Глав: 9 | Статей: 120
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Новые самолеты

Новые самолеты

Ранее противолодочные эскадрильи были укомплектованы AF «Гардианами» и AD «Скайрейдерами», сведенными в двухсамолетные поисковые (-W) и ударные (-S) звенья. Возможности этих самолетов были сильно ограничены, так как они могли действовать только парами. Вдобавок, они имели одного пилота и один мотор. Поэтому в конце 40-х годов флот решил создать самолет, способный в одиночку проводить поиск и выполнять атаки. Результатом этого решения стало появление S2F «Трэккера». Этот самолет предполагалось использовать с эскортных авианосцев, однако он имел размах крыльев почти 70 футов и длину 49,5 футов, а потому его место было, скорее, на больших авианосцах. После появления в составе авианосных эскадрилий в 1957 году он стал самым крупный авианосным самолетом, если не считать AJ «Сэведжа». Характерными чертами «Трэккера» были: 2 мотора, бомбовый отсек внутри фюзеляжа для самонаводящихся торпед или глубинных бомб, подкрыльевые узлы подвески для ракет, поисковый радар под фюзеляжем, убирающаяся антенна детектора магнитных возмущений в хвосте и прожектор под правым крылом. Экипаж «Трэккера» состоял из пилота, второго пилота-штурмана, оператора радара и оператора МАD. (Вариантами «Трэккера» были TF «Трейдер» – грузовой авианосный самолет, TF-1Q – самолет электронного противодействия, WF-2 – самолет РЛД, прозванный на авианосцах «Вилли Фуд».)

К S2F «Трэккеру» в авианосных эскадрильях вскоре присоединились вертолеты, специально оборудованные для охоты за подводными лодками. Первая вертолетная противолодочная эскадрилья была создана 3 октября 1951 года. Она должна была состоять из 18 вертолетов HUP-2. Эта машина имела длину 31,5 фут, 2 винта диаметром 35 футов, управлял ею 1 пилот. Но фирма не сумела выполнить график, намеченный флотом, и эскадрилья получила машины только в феврале 1952, когда для испытаний был предъявлен вертолет HUP-1. Через 2 месяца были получены первые HUP-2, и эскадрилья перебазировалась на борт эскортного авианосца «Сибоней» для морских испытаний вертолета, хотя пока что в наличии имелось только 9 машин.

Вертолеты базировались на «Сибонее» с 1 по 27 июня. Один HUP-2 упал в море, когда отказал мотор. Несколько вертолетов получили тяжелые повреждения. В результате испытаний был сделан вывод, что эти вертолеты не подходят для противолодочных операций. В августе был проведен новый цикл испытаний, и возникли новые проблемы. Еще 3 HUP-2 упали в море, но были спасены.

Для противолодочных операций был специально спроектирован большой вертолет HSL (длина 39,25 фута, взлетный вес 16800 фунтов против 6000 фунтов HUP-2). Эта двухвинтовая машина тоже оказалась неудачной. Начиная с 1955 года, все вертолетные противолодочные эскадрильи стали получать вертолеты HSS-1 (длина 47 футов, взлетный вес 12000 фунтов). Вертолетом управлял экипаж из 4 человек. HSS-1 имел погружаемый гидролокатор и был вооружен самонаводящимися торпедами. Таким образом, он мог проводить поиск и наносить удары.

Вместе с S2F «Трэккером» эти вертолеты сделали противолодочные авианосцы грозным оружием.

Создание вертолетных противолодочных эскадрилий в начале 50-х годов было только первой стадией широкого распространения вертолетов на флоте. Они стали применяться в морских операциях повсеместно. До Корейской войны флот размещал вертолеты на борту крейсеров и авианосцев для связных и спасательных работ, корректировки артогня. Корейская война открыла новое поле деятельности вертолетов. В октябре 1950 года во время высадки в Вонсане вертолет HO3S-1 с легкого крейсера разыскивал мины и сообщал о них на тральщики. Эксперимент прошел настолько успешно, что вертолеты сразу были сделаны частью тральных команд. Они направляли тральщики к минам, а, если корабли оказывались в ловушке, вертолеты выводили их в безопасные воды.

