Глав: 7 | Статей: 124
Оглавление
В 1991 году распался Советский Союз, громадная страна, занимавшая 1/6 суши. Произошла переоценка ценностей бывших «подчиненных», ставших независимыми субъектами международных отношений. Вспомнились старые обиды, появились претензии к соседям. Это вылилось в 6 крупных войн, 20 военных столкновений и сотню конфликтов на межэтнической и межконфессиональной почве. В книге представлен ясно изложенный и очищенный от идеологических наслоений обзор сведений, необходимых для понимания сути постсоветских конфликтов.

Историческая ретроспектива

Историческая ретроспектива

Территория Кавказа была заселена с эпохи палеолита. Более или менее надежные упоминания о чеченцах датируются концом раннего Средневековья (IX–XII вв.). Хотя и от более ранних времен осталось немало материальных свидетельств о высоком уровне социально-экономического развития этих племен, о передовой металлургии, вначале меди, затем железа и о контактах со скифами, Транскавказией и Юго-Западной Азией.

Очень быстро среди горских народов распространился ислам. Вскоре они попали под влияние турецкого султана. При этом дагестанские, вайнахские, черкесские, адыгские племена вели достаточно вольный образ жизни, так как Порта слабо контролировала труднодоступные горы. Более того, горы часто становились объектом турецких набегов, а захваченные в плен местные подростки воспитывались в Стамбуле и составляли потом кадровый состав корпуса янычар.

Россия поначалу не была заинтересована в аннексии этих территорий, а единственной стратегической целью на Кавказе для русских царей был контроль над Военно-Грузинской дорогой. В конце XVIII — начале XIX века пустынные степи Кубани и Терека стали постепенно заселяться казаками. Первым покорившимся власти русского императора народом оказались адыги.

Но тут в действие вступили геополитические факторы. Дело в том, что Оттоманская Порта в XVIII — начале XIX века выступала как главный геополитический соперник России и была естественным образом заинтересована в осложнении ее стратегического положения. Главным вектором турецкой политики на Кавказе стало создание перманентной антирусской угрозы.

И как результат — начавшаяся в 1817 году большая Кавказская война, [96]длившаяся почти полвека — до 1864 года. Независимое исламское государство чеченцев и дагестанцев (так называемый имамат Шамиля) было разгромлено, и их земли вошли в состав Российской империи.

Интересно, что измученный внутренними склоками Шамиль в конечном счете был покинут своими недавними сторонниками, окончательно связавшими судьбу с российским императором. Под его контролем остались всего три села. Он сдал свою горную крепость и, подобно прочим кавказским тейповым лидерам, решился вкусить все прелести вхождения в русскую элиту, приобретя русское дворянство.

Единственным ограничением Шамиля было запрещение бывать на Кавказе и вступать в сношения с эмиссарами Порты. Поселился чеченский лидер в Калуге, часто ездил в Москву, посещал театры, к которым пристрастился.

С тех пор в России жило большое количество кавказских князей, до революции населявших все крупные города, сначала соривших деньгами, а потом бедствующих, когда промотаются. В большинстве они служили офицерами русской армии и сохраняли не только верность присяге, но и преданность государю.

Хотя преданность эта была напускная — так, попав в трудное положение после побед русской армии в 1837 году, Шамиль поклялся на Коране, что прекращает борьбу, и выдал в залог аманантов (заложников). Но вскоре он не только с легкостью пренебрег своей клятвой, но и сумел представить дело так, будто согласие русских вести с ним переговоры означало признание его в качестве «горного царя».

Еще в ходе войны стало понятно, что Россия пришла на Кавказ всерьез и надолго. Так, для укрепления позиций на Кавказе по приказу командира Отдельного Кавказского корпуса генерала Ермолова построили крепость на Сунже, что напротив Ханкальского ущелья. Это место тогда считалось самой горячей точкой на Северном Кавказе, поэтому и крепость, заложенную здесь 22 июня 1818 года, назвали Грозная.

