Глав: 7 | Статей: 124
Оглавление
В 1991 году распался Советский Союз, громадная страна, занимавшая 1/6 суши. Произошла переоценка ценностей бывших «подчиненных», ставших независимыми субъектами международных отношений. Вспомнились старые обиды, появились претензии к соседям. Это вылилось в 6 крупных войн, 20 военных столкновений и сотню конфликтов на межэтнической и межконфессиональной почве. В книге представлен ясно изложенный и очищенный от идеологических наслоений обзор сведений, необходимых для понимания сути постсоветских конфликтов.

Грузино-абхазская война 1992–1993 годов

Грузино-абхазская война 1992–1993 годов

Формальным поводом для начала активных боевых действий стали события 23 июля 1992 года, когда на заседании I сессии Верховного Совета Абхазии было принято Постановление «О прекращении действия Конституции Абхазской АССР 1978 года». На этом же заседании было принято решение о восстановлении до принятия новой Конституции действия Конституции Абхазской ССР 1925 года, по которой Абхазия считалась независимой республикой и, согласно статьи 4-й которой, «объединялась с Грузией на основе договора». По сути, абхазское руководство возвращало свою страну к состоянию середины 1920-х годов.

На этом же заседании было решено и несколько принципиально важных вопросов — принято новое название государства — «Республика Абхазия», а также изменен национальный герб и флаг. Новый флаг «независимой Абхазии» был в тот же день поднят над зданием Верховного Совета в Сухуми.

В средствах массовой информации события 23 июля оценивались однозначно — ведущая российская телерадиокомпания «Останкино» объявила в вечерних новостях о провозглашении Республикой Абхазия полной независимости. Среди населения Абхазии не было человека, который трактовал бы то, что происходит, иначе.

Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе в связи с событиями в Абхазии прервал свою поездку по Западной Грузии и срочно вернулся в Тбилиси, где созванный 25 июля Госсовет признал недействительными решения Верховного Совета Абхазии от 23 июля.

Абхазский парламент несколько смягчил формулировки, но все карты смешали события 11 августа, когда в Западной Грузии «звиадистами» была захвачена миротворческая делегация. В полночь с 11 на 12 августа Эдуард Шеварднадзе выступил по республиканскому телевидению, сказав: «Я полагал, что и зло имеет свои пределы, но убедился, что оно беспредельно… Мы проявили великодушие перед всем миром, простили всех наших врагов, больше прощения не будет».

Тбилиси предъявил ультиматум тем, кто похитил и укрывал заложников в Абхазии, с требованием их немедленного освобождения. Срок ультиматума истек 13 августа, но заложники освобождены не были. Тогда министру обороны Грузии Тенгизу Китовани было поручено проведение операций по ликвидации преступных групп, охране дорог и освобождению заложников. При этом план действий ни для кого не был секретом в Грузии и был обнародован в СМИ еще 12 августа.

В ночь с 13 на 14 августа близ станции Ингири либо «звиадистами», либо российскими саперами (вопрос «авторства» этой несомненной провокации до сих пор открыт) был взорван железнодорожный мост, угроза возникла и для автомобильного моста — последней дорожной нити, связывающей побережье (Батуми, Поти, Сухуми) с Тбилиси. Медлить для грузин далее было невозможно, и утром 14 августа грузинские вооруженные формирования под командованием Тенгиза Китовани взяли под охрану переправы через Ингури и вступили на территорию Абхазии.

Однако фактически война началась в полдень 14 августа, когда Владислав Ардзинба обратился к населению республики (его выступление одновременно транслировалось по радио и телевидению и в течение всего дня повторялось в записи каждые 30 минут), призвав народ Абхазии на «отечественную войну» с «противником».

Утром же 14 августа появилось на свет Постановление Президиума Верховного Совета Абхазии «О проведении мобилизации взрослого населения и передаче оружия в полк Внутренних Войск Абхазии». По этому документу в армию призывались все мужчины от 18 до 40 лет включительно, а на базе полка в короткий срок должны были быть сформированы 5 батальонов по 500 человек.

Кроме того, Ардзинба обратился за помощью к внешним силам. Практически сразу о поддержке Сухуми заявила Чечня, руководители северо-кавказских республик и казачества. При этом дислоцированные в регионе российские военные части (в Сухуми, Нижних Эшерах и на аэродроме «Бомбора» близ Гудауты) по требованию Москвы соблюдали «строжайший нейтралитет» и были готовы дать отпор лишь в случае направленных против них «вооруженных провокаций с чьей бы то ни было стороны». (Забегая вперед, отмечу, что полного нейтралитета российским частям в конфликте достичь не удалось — отмечены многочисленные случаи прямого участия российских военнослужащих в боях.)

Первоначально успех сопутствовал грузинским войскам. Уже к середине первого дня войны они вошли в Сухуми, захватив правительственные здания, телецентр, важнейшие коммуникации. Правительство и Верховный Совет Абхазии были вынуждены переместиться в Гудауту.

15 августа грузины высадили морской десант в районе Гагр, потеснив в горы пытавшийся оказать сопротивление немногочисленный отряд абхазов.

