Глав: 7 | Статей: 124
Оглавление
В 1991 году распался Советский Союз, громадная страна, занимавшая 1/6 суши. Произошла переоценка ценностей бывших «подчиненных», ставших независимыми субъектами международных отношений. Вспомнились старые обиды, появились претензии к соседям. Это вылилось в 6 крупных войн, 20 военных столкновений и сотню конфликтов на межэтнической и межконфессиональной почве. В книге представлен ясно изложенный и очищенный от идеологических наслоений обзор сведений, необходимых для понимания сути постсоветских конфликтов.

Приложение Политико-правовая оценка событий 1989–1992 годов

Приложение

Политико-правовая оценка событий 1989–1992 годов

После провозглашения М. Горбачевым политики «перестройки» в СССР резко обострились как социально-экономические, так и внутриполитические отношения. Одним из проявлений этих тенденций стало сепаратистское движение в ГССР, направленное на выход из состава СССР. В ноябре 1989 года и в марте-июне 1990 года Верховный Совет ГССР принял ряд решений, которые отменяли законодательные акты, принятые в ГССР за советский период, после февраля 1921 года, среди которых Договор от 30 декабря 1922 года об образовании СССР. Это были шаги по одностороннему выходу из СССР. Упомянутыми выше решениями Верховный Совет Грузии упразднял Юго-Осетинскую автономную область, образованную в 1922 году на основе Советского законодательства.

Решения Верховного Совета ГССР были прямым нарушением Конституции СССР, нарушением суверенитета СССР. Грузия превысила свои полномочия и, грубо проигнорировав соответствующие юридические процедуры, фактически вышла из состава СССР в нарушение Конституции СССР, в том числе и Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом Союзной Республики из СССР» (№ 1401-1 от 03.04.1990 г.).

Этим сепаратистским актом Тбилиси поставил себя вне легального правового поля, которое на то время обеспечивалось исключительно Конституцией Союза ССР — единственного признанного субъекта международного права.

Эти же решения поставили Южную Осетию вне правового пространства Грузии, поскольку в числе других отменялся и «Декрет об образовании Юго-Осетинской автономной области» — единственный документ, по которому Южная Осетия была в составе Грузинской ССР, «де-факто» являвшейся федерацией.

В Южной Осетии, просчитывая тенденции политики грузинского правительства, 19 июня 1990 года, на Тринадцатой Сессии областного Совета приняли постановление, в котором предупреждали о том, что: «В случае отмены актов Ревкома от 16 февраля 1921 года и 24 марта 1921 года, это решение будет однозначно расценено как шаг, направленный на выход из СССР, в нарушение Закона СССР о порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР».

Несмотря на то что в 1989 году срок полномочий депутатов Областного Совета Южной Осетии истекал, Верховный Совет Грузии в нарушение действующего законодательства оттягивал назначение новых выборов. Расчет был в том, что, отменив советские законы, и с ними Закон об образовании Юго-Осетинской автономной области, Тбилиси намеревался провалить выборы депутатов нового созыва и таким образом лишить народ Южной Осетии всякой возможности законного волеизъявления.

Чтобы обеспечить в этих условиях свои политические права, в полном соответствии с демократическими процессами в СССР, XII чрезвычайная сессия народных депутатов Юго-осетинской автономной области, выражая волю народа Южной Осетии на реализацию демократических прав и свобод, 10.11.1989 г. приняла решение о преобразовании Юго-Осетинской автономной области в Автономную республику в составе ГССР и обратилась к Верховному Совету Грузии с просьбой рассмотреть на сессии это решение. Ни о каком нарушении территориальной целостности ГССР не было и речи!

Однако Президиум Верховного Совета ГССР, даже не вынося вопрос на Сессию Верховного Совета, отменил это решение. Сессия Верховного Совета Грузии образовала специальную комиссию по изучению статуса Юго-Осетинской автономной области и, как известно, отменила вообще автономию Южной Осетии, тем самым вновь нарушив Конституцию СССР (ст. 71, 87).

Националистические силы Грузии во главе со З. Гамсахурдия действовали в унисон с официальными властями Грузии.

Грузинское национальное движение, взявшее курс на выход из СССР и создание национального государства, активно и целенаправленно стало внедрять в сознание своего народа идеи исключительности, «богоизбранности» грузинской нации, мысль о «коренном» и «некоренных» народах, о «гостях» и «оккупантах». Земля, ее богатства, вода, даже воздух, объявлялись собственностью только грузин. Активно стал пропагандироваться лозунг «Грузия — для грузин», раздавались призывы к изгнанию или огрузиниванию негрузин, призывы к выселению из Грузии инородцев, если они посмеют иметь более двух детей, призывы к ликвидации автономии.