Флот поспешно переоборудовал LST-799 в плавбазу тральщиков и базу вертолетов. Танко-десантный корабль теперь мог принять на борт штаб минной эскадры и превратился в «матку» для маленьких тральщиков и их экипажей. На нем была сооружена посадочная площадка и установлено оборудование для обслуживания 3 вертолетов, хотя обычно с корабля действовали только 1 или 2 машины. LST-799 стал первым кораблем, который формально служил в военное время в качестве вертолетоносца. В конце марта 1951 года он был послан в гавань Вонсана. Хотя войска коммунистов владели городом, американский флот свободно действовал в гавани, расчищая проходы в минах для кораблей, обстреливающих город. Действовала и спасательная станция, где могли сесть самолеты, поврежденные над Северной Кореей. В этом случае экипажи могли рассчитывать на спасение. Кроме ценной работы по обнаружению мин, вертолеты LST-799 подобрали 22 летчика, некоторых даже позади вражеских линий, и доставили их в безопасное место. Вертолеты с линкоров и крейсеров тоже помогали в спасательных работах, когда не были заняты корректировкой артогня.

Бригада морской пехоты, которая прибыла в Корею в начале августа 1950 года, имела 6 вертолетов HO3S-1 и использовала их в различных целях. Осенью 1951 года в Корею была послана эскадрилья вертолетов морской пехоты HRS-2 (артиллерийский вариант HO4S). Вертолеты, которые могли поднимать до 8 солдат или эквивалентное количество груза, использовались для доставки снабжения окруженным частям, проведения разведки, переброски войск, эвакуации раненых. Вертолеты проводили учения по высадке воздушных десантов. Периодически они действовали с эскортных авианосцев, находящихся в корейских водах.

Пока шли переговоры между коммунистами и союзниками о перемирии в Корее, бои на суше продолжались, но линия фронта застыла. В воздухе бои шли над большей частью Корейского полуострова.

В середине 1951 года в западной части Тихого океана действовали авианосцы «Бон Омм Ричард» и «Принстон». Последний предполагалось заменить «Эссексом». Эти авианосцы действовали у восточного побережья Кореи в составе Оперативного Соединения 77. У западного побережья действовали легкие авианосцы «Батаан» и «Глори» и эскортные авианосцы «Бейроко» и «Сицили». Они входили в состав Оперативного Соединения 95, которое выполняло блокадные и эскортные обязанности.

Прибытие в конце августа 1951 года в корейские воды «Эссекса» отметило первое появление модернизированных кораблей типа «Эссекс» в бою. Кроме того, он был лучше приспособлен для действий реактивных самолетов. Авианосец имел на борту эскадрилью F2H «Бэнши», не считая эскадрилий F9F «Пантер», F4U «Корсаров», AD «Скайрейдеров» и подразделений специальных самолетов. Двухмоторный «Бэнши» создавался параллельно с F9F «Пантерой» как палубный реактивный истребитель. F2H-2, который впервые вступил в бой с «Эссекса», был немного быстрее «Пантеры», однако ему сильно мешал большой размах крыльев – 45 футов, что было на 7 футов больше, чем у «Пантеры». Реактивные самолеты все росли и росли… Как и «Пантера», «Бэнши» был вооружен 4 – 20-мм пушками и мог нести под крыльями 2 – 500-фн бомбы.

«Эссекс» прибыл в Корею в разгар проведения операции «Стрэнгл» (Strangle – удавка). В конце мая 1951 года армейское командование предложило лишить коммунистов на поле боя всего снабжения и всех подкреплений. Основная масса грузов доставлялась коммунистами к линии фронта по шоссе. Было предложено перерезать все шоссе в полосе шириной 1° поперек всего полуострова, с 38°15ў N до 39°15ў N. Внутри этого пояса самолеты ВВС должны были перерезать дороги, уничтожить мосты, разрушить туннели на 3 самых западных дорогах. Авианосные самолеты брали на себя 2 центральных шоссе, а базовые самолеты морской пехоты должны были атаковать 3 восточные дороги. Нарушения коммуникаций планировалось добиться регулярными круглосуточными бомбардировками, использованием бомб с замедленными взрывателями (от 6 до 72 часов), применением напалма, ракетным и пушечным огнем.

