вооруженных сил Азербайджана. Были приняты следующие меры:

• обеспечено функционирование централизованной системы командования и управления;

• на постоянной основе введена современная организационная структура подразделений, частей и соединений;

• существенно улучшились службы тыла и снабжения. Усовершенствовалась тактика, развернулась интенсивная боевая подготовка войск в учебных центрах, на полигонах.

Одновременно была повышена боеспособность авиации, возросли ее возможности в нанесении ракетно-бомбовых ударов по противнику на поле боя. Возобновился процесс перевода кадровых офицеров — азербайджанцев из вооруженных сил России, Украины, Беларуси, других государств СНГ. Кроме того, с октября 1993-го по май 1994 года было осуществлено 4 призыва в армию.

Производились закупки техники и вооружения за рубежом, началось развертывание военного сотрудничества с другими государствами. Особенно это касалось Украины и Турции. Первой «ласточкой» стала закупка 40 танков Т-55, которые в сентябре-октябре 1993 года были переброшены транспортными самолетами Ан-124 «Руслан».

Расширилась подготовка национальных военных кадров в военно-учебных заведениях Турции. Существенно улучшилось морально-психологическое состояние личного состава вооруженных сил, укрепилась воинская дисциплина.

В результате всех предпринятых действий вооруженные силы Азербайджана, при сохранении ряда объективных проблем, впервые стали регулярными и боеспособными.

В конце осени 1993 года военно-политическим руководством республики были выработаны планы по проведению контрнаступления с целью освобождения части оккупированных территорий.

Со своей стороны, к ноябрю 1993 года вооруженные силы Армении в целом выполнили задачи летне-осенней наступательной кампании и приступили к оборудованию в захваченных районах полосы обеспечения и нескольких оборонительных рубежей для прикрытия территории НКР. Оккупированные районы рассматривались армянским руководством как буферная зона для ввода российских миротворческих сил.

Достигнутые успехи были обеспечены значительным напряжением сил и большими потерями, в результате чего Армения вступила в первую стадию военного истощения. В связи с этим очередной призыв осуществлялся силовыми методами, активизировались мероприятия по привлечению военных специалистов в национальную армию, предпринимались меры по закупке партий вооружения за границей (прежде всего, в России).

Обострившиеся осенью разногласия в военно-политическом руководстве привели к ряду отставок в высшем эшелоне силовых структур Армении (ушли помощник президента по национальной безопасности А. Манучарян, министр обороны В. Манукян, начальник Генерального Штаба генерал-лейтенант Н. Тер-Григорянц). Ключевые военные посты были заняты радикальными представителями так называемой карабахской группировки (министр обороны С. Саркисян и др.) и полевыми командирами, требовавшими дальнейшего продвижения вглубь Азербайджана. Под их давлением было принято решение возобновить наступление на южном участке фронта в направлении райцентра Бейлаган, где наблюдалась значительная концентрация беженцев из ранее оккупированных азербайджанских районов.

Уже 10 декабря 1993 года этот план начал воплощаться в жизнь. Поначалу все шло удачно, но, начиная с 15 декабря, азербайджанские войска приступили к последовательным контрнаступлениям сразу на 5 направлениях — физулинском, ходжавендском, агдамском, мардакертском и кельбаджарском.

Основной удар азербайджанские части наносили из района Бейлаган в направлении Горадиз, Физули. Боевые действия развернулись в степной зоне, и в этих условиях азербайджанские части прорвали оборону противника и начали продвижение вглубь Физулинского района под прикрытием огня ствольной и реактивной артиллерии.

Таким образом, к началу января 1994 года азербайджанцы заняли 11 населенных пунктов и участок азербайджано-иранской границы протяженностью более 40 километров.

8 января части 702-го полка, сломив сопротивление противника, с боями вошли в Горадиз, заняв поселок, железнодорожную станцию и стратегически важный Худаферинский мост через реку Аракс. К концу января азербайджанские войска, преодолевая возрастающее сопротивление армянских частей, вышли на подступы к райцентрам Физули и Джебраил, где, однако, были остановлены контратакой.

На центральном участке фронта в районах Ходжавенд и Агдам контрнаступление было остановлено, и существенных изменений в положении сторон не произошло. А вот в секторе Тертер — Агдере азербайджанские части заняли 3 населенных пункта и продвинулись к Сарсангскому водохранилищу, где были остановлены к 31 декабря контратаками карабахцев.

На северном участке фронта 20 января части 701-й азербайджанской бригады с боями перешли Муровдагский горный хребет через Омарский перевал и вошли в Кельбаджарский район. Им удалось достичь локальных успехов: занять 12 населенных пунктов и перерезать дорогу Кельбаджар — Агдере, однако после того, как на территорию района были выдвинуты оперативные резервы командования вооруженных сил Армении (части 555-го мотострелкового полка, 7-го гюмринского и 9-го эчмиадзинского укрепленных районов), переброшенные из-под Вардениса.

По азербайджанским данным, 21–22 января один из батальонов 9 УР попал в засаду в районе населенного пункта Чаплы и был разгромлен. По официальным азербайджанским данным, было уничтожено до 200 армянских военнослужащих. Значительные потери понесли также другие армянские части.

Однако уже с 13 февраля азербайджанцы, попав в тяжелейшие условия, без тыловой поддержки начали беспорядочное отступление на исходные позиции севернее Муровдагского хребта.