Собственно крепость представляла собой правильный шестиугольник, окруженный глубоким рвом. От главных ворот через ров был переброшен мост на дорогу, ведущую в центральные области России, а позднее, в 1850 году, в крепости появились и Красные ворота, построенные в честь приезда в Грозную наследника престола, будущего императора России Александра II.

В крепости формировались отряды войск, собранные из разных мест Северного Кавказа, в основном из Дагестана. Отсюда направлялись карательные экспедиции для усмирения непокорных. Уже тогда такие военные операции сопровождались разорением аулов и вырубкой лесов в окрестностях Грозной.

При этом не желавшим оставаться под скипетром «белого царя» горцам Александр II разрешил массовую эмиграцию в Турцию, чем и воспользовались многочисленные семьи состоятельных чеченцев. Так, в 1864 году более 400 тысяч горцев с семьями навсегда покинули Кавказ. Кстати, большая часть из них благополучно возродила и на новой родине набеговую систему, с чем пришлось бороться уже турецким властям.

В XX веке Кавказ принимался русским обществом как вполне естественная часть России и играл свою роль в политических, общественных и экономических процессах. При этом традиционно не делалось различия между кавказцами христианской и мусульманской веры. Исключением был небольшой антимусульманский рецидив времен Победоносцева, впрочем, не поддержанный обществом, а вызвавший показную солидарность с кавказцами образованных слоев.

Однако при этом всем, еще в начале XX века ни один сколь-нибудь важный груз не следовал через Чечню без вооруженной охраны. Что уж говорить о тех временах, когда имперские скрепы ослабевали.

Падение царизма в результате Февральской революции привело к резкому росту национального самосознания чеченцев.

14 (27) марта 1917 года Чеченским конгрессом был избран свой собственный орган власти — Чеченский национальный кабинет. На фоне бурных событий гражданской войны для обеспечения своей безопасности северокавказские народы объединились 11 мая 1918 года в так называемую Республику Горских Народов Северного Кавказа. Процесс отделения от России завершился принятием «Декларации о независимости».

Пока советская власть была слаба и решала свои жизненно важные вопросы, Кремлю до Кавказа не было никакого дела. Но как только власть укрепилась, то сразу взялись и за горцев. За короткое время конца 1919-го — начала 1920 года части Красной Армии «поставили на колени» Чечню и Ингушетию, установив советскую власть. При этом пошли дальше, закрепив декретом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 20 января 1920 года создание Горской Автономной Социалистической Советской Республики в составе РСФСР. Хотя отдельные бои с деникинскими войсками продолжались до марта 1920 года.

Поначалу советская власть начала политику «заигрывания» с чеченцами. Так, с их помощью Советская Россия успешно осуществила политику расказачивания. Показательно, что первыми подверглись разорению терские казачьи станицы в Чечне.

В начале 1920-х годов советская власть, видя в исламе «революционную силу», проводила благожелательную политику по отношению к чеченским духовным авторитетам. Таким образом, именно первые годы советской власти стали для чеченцев наиболее благоприятным периодом сотрудничества с государством как таковым. Фактически это был единственный в истории период «огосударствления» мятежных горцев. Однако дальше было только хуже — начался сложнейший период «метаний». Посудите сами: 20 ноября 1922 года Чечня была выделена из Горской АССР и преобразована в автономную область в составе РСФСР. А уже через два года (7 июля 1924 года) она была упразднена и образована Ингушская автономная область.

15 января 1934 года Чечня и Ингушетия были соединены в единую автономную область, которая стала автономной советской социалистической республикой 5 декабря 1936 года.

Однако борьба чеченцев за свою независимость в разных формах продолжалась. Уже в 1922 году чеченцы и ингуши восстали против советской власти под руководством имама Чечни и Дагестана Нажмутдина Гоцинского. В течение двух лет частные операции ОГПУ и Красной армии успеха не имели.

«Хребет восстания» был сломан только в 1925 году, когда против повстанцев была проведена крупная войсковая операция, которой руководил командующий Северокавказским военным округом И. Уборевич. Часть повстанцев отступила в горы, откуда при поддержке местного населения продолжила борьбу.

