Глав: 7 | Статей: 124
Оглавление
В 1991 году распался Советский Союз, громадная страна, занимавшая 1/6 суши. Произошла переоценка ценностей бывших «подчиненных», ставших независимыми субъектами международных отношений. Вспомнились старые обиды, появились претензии к соседям. Это вылилось в 6 крупных войн, 20 военных столкновений и сотню конфликтов на межэтнической и межконфессиональной почве. В книге представлен ясно изложенный и очищенный от идеологических наслоений обзор сведений, необходимых для понимания сути постсоветских конфликтов.

Последний год первой войны

Последний год первой войны

9 января 1996 года второй раз за семь месяцев война выплеснулась за пределы республики. Отряд под командованием Салмана Радуева численностью свыше 200 человек атаковал приграничный дагестанский город Кизляр. Вероятно, первоначальный план предусматривал разгром военного аэродрома и пополнение запасов оружия, но ожидания чеченцев не оправдались. Боевики застали на взлетном поле всего 3 вертолета, 2 из которых сожгли.

В то же время часть отряда, блокировавшая военный городок местной воинской части, увязла в бою. Потери радуевского отряда составили до 20 человек убитыми и ранеными. Возвращение в Чечню с таким скромным результатом не входило в планы боевиков, и Радуев принимает решение захватить местную больницу и выставить политические требования в духе Басаева.

На этот раз российское руководство наотрез отказалось выполнить требования террористов, но и штурм больницы не входил в его планы. Еще силен был шок власти от поражения на парламентских выборах, а массовая гибель заложников грозила снизить шансы Ельцина на переизбрание. Кроме того, в Кремле опасались в случае неудачного штурма больницы усиления в Дагестане антироссийских настроений. В итоге было принято компромиссное решение: предоставить Радуеву транспорт и «коридор» для ухода в Чечню.

В целях гарантии своей безопасности боевики взяли с собой 117 заложников. Когда российские силовики поняли, что Радуев пытается уйти с ними на территорию Чечни, где достать его будет непросто, было принято решение остановить колонну. Это сделали предупредительными выстрелами с вертолета, поразившими милицейскую машину сопровождения (милиционеры остались живы).

Судя по всему, окончательного плана действий у федеральных властей все-таки не было, как и у руководителя на месте событий, готового взять на себя ответственность за последствия силовой операции. Только этим можно объяснить замешательство, которым Радуев воспользовался на сто процентов. Пока ситуация «зависла», он развернул свой отряд и занял близлежащее село Первомайское, попутно разоружив 37 новосибирских омоновцев на блок-посту, которые оказались заложниками приказа «огня не открывать», что превратило их в заложников уже в буквальном смысле. К такому раскладу российское командование готово не было. Ведь планировался штурм автобусов, а не населенного пункта, который имеющимися силами невозможно было даже блокировать.

Начался процесс подготовки к полноценной войсковой операции, попутно прилагались усилия к тому, чтобы вытащить максимальное число заложников путем переговоров. Вероятно, сыграла свою роль позиция руководства Дагестана, опасавшегося эскалации конфликта на территории многонациональной республики. В итоге боевики получили в свое распоряжение больше 4 дней для подготовки к обороне.

15 января начался штурм Первомайского. В ходе 3-дневных боев российские спецподразделения взломали первую линию чеченской обороны, но увязли во второй. Было принято универсальное, по меркам этой войны, решение — уничтожить противника вместе с селом. Общественности сообщили, что живых заложников не осталось (как показали дальнейшие события, это была ложь). Но в ночь на 18 января Радуев пошел на прорыв. Почему-то на самом уязвимом участке оказалось не больше полусотни российских спецназовцев. В ходе прорыва в Чечню (по данным следствия) погибло 39 боевиков, еще 14 было взято в плен. Из окружения вышло более 100 боевиков, то есть примерно половина первоначальной численности отряда.