В период операции после продолжительного перерыва вновь активизировались ВВС Азербайджана. Авиация наносила ракетно-бомбовые удары по позициям, населенным пунктам, коммуникациям и маршрутам выдвижения резервов противника.

Азербайджанское наступление, несмотря на огромные потери, все-таки оказало воздействие на ход конфликта: были освобождены значительные участки ранее оккупированной территории, в результате взятия Горадиза восстановлено сообщение Азербайджана с Нахичеваном (через территорию Ирана).

Оперативная пауза второй половины февраля завершилась 3 марта срывом очередного соглашения о прекращении огня и переходом армянских войск в наступление на южном участке фронта по трем направлениям в районе г. Физули. Целью операции являлось восстановление контроля над транспортным узлом Горадиз и отвлечение азербайджанских сил от центрального участка фронта в связи с планировавшимся на этом участке наступлением. После нескольких попыток прорыва азербайджанской обороны армянские части с потерями отошли на исходный рубеж.

В апреле 1994 года военная ситуация в зоне армяно-азербайджанского конфликта резко обострилась. Армянскими военными была спланирована широкомасштабная военная операция, замысел которой состоял в прорыве обороны азербайджанской армии в районе г. Тертер, последовательном захвате этого населенного пункта, городов Барда, Евлах, отсечении северо-западного региона Азербайджана от остальной территории республики.

Ценой значительных усилий армянскому командованию удалось создать наступательную группировку сил. В стране была проведена скрытая мобилизация под видом очередного призыва и трехмесячных военных сборов офицеров запаса и студентов высших учебных заведений. В зону конфликта были переброшены: дополнительная техника, вооружение, боеприпасы, горючее, а также вновь сформированные части (эчмиадзинский полк, горисский, абовянский, гюмринский и другие батальоны), укомплектованные слабо обученным личным составом, в том числе военнослужащими старших призывных возрастов и сотрудниками милиции. При разработке плана операции армянское командование опиралось на разведывательную информацию о расположении азербайджанских сил, полученную из внешних источников, включая данные космической и радиотехнической разведок, предоставленные Россией.

Наступление началось в ночь на 10 апреля. Удары наносились по трем расходящимся оперативным направлениям из района Мардакерта к г. Тертер, а также западнее (сектор Полистан — Талыш) и южнее этого населенного пункта. На основном участке были введены в бой до 2 тысяч военнослужащих и 30 единиц бронетехники (из них 17 танков) из состава 83-й мотострелковой бригады и степанакертского мобильного полка, поддержанные огнем ствольной и реактивной артиллерии.

Несмотря на использование фактора внезапности, армянским войскам не удалось добиться расчленения боевых порядков азербайджанской армии, выйти на оперативный простор и создать условия для ввода в бой сил второго эшелона. Азербайджанское командование, опираясь на укрепленный район г. Тертер, организовало жесткую оборону, нанося контрудары и обеспечивая массированное огневое воздействие силами артиллерии, штурмовой авиации и боевых вертолетов на группировку войск противника.

В течение 16 апреля — 6 мая армянское командование, не считаясь с потерями, произвело 5 повторных попыток прорыва линии фронта, введя в бой 5-ю мотострелковую бригаду и отдельный мотострелковый батальон «Тигран Мец». Несмотря на постоянную переброску дополнительных сил, армянской стороне не удалось добиться перелома в свою пользу. Азербайджанские войска сохранили основные оборонительные позиции, отдельные тактические прорывы были блокированы и частично ликвидированы. Под контроль армян перешли ограниченные участки территории с несколькими населенными пунктами севернее г. Агдам и к западу от г. Тертер.

19 апреля азербайджанские части предприняли отвлекающий контрудар на южном участке фронта в физулинско-джебраильском секторе, разгромив отдельный разведывательный батальон вооруженных сил Армении. Были предприняты действия также и на других направлениях, в том числе в районе перевала Омар.

Начиная с 12 мая, активные боевые действия на линии боевого соприкосновения прекратились. Свертывание военных операций совпало по времени с резкой активизацией усилий России по прекращению огня, сопровождавшейся давлением на азербайджанскую сторону.

В марте была проведена операция Кавказского особого пограничного округа по полному закрытию российской границы с Азербайджаном силами четырех погранотрядов общей продолжительностью 20 суток. В результате, в конце апреля — начале мая в период развертывания армянского наступления обострилась ситуация на северной границе Азербайджана в районах компактного расселения лезгин.

В сложившихся условиях бакинское руководство было вынуждено пойти на прекращение огня в зоне боевых действий и согласиться на ведение переговоров по дальнейшему разрешению кризиса.

В течение года после заключения соглашения о прекращении огня между Арменией и Азербайджаном перемирие в зоне конфликта в целом соблюдалось. Возобновился переговорный процесс по политическому урегулированию конфликта, осуществляемый при активном участии третьих государств и международных организаций.

Продолжительные переговоры, сопровождавшиеся политическим маневрированием сторон конфликта и третьих заинтересованных сторон, к концу 1994 года выявили сложившийся тупик в процессе урегулирования. Такое положение сохраняется в зоне конфликта по сегодняшний день.

Оглавление книги


Генерация: 0.459. Запросов К БД/Cache: 0 / 0