Попытки полностью уничтожить восставших предпринимались советскими властями неоднократно: в декабре 1929-го, марте-апреле 1930-го и весной 1932 года, однако перелом наступил только в 1936-м. И то только после того, как 21 мая 1936 года СНК СССР принял Постановление за номером 911-150сс, в соответствии с которым с Северного Кавказа была выселена 1 тысяча кулаков.

В Чечено-Ингушетии были закрыты десятки мечетей и репрессированы, помимо священнослужителей, еще и 30 из 75 кандидатов в члены обкома ВКП(б), 20 из 28 секретарей райкомов, 17 парторгов, 77 членов райисполкомов, 192 работника сельских организаций (учреждений) и много рядовых тружеников.

Но число недовольных советской властью не уменьшалось. Особенно серьезные надежды чеченцы связывали с начавшейся Великой Отечественной войной. Все три мобилизации (после июня 1941 г.) в Красную армию в Чечено-Ингушетии были сорваны. На фронт ушло только 17 413 человек, при этом в розыске числилось 2045 дезертиров.

Почти все они органически влились в созданную в январе 1942 года Особую партию кавказских братьев (ОПКБ), которая провозгласила своей целью борьбу «во имя поражения России в войне с Германией» и «создание свободного исламского государства на Кавказе». [97]

На этом фоне повстанческое движение в Чечне только усилилось. Наиболее активными его деятелями были Майрбек Шерипов и Хасан Исраилов. Чеченские повстанцы установили контакты с представителями германского командования. Среди участников повстанческого движения было немало бывших советских служащих, в том числе выпускник Института Красной профессуры и будущий преподаватель Русского института американской армии, советолог Абдурахман Авторханов.

После отступления немецких войск, 23 февраля 1944 года, было начато выселение (в основном на спецпоселение в Казахстан) около 362 тысяч чеченцев и 134 тысяч ингушей. Эта операция получила кодовое название «Чечевица». [98]

Ее выполнение было поручено Народным комиссариатам внутренних дел и государственной безопасности. К операции готовились скрупулезно, тщательно и в обстановке строжайшей секретности.

Вся территория Чечено-Ингушетии была разделена на 4 оперативных сектора. Владикавказ стал центром первого сектора. В него вошли Пригородный, Назрановский, Сунжский, Ачалукский, Пседахкский и Малгобекский районы. Здесь проживало 18 % общего числа выселяемых. Начальником был назначен комиссар госбезопасности 2-го ранга Б.3. Кобулов.

В станице Слепцовской дислоцировался второй сектор во главе с генерал-полковником А. Н. Аполлоновым. В сфере его деятельности находились Надтеречный, Галашкинский, Галанчожский и Ачхоймартановский районы (13 % выселяемых).

Гудермес — база третьего оперативного сектора, включавшего в себя Гудермесский, Курчалоевский, Саяпановский, Нажай-Юртовский, Старо-Юртовский районы и Хасав-Юртовский район Дагестана. Здесь было взято на учет 25 % переселенцев. Начальник сектора — комиссар госбезопасности 2-го ранга С. Н. Круглое.

Самым крупным был четвертый оперативный сектор. Кроме города Грозного в него вошли Урус-Мартановский, Атагинский, Шалинский, Веденский, Чеберлоевский, Шатоевский и Итум-Калинский и Шароевский районы — 43 % депортируемых. Возглавлял работу сектора комиссар госбезопасности 2-го ранга И. А. Серов, назначенный также руководителем всей операции.

Всего в операции «Чечевица» было задействовано 17 698 оперработников и 85 003 бойца и офицера НКВД-НКГБ.

Каждой семье было разрешено везти с собой «30 пудов багажа, в том числе обязательно 2-месячный запас продовольствия». На каждые пять семей в эшелон погружались одна лошадь с соответствующей упряжью и запас фуража. Инфекционные больные и калеки подлежали «безусловному отсеву», то есть ликвидации на месте. Деньги и ценности постановили не отбирать: предстояло обустройство на новых местах. [99]

Для обеспечения перевозок спецконтингента (как именовались вынужденные переселенцы) были сформированы эшелоны общим количеством 14 200 крытых вагонов и 1 тысяча платформ. Каждый эшелон формировался в составе 65 вагонов по схеме: два головных вагона для прикрытия, 33-й вагон — для конвоя, 34-й — медизолятор.