В ноябре 1988 года Совет Министров Грузинской ССР принял противоречащее Конституции СССР постановление о введении на всей территории Грузинской ССР делопроизводства только на грузинском языке. Это в одночасье превращало население Южной Осетии (кроме грузин) в неграмотных людей, поскольку образование в Южной Осетии получали на русском языке и, соответственно, делопроизводство осуществлялось также на русском языке. Ни один негрузин в Южной Осетии не мог вести делопроизводство на грузинском языке, что совершенно не учитывалось авторами постановления.

С мая 1989 года развернулась настоящая информационная война против осетин. Лидеры различных национальных движений и партий Грузии, деятели науки, культуры, соревнуясь в подборе оскорбительных выражений в адрес осетин, через средства массовой информации и митинговщину усиленно внедряли в сознание обывателя образ врага грузин в лице осетин. Стал раздуваться миф о «пришлости» осетин, «гостях, засидевшихся на грузинской земле», которых «надо вымести грузинской метлой». Южную Осетию переименовали в «так называемую Южную Осетию», или «Самачабло», или «Цхинвальский регион».

23 ноября 1989 года многотысячная колонна «демонстрантов» (свыше 30 тысяч человек) на более чем 400 автобусах и легковых машинах из Тбилиси и других населенных пунктов Грузии подошла к столице Южной Осетии Цхинвалу якобы для проведения «мирного митинга». Как выяснилось впоследствии, подавляющее большинство «митингующих» было вооружено различными видами стрелкового оружия. Следует отметить, что предварительно, согласно распоряжению МВД ГССР, у населения Южной Осетии было изъято зарегистрированное нарезное и гладкоствольное охотничье оружие, которое было передано на хранение в районные и городской отделы УВД Южной Осетии, а впоследствии было вывезено в Грузию. Кроме того, со склада вооружения УВД ЮОАО в мае 1989 года было вывезено все служебное оружие на склады вооружения МВД ГССР. Разоружив правоохранительные органы Южной Осетии и вооружив приезжих «митингующих», а также местное грузинское население, грузинские националисты и потворствующие им коммунистические власти Тбилиси предприняли первую попытку силового захвата власти в Южной Осетии.

Жители г. Цхинвала преградили дорогу приезжим «демонстрантам» из Тбилиси. Противостояние продолжалось сутки. Не сумев войти в город, грузинские боевики взяли его в кольцо блокады, длившейся более 5 месяцев.

За это время боевики различных грузинских вооруженных формирований и прикомандированные в Южную Осетию части грузинской милиции творили на дорогах и в селах Южной Осетии бесчинства, сопровождаемые бесчеловечной жестокостью.

Вот всего один пример: 16 декабря 1989 года вечером в селе Чех (Кехви) Цхинвальского района Южной Осетии наряды грузинской милиции останавливали транспортные средства, высаживали граждан осетинской национальности и передавали их в руки экстремистов. Захватив таким образом 16 человек, они подвергли их нечеловеческим пыткам: избивали, загоняли в ледяную воду, заставляли голыми ползать по снегу, срезали усы и заставляли их глотать.

В результате этой блокады 6 человек были убиты, более 400 получили телесные увечья, из них 170 — тяжелые. Экономический ущерб Юго-Осетии превысил 15 млн рублей (в ценах 1989 г.). Свыше 2000 человек из пострадавших осетинских сел стали беженцами.

Многократные обращения народа Южной Осетии к руководству СССР, Съезду народных депутатов СССР, руководству Грузии дать политическую оценку этим событиям остались без внимания.

В то же время средства массовой информации Грузии продолжали настоящую идеологическую агрессию против осетинского народа и автономной области. На полной дезинформации и фабрикации фактов были построены почти все последующие теле— и радиопередачи, публикации в газетах. Особенно усердствовали газеты «Комунисти», «Заря Востока», «Ахалгазрда Комунисти», «Литературули Сакартвело» и др. Делалось все для дискредитации осетин в глазах мировой общественности.

В Тбилиси проводились различные акции (митинги, «голодовки»), направленные на ликвидацию автономии Южной Осетии. В них участвовали и привозимые из Южной Осетии женщины грузинской национальности (состав их периодически менялся и обновлялся).