Бывший советский полковник, второй президент Чечни Аслан Масхадов (слева). Фото с сайта http://milkavkaz.net

По горькой иронии судьбы, этот прорыв спас жизнь почти половине заложников — в Чечню были уведены 64 человека, включая 17 новосибирских омоновцев. Еще 65 человек были освобождены во время штурма села, 15 заложников погибли. В течение последующего месяца омоновцев обменяли на пленных боевиков, гражданских заложников — на трупы убитых террористов. Официальные потери силовых структур составили 9 человек убитыми и 39 ранеными в Кизляре, а также 29 убитыми и 78 ранеными в Первомайском. Потери гражданского населения — 24 убитых и 19 раненых в Кизляре.

Расплата для участников террористического рейда наступила не сразу: Муса Чараев в марте 1999 года был убит неизвестным выстрелом в спину; Турпал-Али Атгериев в июле 1999-го задержан в аэропорту «Внуково», в декабре 2001 года Верховным судом Дагестана приговорен к 15 годам лишения свободы, сразу после этапирования, в июне 2002 года, был госпитализирован с подозрением на лейкемию, вызванную раком почек, и через месяц умер; Хункар-Паши Исрапилов в феврале 2000 года подорвался на мине при отходе из Грозного; Айдамир Абалаев был убит в мае 2002 года в результате спецоперации; Салман Радуев был арестован в марте 2000 года в поселке Новогрозненский, в декабре 2001-го — приговорен к пожизненному заключению, а в декабре 2002-го умер от множественных кровоизлияний во внутренние органы; Аслан Масхадов, накануне рейда призвавший чеченцев к активизации боевых действий против России, был убит в марте 2005 года в ходе спецоперации.

Последней крупной наступательной операцией чеченских формирований на данном этапе войны стала атака на Грозный 6–8 марта 1996 года. В этот период военные действия в республике напоминали события годичной давности — российской армии приходилось с боем отвоевывать те населенные пункты, которые весной 1995 года уже были заняты федеральными войсками.

6 марта 1996 года чеченские отряды с нескольких направлений атаковали город. Уже к концу первого дня боев ими был занят Старопромысловский район, ряд объектов в других районах города. Недостаток тяжелых вооружений противник компенсировал выигрышной тактикой. При этом чеченцы не ставили целью захват всего города: используя великолепное знание местности, они блокировали



Российская армия в Грозном (архив автора)

КПП, блок-посты, прочие места сосредоточения российских подразделений и подвергали их мощному обстрелу. В результате федеральная сторона в очередной раз лишалась своего преимущества в авиации и артиллерии.

После 3-дневных боев дудаевские отряды оставили город, но еще несколько дней российские части, вошедшие в него, периодически вступали в бой, принимая друг друга за противника. По официальным данным, в ходе этих событий федеральная сторона потеряла 70 человек убитыми и 259 ранеными. По неофициальным данным, потери составили около 170 человек убитыми и свыше 100 ранеными. [106]

Видимо, цель чеченских атак на Гудермес и Грозный заключалась не только в пропагандистском эффекте, но и в репетиции гораздо более масштабной операции, которая состоялась в августе 1996 года. До президентских выборов у дудаевцев еще оставалась надежда на возобновление мирных переговоров с Москвой. Поэтому после операции в Грозном чеченское командование перешло к оборонительным действиям в удерживаемых населенных пунктах, а также ударам по российским коммуникациям (это вылилось, прежде всего, в засады на бронеколонны), что позволяло ему держать российскую группировку в постоянном напряжении.

Российское руководство весной 1996 года вновь попыталось использовать в Чечне политику «кнута и пряника». В начале 1996 года в Кремле осознали, что война приняла затяжной характер. Не имея возможности одержать победу над сепаратистами, решили создать видимость переговорного процесса. 31 марта президент Ельцин подписал Указ о программе урегулирования кризиса в Чечне и огласил ее положения в «Обращении к гражданам России». Документ предусматривал начало переговоров с противоборствующей стороной, поэтапный вывод войск из «мирных районов», прекращение российской армией войсковых операций. Впрочем, о независимости Чечни речи заведомо идти не могло, так как по-прежнему упоминалась «подготовка договора о разграничении полномочий между федеральным центром и Чеченской республикой».