В 5 часов утра 23 февраля мужчин созвали на сходы, где на родном языке им объявили решение правительства. Тут же участников сходов разоружили, а в двери чеченских и ингушских домов уже стучались опергруппы.

Операция по спецпереселению обошлась стране в 150 млн рублей. За время ее проведения были убиты 50 чеченцев и ингушей, оказавших сопротивление, арестованы 2016 человек. Изъято 20 072 единицы стрелкового оружия.

Всего было отправлено 180 эшелонов с общим количеством переселяемых 493 269 человек. В пути следования родилось 56 младенцев, умерло 1272 человека.

А еще через неделю итоги операции «Чечевица» подвел 7 марта 1944 года Президиум Верховного Совета СССР указом «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории».

19 января 1957 года был подписан Указ Президиума ВС СССР «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР». Согласно ему, «безвинно пострадавшие» народы не только возвращались в свои родные места — к республике дополнительно «прирезались» Наурский и Шелковский районы Ставропольского края, никогда ранее в нее не входившие.

Процессу возвращения предполагалось придать плановый и постепенный характер. Однако этот процесс вышел из-под контроля. Возвращение чеченцев ознаменовалось межэтническими столкновениями, которые достигли своего пика в августе 1958 года. Убийство русского рабочего чеченцем вылилось в многотысячную траурную демонстрацию представителей русской общины.

В ходе массовых акций были выдвинуты требования выселения чеченцев из Грозного, переименования Чечено-Ингушетии в Грозненскую область, установления квот для проживания чеченцев в Грозненской области (не более 10 % от общей численности населения).

Участники акции совершили нападение на республиканский комитет КПСС и в течение двух дней блокировали грозненский вокзал.

Выступления представителей русской общины были жестко подавлены и расценены как проявления «великодержавного шовинизма» и «контрреволюционности». В ходе судебных разбирательств был осужден 91 участник акции. Официальная власть ни на уровне ЦК, ни на уровне рескома КПСС не попыталась дать строгий объективный анализ сложившейся ситуации. [100]

После 1958 года обозначилась тенденция сокращения русского населения Чечено-Ингушетии. Если по данным Всесоюзной переписи 1959 года на территории автономии проживало 348,3 тысячи человек русских (49 % населения), то в 1989-м, то есть накануне разворачивания полномасштабного чеченского кризиса, их доля составляла 23,1 % (293,8 тыс. чел.).

Вполне естественно, что чеченцы и ингуши в массовом порядке устремились на свою «историческую родину», с энтузиазмом наверстывая упущенное за время вынужденного отсутствия. Так, в первой половине 1958 года по сравнению с аналогичным периодом 1957-го количество убийств в республике возросло в 2 раза, а случаев разбоя и хулиганства, повлекших за собой тяжкие телесные повреждения, — в 3 раза.

С началом распада СССР Чечню (на тот момент часть Чечено-Ингушской автономной советской социалистической республики) стали лихорадить национальные движения.

Уже 23–25 ноября 1990 года в Грозном состоялся Первый Чеченский общенациональный съезд, председателем исполкома которого был генерал от авиации Джохар Дудаев, хотя фактическими руководителями стали его заместители Леча Умхаев, Юсуп Сосламбеков и Зелимхан Яндарбиев.

Глава ЧИАССР опытный партийный функционер, совмещавший должности председателя местного Верховного совета и первого секретаря местного парткома КПСС Доку Завгаев поддержал съезд, и именно по его итогам Верховный совет принял декларацию о суверенитете республики 27 ноября 1990 года.

В марте 1991 года служивший в Эстонии Дудаев наконец-то перебрался в Чечню и активно включился в политику.