Серьезной проблемой для абхазских вооруженных формирований стал недостаток тяжелого вооружения, который компенсировался только за счет противника. Так, первый танк абхазским ополчением был захвачен в первый же день войны, 14 августа 1992 года. Еще несколько единиц бронетехники было захвачено с 31 августа по 2 сентября 1992 года во время неудавшегося танкового прорыва грузинских войск в сторону города Гудауты. Более 40 единиц бронетехники стали трофеями абхазской армии после разгрома гагрской группировки грузин.

Однако дальнейшие события стали развиваться не по тбилисскому сценарию. Отступив из Сухума, абхазские части закрепились на левом берегу р. Гумиста, которая фактически обозначила линию Западного фронта. В тылу грузинских войск, в основном на территории Очамчирского района, образовался Восточный фронт, ставший очагом партизанского движения.

Важнейшим фактором стало зародившееся с первых же дней конфликта и набиравшее силу добровольческое движение в защиту Абхазии. Его состав был интернациональным — тут были кабардинцы, адыгейцы, черкесы, чеченцы, армяне, русские.

С каждым днем конфликт все более принимал характер настоящей войны, что стало неприятной неожиданностью для тбилисского руководства, рассчитывавшего, по всей видимости, на демонстрацию силы или на блицкриг.

По согласованию с Тбилиси Россия выступила с миротворческой инициативой. 3 сентября 1992 года в Москве состоялась встреча Бориса Ельцина, Эдуарда Шеварднадзе и Владислава Ардзинбы. Трудные переговоры завершились подписанием итогового документа, который предусматривал прекращение огня, вывод грузинских войск, обмен военнопленными, обеспечение возвращения беженцев, которых к тому времени насчитывалось уже несколько десятков тысяч человек, возобновление деятельности органов власти Абхазии на всей территории республики. Однако ни один пункт соглашения выполнен не был, грузинские войска продолжали оставаться на прежних позициях. Боевые действия возобновились.

2–6 октября был ликвидирован гагринский плацдарм. Грузинские войска были разбиты, а абхазские части вышли к российско-абхазской границе на р. Псоу, прорвав тем самым кольцо военной блокады вокруг Гудауты.

К концу 1992 года обострилась ситуация с высокогорным шахтерским городом Ткварчели, который с началом конфликта оказался практически отрезанным от остальной Абхазии. Связь с Гудаутой поддерживалась лишь при помощи гуманитарного воздушного коридора, но после того, как 14 декабря 1992 года грузинская сторона сбила вертолет с беженцами из блокированного города, всякая связь с внешним миром прервалась.

Ткварчельцы были спасены от голода и страданий беспрецедентной гуманитарной акцией МЧС России, проведенной только летом 1993 года.

Тогда же боевые действия резко интенсифицировались. Так, 2 июля на участке побережья Восточного фронта абхазы высадили морской десант. На Западном фронте, форсировав Гумисту, абхазские войска один за другим освободили населенные пункты правобережья севернее Сухума, подойдя к ближним подступам города.

Отчаянное положение, в котором оказались грузинские войска, вынудило российское правительство оказать давление на абхазскую сторону. 27 июля в Сочи было заключено соглашение о прекращении огня.

Однако 16 сентября 1993 года боевые действия возобновились. Они начались на Восточном фронте, где абхазские части атаковали грузинские позиции. Одновременно начались боестолкновения на Западном фронте, где абхазы смогли взять под контроль доминирующие над Сухумом высоты. Продолжая наступление, они 20 сентября полностью окружили город, 22-го — захватили аэропорт, 27 сентября Сухум пал, а находящийся там Эдуард Шеварднадзе спасся бегством. Президент Грузии по прямому указанию Бориса Ельцина с помощью Черноморского флота был вывезен из осажденного Сухуми.

Как это было, еще в декабре 1993 года рассказал корреспондент «Красной звезды» Владимир Пасякин: [49] «Черноморцам была поставлена задача — эвакуировать из Сухуми главу грузинского государства. На десантном корабле на воздушной подушке типа «Зубр». Обязанности командира на этом «летающем» корабле исполнял начштаба дивизиона капитан 3 ранга Сергей Кременчуцкий, старшим на борту был комбриг капитан 1 ранга Виктор Максимов. Однако в указанном месте и в указанный час «Зубр» дважды был встречен буквально шквалом огня. В то же время Шеварднадзе совсем другим путем покинул Сухуми. Была ли в этом случае утечка информации или же черноморцев специально подставили — время покажет».

Спустя 7 лет на страницах «Независимой газеты» (25 января 2000 года) ситуацию прояснил командующий береговыми войсками и морской пехотой ЧФ в 1987–1995 гг. генерал-майор Владимир Романенко: «В сентябре 1993 года Шеварднадзе отправился в Абхазию, решив на месте ознакомиться с ситуацией. Однако в результате активных действий абхазских вооруженных сил президент Грузии оказался блокирован на Сухумском аэродроме. Положение было критическим — аэродром был окружен со всех сторон «шилками», охрана Шеварднадзе из последних сил отбивала наступление абхазских вооруженных формирований.