Но даже и эта умеренная мирная инициатива осталась только на бумаге. Уже на следующий день, 1 апреля, командующий федеральной группировкой генерал В. Тихомиров заявил, что проведение спецопераций приостановлено не будет. Реально боевые действия продолжились в прежнем масштабе с обеих сторон.

Инициатива российского президента быстро забылась после разгрома 16 апреля в Аргунском ущелье (район села Ярышмарды) бронеколонны 245-го мотострелкового полка. Такое случалось и прежде, но никогда еще российская армия не несла столь масштабных потерь в подобных обстоятельствах. По официальным данным, в результате боя погибло 53 военнослужащих, ранено 52. Из 30 единиц техники 21 уничтожена. Есть и другие цифры: так, по данным правозащитного центра «Мемориал», погибли 95 военнослужащих и 54 были ранены. При этом в силу внезапности нападения боевики потерь практически не понесли.

Вызванный в Государственную Думу министр обороны Грачев косвенно перенес ответственность на президента. Военные заявили, что несвоевременные мирные инициативы мешают армии добить противника. На том, что в последние 4 месяца никакого перемирия не было, коммунистическое большинство Думы заострять внимания не стало. Напротив, Госдума потребовала от армии решительных действий.

К концу апреля федеральным силам удалось переломить ход военных действий в свою пользу. И связано это было, прежде всего, с гибелью лидера сепаратистов.

В ночь на 22 апреля в результате спецоперации погиб президент республики Ичкерия Д. Дудаев. Его сменил вице-президент ЧРИ З. Яндарбиев, бывший в большей степени идеологом, чем военным. Дальнейшие события опять до боли стали напоминать «триумфальное шествие» российской армии весной 1995 года. На протяжении мая 1996-го был занят ряд упорно сопротивлявшихся сел (Гойское, Старый Ачхой, Бамут). Чеченскими отрядами без боя был сдан Шали. Но и в этот раз повторялась устоявшаяся тенденция — российские подразделения входили в населенные пункты, но разгромить силы противника никак не удавалось, его отряды ускользали, как вода сквозь пальцы.

Однако после гибели Дудаева в стане руководителей Ичкерии возникли разногласия, которые можно было решить только в условиях перемирия. Поэтому уже 27–28 мая 1996 года в Кремле состоялась встреча российской и чеченской делегаций с участием Б. Ельцина и З. Яндарбиева, в ходе которой была достигнута договоренность о перемирии с 1 июня 1996 года и обмене военнопленными в двухнедельный срок по принципу «всех на всех».

Кроме того, российский президент в присущей ему манере, воспользовавшись нахождением ичкерийского руководства в Москве, предпринял неожиданный визит в Чечню. В данных условиях З. Яндарбиев и его окружение невольно оказались «гарантами безопасности» Б. Ельцина на территории республики.

Визит российского президента был предвыборно-популистским. Прибыв 28 мая в Грозный, он поздравил российских солдат с победой и на броне БТРа подписал указ об отмене призыва и создании профессиональной армии с 2000 года. Таким образом, он «убивал сразу нескольких зайцев». Россия как бы заканчивала бесперспективную войну, принудив противника к переговорам. В то же время делались авансы родителям потенциальных призывников — через 4 года они будут избавлены от «призывного рабства». (Впрочем, после дефолта августа 1998 года об этом обещании предпочли забыть, а о «победе» в первой чеченской войне пришлось забыть уже через 3 месяца.)