Обстановка еще более накалилась с приходом к власти в Тбилиси в сентябре 1990 года националистов во главе со З. Гамсахурдией. Провозгласив независимость Грузии, грузинские националисты открыто повели борьбу против автономных образований на территории ГССР. В этих условиях 20 сентября 1990 года XIV сессия Совета народных депутатов Юго-Осетинской АО всех уровней приняла решение о преобразовании Юго-Осетинской автономной области в Юго-Осетинскую советскую демократическую республику. Были приняты Декларация о национальном суверенитете и Постановление о действии Конституции СССР на территории Южной Осетии. 16 октября 1990 года сессия депутатов всех уровней назначила выборы в Парламент Южной Осетии на 9 декабря 1990 года.

9 декабря состоялись выборы в Верховный Совет Республики Южная Осетия, в которых приняли участие 72 % избирателей. 11 декабря Верховный Совет Республики Грузия принял решение об упразднении Юго-Осетинской автономной области. Данное решение не имело юридической силы, поскольку была нарушена Конституция СССР (ст. 71, 87) и не было санкционировано Верховным Советом СССР, что было отмечено в Указе Президента СССР М. Горбачева от 7 января 1991 года и в постановлении Верховного Совета СССР.

17 марта 1991 года в СССР проводился референдум о сохранении СССР. Грузия отказалась проводить референдум и этим самым окончательно поставила вне закона правовые основания своего существования. В Южной Осетии референдум о сохранении СССР был проведен, и на нем из 72 % принявших участие в голосовании 97 % проголосовали за сохранение СССР. С этого момента притязания Грузии на Южную Осетию не имели никаких законных прав. Спустя две недели, 31 марта 1991 года, в Грузии был проведен свой референдум о независимости. Южная Осетия в этом референдуме не участвовала.

Таким образом, после референдума СССР (17 марта 1991 г.) и референдума Республики Грузия (31 марта 1991 г.) не может быть никаких правовых аргументов для вхождения Южной Осетии в состав сепаратисткой Грузии. Эти референдумы завершили правовое оформление статуса Южной Осетии в составе СССР и вне Республики Грузия. Результаты референдума СССР не могут быть отменены и оспорены, поскольку с декабря 1991 года СССР не существует.

В декабре 1991 года в результате соглашения в Ново-Огарево СССР перестал существовать. Конституция СССР, в правовом поле которой находилась Республика Южная Осетия, была отменена.

В этих новых условиях Сессия Верховного Совета Республики Южная Осетия 21 декабря 1991 года приняла «Декларацию о независимости Республики Южная Осетия».

19 января 1992 года в Южной Осетии был проведен второй референдум, на котором 99 % из 70 % принимавших участие в голосовании высказались за независимость Республики Южная Осетия и воссоединение с Россией как с правопреемницей СССР.

В ответ на попытки осетин сохранить свою независимость от сепаратистской Грузии и остаться в составе СССР руководство Грузии развернуло вторую по счету широкомасштабную вооруженную агрессию против Южной Осетии. 6 января 1991 года в 4 часа утра по сговору с руководством внутренних войск МВД СССР, находившихся в Цхинвале, около 6 тысяч человек грузинских милиционеров и переодетых в милицейскую форму уголовников, выпущенных для этой цели из тюрем Грузии, вошли и оккупировали большую часть столицы Южной Осетии, заняли все основные объекты жизнеобеспечения. Были блокированы все дороги, ведущие в г. Цхинвал. 7 января в разных районах г. Цхинвала грузинские «милиционеры» открыли огонь по безоружным людям. 4 мирных жителя погибли, а десятки были ранены.

В это же время «Независимый союз энергетиков» Грузии отключил в 25-градусные морозы электроэнергию для Южной Осетии. В результате, от переохлаждения в период с января по февраль 1991 года в Цхинвальском пансионате для престарелых умерло 29 человек. В родильном доме г. Цхинвала по этой же причине скончались 8 младенцев.

За период с января по апрель 1991 года 7 раз был взорван водопровод, идущий в Цхинвал через села, оккупированные грузинской «милицией».

Пропаганда насилия над осетинами была возведена в ранг государственной политики. В полном объеме началось массовое физическое уничтожение осетин. Этим самым возможности политического компромисса в грузино-осетинских отношениях были сведены Грузией на нет. Новый этап этнических чисток длился с 1991-го по июль 1992 гг. и поставил южных осетин перед проблемой выживания как этноса.