Как и для большинства мятежных республик Союза, неким «моментом истины» для Чечни стал августовский путч. Завгаев, находившийся в августовские дни в Москве, молчал до самого 21-го числа. Конгресс же сразу, 19 августа, открыто встал на сторону Ельцина и назвал действия ГКЧП государственным переворотом. Поэтому нет ничего удивительного в том, что вернувшегося Завгаева в Грозном встретили митингами протеста. Это было началом конца.

Меньше чем за месяц дело дошло до вооруженного противостояния: созданная Конгрессом Национальная гвардия стала захватывать оружейные склады частей бывшей Советской Армии.

1–2 сентября 1991 года 3-я сессия ОКЧН объявила Верховный Совет ЧИР низложенным и передала всю власть на территории Чечни Исполкому ОКЧН.

6 сентября гвардейцы — «дудаевцы» взяли штурмом здание Верховного совета, где при невыясненных обстоятельствах (то ли выпал из окна, то ли выбросили) погиб мэр Грозного Виталий Куценко. Также были захвачены и другие стратегические объекты, в том числе телецентр.

14 сентября для продвижения политики Кремля в Грозный прилетел Руслан Хасбулатов, и.о. председателя Верховного совета РСФСР. Под его непосредственным контролем на следующий день Верховный совет Чечено-Ингушетии отправил Завгаева в отставку и самораспустился.

Сделано это было очень топорно — депутатов собрали в ДК им. Ленина. Кворума не было, но, тем не менее, российский спикер объявил, что ВС ЧИР распускается. А когда депутаты принялись возражать, требуя прекратить бесчинства, ссылаясь на Конституцию, Руслан Хасбулатов, показав на толпу вокруг ДК, заявил: «Вы окружены, и я не уверен, что вам дадут спокойно разойтись, если вы со мной не согласитесь».

По его непосредственному указанию был создан республиканский Временный высший совет и назначены следующие парламентские выборы. Конгресс уже в полной мере формировал параллельные органы власти и вскоре объявил о разделении Чечни и Ингушетии.

К тому же Временный высший совет мог собираться только в присутствии какого-либо высокопоставленного федерального чиновника (сначала Хасбулатова, а потом, 6 октября, вице-президента Александра Руцкого). Как только они уезжали, гвардия Конгресса пресекала любые попытки своих оппонентов собраться и принять какие-то законы.


Первый президент Чечни Джохар Дудаев. Фото с сайта http://milkavkaz.net

При этом фактически Россия «ушла» из Чечни — ведь никакие постановления Верховного совета РСФСР и никакие указы Ельцина уже не имели никакой силы на этой территории.

Хусейн Ахмадов, зампред исполкома ОКЧН и одновременно председатель Временного совета, от имени всего совета издал несколько законов и постановление, делавшие исполком ОКЧН высшим органом власти в республике. 1 октября 1991 года он же объявил о разделении Чечни и Ингушетии.

27 октября в республике, полностью контролируемой Конгрессом чеченского народа, состоялись президентские и парламентские выборы, на которых победил, разумеется, Джохар Дудаев. При этом выборы не проводились в трех ингушских, двух казачьих и Надтеречном районах.

Первым указом новый президент сообщил «Об объявлении суверенитета Чеченской Республики с 1 ноября 1991 года».

На следующий день, 2 ноября, V Съезд народных депутатов РСФСР признает выборы в Чечне незаконными как противоречащими Конституции РСФСР.

Московский эмиссар Ахмет Арсанов и фактически недееспособный Временный высший совет республики организовали серию антидудаевских митингов. Поняв бесперспективность этого пути, 8 ноября появился указ Ельцина о введении в республике чрезвычайного положения.

9 ноября «дудаевцы» блокировали в Ханкале самолеты с российскими спецназовцами, прибывшими для приведения в действие «мер по наведению порядка». Дудаев перевел республику на военное положение.

На этом, казалось, все и кончилось: Москва дала задний ход, российские войска вскоре ушли из Чечни, оставив Дудаева единовластным хозяином республики. Однако Россия все-таки пыталась влиять на внутриполитическую ситуацию в республике, поддерживая оппозиционные силы.