На этом фоне переговоры о мирном окончании войны были продолжены. И наконец, 10 июня 1996 года в Назрани были достигнуты следующие договоренности:

• с 11 июня по 7 июля российская сторона снимает все блок-посты, на этот же период был продлен обмен пленными;

• с 7 июля по 7 августа — разоружение чеченской армии;

• вывод федеральной группировки из Чечни к 30 августа, за исключением 2 бригад, которые должны были остаться на территории республики, согласно договоренности;

• вопрос о статусе Чечни откладывался, после вывода войск предусматривалось проведение демократических выборов в республике в присутствии международных наблюдателей.

Стоит отметить, что Московско-Назранские соглашения нарушались с обеих сторон. Так, одновременно с выборами президента РФ 16 июня 1996 года были проведены выборы в чеченский парламент. Как и выборы главы республики в декабре 1995 года, они прошли с многочисленными нарушениями со стороны администрации Доку Завгаева. Кроме того, согласно подписанным договоренностям, они должны были состояться после вывода войск и создания соответствующих условий.

При этом боестолкновения продолжались практически на всей территории Чечни. Мало того, на территории России произошло несколько терактов: и, если за взрывом рейсового автобуса в Нальчике стоял один из чеченских полевых командиров, то взрывы троллейбусов в Москве вполне могли быть организованы любой из сторон (кто стоял за ними, так и осталось загадкой).

В то же время, пока не прошли выборы президента РФ, обе стороны не были заинтересованы в окончательном срыве перемирия и поддерживали переговорный процесс.

«Момент истины» наступил 3 июля 1996 года, в этот день Б. Ельцин был переизбран на второй срок. К этому времени уже было очевидно — российская сторона не снимет свои блок-посты, был сорван и обмен военнопленными с обеих сторон.

Несмотря на сложности восстановления мира в Чечне, федеральная сторона имела реальный шанс закончить войну на выгодных для себя условиях. Тем не менее победа Ельцина на выборах в достаточно сложных условиях, видимо, погрузила кремлевское руководство в состояние «политической эйфории». Российским руководством с участием нового секретаря Совета безопасности генерала А. Лебедя было принято решение о «силовом принуждении к миру» чеченских сепаратистов. Оно оказалось роковым — в ходе возобновившихся боевых действий, меньше чем через месяц федеральная сторона получила ряд мощных контрударов со стороны противника, что фактически привело Россию к поражению в этой войне.


Очередная жертва войны. Погрузка раненого в районе Старые Атаги, 1996 г. (архив С. Штинова)

6 августа 1996 года около 7 часов утра в Грозном неожиданно для федеральных войск со стороны боевиков начались активные боевые действия. Чеченцы также вошли в Аргун и Гудермес и подвергли нападению объекты, где находились в то время представители федеральной власти.

В Грозном более 20 отрядов боевиков общей численностью около 500 человек предприняли попытку захвата 3 контрольно-пропускных пунктов, железнодорожного вокзала, товарных складов и блокирования военного городка внутренних войск. Общее руководство операцией сепаратистов осуществлял Аслан Масхадов.

Несмотря на то что российские силовые структуры знали о готовящемся нападении боевиков на Грозный и МВД даже планировало мероприятия по противодействию этому, стремительные атаки сепаратистов ранним августовским утром оказались неожиданными для дислоцированного в городе 7,5-тысячного контингента военнослужащих внутренних войск и органов внутренних дел России.

Так началась последняя в Первой чеченской войне боевая операция, инициатива которой была полностью у сепаратистов. В город они вошли заблаговременно, хорошо изучили дислокацию войск и других важных объектов, где располагалось федеральное руководство и чеченское правительство. Все действия боевиков были хорошо управляемы и слажены. Вот почему 6 и 7 августа сепаратисты в большинстве районов Грозного контролировали ситуацию, а дислоцированные в городе внутренние войска и милиция пассивно обороняли важные административные и народнохозяйственные объекты.

При этом подразделения Министерства обороны РФ в городе почти полностью отсутствовали — в обороне Дома правительства и республиканского военного комиссариата принимали участие лишь мотострелковый взвод и парашютно-десантная рота.