Широкомасштабная агрессия Грузии была направлена именно против мирного населения Южной Осетии. Встретив отпор со стороны территориальных сил самообороны в г. Цхинвале, 9 января 1991 года грузинские бандформирования были вынуждены покинуть пределы города. Но далеко они не ушли. Заняв позиции на подступах к городу и на господствующей Присской высоте, «соколы» Гамсахурдии в течение нескольких месяцев из различных видов тяжелого вооружения (танки, бронемашины, гаубицы, минометные установки, ракеты) в упор расстреливали жилые кварталы столицы Южной Осетии, наводя ужас на мирное население. В результате этих обстрелов полностью разрушено множество жилых домов и даже целый квартал (Армянская ул.) в г. Цхинвале.

Погибло и было ранено огромное количество мирного населения, в основном — женщины и дети, причем часть из них была сражена пулей грузинских снайперов, окопавшихся на господствующих высотах.

В результате этой бойни в г. Цхинвале во дворе средней школы № 5 появилось новое кладбище, так как люди были лишены даже такой возможности, как похоронить погибших на городском кладбище, из-за его постоянного обстрела. Это кладбище, где похоронены десятки мирных жителей, в том числе старики и дети, павших от рук грузинских боевиков, наряду с сожженными осетинскими селами, является одним из свидетельств геноцида осетинского народа.

Не менее жестоким оказался террор, организованный властями Грузии в отношении жителей Цхинвальского, Знаурского и Ленингорского районов Южной Осетии. Вот всего несколько примеров, свидетельствующих об особой жестокости грузинских «демократов».

В ходе грузинской агрессии в Южной Осетии полностью или частично сожжено 117 осетинских сел. Это — Мамитыкау, Свер, Арцев, Отрев, Б. Патиаури, Белот, Н. Монастер и другие.

Расправа «соколов Гамсахурдии» над мирными жителями осетинских сел поражала своей жестокостью. Весьма показательна расправа, учиненная над жителями осетинского села Хелчуа. Четыре дня грузинские боевики осаждали это село. Мужчины Хелчуа защищались, но когда кончились патроны, они ночью забрали детей, женщин, способных идти стариков, а тех, кто не мог, взяли на руки и через лес ушли в Цхинвал. Но несколько самых пожилых жителей села отказались покидать свои дома, понадеявшись на древнюю традицию горцев — особо уважать и чтить стариков. Но их надежды не оправдались. Грузинские боевики подвергли зверскому избиению и пыткам Нину Бестаеву, Сергея Хугаева и Германа Кисиева. А потом расстреляли их. Разграбили и сожгли село. В живых остались лишь несколько стариков. Среди них 95-летняя Текле Казиева, у которой, чтобы снять кольцо, отрезали палец…

16 февраля 1991 года грузинская вооруженная группа неформалов из соседнего села Бершуети напала на пастухов села Цинагар Ленингорского района Южной Осетии с целью угона скота. На помощь пастухам поспешили на грузовой машине односельчане. Но они попали в засаду, и бандиты расстреляли их в упор. В результате были убиты 7 человек.

18 марта 1991 года близ села Еред грузинские боевики заставили сойти с рейсового автобуса, направлявшегося в Цхинвал, 12 осетин. После жестоких пыток их захоронили живыми в районе села Еред. Долгое время они считались без вести пропавшими, из анонимных источников стало известно место их захоронения. 25 сентября 1993 года туда выехали сотрудники МВД и прокуратуры Республики Южная Осетия и в присутствии представителей правоохранительных органов Республики Грузия, а также близких и родных погибших осуществили эксгумацию останков погибших. С помощью родных и близких были установлены личности погибших.

9 апреля 1992 года грузинская вооруженная группа из соседнего грузинского села совершила вооруженное нападение на село Зонкар, ограбила дома у всех осетин. Валиева Адама Савельевича, 1911 года рождения, расстреляли дома. У них скрывались и соседки Кокоева-Валиева Нина Ревазовна, 1911 года рождения, и Гобозова-Валиева Тамара Богдановна, 1920 года рождения. Озверевшая банда снаружи закрыла дверь и подожгла дом. Так были сожжены живыми Тамара и Нина и неостывший труп Адама.

В мае 1992 года, после прихода к власти Э. Шеварнадзе, война против Южной Осетии приняла особо жестокий характер. Против Южной Осетии были брошены регулярные вооруженные силы — республиканская гвардия Грузии с тяжелой военной техникой. Боевыми действиями руководило военное ведомство Грузии.