Операция «Стрэнгл» началась 5 июня 1951 года. Сотни грузовиков коммунистов были уничтожены усилиями летчиков ВВС, флота и морской пехоты, дороги и мосты были разбомблены. Однако разведывательные самолеты приносили назад неутешительные новости. Количество грузовиков, движущихся через пояс по ночам, не уменьшалось. Грунтовые дороги и рабский труд сделали ремонт дорог простым делом. Бомбы замедленного действия игнорировались с восточным фатализмом. Операция «Стрэнгл» продолжалась до 20 сентября. Авиацию ВМФ в ней представляли самолеты с авианосцев «Бом Омм Ричард», «Боксер» и «Принстон» (последний был заменен «Эссексом»).

Во время этой операции только что прибывший «Эссекс» был привлечен для решения иной задачи. Его истребители должны были прикрыть бомбардировщики В-29 «Сверхкрепость», бомбившие порт Расин. (Это японское название, корейцы называли его Нанджин.) Расин лежит всего в 17 милях от советской границы и связан с Владивостоком железной дорогой, шоссе и по морю. Было известно, что грузы, поступающие в Расин, перегружаются на автомобили и доставляются к линии фронта. Хотя Расин был важнейшей военной целью, государственный департамент запрещал бомбить его, так как опасался, что самолеты могут сбросить бомбы над советской территорией или пролететь над ней. 12 августа 1950 года В-29 бомбили Расин, используя радар. Однако их бомбы в цель не попали, большая часть упала в соседней деревне. Через 10 дней В-29 совершили еще одну атаку, но на сей раз плохая погода вынудила бомбардировщики атаковать запасные цели в Северной Корее. После этого Расин по настоянию государственного департамента был выведен из списка целей. К осени 1951 года это был единственный город в Северной Корее, не уничтоженный авиацией союзников.

Объединенный комитет начальников штабов сумел добиться у президента Трумэна разрешения бомбить железнодорожные станции Расина. 25 августа 1951 года 35 бомбардировщиков В-29 поднялись в воздух, чтобы атаковать город. Так как В-29 было запрещено летать над советской территорией, они были вынуждены лететь над Северной Кореей. Поэтому истребители и зенитные батареи коммунистов были предупреждены заранее. Так как ни один истребитель союзников, взлетев с аэродрома в Южной Корее, не мог сопровождать бомбардировщики так далеко на север, для их прикрытия были выделены 12 F2H «Бэнши» и 11 F9F «Пантер» с «Эссекса». Они встретились с бомбардировщиками на пути к Расину.

29 бомбардировщиков достигли цели и сбросили более 300 тонн бомб. Сортировочные станции были накрыты, и 97 % бомб попали в цель. Только 1 бомбардировщик сбросил свой груз в море, едва не накрыв американские крейсер и 2 эсминца, стоявшие на якоре под берегом.

МиГи даже не пытались перехватить В-29. Больше коммунистам не было убежища во всей Северной Корее.

Продолжение операции «Стрэнгл» дало совершенно неудовлетворительные результаты. «Эссекс» прервал полеты вечером 16 сентября. Один из его «Бэнши», поврежденный во время вылета над вражеской территорией, проскочил над аварийным барьером и врезался в палубную стоянку. Взвилось пламя, и, прежде чем его потушили, 4 самолета были уничтожены. Погибли 8 человек, еще 27 были ранены. После этой аварии «Эссекс» ушел в Японию на ремонт и вернулся в строй только 30 октября.

Когда «Эссекс» снова поднял самолеты, перед ними была поставлена задача уничтожения железнодорожных путей и мостов в Северной Корее. Предыдущие налеты на мосты через Ялу и шоссе ничуть не ослабили поток материалов, поступающий к коммунистам. Теперь стало ясно, что красные больше полагались на железные дороги, и в октябре 1951 года началась борьба против этого вида транспорта. Для этой операции Оперативное Соединение 77 привлекло авианосцы «Энтьетам» (заменивший «Боксер), «Бом Омм Ричард» (его вскоре должен был сменить «Вэлли Фордж») и «Эссекс».

И снова начались круглосуточные действия армии, авиации и флота. Ночные атаки с авианосцев Оперативного Соединения 77 проводили -5N «Корсары» и -4N «Скайрейдеры». Авиагруппа каждого авианосца имела по звену из 4 таких самолетов. Главной задачей «Корсаров» было прикрытие авианосцев с воздуха ночью. Но, в отсутствие сопротивления в воздухе, они присоединились к «Скайрейдерам» в их охоте за поездами коммунистов. Атакуя цели с помощью радара или осветительных ракет, самолеты уничтожили немало поездов и грузовиков, разгромили железные дороги и шоссе.