Как итог, подразделения внутренних войск и органов МВД надежно обороняли в городе все закрепленные за ними объекты. Но боевики контролировали улицы и дороги. В условиях большого города с мирным населением сепаратисты имели стратегическое превосходство над федеральными войсками. У них не хватало сил взять обороняемые подразделениями внутренних войск и ОМОНом объекты, однако без лишнего труда, имея в своем распоряжении гранатометы, они расправлялись с продвигающимися по городу колоннами бронетехники.


Погрузка отряда спецназа, 1996 г. (архив С. Штинова)

Вечером 7 августа, по просьбе МВД, для оказания помощи внутренним войскам были созданы и направлены в Грозный несколько усиленных штурмовых отрядов с тяжелой техникой из объединенной группировки войск Министерства обороны. Эти отряды с боем прорвались в город и усилили обороняющуюся там группировку, понеся при этом значительные потери. Из состава прорывающихся в центр Грозного отрядов боевиками было уничтожено 5 танков, 16 единиц бронетехники, 3 артиллерийских орудия.

Всего за время боев в столице Чечни с 7 по 12 августа потери подразделений Минобороны в живой силе составили больше половины всех потерь федеральных войск.

Боевые действия в Грозном продолжались на фоне мирных инициатив, которые осуществлял в Чечне тогдашний секретарь Совета безопасности РФ Александр Лебедь. Он инкогнито побывал в Чечне в ночь с 11 на 12 августа, а на пресс-конференции 12 августа высказал свое явное несогласие с председателем правительства РФ Виктором Черномырдиным о необходимости введения в Чечне чрезвычайного положения и усиления силового аргумента во взаимоотношениях с боевиками. Секретарь Совета безопасности, по сути, повторил слова генерал-полковника Игоря Родионова о необходимости вывода из республики основной группировки федеральных сил.

Уже 13 августа в 17:25 в населенном пункте Старые Атаги состоялась встреча исполняющего обязанности командующего федеральными силами в Чечне Константина Пуликовского и начальника главного штаба сепаратистов Аслана Масхадова, на которой были обсуждены вопросы прекращения огня и порядок развода подразделений противостоящих сторон от линии соприкосновения.

14 августа Президент РФ подписал Указ «О дополнительных мерах по урегулированию кризиса в Чеченской Республике», которым была расформирована Госкомиссия РФ по урегулированию кризиса. Согласно этому документу, руководство процессом урегулирования в Чечне перешло к Совету Безопасности. Президент подтвердил свою приверженность мирному урегулированию, а Александру Лебедю предоставил дополнительные полномочия по координации деятельности федеральных органов власти — издавать распоряжения, обязательные для всех органов исполнительной власти, а также осуществлять руководство Вооруженными силами и другими силовыми структурами в Чечне.

После этого активных боевых действий в Чечне, в целом, и в Грозном, в частности, практически уже не велось. Лебедь посадил исполняющего обязанности командующего федеральными силами в Чечне Константина Пуликовского за стол переговоров с сепаратистами, которые велись в течение 17-го, 18-го и 19 августа 1996 года. К этому времени боевики полностью контролировали ситуацию в Грозном и других городах Чечни.

Между тем 19 августа президент России подписал поручение Лебедю, в котором ему предлагалось «восстановить систему правопорядка в Грозном по состоянию на 5 августа». Это поручение стало новым витком напряженности между федеральными войсками и сепаратистами. 20 августа вновь возобновились боевые действия, а заместитель командующего федеральной группировкой Константин Пуликовский предложил мирным жителям Грозного покинуть город и отвел для этого двое суток.

По свидетельству офицеров штаба объединенных вооруженных сил в Чечне, о которых рассказали в то время средства массовой информации, ультиматум Пуликовского не был только его личной инициативой, как это утверждало 23 августа управление информации Министерства обороны РФ, ссылаясь на министра обороны России Игоря Родионова. О своем решении дать жителям Грозного 48 часов на то, чтобы они покинули захваченный боевиками город, Пуликовский объявил аккредитованным в пресс-центре Ханкалы журналистам еще утром, а текст ультиматума — только вечером. В течение дня он звонил кому-то из руководства Министерства обороны и согласовывал его содержание.

