Глав: 9 | Статей: 120
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Появление авианосцев

Появление авианосцев

«Вэлли Фордж» быстро заправился в бухте Субик на Филиппинах и 27 июня вышел в море. Он взял курс на север. 29 июня авианосец выслал 29 «Корсаров» и «Скайрейдеров», чтобы они в порядке демонстрации силы пролетели над Формозским проливом. Утром 30 июня «Вэлли Фордж» бросил якорь в бухте Бакнер на Окинаве. Он не пошел в Японию, так как командование всерьез опасалось воздушных атак со стороны Советов или коммунистического Китая. Кроме того, Окинава находилась на полпути между Кореей и Формозой, что позволяло авианосцу в случае необходимости двигаться в любую сторону в зависимости от сложившейся ситуации.

В азиатских водах присутствовал и второй авианосец. Это был английский легкий авианосец «Трайэмф», находившийся в Японии. Он входил в состав эскадры Содружества, которая состояла из 2 легких крейсеров, 3 эсминцев (1 австралийский) и 3 фрегатов (1 австралийский). На палубах «Трайэмфа» находились 12 истребителей «Сифайр» Mk.47 и 12 «Файрфлаев I» (невероятно, но факт!).

Английская эскадра перешла в бухту Бакнер 1 июля. После этого ударное соединение союзников – Оперативное Соединение 77 – вышло в море для проведения первой операции.

Оперативное Соединение 77

Вице-адмирал А.Д. Страбл

ОГ 77.1

К-адм. У.Дж. Эндрюс (КФ)

1 тяжелый крейсер

1 легкий крейсер

ОГ 77.2

кап. 1 р. К.У. Паркер

10 эсминцев

Трайэмф

ОГ 77.3

к-адм. Дж.М. Хоскинс

Вэлли Фордж

Кроме «Трайэмфа» еще 1 легкий крейсер и 2 эсминца были английскими.

Вице-адмирал Артур Д. Страбл был в одно и то же время командующим 7-м Флотом и командиром Оперативного Соединения 77. Большую часть войны он прослужил в Вашингтоне, но во время высадки в Нормандии и последних десантных операций на Тихом океане занимал высокие командные посты. Адмирал Страбл находился в Вашингтоне в момент нападения северокорейцев. Он подождал один день, пока в Вашингтоне шли переговоры на высшем уровне, а потом 26 июня отбыл на запад Тихого океана, получив твердые заверения начальника штаба ВМФ, что США определенно вмешаются в конфликт в Корее.

До этого временное командованием 7-м Флотом и Оперативным Соединением 77 находилось в руках контр-адмирала Джона М. Хоскинса, командира 3-й дивизии авианосцев. Хоскинс оставался тактическим командиром Оперативного Соединения 77 и после того, как вернулся адмирал Страбл. Первые 2 месяца войны именно Хоскинс руководил авианосными операциями. Это был «Хоскинс-деревянная нога», бывший командир авианосца «Принстон», который потерял ногу в 1944 году, когда погиб этот корабль.

После возвращения адмирал Страбл имел совещание в Токио с генералом МакАртуром и другими американскими командирами. Они решили, что авианосное соединение атакует военные цели в столице Северной Кореи Пхеньяне. Аэродромам и самолетам придавалось первостепенное значение, железнодорожным вокзалам и мостам – ключевым звеньям в перевозках людей и техники на фронт – вторичное. Затем адмирал Страбл прибыл на свой флагманский корабль.

1 и 2 июля англо-американское оперативное соединение шло на северо-запад в Желтое море. Разница в характеристиках самолетов на 2 авианосцах (даже между реактивными и поршневыми самолетами на «Вэлли Фордж»), а также превосходство американского авианосца над английским в скорости на 8 узлов поставили перед командирами ряд проблем. Однако все трудности были преодолены, так как моряки стремились выполнить задачу, неразрешимую для американской базовой авиации. Ее самолеты в принципе не могли атаковать район Пхеньяна.