Оппозиция в Чечне сформировалась как по политическим, так и по тейповым интересам. Первая оппозиция возникла во времена, когда Общенациональный конгресс чеченского народа покинула группа новых политиков во главе с Лечи Улохаевым, недовольная чрезмерным радикализмом Джохара Дудаева, которому сначала планировалась роль «свадебного генерала» в ОКЧН.

Следующая оппозиция — Движение демократических реформ. Это движение было образовано во время «чеченской революции» и состояло из партий и движений, недовольных узурпацией власти ОКЧН. Однако эта оппозиция была немногочисленной и не представляла угрозы для власти Дудаева.

Существовала и территориальная оппозиция, охватившая Надтеречный район, откуда был родом бывший председатель Верховного Совета Чечено-Ингушетии Доку Завгаев. В этом же районе оппозицию, называющую себя «конструктивной», возглавил Умар Автурханов, который первым из видных деятелей Чечни высказался против отделения от России. Таким образом, главным центром оппозиции стал Надтеречный район.

Разрыв Дудаева и Мамодаева привел к формированию территориальной оппозиции и в Урус-Мартановском районе, где ведущие роли играли представители тейпа Чанхой, к которому относится и Мамодаев. Тут же осел и бывший мэр Грозного Беслан Гантемиров.

Руслан Лабазанов, некогда начальник личной охраны Дудаева, а затем его кровный враг, занял третий по значению город республики Аргун.

В селении Толстой-Юрт располагалась штаб-квартира сторонников бывшего спикера российского парламента Руслана Хасбулатова, называющая себя «Миротворческой группой Хасбулатова».

Обострение ситуации не могло не привести к объединению оппозиции. Очень скоро был создан Временный Совет оппозиции, прочно удерживающий политическую и административную власть в Надтеречном районе. Лидером Временного Совета стал Умар Автурханов, которого, как считали многие в Чечне, «готовили» в Москве для смещения Джохара Дудаева. Заметную роль во Временном Совете стал играть Руслан Хасбулатов, пользующийся в Чечне значительным авторитетом.

Рост коррупции и политический кризис в Чечне привели к тому, что требование политической оппозиции об ограничении власти Дудаева начали поддерживать и парламент, и конституционный суд. Однако Дудаев, хорошо усвоив уроки 1991 года, борьбу с оппозицией вел в условиях введения чрезвычайного положения.

Все эти процессы развивались практически без российского вмешательства. В 1992–1993 гг. руководству Российской Федерации было не до Чечни.

В августе 1994-го Автурханов при поддержке своего земляка Завгаева, занимавшего на тот момент скромную должность в администрации президента, смог пробиться к высшему руководству Федерации и получить материальную и финансовую помощь для сил чеченской оппозиции. С этого фактически и начинается вмешательство России.

Стоит сказать, что к тому времени не было единой политики в отношении Чечни. Республика превратилась в бесконтрольную территорию, позволяющую сформировать уникальный источник теневой прибыли, контроль за которой осуществлялся не только мафиозными, но и другими структурами.

Российские депутаты в марте 1994 года приняли постановление Госдумы и Совета Федерации «О политическом урегулировании отношений федеральных органов власти с органами власти Чеченской Республики».

Принятые российским руководством документы предусматривали консультации со всеми политическими силами Чечни и подписание Договора о взаимном делегировании полномочий после «проведения свободных выборов в органы власти Чечни и в Федеральное собрание Российской Федерации». Однако такая форма взаимоотношений не устраивала официальный Грозный.

В ответ в период с 1 по 7 сентября в Чечне начались вооруженные столкновения правительственных сил с вооруженными отрядами оппозиции. В это противостояние вмешалась и Россия.

Сначала в октябре, в соответствии с указаниями президента России Б. Н. Ельцина, министр обороны П. С. Грачев распорядился об образовании в Главном оперативном управлении Генерального штаба оперативной группы по Чечне, которая должна разработать сценарии развития событий при силовом давлении на Чечню, включая ввод войск и боевые действия, и обеспечить координацию действий армии, МВД, ФСК, пограничных войск при планировании и подготовке вторжения. Группу возглавили заместитель начальника Главного оперативного управления генерал-лейтенант А. В. Квашнин и генерал-лейтенант Л. В. Шевцов. Директивой Генштаба предписано доукомплектовать части СКВО, которые планировалось задействовать в операции.