Но из-за мирных инициатив Лебедя планам Пуликовского не суждено было сбыться. 22 августа в 7 часов вечера в селении Новые Атаги полномочным представителем Президента России в Чечне Александром Лебедем и первым заместителем председателя Государственного комитета обороны Чеченской Республики, начальником Главного штаба Вооруженных сил Чечни Асланом Масхадовым было подписано Соглашение о неотложных мерах по прекращению огня и боевых действий в городе Грозном и на территории Чеченской Республики. По договоренности, огонь и боевые действия на территории Чечни были прекращены в полдень 23 августа.

Генералы Лебедь и Масхадов договорились приступить к немедленной передаче без всяких предварительных условий по принципу «всех на всех» пленных, заложников и тел погибших. А прекращение огня и боевых действий означало полный запрет на использование любых типов вооружения в боевых целях, включая ракетные, артиллерийские и прочие обстрелы, бомбардировки с воздуха.

Было также принято решение, что командование временных объединенных сил федеральных войск будет выводить свои войска из южных районов Чечни. До 26 августа — из Шатойского, Веденского и Ножай-Юртовского районов в Старые Атаги, Ханкалу, Курчалой и Гамиях, что в 7 км западнее Хасавюрта. А вывод вооруженных группировок Чеченской Республики и федеральных войск (Министерства обороны и внутренних войск МВД России) из Грозного будет проведен в районы их прежней и новой дислокации — в районы аэропортов «Северный» и Ханкала.

В Грозном решено было создать совместные военные комендатуры, организованные на базе комендатур федеральных войск — одну центральную и четыре районные. Предполагалось, что в Центральной будут нести службу по 30 человек с каждой стороны, в районных — по 60. Формировались комендатуры на базе 2-го батальона 429-го мотострелкового полка в районе селения Старые Атаги с 15 часов 23 августа по конец дня 24 августа. При этом было согласовано, что в состав комендатур станут включать людей, не совершивших преступлений и не вызывающих протеста каждой из сторон.

23 августа 1996 года можно считать днем окончания чеченской войны. Уже позже, в развитие договоренностей между Лебедем и Масхадовым, 27 августа командующий федеральной группировкой в Чечне Вячеслав Тихомиров и начальник штаба дудаевцев Аслан Масхадов подписали в селе Новые Атаги протокол «О совместных мероприятиях по начальному этапу реализации соглашения о прекращении огня».

31 августа в дагестанском райцентре Хасавюрт в результате переговоров между Александром Лебедем и одним из лидеров чеченской вооруженной оппозиции Асланом Масхадовым было подписано соглашение, которое предусматривало создание к 1 октября текущего года объединенной комиссии из представителей органов государственной власти России и Чеченской Республики. Задачами этой комиссии стало обеспечение выполнения указов Президента России по урегулированию в Чечне, подготовка предложений по выводу из ЧР федеральных войск, проведение мероприятий по борьбе с преступностью и терроризмом, восстановление социально-экономического комплекса республики.


Указ № 978 Президента РФ означал окончание Первой чеченской войны и распространялся в республике как листовка (архив С. Штинова)

По итогам переговоров в Хасавюрте Александр Лебедь заявил, что: «Главное — мы прекратили войну и выводим войска. Будем руководствоваться в наших отношениях международными правовыми нормами. Окончательное решение вопроса о взаимоотношениях сторон отложено до 31 декабря 2001 года».

31 декабря 1996 года был завершен вывод всех федеральных войск с территории Чечни.


Российский «миротворец» генерал Лебедь и чеченский террорист Шамиль Басаев на переговорах в Хасавюрте, 1996 год (архив автора)

Оглавление книги


Генерация: 0.320. Запросов К БД/Cache: 3 / 0