Ночные пилоты вели интенсивные действия, что разительно отличалось от операций Второй Мировой войны. В 1941 – 45 годах большинство полетов и боев авианосцев проходили при дневном свете, и пилоты не любили ночные полеты, так как они не видели сбитые самолеты и атакуемые корабли или наземные сооружения. Совсем иначе обстояло дело в Корее, где караваны грузовиков и поезда днем скрывались и двигались только по ночам.

Пока продолжались попытки уничтожить железнодорожную сеть в Северной Корее, «Эссекс» получил еще одно необычное задание. Партизаны союзников сообщили о встрече китайских и корейских коммунистических лидеров в Капсане, в 60 милях от берега в гористом районе Северной Кореи. Для выполнения этой задачи «Эссекс» выделил 8 «Скайрейдеров», вооруженных 2 – 1000-фн бомбами, напалмовыми баками и полным боекомплектом 20-мм снарядов.

Взлетев в 100 милях от берега, самолеты пошли низко над водой. Над сушей они летели долинами, чтобы избегнуть обнаружения вражескими радарами. Истребители не сопровождали штурмовики, чтобы уменьшить вероятность обнаружения авиагруппы. В 9.13, через 13 минут после того, как делегаты должны были занять свои места, взорвалась первая бомба. Все бомбы легли в цель. Партизаны сообщили о гибели 509 высокопоставленных коммунистов и уничтожении всей партийной верхушки Северной Кореи. Северокорейское радио назвало восьмерых пилотов, благополучно вернувшихся на «Эссекс», «мясниками Капсана» и объявило награду за их головы.

Охота за поездами продолжалась. Летчики ВВС, ВМФ и морской пехоты в тысячах мест разорвали 56І железнодорожную колею, уничтожали сортировочные станции, взрывали мосты, обрушивали тоннели, истребляли подвижной состав. Действия на железных дорогах и шоссе продолжались до конца войны, но в конце июня 1952 года главные усилия были перенесены на транспортные узлы, промышленные центры и складские зоны. Союзники решили попытаться склонить коммунистов к уступкам на переговорах. За 20 месяцев охоты на железных дорогах самолеты Оперативного Соединения 77 повредили железнодорожное полотно в 13000 мест, уничтожили 500 мостов, сотни паровозов и вагонов, многие из которых были загружены военными материалами.

Весной 1952 года дважды сменились командующие 7-м Флотом. 3 марта вице-адмирал Гарольд Мартин был сменен вице-адмиралом Робертом П. Бриско. Бриско командовал 7-м Флотом только до 20 мая, когда он стал командующим морскими силами Дальневосточного района. Его сменил вице-адмирал Дж.Дж. Кларк, который осенью 1951 года 2 месяца командовал Оперативным Соединением 77, а теперь стал командующим 7-м Флотом.

В июне 1952 года самолеты Оперативного Соединения 77 атаковали плотину Суйхо. Это была четвертая в мире по величине гидроэлектростанция. Она снабжала электричеством большую часть Кореи и Манчжурии. Так как плотина располагалась на реке Ялу, ее атака без вторжения в воздушное пространство Манчжурии была крайне сложной, поэтому до сих пор ее не бомбили. В-29 не могли атаковать плотину из-за того, что они неизбежно пересекли бы реку. Кроме того, на северном берегу Ялу, недалеко от Суйхо, находилась база МиГов.

23 июня авианосцы «Боксер», «Филиппин Си» и «Принстон» развернулись против ветра и подняли самолеты. Они выслали 35 «Скайрейдеров», вооруженных 2000-фн и 1000-фн бомбами. Когда винтовые самолеты уже находились в пути, авианосцы подняли 35 «Пантер». 24 из них несли по 2 – 250-фн бомбы, а остальные имели подвесные топливные баки.

