Глав: 9 | Статей: 120
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Новый спор

Новый спор

Начало возрождения десантных сил американского флота, воплотившееся в программе строительства вертолетоносцев, произошло в то время, когда господствовала доктрина «массированного возмездия». Любое посягательство коммунистов на «свободный мир» должно быть встречено быстрым и сокрушительным возмездием американских ядерных сил. Такова была официальная политика США и НАТО, несмотря на то, что обычное оружие и экономическая помощь остановили коммунистов в Западной Европе, Греции, Турции, Ливане, Малайе, Корее, на Филиппинах. Даже кризис вокруг Прибрежных островов можно включить в этот список, так как морские и воздушные силы Соединенных Штатов и националистов вполне могли отбить нападение Китая без применения ядерного оружия.

Ударные авианосцы типа «Форрестол», каждый из которых имел по 50 атомных бомбардировщиков, были важным компонентом американских ядерных ударных сил. Американский конгресс выделил средства для строительства одного суперавианосца в год. 1951 – «Форрестол», 1952 – «Саратога», 1953 – «Рейнджер», 1954 – «Индепенденс», 1955 – «Китти Хок», 1956 – «Констеллейшн», 1957 – «Энтерпрайз». Первые 6 кораблей были обычными авианосцами типа «Форрестол», лишь немного отличающимися друг от друга, и каждый последующий был чуть больше, чем предшественник. На «Китти Хок» (CVA-63) и «Констеллейшн» (CVA-64) вместо 127-мм орудий были установлены спаренные пусковые установки ЗУРС «Терьер». «Терьер» был радиоуправляемым снарядом с дальностью действия около 20 миль.

«Энтерпрайз» (CVAN-65) не имел бортового вооружения. Защищать авианосец должны были его перехватчики, а также орудия и ракеты кораблей сопровождения. Значительно более важным было то, что «Энтерпрайз» был построен с атомной машинной установкой, которая давала ему дальность плавания, измеряемую скорее в годах, чем в милях.

В финансовом году, который начался 1 июля 1958 года, не была утверждена постройка ни одного авианосца, в следующем году тоже. Противников ударных авианосцев было много, а с появлением межконтинентальных баллистических ракет и в связи с растущей стоимостью постройки военных кораблей сопротивление стало сильнее. Председатель комитета по финансам американского конгресса заявил, что миллиарды, израсходованные Соединенными Штатами на постройку авианосцев, выброшены на ветер. Он добавил, что программа постройки авианосцев – «самая колоссальная ошибка во всей военной истории», так как одновременно флот создавал баллистические ракеты «Поларис», запускаемые с подводных лодок. Один американский сенатор выразил типичное непрофессиональное мнение, когда спросил военно-морского министра: «Зачем нам нужны новые авианосцы, если ракеты «Поларис» так хороши?»

В ответ на многочисленные удары, сыплющиеся со всех сторон на авианосцы, начался новый «бунт адмиралов», чем-то напоминающий события конца 40-х годов, когда министр обороны отменил постройку суперавианосца «Юнайтед Стейтс», а флот в отместку открыл массированный огонь по программе строительства бомбардировщиков В-36. Вице-адмирал Уильям Р. Смедберг заявил: «На наших последних совместных с ВВС учениях мы обнаруживали самолеты – я сейчас не помню точно расстояние – на дистанции что-то около 200 миль. Мы открыли по ним огонь с дистанции 180 миль и практически разметали их прежде, чем они приблизились к авианосцам на 70 – 100 миль».

Взгляды флота на проблему неуязвимости авианосца были выражены в заявлении военно-морского министра Томаса, сделанном в 1956 году.

«Обнаружить авианосец типа «Форрестол» на океанских просторах будет исключительно трудной задачей. Корабль в открытом море, следующий на высокой скорости, трудно обнаружить даже наиболее современным поисковым самолетам. Патрульные самолеты, чтобы обнаружить его, должны обыскать тысячи квадратных миль океана. Даже если примерное положение авианосца на какой-то момент будет известно, эта информация потеряет свою ценность буквально через несколько часов. Через 6 часов авианосец может быть где-то в круге площадью 100000 кв. миль. Еще через 6 часов подвижная авиабаза будет находиться где-то в круге площадью 500000 кв. миль. Если поисковый самолет ошибется всего на 1° в направлении полета к кораблю, находящемуся в 500 милях от берега, то пролетит за много миль от цели.

Другим аспектом трудной проблемы поиска корабля конкретного типа на просторах океана является извечная проблема «призраков» и неправильного опознания. В любое время дня и ночи на просторах Атлантики находятся 2500 кораблей. В любое время суток в Средиземном море находятся 700 кораблей. Даже наисовременнейшие реактивные самолеты-разведчики, оснащенные мощнейшими радарами, обнаружив цель, должны определить, что это такое. На экране радара даже медлительный пароход, даже маленький остров, (а в Средиземном море сотни таких островков) могут выглядеть, как авианосец. Самые опытные летчики тоже будут делать множество ошибок в опознании реальных кораблей, полагаясь только на показания радара. О подводных лодках, транспортах и даже о китах будут сообщать как об «авианосцах». А в наши дни электронных чудес есть много устройств, способных ввести в заблуждение самого опытного оператора радара.