12 мая 1992 года грузинские вооруженные формирования ворвались в осетинское селение Прис. Было убито 8 жителей села, 2 из них раздавлены БМП. 120 человек доставлены в больницу, 15 из них скончались. Более 500 жителей села были вынуждены покинуть свои дома.

20 мая 1992 года было совершено одно из самых чудовищных преступлений против осетинского народа. На Зарской дороге, которая в период блокады и войны стала для осажденного Цхинвала единственной «дорогой жизни», грузинские экстремисты устроили засаду и в упор расстреляли колонну машин, которые везли мирных безоружных людей из Цхинвала в Северную Осетию. Погибло 33 человека, более 30 получили тяжелые ранения. Среди погибших было 19 женщин, детей и стариков, большинство раненых — женщины и дети, в том числе 4-летний мальчик, мать которого там же и погибла. Правоохранительные органы Грузии до сих пор ничего не предприняли для выявления лиц, совершивших это чудовищное преступление.

В результате агрессии пострадали не только 117 осетинских сел. Большинство сел в Южной Осетии со смешанным грузино-осетинским населением превращены в чисто грузинские. Это такие селения, как Чъех (Кехви), Ачабет (Ачабети), Курта, Тамарес (Тамарашени), Еред (Ередви), и многие другие. Осетинское население этих сел вынуждено было бежать в поисках укрытия в Северную Осетию.

Переводя политический конфликт в русло осетино-грузинских межэтнических отношений и устроив бойню мирного осетинского населения, руководство Грузии преследовало далеко идущие цели, логика которых сводится к следующей формуле: нет осетин — нет проблем.

С вводом миротворческих сил приостановилась кровавая бойня в Южной Осетии, наступила относительная стабилизация обстановки.

Не менее жестокой оказалась расправа грузинских национал-экстремистов над мирным осетинским населением Грузии. Десятки тысяч осетин, проживающих в Хашурском, Боржомском, Карельском, Горийском и Каспском районах, а также в городах Тбилиси и Рустави, были репрессированы и изгнаны из своих домов. Не менее тысячи из них были убиты или зверски замучены.

Вот всего несколько примеров, иллюстрирующих зверства грузинских бандформирований в осетинских селах Грузии.

Во второй половине 1990 года 22 осетинских села Боржомского района (Мачарцкали, Цинубани, Вардевани, Гвердисубани, Айдарово, Одети, Гинтури, Гуджарети, Цителисопели и др.), были блокированы грузинскими бандформированиями. Выехать из сел было невозможно. Стали приезжать эмиссары Звиада Гамсахурдия шантажировать население.

В ночь на 4 апреля 1991 года в селе Гвердисубани, вооруженные звиадисты устроили террор. Зверски убили пожилую женщину Тамару Плиеву. Остальным удалось бежать в лес и укрыться там. 6 апреля 1991 года вооруженные звиадисты ворвались в село Гуджарети. В темноте большая часть населения опять укрылась в лесу, а остальные были жестоко избиты. Это — 70-летние ветераны Великой Отечественной войны Битаров Граф и Иван Турманов, Томаев Северян, Каджаев Михаил, Кочиев Шалико, Калоев Сергей, Плиев Ростом, в постели избили 90-летнюю Екатерину Плиеву, ее сноху Кочиеву Аграфину они пытали, стараясь перепилить ей руку. Такие налеты проводились периодически во всех селах. Под прикрытием автоматчиков в осетинские села хлынули мародеры, на КАМАЗах увозили нажитое годами имущество, угоняли скот. Затем осетинскому населению объявили ультиматум — покинуть дома в течение 24 часов, иначе всех перестреляют.

Не найдя другого выхода, в марте 1991 года, оставив все нажитое, пешком, через горные перевалы, где в это время года снег достигает 1,5–2-метровой глубины, все население 9 осетинских сел было вынуждено перебраться в Армению, а оттуда — во Владикавказ.

Несколько месяцев подряд из осетинских сел вывозили награбленное, разбирали и вывозили дома, скот. Покончив с имуществом, дошли до такой низости, что разграбили кладбища, растащили памятники и надгробные камни.

Более 1000 человек, проживающих в этих деревнях, были ограблены, у них отняли жилье, имущество, скот, все средства существования, и такое произошло не только в этих деревнях. Число беженцев за это время достигло более 65 тысяч человек.