За развитием ситуации внимательно следили в Москве: и Верховный главнокомандующий Борис Ельцин, и министр обороны Павел Грачев. Задача — обеспечить вывоз Шеварднадзе из Абхазии — была поставлена непосредственно Грачевым. Из Севастополя в срочном порядке вышел высокоскоростной десантный корабль «Зубр» на воздушной подушке под командованием капитана первого ранга Максимова. На корабле находилась рота морской пехоты, которую возглавлял полковник Корнеев. Руководил операцией непосредственно с командного пункта командующий флотом Эдуард Балтин, я находился рядом с ним.

В Сухуми в это время находилась рота ВДВ, но у нее к тому времени кончались боеприпасы и продовольствие, и она не могла оказать влияния на ситуацию. Планировалось, что воздушно-десантная рота выведет Шеварднадзе на берег и посадит на корабль. Естественно, все абхазские зенитные средства стояли вокруг аэродрома в ожидании взлета самолета Як-40 с Шеварднадзе на борту.

Надо сказать, что шум двигателей десантного корабля напоминает шум реактивного самолета. «Зубр» подошел ночью к берегу, и абхазы решили, что их атакует мощное российское авиационное соединение. Все средства ПВО были выведены на берег.

С корабля было видно сплошную линию огня, и к берегу подойти было невозможно. Корабль сделан из легко воспламеняемых сплавов и может получить пробоину, ведь стреляли прямой наводкой. «Зубр» несколько раз уходил обратно в море. Корабль все время менял направление ожидаемой высадки, кроме того, ночью его видно не было, слышно только мощный рев. Корабль всеми своими средствами вел огонь на поражение по берегу.

Абхазские формирования, не понимая, с кем ведут бой, то пытались отражать удары авиации, то препятствовали высадке морского десанта. Воспользовавшись отвлечением сил и средств абхазской ПВО, пилоты Шеварднадзе подняли Як-40 и на очень малой высоте над рекой вышли в море, развернулись, ушли в сторону Поти и сели под Кутаиси…

Абхазские военные по сей день недоумевают, как единственный корабль создал такую панику. Хотя ровно через год после этих событий мы с Балтиным побывали в гостях у Ардзинбы в Сухуми. Он достаточно тепло нас принимал, был очень серьезный разговор о событиях годичной давности. Так что своей жизнью Шеварднадзе обязан ЧФ».

Сухуми был взят с боями, и абхазы дошли до границы республики по реке Ингури, а большая часть мингрелов, без вины виноватых в том, что жили в восточных районах Абхазии, в панике бежали в Грузию. На этом 30 сентября 1993 года грузино-абхазская война, которая длилась 413 дней, завершилась.

По не уточненным данным, во время грузино-абхазского конфликта погибло 16 тысяч человек: 10 тысяч грузин и 4 тысячи абхазцев. К сведению — до войны в регионе проживало 537 тысяч человек.

По статистическим данным, на всей территории Абхазии в общей сложности погибло 3368 мирных жителей. Среди них 218 человек не грузинской национальности: 99 русских, 35 армян, 23 украинца, 22 грека, 18 евреев, 15 абхазцев, 4 азербайджанца, 1 эстонец и 1 молдаванин. Остальные 3150 по национальности грузины. [50]

Конфликт принес для руководства официального Тбилиси много неожиданностей. Никто, и, прежде всего, инициаторы похода — действовавший в тот период триумвират Шеварднадзе — Китовани — Иоселиани, не ожидали, что кампания не ограничится 2–3-дневными стычками с последующим подавлением абхазского сепаратизма, а завершится лишь через год поражением и беспорядочным бегством из Сухуми.

Поражение стало для Грузии едва ли не высшей точкой общественного разочарования, разрушившего последние надежды на ожидавшийся государственный и культурный ренессанс страны. Потеря Абхазии развенчала и другую, казавшуюся незыблемой константу общественного самосознания, — идею единой, неделимой, унитарной Грузии, в рамках которой виделась единственная возможность ее независимого существования.

Большой неожиданностью для грузин стала поддержка, оказанная Абхазии северокавказскими народами. Наконец, само военное поражение от абхазов, которых обычно третировали как меньшинство («вас всего 17 % в Абхазии и менее 1,5 % в Грузии»), больно ранило обостренное национальное самосознание грузин.

Чтобы объяснить себе и миру происшедшее, грузинами были пущены в ход различные пропагандистские трюки с целью принижения вклада в победу собственно абхазов.

Тем не менее война замерла на берегах реки, которую абхазы называют Ингур, а грузины — Ингури. С 1994 года в этой зоне находятся 1500 российских миротворцев. После начала миротворческой операции российских войск в пограничный Гальский район Абхазии вернулись 60–65 тысяч беженцев. В Грузии остались 100–120 тысяч беженцев, которые еще ждут возвращения в Абхазию.

Оглавление книги


Генерация: 0.119. Запросов К БД/Cache: 0 / 0