Таким образом, проблема состоит не только в том, чтобы найти авианосец, но и в том, чтобы опознать его.

И даже если поисковый самолет сумеет найти и опознать авианосное оперативное соединение, возможно, он будет перехвачен и сбит истребителями прикрытия.

Поиски в море подвижной авиабазы заставят противника использовать множество самолетов. Даже обнаружив ее, враг будет вынужден задействовать крупные силы своей авиации, как наступательной, так и оборонительной. Он должен будет защищаться от смертельной угрозы, которую несет в себе авианосец, а также частью своих сил попытаться нейтрализовать его.

Другими словами, наши авианосные силы ослабят наступательные силы врага и распылят их, скуют его оборонительные силы. Авианосные истребители уничтожат значительную часть его воздушной мощи, которая в ином случае может быть использована против нашей метрополии.

Но давайте предположим, что вражеским разведывательным самолетам удалось обнаружить и опознать подвижную авиабазу и предупредить свои базы. Теперь перед врагом встает опасная задача атаки авианосного оперативного соединения. Во-первых, он должен будет прорваться через внешнее кольцо охранения ракетных кораблей, которые, возможно, будут расположены за много миль от авианосца. Наши новые ракеты имеют очень большую дальность.

Кроме ракетного щита, вражеские самолеты будут вынуждены прорывать прикрытие собственных истребителей авианосца.

Если даже враг прорвется, он должен будет точно сбросить бомбу с большой высоты на авианосец, идущий со скоростью примерно 40 миль/час. Это крайне трудно, и я должен обратить ваше внимание на то, что ни один авианосец в годы Второй Мировой войны не был потоплен высотными бомбардировщиками, и ни один авианосец типа «Эссекс» не был потоплен вообще. Ни подводными лодками, ни самолетами.

По моему мнению, объективный и беспристрастный анализ показывает, что подвижная авиабаза «Форрестол» будет самой защищенной и наименее уязвимой из всех систем оружия, которые мы имеем».

Военно-морской министр Томас и адмиралы упорно доказывали неуязвимость авианосцев для атак советских подводных лодок. В отношении баллистических ракет сторонники авианосцев утверждали, что ракету надо нацелить на определенную мишень перед запуском, а после старта курс ракеты уже не изменить, чтобы ввести коррективы на перемещения авианосца. Зато, как отмечали адмиралы, координаты любой американской авиабазы, дома и за рубежом, отлично известны Советам.

Более логичным со стороны противников авианосцев было привлечь внимание к ракетам «воздух – поверхность», которые запускаются с самолета, который остается вне дальности действия корабельных ЗУРС и наводит ракету на цель. Эти люди также утверждали, что авианосец большую часть времени проводит в порту, представляя собой хорошую мишень для воздушных и ракетных атак.

Однако главным противником авианосцев, возможно, была растущая стоимость их постройки. В апреле 1959 года флот представил оценочную стоимость постройки авианосцев конгрессу.


Общая стоимость постройки «Энтерпрайза» составила 445 миллионов долларов, что сделало его самым дорогим кораблем в истории.

Итак, летом 1958 года авианосцы были двинуты в Восточное Средиземноморье, а затем и в западную часть Тихого океана в ответ на угрозы коммунистов. Но конгресс не выделил средств на постройку новых авианосцев.

На следующий год флот снова встретил сопротивление, когда потребовал выделить средства на постройку ударного авианосца. Возможно, самым влиятельным противником постройки авианосцев в конгрессе был Кларенс Кэннон, избранный главой комитета по финансам палаты представителей. Он был давним врагом авианосцев еще со времен истории с В-36. Во время слушаний в конгрессе, проходивших летом 1959 года, он повел широкое наступление на флот.

«Мы стоим точно там же, где стоял Чемберлен, когда встретился с Гитлером в Мюнхене. Гитлер имел самолеты, а воздушные силы Англии были слабыми. Сегодня Хрущев имеет ракеты и подводные лодки, нам не хватает тех и других. Мы растрачиваем на постройку авианосцев время, силы и деньги, которые мы должны выделить на создание ракет и подводных лодок… Россия оказалась слишком умна, чтобы построить хоть один авианосец. Она копирует все системы оружия, которые мы создаем, за исключением авианосцев… Это единственная разница в военных программах двух держав. В результате Америка застыла на месте, а Россия усиливается с каждым годом. Этому может быть только одно объяснение, и оно исключительно простое. Авианосец».

Кэннон сумел дать палате представителей достаточно оснований, чтобы исключить авианосец из оборонного бюджета. Однако сенат, традиционно более симпатизирующий флоту, потребовал у президента не 260 миллионов долларов, а на 100 миллионов больше, чтобы обеспечить кораблю атомную машинную установку. Было принято компромиссное решение – выделить 35 миллионов долларов для начала строительства атомного авианосца. Однако президент Эйзенхауэр, противившийся широкому распространению атомных двигателей, отказался выделить флоту эти деньги.