В предрассветных сумерках 3 июля авианосцы вышли в точку взлета в 75 милях от корейского побережья. В 5.00 «Вэлли Фордж» поднял самолеты противолодочного и воздушного патруля. Угрозу воздушных атак северокорейцев союзники всерьез не принимали, но соединение находилось всего в 100 милях от аэродромов красного Китая на Шантунгском полуострове и в 220 милях от советского аэродрома в Порт-Артуре.

В 5.45 «Трайэмф» поднял 12 «Файрфлаев» и 9 вооруженных ракетами «Сифайров» для атаки аэродрома и железнодорожного моста в Хайчжу. Объект атаки находился в 125 милях от кораблей. Через 15 минут «Хэппи Вэлли» поднял ударную группу для атаки Пхеньяна: 16 «Корсаров», вооруженных 8 – 127-мм ракетами, и 12 «Скайрейдеров», вооруженных 2 – 500-фн и 6 -100-фн бомбами. Когда эти самолеты находились уже в пути, были катапультированы 8 «Пантер». Хотя они взлетели позже, высокая скорость реактивных самолетов должна была вывести их к Пхеньяну первыми. «Пантеры» должны были атаковать северокорейские самолеты на земле, прежде чем они успеют взлететь. Это не позволило бы противнику атаковать бомбардировщики или удрать.

Когда 57 самолетов летели к цели, текущие хлопоты как-то заслонили значение этого вылета. Здесь, 5 лет назад, атомные бомбы стерли с лица земли Хиросиму и Нагасаки, и авианосцы опять шли вблизи от множества вражеских авиабаз, чтобы нанести удар по сухопутным целям. Это была операция, которую, как считали многие военные лидеры, нельзя проводить в атомную эру. Если же она будет проведена, то окажется просто излишеством, благодаря налетам стратегических бомбардировщиков. 56 пилотов английского и американского флотов и 1 пилот американских ВВС, служивший на авианосце в порядке обмена опытом, должны были доказать значимость авианосцев в атомную эпоху.

Пушки «Пантер» открыли огонь, когда самолеты пронеслись над аэродромом Пхеньяна. Северокорейцы были застигнуты врасплох. Они чувствовали себя в полной безопасности, так как их столица находилась в 400 милях от ближайшей американской авиабазы в Японии. 2 находящихся в воздухе Яка были сбиты, а еще 9 самолетов были уничтожены на земле. Затем реактивные самолеты начали обстреливать из пушек наземные сооружения. Через несколько минут прибыли поршневые «Корсары» и «Скайрейдеры» и тоже начали сеять смерть и разрушения. Система бензозаправки аэродрома была уничтожена, все 3 ангара разрушены, а взлетная полоса оказалась буквально перепахана. История повторилась в Хайчжу, где англичане, точно так же, как и американцы в Пхеньяне, не встретили никакого сопротивления. Все 57 самолетов вернулись на авианосцы.

Днем 2 авианосца выслали самолеты для атаки железных дорог в своих зонах. Хотя американские самолеты повредили железнодорожное полотно и уничтожили 15 паровозов, важные мосты остались невредимы. Снова авианосные самолеты потерь не имели.

Из-за напряженной ситуации в Формозском проливе удары авианосных самолетов планировались как однодневная операция, но, учитывая ухудшение положения в Южной Корее, авианосцам было приказано продолжать атаки, пока это будет целесообразно. Главной целью стали железные дороги, доставлявшие припасы северокорейским армиям, марширующим на юг. В День Независимости самолеты «Вэлли Фордж» вернулись в район Пхеньяна, чтобы снова бомбить железные дороги. Им удалось обрушить пролет важного железнодорожного моста.

На сей раз 4 «Скайрейдера» были повреждены зенитным огнем. Все самолеты вернулись на авианосец, однако один не сумел достаточно снизить скорость, ударился о палубу и перескочил через аварийный барьер. «Скайрейдер» врезался в самолеты, стоящие в зоне парковки. Когда разобрали обломки, то выяснилось, что 1 «Скайрейдер» и 2 «Корсара» уничтожены, а еще 6 самолетов повреждены.

Завершив атаки, Оперативное Соединение 77 ушло на Окинаву. Английские крейсер и эсминец отделились, чтобы присоединиться к другим кораблям союзников, действующим у берегов Кореи.