В течение октября отряд чеченской оппозиции из 120 человек под руководством офицеров 33-го мотострелкового полка прошел 4-недельный курс подготовки на полигоне «Прудбой» 8-го Волгоградского армейского корпуса Российской армии.

Такая поддержка сразу сказалась на результатах боев — инициатива стала переходить к оппозиции. Тем более, что поддерживать оппозиционеров стала непосредственно российская авиация, главной целью которой было уничтожение доставшейся Дудаеву авиатехники.

13 октября вооруженные формирования ЧРИ атаковали базу отрядов оппозиции в районе села Гехи. 15 октября отряды оппозиции в свою очередь атаковали Грозный: Б. Гантемиров — с юга, У. Автурханов и Р. Лабазанов — с севера, однако атакующие были остановлены. 18 октября отряды оппозиции отступили на исходные рубежи — в села Знаменское и Гехи. Силы ЧРИ снова взяли под контроль столицу.

В ноябре военная помощь чеченской оппозиции увеличилась. Согласно директиве Генштаба от 1 ноября 1994 года Северо-Кавказский военный округ предоставил оппозиции 40 танков.

3–9 ноября офицеры Управления ФСК по Чеченской Республике, действующего при Временном Совете ЧР, с санкции Управления по борьбе с терроризмом и Управления военной контрразведки ФСК России начинают вербовку военнослужащих (прежде всего, танкистов) в частях Московского округа.

К 16 ноября эти военнослужащие (официально находящиеся в отпусках) прибывают в Моздок и начинают подготовку 40 танков Т-72 к «броску на Грозный». 17 ноября Временный Совет ЧРИ начал подготовку своего последнего наступления на Грозный. Из Москвы в Моздок прилетела большая группа офицеров во главе с М. П. Колесниковым, непосредственное руководство боевыми действиями было возложено на заместителя командира 8-го Волгоградского армейского корпуса Г. Н. Жукова.

26 ноября антидудаевская оппозиция начала штурм Грозного. Ее танки без особых проблем дошли до центра города, где вскоре были расстреляны из гранатометов. Многие танкисты погибли, десятки (по некоторым данным, до 50 человек) попали в плен. Практически сразу выяснилось, что все они — российские военнослужащие.

Крах «специальной операции», катастрофическое поражение антидудаевской «оппозиции» и ставшее достоянием гласности участие в боевых действиях силовых структур и специальных служб РФ поставили президента и правительство России перед выбором.

Можно было, приняв на себя ответственность за случившееся, вернуться к политическим средствам урегулирования взаимоотношений. Однако федеральный центр, стремясь загладить позорный провал с помощью «маленькой победоносной войны», вновь предпочел путь эскалации конфликта, теперь уже — до прямого и неприкрытого участия армии и внутренних войск.

Начиная с 27 ноября, в Грозном корреспондентам телевизионных агентств показывали пленных, которые признавались, что они — российские военнослужащие, нанятые по контракту ФСК.

28 ноября министр обороны России П. С. Грачев публично отрицал участие его подчиненных в штурме, назвав такую версию «бредом». [101]Представители МВД и ФСК столь же уверенно отрицали свою причастность к событиям в Грозном.

29 ноября Совет Безопасности РФ принял решение о военной операции против Чечни. Б. Н. Ельцин выдвигает ультиматум — либо в Чечне прекращается кровопролитие, либо Россия будет вынуждена «пойти на крайние меры».

30 ноября Б. Н. Ельциным был подписан секретный Указ № 2137с «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики», предусматривавший «разоружение и ликвидацию вооруженных формирований на территории Чеченской Республики».

Так начиналась очередная кавказская война…

Оглавление книги


Генерация: 0.228. Запросов К БД/Cache: 0 / 0