Атомная машинная установка стала главным предметом нового спора вокруг авианосцев. Политики заявили флоту, что требуемые им 130 миллионов долларов на атомную силовую установку не окупают получаемых преимуществ. Руководитель программы создания атомного двигателя для ВМФ вице-адмирал Риковер заявил конгрессу, что это «колоссальная глупость». Пояснив, что говорит от себя лично, а не от имени флота, адмирал Риковер добавил, что выделять средства на авианосец, ходящий на нефти и устаревший еще до закладки, то же самое, что «приобрести сегодня дизельную подводную лодку». (Все американские подводные лодки, начиная с 1956 года, были атомными.)

В финансовом году, который начался в июле 1960 года, конгресс и президент наконец согласились на постройку ударного авианосца, восьмого с тех пор, как закончилась Вторая Мировая война. В это время флот имел 14 ударных авианосцев: 4 – типа «Форрестол», 3 – типа «Мидуэй», 7 – типа «Эссекс». Их поддерживали 9 противолодочных авианосцев типа «Эссекс» и 10 учебных авианосцев.

Действия ударных авианосцев ярко отражали реакцию Соединенных Штатов на международные кризисы. В августе 1960 года, в ответ на угрозы советского премьера Никиты Хрущева, вызванные отчасти вторжением войск США и ООН в Конго, американский ВМФ выделил дополнительные силы 6-му и 7-му флотам.

Ударные авианосцы «Индепенденс» и «Интрепид» прибыли в Средиземное море в конце августа. Предполагалось, что они будут находиться там 6 месяцев. В начале сентября в Средиземное море прибыл авианосец «Саратога». В это время в составе 7-го Флота числились 3 ударных авианосца: «Хэнкок», «Орискани» и «Тикондерога». Ударная мощь авианосных соединений увеличилась осенью 1960 года, когда с 2 авианосцев каждого флота на берег перелетела истребительная эскадрилья, а на ее место прибыли эскадрильи легких штурмовиков. Истребители находились в постоянной готовности на базах Рота, Испания, и Ацуги, Япония, чтобы быстро вернуться на авианосцы в случае необходимости.

Имея только 14 ударных авианосцев, флот с трудом поддерживал базирование 6 кораблей за границей. Чтобы позволить себе такое, флот должен был иметь 18 ударных авианосцев. Поэтому, в 1961 году количество ударных авианосцев ненадолго было увеличено до 16 кораблей, когда была закончена постройка нового авианосца, а перевод старого «Эссекса» в противолодочные авианосцы задержался.

Во время кризиса 1960 года, 6-й и 7-й флоты получили противолодочные авианосцы – «Вэлли Фордж» и «Хэнкок» соответственно. Когда в новом независимом Конго вспыхнула гражданская война, противолодочный авианосец «Уосп» совершил бросок в Аккру, Гана, чтобы доставить туда 225000 галлонов авиабензина, необходимого для транспортных самолетов, перебрасывающих войска ООН и припасы в раздираемую войной страну. На борту авианосца находилось 6 двухмоторных самолетов COD и 8 вертолетов морской пехоты. Они должны были помочь эвакуировать гражданское население из внутренних районов страны, если это потребуется.

Американский флот испытал еще большее напряжение, когда события в Карибском море заставили направить корабли и в этот район. В их число входили авианосцы и вертолетоносцы. В середине апреля 1961 года несколько американских кораблей крейсировали у берегов Кубы во время злосчастного вторжения в заливе Свиней. Там высадились 1700 обученных в США солдат, в основном кубинских эмигрантов. Пилотируемые эмигрантами бомбардировщики не сумели уничтожить ВВС коммунистической Кубы, и самолеты Кастро превратили высадку в западню. Американские авианосцы, стоящие у берега, не имели приказа вмешаться. Они могли легко изменить ход событий, проведя 5 – 6 налетов против аэродромов и войск коммунистов. Десантный вертолетоносец «Боксер» тоже стоял у берега, имея на борту батальон морской пехоты. Однако эти войска тоже не получили приказа.

В конце июня и в ноябре авианосцы выходили к берегам Гаити, когда после убийства диктатора Рафаэля Трухильо восстание в этой стране выглядело неизбежным. В ноябре 1961 года авианосцы патрулировали у берегов Никарагуа и Гватемалы, когда правительства этих стран запросили американской помощи, чтобы помешать вторжению в эти страны руководимых коммунистами повстанцев.

6 января 1961 года советский премьер Никита Хрущев заявил:

«Освободительные войны будут продолжаться так долго, как долго существует империализм и существует колониализм. Войны этого типа – революционные войны. Такие войны не только справедливы, но и неизбежны. Народы получат свободу и независимость в борьбе, включая вооруженную борьбу… Мы признаем такие войны. Мы помогаем и будем помогать народам, борющимся за независимость».

С момента окончания Второй Мировой войны Соединенным Штатам ни разу не удалось прекратить ограниченную войну угрозой массированного возмездия. Соединенные Штаты потратили более 10 лет на создание сил, способных вести ядерную войну. Однако они столкнулись с серией обычных войн на тех самых театрах, где предполагалась ядерная.

Оглавление книги


Генерация: 0.177. Запросов К БД/Cache: 3 / 0