«Пантеры», несущие бомбы, устремились вниз, чтобы подавить зенитный огонь, а «Скайрейдеры» спикировали на саму ГЭС. Остальные «Пантеры» держались выше, осматривая небо в поисках МиГов. Менее чем за 3 минуты авианосные самолеты всадили в ГЭС более 90 тонн бомб. Каждая бомба поразила цель. Несколько самолетов были повреждены огнем с земли, но все, кроме 2, благополучно вернулись на авианосцы. Тяжело поврежденный «Скайрейдер» и его ведомый полетели на юг. Поврежденный самолет сел на брюхо в Сеуле.

Когда улетели самолеты ВМФ, прибыли самолеты ВВС и начали серию новых атак. В следующие несколько дней удары наносили истребители-бомбардировщики: 70 F-84 и 45 F-80. За ними последовали 22 F-86 «Сейбра», сопровождавшие 2 разведывательных самолета.

В тот день, когда бомбы посыпались на Суйхо, авианосные и базовые самолеты атаковали еще 12 электростанций в Северной Корее. Самолеты авианосцев «Бон Омм Ричард», «Боксер», «Филиппин Си» и «Принстон» присоединились к самолетам ВВС и морской пехоты, которые в течение 2 дней вели интенсивные атаки. В ходе этой операции авианосные самолеты совершили 546 вылетов, самолеты морской пехоты – 139 вылетов, самолеты ВВС – 730 вылетов. 11 электростанций были разбиты, и еще 2 – возможно уничтожены. Во ходе этих атак были потеряны 2 самолета ВМФ, но оба пилота были спасены.

Боевые потери авианосной авиации за время Корейской войны были относительно невелики, зато эксплуатационные потери оказались тяжелыми. Рано утром 6 августа 1952 года вспыхнуло пламя в ангаре «Боксера». Загорелись бензин, бомбы, боеприпасы и самолеты, подготовленные для дневных полетов. Пламя вынудило 63 человека прыгнуть за борт, все они были подобраны спасательными шлюпками и вертолетами. 7 человек погибли в огне, а 12 самолетов были уничтожены. После быстрого ремонта в Японии «Боксер» вернулся к берегам Кореи, чтобы выполнить первую в этой войне атаку с использованием управляемых снарядов.

Пытаясь уничтожать хорошо защищенные цели с минимальными потерями в жизнях и самолетах, флот начал «кнопочную войну». F6F-5 «Хеллкэты» постройки Второй Мировой войны были оборудованы радиотелевизионной системой наведения и набиты взрывчаткой. С запущенными моторами эти самолеты были катапультированы в воздух. Самолеты наведения должны были направлять беспилотные «Хеллкэты» прямо на трудноуязвимые мосты. С 28 августа по 2 сентября было проведено 6 таких атак. 5 оказались удачными, а 1 сорвалась из-за поломки в системе управления.

Самолеты Оперативного Соединения 77 в последний год войны выполнили множество заданий. 1 сентября «Боксер», «Эссекс» и «Принстон» выслали 144 самолета для атаки нефтеперегонного завода в Аодзи, всего в 4 милях от Манчжурии и 8 милях от советской границы. Эта цель считалась слишком сложной для В-29. 8 октября была проведена еще одна совместная операция самолетов ВВС и ВМФ. На сей раз целью был город Ковон в восточной Корее, важный железнодорожный узел. Расположенные там зенитные батареи задали в своей время хорошую трепку самолетам флота. 10 бомбардировщиков В-29 в сопровождении 12 «Бэнши» накрыли цель градом 500-фн с дистанционными взрывателями. Они должны были разрываться прямо над землей. После этого 89 морских самолетов атаковали железнодорожную станцию без помех со стороны вражеских зениток.

После этого самолеты авианосцев переключились на удары по целям вблизи от линии фронта, но вне эффективной дальности огня полевой артиллерии союзников.

В этот период легкие и эскортные авианосцы тоже решали важные задачи, обычно действуя в составе Соединения блокады и эскорта ООН (ОС 95). У западного и восточного побережья Кореи находились соответственно оперативные группы 95.1 и 95.2. Американскими авианосцами, которые в разное время прошли через это соединение были: «Бадунг Стрейт» (3 боевых похода), «Батаан» (3 похода), «Бейроко» (3 похода), «Рендова» (3 похода), «Сицили» (4 похода). Обычно в составе этого соединения действовал и английский авианосец.

Оглавление книги


Генерация: 0.167. Запросов К БД/Cache: 0 / 0