Не преувеличивая, можно сказать, что грузинскими бандформированиями наводился нацистский порядок убийствами, насилием, жестокими избиениями стариков и женщин, грабежом и мародерством. Они жгли дома и целые села, угоняли скот, изгоняли жителей, уводили заложников, в числе которых оказывались даже дети. Избиениям и репрессиям нахлынувшие «блюстители порядка» подвергали даже те грузинские семьи, которые из чувства дружбы, родства или соседства, просто из добрых человеческих чувств прятали у себя осетин, с кем долгие годы жили на этой земле в мире и согласии.

28 февраля 1991 года жителя села Цвери-2 Карельского района осетина Валишвили Вильгельма Георгиевича, 1930 года рождения, захватила группа вооруженных грузин из 7 человек во главе с Бурджанадзе Паатой в селе Соголашени того же района. Его связали колючей проволокой, голову прижали к ногам, руки пропустили под ногами и так повезли в село Урбниси. Там его зарезали на могиле некоего Мгебришвили.

По дороге захватили жителя с. Цвери осетина Пухашвили Сослана Ильича, 1942 года рождения. Его также связали подобным же образом и зарезали в селе Урбниси на могиле некоего Нанеишвили.

24 июня 1992 года Элиаури Дато в селе Меджврисхеви задержал Дудаева Мелитона, 1928 года рождения и отрезал у него уши, нос, вырезал язык, пытал паяльной лампой и затем умертвил. Труп обменял на быка и двух коров.

По всей Грузии молодые парни осетинской национальности были поставлены перед необходимостью выбора между жизнью или смертью. Жизнь гарантировалась только тем из них, кто «добровольно» соглашался вступить в ряды грузинских карательных отрядов, направляемых в Южную Осетию для расправы над мирными жителями. В случае отказа молодого человека осетинской национальности немедленно расстреливали. Не имея другого выхода, многие из них вступали в ряды грузинских бандформирований и уже в Южной Осетии перебегали на осетинскую сторону.

В действиях против осетин, проживающих в Грузии, предельно обнажились истинные намерения руководства Грузии. Дело в том, что данная часть осетин, даже в местах своего компактного проживания, например, в Гуджаретском ущелье Боржомского района, ни разу за все время пребывания на этой земле не выдвигала никаких политических требований и никогда не брала в руки оружия, напротив, они хотели жить в своих домах и быть гражданами Грузии. Уничтожая, калеча и терроризируя мирное осетинское население этих районов, власти Грузии ставили перед собой задачу физического уничтожения осетин.

Большинство осетинского населения Грузии, как было отмечено выше, бежало в Северную Осетию. Однако определенная их часть была вынуждена остаться и приспособиться к новым политическим условиям.

На фоне широкой антиосетинской кампании в Грузии продолжался процесс интенсивного «огрузинивания негрузин». Вот один из образцов такого решения об «огрузинивании» осетин:

«РЕШЕНИЕ

Хашурского райисполкома Совета народных депутатов № 296 от 26 мая 1990 года

Исполком райсовета народных депутатов Хашурского района вынес решение об исправлении осетинских и армянских фамилий. Жители Хашурского района грузинской национальности, носящие осетинские и армянские фамилии (Цховребашвили, Кулумбеговы, Микоян, Шавердян и др.), обратились в историко-архивный институт Академии Наук ГССР им. Джавахишвили. Институт отмечает, что лица, носящие перечисленные выше фамилии, — грузины, и рекомендуется им первоначальная форма фамилии.

По данным историко-архивного института Академии наук ГССР им. Джавахишвили и по просьбе этих лиц, райсовет народных депутатов Хашурского района ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. В метрических выписках перечисленным лицам обозначить национальность грузин. Фамилии Кулумбеговы — Кулумбегашвили, Микоян — Микашвили и т. д. А Цховребашвили вернуть по желанию форму Цховребули, Шавердян — Шавердашвили.

2. Паспортному столу Хашурского управления внутренних дел оказать помощь в получении паспортов на новые фамилии.

3. С решением ознакомить все районы и райсоветы для продолжения аналогичной работы.

Председатель исполкома А. Данелия».

Пример Хашурского района был подхвачен всей Грузией. Эта практика не нова, и уходит корнями в советское время. За период с 1926 по 1979 гг. в Грузии насильственно были огрузинены более 100 тысяч представителей других национальностей (из статьи В. Гуджабидзе в газете «Литературули Сакартвело» от 13.01.89 г.).