Эти налеты показали универсальность и ценность авианосных соединений. Кроме прямого ущерба, нанесенного аэродромам, немедленное появление авианосных реактивных самолетов над Кореей должно было убедить Советы и Китай в бесполезности поставок северокорейцам крупных партий поршневых самолетов.

Это был первый случай использования в бою реактивных авианосных самолетов. Результаты оказались вполне удовлетворительными. «Пантеры» показали себя великолепными палубными самолетами. Пилоты считали их комфортабельными, тихими, послушными и легко управляемыми. Позднее выяснилось, что эта машина может получить большое число попаданий и продолжать полет. Обслуживающий персонал нашел, что с реактивными самолетами работать безопаснее, чем с винтовыми, что они чище, и вообще с ними легче работать.

Однако реактивные самолеты сжигали топливо быстрее, чем поршневые, что накладывало некоторые ограничения на операции. Из-за высокой скорости расхода топлива реактивные самолеты нужно было немедленно принимать по возвращении от цели, они не могли долго болтаться в воздухе возле авианосца, как это делали поршневые самолеты. Кроме того, «Пантеры» были почти на 7 футов длиннее «Корсара», что сокращало количество машин, которое мог принимать корабль.

Другой проблемой авианосных операций у берегов Кореи было взаимодействие с ВВС. Когда война разрастется, увеличатся и проблемы. Разногласия между флотом и авиацией возникали в области связи (корабли в море предпочитали соблюдать радиомолчание), выбора целей, определения очередности целей и координации атак. Эти проблемы даже вызвали у командования флота опасения, что ВВС получат «контроль» над авианосцами.

ВВС настаивали, что на тактическом уровне требования армейских командиров на непосредственную воздушную поддержку должны направляться в центральные штабы, где их будут рассматривать, исходя из общих ресурсов. Флот и морская пехота утверждали, что обстановка на поле боя меняется слишком быстро, а потому нельзя позволить этой длинной цепи вносить задержки. Вместо этого моряки непосредственно подчиняли части воздушной поддержки армейским командирам, оставляя за высшими штабами право вмешиваться, когда это будет необходимо. Такое различие во взглядах не было преодолено до 60-х годов, когда повсеместно была принята система, используемая морской пехотой.

Генерал МакАртур, главнокомандующий силами союзников на Дальнем Востоке, фактически контролировал действия ударных авианосцев на запале Тихого океана, как и его преемник генерал Мэтью Б. Риджуэй. Во время Второй Мировой войны флот выделял 7-му Флоту генерала МакАртура только эскортные авианосцы.

6 июля «Вэлли Фордж» и «Трайэмф» с эскортом благополучно прибыли в бухту Бакнер. На следующий день адмирал Страбл улетел на совещание в Токио, где он предложил немедленно возобновить авианосные атаки. Однако положение в Формозском проливе вынудило Оперативное Соединение 77 оставаться на Окинаве до 16 июля. После совещания в Токио адмирал Страбл прилетел на Окинаву, а оттуда на эсминце отплыл на Формозу. Там он в течение 2 дней вел переговоры с генералиссимусом Чан Кай-Ши.

После 10 дней неприятного, но отчасти вынужденного безделья, 16 июля Оперативное Соединение 77 вышло в море и взяло курс на Корейский пролив. Самолеты с авианосцев, находившихся в Японском море у юго-восточных берегов Кореи, прикрывали высадку американских войск в Пхохане, в 65 милях севернее Пусана. Так как для патрулирования в воздухе в районе Пхохана требовалось совсем немного самолетов, Оперативное Соединение 77 снова отправило самолеты для атаки целей в Северной Корее.

Эти атаки были проведены в ответ на просьбы командования ВВС на Дальнем Востоке. В этом запросе был указан приоритет целей: железнодорожные и шоссейные дороги шли первыми, за ними аэродромы и топливные комплексы. Такая очередность целей для авианосной авиации шла прямо вразрез с предыдущими соглашениями о роли и задачах видов вооруженных сил. Нарушение вражеских коммуникаций считалось исключительной прерогативой ВВС.