А вот пример другого рода. Коренная жительница Карельского района Зоя Кодалаева с 1974 года работала преподавателем математики и труда в Карельской средней школе № 1. 4 марта 1991 года постановлением, принятым собранием педагогов и по приказу школьной администрации, она была освобождена от работы. Текст приказа об освобождении содержит непредставимую для нашего времени формулировку: «Освободить от занимаемой должности Зою Сергеевну Кодалаеву с 4 марта 1991 года за то, что она осетинка по национальности и проживает в осетинской семье. Основание: решение общего собрания педагогов и технического персонала школы от 4 марта 1991 года (акт № 1)».

Под приказом стояла подпись директора Карельской средней школы № 1 Фр. Сванидзе.

По этому же приказу в этой же школе были освобождены еще 6 педагогов-осетин: Руизан Элиозовна Пилишвили, Нино Владимировна Губаева и другие.

Переведя конфликт из политической сферы в сферу межнациональных отношений, создав невыносимые условия для жизни по всей Южной Осетии (экономическая, политическая, информационная блокада), уничтожая осетин в Грузии и Южной Осетии, руководство Грузии совершило тягчайшее преступление против человечности. Это преступление является геноцидом осетинского народа. Борьба осетинского народа против грузинских неофашистов носила национально-освободительный характер.

Наряду с моральным ущербом осетинскому народу был нанесен значительный материальный ущерб, общая сумма которого составляет 34,2 млрд рублей в ценах 1992 года.

Учитывая условия, при которых велись расчеты, отсутствие полной информации о масштабах ущерба, а также резкие инфляционные процессы за прошедшие годы, сумма ущерба по ценам 2005 года составляет около 516,3 млрд рублей, в том числе:

? Число убитых составляет более 1000 человек по Южной Осетии (т. е. более 1 % от общего населения Южной Осетии) и столько же по Грузии.

? Число раненых составляет 3,5 тысячи человек (т. е. более 3,5 % от общего населения Южной Осетии). Пропали без вести более 120 человек. Более 20 тысяч осетин были вынуждены бежать из Южной Осетии в Российскую Федерацию, около 100 тысяч осетин бежали из Грузии.

? Полностью или частично сожжено и разгромлено 117 из 365 осетинских сел. В г. Цхинвале сожжено 2 тысячи домов. В г. Цхинвале повреждено 1800 жилых домов во время обстрела города. В селах повреждено 39 зданий и сооружений в общественных хозяйствах.

? Поголовье крупного рогатого скота на 1.01.90 г. составляло 27,1 тысячи голов, а на конец 1992 года осталось всего 6 тысяч голов. Свиней из 9,3 тысячи голов осталось только 300 голов. Количество птиц составляло 125 тысяч. Они почти полностью расхищены. В кролиководческом совхозе все поголовье 10,5 тысячи расхищены.

? Площадь орошаемых земель на 1.01.90 г. составляла 11 554 га, а в 1991–1992 гг. орошаемых земель — только 700 га.

? Из АТП угнано 140 единиц транспортных средств.

? По всей территории РЮО выведено из строя 137,5 тысячи кв. метров жилплощади.

? Разрушено:

• 25 общеобразовательных школ;

• 36 детских учреждений;

• 23 медицинских учреждения;

• 27 объектов торговли;

• 31 объект культуры, среди них здание Государственного драматического театра Южной Осетии;

• 45 объектов сельского хозяйства;

• 272 административных и общественных здания и сооружения;

• 21 объект производственного назначения.

? Выведено из строя 72 км дорог, 3 моста, 226 км линий электропередач.

Основываясь на неопровержимых фактах, свидетельствующих об имперской агрессии Грузии 1989–1992 гг., направленной на уничтожение осетин на территории Южной Осетии и Грузии, и следуя духу и букве принятой ООН Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказания за него (9 декабря 1948 г.) Парламент Республики Южная Осетия констатирует:

• демократическое движение в Южной Осетии было направлено против сепаратизма Грузии и на достижение законного права народа Южной Осетии на самоопределение;

• преступив цели и принципы Устава ООН, и в частности то, что все государства воздерживаются от угрозы силой или ее применения против политической независимости любого государства несовместимым с целями ООН, Грузия стала проводить политику массового истребления осетинского народа, выселяя его с мест постоянного проживания, грабежей и насилия, захвата имущества, убийств с особой жестокостью женщин, детей и стариков, пыток и других варварских действий, попирающих человеческое достоинство;

• осетинскому народу было отказано в праве на существование, что противоречит всем принципам международного права, нравственному закону. Действия руководства Грузии повлекли за собой потери для человечества, потому что физическое уничтожение любого народа — это уничтожение части рода людского. Другими словами, это «преступление против человечности».

В Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказания за него от 9 декабря 1948 года под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу:

• убийство членов такой группы (ст. 2 п. 1 пп. 1);

• причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы (ст. 2 п. 1 пп. 2);

• предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее (ст. 2 п. 1 пп. 3);

• меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы (ст. 2 п. 1 пп. 4).

Исходя из вышеизложенного, Парламент Республики Южная Осетия ПОСТАНОВЛЯЕТ:

• Признать события 1989–1992 гг. национально-освободительной борьбой народов Южной Осетии против грузинского национал-шовинизма и сепаратизма.

• Признать действия руководства Грузии против народов Южной Осетии, а также против осетин, проживающих в Грузии, в период с 1989 по 1992 гг. имперской агрессией, основанной на идеологии фашизма.

• Признать действия руководства Грузии против народов Южной Осетии и осетин, проживающих в Грузии, в период с 1989 по 1992 гг. геноцидом.

• Признать территории Республики Южная Осетия (в пределах границ бывшей Юго-Осетинской АО), временно находящиеся под контролем Грузии, зоной оккупации.

Парламент Республики Южная Осетия обращается к мировому сообществу, ко всем демократическим силам мира с просьбой:

• признать геноцид осетинского народа, осуществленного в 1989–1992 гг.;

• признать международную правосубъектность РЮО;

• применить все законные средства для прекращения провокационных действий с грузинской стороны, направленные на дестабилизацию обстановки в Южной Осетии, и снятия непрекращающейся экономической блокады.

Парламент Республики Южная Осетия требует от Республики Грузия:

• признать геноцид южных осетин в Южной Осетии и Грузии в период с 1989 по 1992 гг.;

• возместить моральный и материальный ущерб, нанесенный осетинскому народу в ходе агрессии 1989–1992 гг.;

• принять необходимые меры по созданию условий для восстановления беженцев в их правах с полным возмещением нанесенного им материального и морального ущерба.

Парламент Республики Южная Осетия

26 апреля 2006 года

СОГЛАШЕНИЕ

между Н. Саркози и Д. Медведевым от 8 сентября 2008 года

1. Вывод вооруженных сил из зоны конфликта

1.1.Вывод всех российских вооруженных сил с 5 наблюдательных постов на линии от Поти до Сенаки включительно максимум в течение 7 дней.

1.2.Полный вывод российских вооруженных сил из зон, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии, на линию, предшествующую началу боевых действий. Этот вывод будет осуществлен в течение 10 дней после развертывания в этих зонах международных механизмов, включая не менее 200 наблюдателей от Евросоюза, которое должно произойти не позднее 1 октября 2008 года.

1.3.Завершение возвращения грузинских вооруженных сил в места дислокации до 1 октября 2008 года.

2. Международные механизмы наблюдения

2.1.Международные наблюдатели международных сил ООН в Грузии будут и далее осуществлять свой мандат в районе своей ответственности в соответствии с численностью и схемой дислокации по состоянию на 7 августа 2008 года без ущерба для возможных корректировок в будущем по решению Совбеза ООН.

2.2.Международные наблюдатели ОБСЕ будут и далее осуществлять свой мандат в районе своей ответственности в соответствии с численностью и схемой дислокации по состоянию на 7 августа 2008 года без ущерба для возможных корректировок в будущем по решению постоянного Совета ОБСЕ.

2.3.Ускорение подготовки развертывания дополнительных наблюдателей в зонах, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии, в количестве, достаточном для замены российских миротворческих сил, до 1 октября 2008 года, включая минимум 200 наблюдателей от Евросоюза.

2.4.Европейский союз как гарант принципа неприменения силы готовит развертывание наблюдательной миссии в дополнение к уже существующим механизмам наблюдения.

3. Международные дискуссии

3.1.Международные дискуссии, предусмотренные в пункте 6-м плана от 12 августа 2008 года, начнутся 15 октября 2008 года в Женеве. Подготовительные дискуссии начнутся в сентябре сего года.

3.2.Эти дискуссии будут посвящены, в частности, обсуждению следующих вопросов: пути обеспечения безопасности и стабильности в регионе; беженцы и перемещенные лица на основе международно признанных принципов и практики постконфликтного урегулирования; любой другой вопрос, внесенный с обоюдного согласия сторон.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.476. Запросов К БД/Cache: 3 / 1