Теперь, находясь под «координационным контролем» Дальневосточного Командования ВВС, «Вэлли Фордж», «Трайэмф» и их сопровождение крейсировали примерно в 50 милях от побережья Кореи. 18 и 19 июля их самолеты проводили противолодочное патрулирование, прикрывали и поддерживали высадку в Пхохане, наносили удары по шоссе, железным дорогам, аэродромам и промышленным предприятиям на севере. Главной целью был морской порт Вонсан, где авианосные самолеты уничтожили нефтеперегонный завод. (Ранее бомбардировщики В-29 атаковали завод. Хотя он и прекратил действовать, стратегические бомбардировщики не добились ни одного попадания в важнейшие зоны промышленного комплекса.) Кроме того, на земле были уничтожены 25 вражеских самолетов и такое же количество повреждено. За 2 дня операций были потеряны 2 авианосных самолета, хотя оба пилота были спасены.

Из-за угрозы атак советских подводных лодок и самолетов Оперативное Соединение 77 избегало маневрировать в одном районе более 2 дней. Корабли 19 июля приняли последний самолет и немедленно ушли, по дороге увернувшись от тайфуна. «Трайэмф» вместе с английским эсминцем на 10 дней покинул Оперативное Соединение 77, чтобы пройти текущий ремонт в японских доках.

Оперативное Соединение 77, оставшись теперь с 1 авианосцем, пошло вокруг Корейского полуострова. Оно провело заправку с танкера в море и 22 июля, находясь в Желтом море, соединение подняло самолеты для непосредственной поддержки войск союзников, однако летчики не смогли установить контакт с наземными постами наведения и потому атаковали только самые видные цели. Вечерние атаки были проведены таким же образом.

23 июля последовала новая заправка в море. «Вэлли Форджу» требовалось пополнить запасы бомб и ракет, и потому 24 июля он совершил короткий заход в Сасебо. Погрузка боеприпасов была прервана в связи с ухудшением положения на фронте. Весь день 25 июля самолеты авианосца оказывали непосредственную поддержку войскам и действовали на вражеских коммуникациях. «Трайэмф» вернулся в море вместе с «Вэлли Фордж», хотя ремонтные работы на английском авианосце едва начались. Снова атакам авианосных самолетов помешала плохая связь с армейскими частями и отсутствие свежих разведывательных данных о противнике. После этого Оперативное Соединение 77 пошло на северо-восток. Пройдя за ночь около 150 миль, 26 июля оно провело относительно успешную операцию по поддержке из Японского моря. 27 июля корабли снова совершили заправку в море, а затем пошли вокруг южных берегов Кореи в Желтое море. 28 – 29 июля авианосцы провели серию атак целей на западном побережье полуострова.

После этого Оперативное Соединение 77 отошло к Окинаве, отчасти из-за необходимости заменить потерянные самолеты, отчасти из-за угрозы вторжения Китая на Формозу. «Трайэмф» был отправлен в Японию для последующей передачи блокадному соединению. Оно было создано с целью пресечь действия мелких кораблей коммунистов в корейских водах.

Эксплуатационные потери и вражеский зенитный огонь стоили авианосцам нескольких самолетов, но при этом большинство летчиков было спасено. Один пилот был подобран на вражеской территории вертолетом, который потом сам сел за линией фронта из-за нехватки горючего. Оба пилота сумели пробраться к своим. Один истребитель с «Трайэмфа», следуя за отметкой на экране радара, слишком близко подошел к соединению В-29 и был сбит. Пилота подобрал эсминец.

За 12 дней операций Оперативное Соединение 77 совершило большой поход вокруг берегов Кореи, выполняя тактические и стратегические задачи. Оно понесло небольшие потери в самолетах, однако причинило крупный ущерб противнику. Атаки 3 – 4 июля доказали, что авианосцы могут участвовать и в «современной» войне. Атаки 18 – 28 июля доказали, что эти мобильные и универсальные корабли совершенно необходимы в Корее.

«Вэлли Фордж» бросил якорь в бухте Бакнер 31 июля, а на следующий день к нему присоединился авианосец «Филиппин Си».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.180. Запросов К БД/Cache: 3 / 0